Litres Baner
Название книги:

Звёздные Войны: Траун. Доминация. Грядущий хаос

Автор:
Тимоти Зан
Звёздные Войны: Траун. Доминация. Грядущий хаос

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Такая вероятность есть всегда, – ответил Траун. Увидев выражение на лице первого помощника, он еще раз улыбнулся. – Не беспокойтесь, капитан. До моего сведения четко и недвусмысленно довели все инструкции насчет упреждающих ударов.

– Да, сэр. С вашего позволения, я хотел бы лично проконтролировать проверку электростатического барьера.

– Очень хорошо, капитан. Ступайте.

Самакро отошел к пульту управления системами обороны, чувствуя, как внутри него все стягивается в тугой узел. Электростатический барьер был первой линией обороны «Ястреба» и потому должен работать безупречно.

А то он наслышан о привычках Трауна: тот факт, что до него довели инструкции, еще отнюдь не означал, что старший капитан к ним прислушается.

Воспоминания III

За неполных четыре года в академии Тахарим старший курсант Иризи’ар’алани создала себе безупречную репутацию. Она доказала всем свою исключительность, ей прочили высокие звания и должности, и ни один скандал ни разу не запятнал ее имя.

До нынешнего момента.

– Старший курсант Зиара, – рявкнул полковник Вивери тоном, который обычно припасал для самых злостных нарушителей традиций академии. – Курсант, находившийся под вашим началом, подозревается в жульничестве. У вас есть что сказать в свое или его оправдание?

«Под вашим началом». А Зиара всего-то надзирала за тем, как Траун проходит то злосчастное упражнение на симуляторе.

Но ее имя значилось в ведомости, и вот она сидит на разбирательстве.

Не то чтобы ситуация угрожала ей серьезными последствиями. Похоже, представитель семьи Иризи, сидевший за длинным столом вместе с тремя членами комиссии, вообще не переживал. На другом же конце стола…

Зиара ощутила мимолетную вспышку сочувствия. Здесь решалась судьба Трауна, а представитель семьи Митт не соизволил явиться. То ли забыл о разбирательстве, то ли махнул рукой. При любом варианте это плохо отразится на будущем незадачливого курсанта.

Хуже всего то, что вменяемые Трауну ухищрения не имели смысла. Зиара навела справки о его успеваемости, и оказалось, что он и так был впереди всех сокурсников. Ему было решительно незачем жульничать во время учебной симуляции.

Тем не менее несмотря на то, что баллы, которые он зарабатывал на симуляторе, были стабильно высокими, они либо укладывались, либо чуть превышали верхнюю планку оценок в целом по академии. А в том злосчастном упражнении за всю историю академии Тахарим никто, кроме Трауна, даже близко не подобрался к фантастической отметке в девяносто пять баллов. Такому высокому результату было лишь одно логическое объяснение, и полковник Вивери уцепился за него.

Зиара переключила внимание на главного фигуранта. Траун сидел неподвижно с прямой спиной и непроницаемым выражением на лице. Он уже успел заявить, что не признает за собой никакой вины, а баллы набрал, воспользовавшись преимуществом, которое выпало ему благодаря уникальным настройкам этого упражнения.

Но, как заметил один из членов комиссии, именно на это и стал бы напирать тот, кого уличили в жульничестве. К сожалению, в прошлом многие курсанты обманывали систему, тайно практикуясь с теми настройками, которые впоследствии будут выставлены у них на экзаменах. Инструкторы боролись с этой уловкой тем, что ни одну симуляцию нельзя было пройти повторно с теми же настройками. И это встроенное ограничение теперь не позволит Трауну шаг за шагом воспроизвести то же самое упражнение и доказать свою невиновность.

Предполагается, что инструкторы могут покопаться в программе и отключить мешающую функцию. Но это отнимет слишком много времени, и никто, по-видимому, не желал жертвовать им ради какого-то курсанта.

Зиара мысленно покачала головой. Еще одна проблема заключалась в том, что запись боя велась лишь с камер трех атакующих патрульных кораблей. Одна из них вырубилась в самый неподходящий момент, а другие две показывали, что патрульный корабль Трауна просто-напросто исчез на несколько секунд, которые и решили исход боя.

Создание рабочей модели маскировочного устройства было мечтой многих поколений чисских ученых, трудившихся в Силах обороны. Вряд ли симуляция, которую проходят курсанты, стала бы колыбелью столь резонансного прорыва. По крайней мере, без серьезного вмешательства в программу дело не обошлось бы.

И все же…

Зиара пригляделась к Трауну. Он как минимум два раза объяснял членам комиссии использованную им тактику, но они ему так и не поверили. Поняв, что его оправдания не возымели действия, курсант погрузился в молчание. Зиара могла бы ожидать от него встречных нападок или гнева, но ни того ни другого не было. Он застыл в одиночестве, и даже семья никого не прислала, чтобы поддержать его.

Между тем полковник Вивери задал ей вопрос.

– Мне нечего сказать, – заявила Зиара, покосившись на Трауна.

В голове промелькнула шальная мысль. Она вычитала что-то этакое в личном деле Трауна, обстоятельства, при которых выходец из ничем не примечательной семьи заслужил право обучаться в академии Тахарим.

– В данный момент, – быстро добавила она. – Если позволите, то после обеденного перерыва я приведу свои доводы и доказательства.

– Еще чего, – рявкнул кто-то из комиссии. – Все доказательства были продемонстрированы…

– Учитывая, что в утренние часы мы все равно не уложились, – размеренно осадил его Вивери, – не вижу препятствий к тому, чтобы вынести решение после обеда. Перерыв полтора часа.

Постучав кончиками пальцев по столешнице из полированного камня, он поднялся с места. Остальные последовали его примеру и молча потянулись к выходу. Зиара отметила про себя, что ни один из офицеров не удостоил ни ее, ни Трауна даже взглядом.

Кроме полковника Вивери. Он выходил последним и задержался рядом с ней…

– Я не одобряю пустое затягивание процесса, Зиара, – приглушенно сказал он, буравя ее тяжелым взглядом. – Когда мы снова соберемся, будьте добры, запаситесь чем-то стоящим.

– Слушаюсь, сэр, – так же приглушенно ответила она.

Вивери едва заметно кивнул и покинул зал.

Зиара с Трауном остались одни.

– Я признателен вам за участие, – негромко произнес курсант, вперив взгляд в пустующее кресло полковника. – Но вы сами видите, что для себя они уже приняли решение. Ваши возражения только вызовут их недовольство и даже могут поссорить вас с семьей.

– На вашем месте я бы больше беспокоилась о своей семье, – едко парировала Зиара. – К слову, почему ваш представитель не прибыл на разбирательство?

Траун вяло пожал плечами:

– Не знаю. Подозреваю, они недовольны, что их почетный приемный сын оказался замешан в скандале.

– Любая семья была бы недовольна, – нахмурилась она. Разумеется, он правильно ухватил суть.

Но даже почетные приемные родичи считались членами семьи и потому имели право на защиту и поддержку. Раз семья Митт держалась в стороне в такой критический момент, значит, на это были какие-то подспудные причины.

– Полковник Вивери объявил перерыв на обед, – напомнила она, поднимаясь. – Пойду чего-нибудь перекушу. И вам советую.

– Я не голоден.

– Все равно подкрепитесь. – Зиара застыла в сомнении, но уж очень не хотелось упускать такой шанс. – Если вас все-таки выпрут, напоследок хоть разживетесь бесплатным обедом.

Траун поднял на нее взгляд, и на мгновение ей показалось, что он сорвется из-за ее бестактной шутки. Но, к ее облегчению, он лишь улыбнулся:

– И то правда. Тактическое мышление у вас на высоте, старший курсант.

– Какое уж есть. Устройте себе роскошный пир и не опаздывайте после перерыва.

Кивнув ему, Зиара вышла из зала.

Но в столовую не пошла, а вместо того нашла пустую аудиторию дальше по коридору и устроилась там.

«Тактическое мышление на высоте». Она часто это слышала от окружающих, и у нее не было поводов усомниться в справедливости подобной оценки.

Зато появился повод ее подтвердить.

На третьем гудке ей ответили.

– Приемная генерала Ба’кифа, – произнес секретарь.

– Я старший курсант Иризи’ар’алани, – представилась Зиара. – Уточните у генерала, не уделит ли он мне немного времени. Дело касается курсанта Митт’рау’нуру.

* * *

Полковник Вивери и остальные члены комиссии вошли в зал ровно через полтора часа после того, как его покинули. Ни офицеры, ни представитель семьи Иризи не собирались даже мельком смотреть на ожидавших их курсантов.

Поэтому, когда они с опозданием увидели, кто сидит рядом с Зиарой, на лицах всех четверых возникло неподдельное изумление, выглядевшее весьма потешным.

– Генерал Ба’киф? – выдавил полковник Вивери, шумно сглотнув. – Я… виноват, сэр, меня не предупредили о вашем прибытии.

– Ничего страшного, полковник, – ответил генерал, мельком оглядывая сидевших за столом. Двое других офицеров тоже не ожидали увидеть на заседании столь высокопоставленную персону, но их удивление быстро сменилось подобающей уважительностью.

Но что касается представителя семьи Иризи, то недоумение на его лице довольно быстро сменилось подозрительностью. Он явно успел ознакомиться с биографией Трауна и решил, что Ба’киф явился прикрыть грешки своего протеже.

– Как мне стало известно, курсанта Митт’рау’нуру подозревают в жульничестве, – продолжил генерал, поворачиваясь к Вивери. – Полагаю, у нас с курсантом Зиарой есть что сказать для разрешения этого вопроса.

– При всем уважении, генерал, мы уже изучили все доказательства, – заявил полковник, разбавив дерзость возражения чопорностью. – Для повтора упражнения невозможно выставить точно такие же параметры, а он утверждает, что причина его успеха кроется именно в них.

– Это я понимаю, – кивнул Ба’киф. – Однако есть и другие способы.

– Надеюсь, вы не предложите нам внести изменения в программу симулятора, – подал голос другой офицер. – Она защищена от недобросовестности курсантов такими блоками, что на их снятие уйдут недели.

 

– Ну что вы, конечно, не предлагаю, – заверил его генерал. – Полковник, если я не ошибаюсь, все нужные настройки упражнения у вас сохранились?

– Да, сэр, – подтвердил Вивери. – Но как я и сказал…

– Секунду, – остановил его Ба’киф, поворачиваясь к Трауну: – Курсант Траун, вы налетали двести часов на симуляторе патрульного корабля. Готовы испытать себя на настоящем?

Тот молниеносно глянул на Зиару, потом снова на генерала:

– Да, сэр, готов.

– Постойте, – встрял представитель семьи Иризи. – Что именно вы предлагаете?

– По-моему, это очевидно. Неустранимый порок обучения на симуляторе заключается в том, что, если симуляция не соответствует реальности, мы об этом не узнаем, пока не будет поздно. – Ба’киф повел рукой в сторону Трауна. – Нам выпал шанс проверить, насколько симуляция отражает реальность, и мы его используем на полную катушку.

– Все решения в академии Тахарим принимаются полковником Вивери, – упрямился Иризи.

– Несомненно. – Генерал повернулся к Вивери: – Полковник?

– Даю согласие, генерал, – без малейшего колебания ответил офицер. – Мне самому интересно посмотреть, как все пройдет.

Злобно зыркнув на него, Иризи поджал губы и склонил голову.

– Хорошо. – Генерал обратился к комиссии: – Господа, я приказал приготовить на стартовой площадке четыре патрульных корабля, а также наблюдательный транспорт для нас с вами. – Поднявшись с кресла, он сделал приглашающий жест: – Идемте?

* * *

Четыре патрульных корабля заняли стартовые позиции: в одном был Траун, в трех других – пилоты, назначенные генералом Ба’кифом. Зона для испытаний была оцеплена, начальные координаты нанесены на карты. Транспортник с комиссией завис неподалеку, вне зоны боевых действий, но достаточно близко для наблюдения и записи.

Зиара, сидевшая рядом с Ба’кифом во втором ряду, неотрывно смотрела сквозь фонарь кабины поверх голов остальных трех офицеров и представителя ее семьи. Она постаралась донести до генерала, что обвинения против Трауна несправедливы, подкрепив свою убежденность сведениями о его успеваемости. Однако следовало признать, что Ба’кифа вряд ли надо было долго уговаривать.

Впрочем, это не отменяло того факта, что сама Зиара подставилась в полный рост, и теперь на ее лбу словно красовалась огромная мишень. До ее звонка генералу ситуация касалась ее лишь косвенно, и ее репутации или репутации всей семьи ничто не угрожало. Теперь же, если Траун не докажет свою невиновность, ее имя окажется так же запятнано.

– Первый и третий пошли, – скомандовал Ба’киф в коммуникатор. – Четвертый пошел. Второй пошел. Постарайтесь удержать корабли на заданном курсе.

Вдалеке выдвинулись вперед три патрульных корабля. Четвертый, в котором был Траун, шел им навстречу, чуть уступая в высоте.

– Ровнее, – прикрикнул генерал. – Второй, увеличьте тягу двигателей на пару делений. Первый и третий, так держать. Курсант Траун?

– Я готов, сэр, – раздался спокойный голос.

Зиара невольно скривила губы. В такой момент, когда у нее от беспокойства скручивало все внутренности, он, естественно, был собран и хладнокровен.

А может, все из-за того, что космос и боевые условия были для него гораздо комфортнее зала суда, где на него наседали с предписаниями и семейными дрязгами.

– Приготовиться, – приказал Ба’киф. – Упражнение началось… поехали.

Все четверо рванули друг другу навстречу, в точности копируя начало упражнения на симуляторе. Траун нырнул вправо, направляясь к третьему кораблю. Первый и второй устремились к нему, сокращая расстояние. Траун открыл огонь, царапая первого и третьего слабыми тренировочными разрядами спектрального лазера. Эти двое чуть разошлись по касательной, а еще один начал заходить сбоку. Все трое поливали Трауна ответным огнем. Сам он несколько секунд игнорировал условные повреждения, которые получал корпус его корабля, и упорно шел на сближение с первым и третьим. Затем он неожиданно крутнул корабль на сто восемьдесят градусов, развернувшись к противникам кормой, словно собрался бежать.

Но вместо того, чтобы поддать тяги на кормовые двигатели, он врубил носовые и все так же на всех парах понесся к преследователям.

Маневр застал его противников врасплох. Первый и третий еще сильнее разошлись в стороны, рефлекторно уклоняясь от тарана. Второй, который не оставлял попыток подобраться к кораблю Трауна сбоку, промелькнул перед его носом.

И когда он это сделал, Траун ударил ему лазерами в хвост, одновременно врубая кормовые реактивные двигатели.

Кто-то тихо выругался. Выстрел каким-то образом погасил ускорение второго патрульного корабля и отправил его в неуправляемый дрейф. Разгон двигателей позволил Трауну проскочить мимо него, и путь для бегства снова был открыт.

Но, к изумлению Зиары, он снова включил носовые двигатели, снизив тем самым скорость и пристроившись рядом с подбитым кораблем так, чтобы тот прикрывал его от двух оставшихся.

Его собственный корабль, еще не закончив сближение, в точности перенял скорость и амплитуду, с которой раскачивался, вращаясь вокруг продольной оси, второй патрульный.

У Зиары вырвался сдавленный смешок.

– Он повторил свой трюк, – вполголоса сказала она. – Исчез.

– Что вы такое говорите? – недоверчиво вскинулся представитель семьи Иризи. – Вот же он.

– Это еще не все, – оборвал их Ба’киф.

Секунду спустя Траун выправил курс, и как только второй патрульный проплыл мимо, врубил носовые и кормовые лазеры, припечатывая первого и третьего.

– Стоп! – скомандовал генерал. – Упражнение окончено. Благодарю всех за участие, прошу вернуться на посадочную площадку. Курсант Траун, сможете сами посадить корабль?

– Да, сэр.

– Тогда увидимся внизу. Вы молодец, курсант. – Он отключил коммуникатор.

– В каком смысле – «молодец»? – спросил представитель семьи Иризи. – Что это доказывает? Готов признать, что маневр был довольно-таки умелым, но мы все видели, что никуда он не исчезал.

– Отнюдь, – возразил Ба’киф со смесью восхищения и удовлетворения в голосе. – Мы видели это только благодаря тому, что занимали наблюдательную позицию над полем боя, и потому, что в упражнении применялись тренировочные разряды, которые не дают полной картины реальных повреждений. А вот на симуляторе таких ограничений не было. – Он глянул на Вивери: – Полковник?

– Да. – Вивери не лучился довольством, как Ба’киф, но восхищение в голосе явно прослеживалось. – Полностью согласен, он молодец.

– Генерал… – не унимался Иризи.

– Немного терпения, аристократ, – призвал его тот.

К изумлению Зиары, генерал повернулся к ней:

– Старший курсант Зиара, не возьмете на себя труд все объяснить?

– Да, сэр, – отчеканила она, с чувством, будто ее бросают на амбразуру. Она была младше всех присутствующих, и он хотел, чтобы она поучала официальное лицо?

С другой стороны, это очень умно с политической точки зрения – позволить одному Иризи объяснить другому что к чему.

– Во время первой атаки на полной мощности у Трауна должны были лопнуть кормовые баки с кислородом и топливом, и за ним потянулся бы газовый шлейф, – начала она. – Когда он развернулся кормой и включил реактивные двигатели, шлейф бы загорелся, временно ослепив датчики первого и третьего патрульных.

Представитель Иризи фыркнул:

– Это ваши домыслы.

– Вовсе нет, – вступился за нее Вивери. – На симуляторе так и произошло, причем как раз по озвученной причине. Продолжайте, старший курсант.

Зиара кивнула.

– В то же время Траун точечно обстрелял кормовые двигатели второго патрульного, из-за чего они не только вышли из строя, но и сам корабль лег в дрейф, а его траектория стала довольно предсказуемой. Ему оставалось лишь скопировать ее, подстраиваясь под ритм движения подбитого корабля и прячась за ним. Оттуда он дождался, когда первый и третий патрульные рассеют внимание в попытке отыскать его в космосе, после чего вынырнул из укрытия и добил их.

Представитель семьи Иризи впал в раздумья.

– Допустим, – наконец с неохотой согласился он. – Но как же датчики второго патрульного? На симуляторе с него не поступало никакого изображения, пока курсант прятался у него под носом.

– Это потому, что его пилот включил боковые маневровые двигатели, чтобы погасить вращение, – с облегчением пояснила Зиара. Родич явно был не в восторге, как все разрешилось, но он наверняка понял, что дальше упорствовать бессмысленно. По всему выходило, что ни она, ни семья не окажутся замешаны в скандале. – Их выхлопы затмили обзор.

– Итак, – подвел итог генерал. – Полковник, надеюсь, на этом разбирательство завершено?

– Несомненно, генерал, – ответил Вивери. – Благодарим за содействие. Все прояснилось наилучшим образом.

– Вот уж точно, – согласился Ба’киф. – Рулевой: будьте добры, ведите на посадку.

Когда транспорт развернулся и направился к посадочной платформе, генерал искоса взглянул на свою соседку.

– Урок на будущее, старший курсант, – произнес он так тихо, что услышала только она одна. – У вас хорошее чутье, прислушивайтесь к нему и впредь.

– Спасибо, сэр, – прошептала Зиара. – Я приложу к этому все усилия.

Глава 3

Коридор, который вел к залу заседаний, был длинным, плохо освещенным и гулким. В ушах Ар’алани отдавался звук собственных шагов, и она слышала в этом глухом перестукивании беспощадное «суд, суд, суд». Драматический эффект, призванный выбить свидетелей и докладчиков из колеи еще до того, как они войдут в зал.

Разумеется, растерзать они жаждали Трауна. Но он улетел на какую-то совершенно секретную операцию по заданию верховного генерала Ба’кифа, так что был для них вне досягаемости. Как видно, кто-то решил, что в его отсутствие не помешало бы призвать к ответу перед трибуналом его непосредственного командира в том самом бою. Наверное, они надеялись, что она скажет что-нибудь предосудительное, что можно будет потом использовать против Трауна.

В самом деле, только впустую тратят время. Ар’алани уже рассказала Совету военной иерархии все, что ей было рассказать, и вряд ли кто-то всерьез ожидал, что она поменяет показания. Независимо от того, насколько они обозлятся, теоретически аристократы и Девять правящих семей не могут ничего сделать высшему офицеру ее звания.

Теоретически.

– Это чушь, – пропыхтела старший капитан Киву’тро’умис, стараясь поспевать за широкими шагами Ар’алани. – Чушь, каких свет еще не видывал.

– А ведь свет повидал немало чуши, – заметила адмирал, незаметно улыбнувшись. Вутроу была не только превосходным первым помощником, но и обладала даром разбивать витающее в воздухе напряжение, подмечая нелепость происходящего.

– Вот-вот, – возмутилась капитан. – Мы разнесли паатаатусов в пух и прах, выбили из них самое унизительное в истории мировое соглашение, а аристократы все равно недовольны?

– Недовольны, – подтвердила Ар’алани. – Но не нами. Просто мы попались им под горячую руку.

Вутроу фыркнула:

– Траун.

Ар’алани кивнула:

– Траун.

– В таком случае чушь еще более несусветная, – безапелляционно заявила капитан. – Он не выполнил ваш приказ по уважительной причине. К тому же его план принес свои плоды.

Естественно, именно поэтому Совет не вынес ему никакого наказания или даже не сделал выговор. Особенно в свете того, что ни адмирал, ни другие офицеры и не подумали выдвинуть обвинения против Трауна.

Но среди аристократов у него нашлись недоброжелатели. Они почуяли кровь, и решение Совета им было не указ.

– Что нам следует сделать, адмирал?

– Ответить на их вопросы, – напомнила Ар’алани. – Само собой, честно. Большинству аристократов хватает ума задавать только те вопросы, на которые они знают ответ.

– Полагаю, никто не мешает нам немного откалибровать свои ответы?

– Я-то уж точно собираюсь придерживаться такой стратегии, – с нажимом произнесла адмирал. – Советую только не увлекаться калибровкой, а то как бы не пришлось оказаться под прицелом собственного лазера. Некоторые аристократы отточили это искусство до совершенства и вмиг раскусят неумелые потуги новичка.

У Вутроу вырвался смешок:

– «Искусство». Трауну бы понравилось.

– Не то искусство, в котором он так блестяще разбирается, – охладила ее пыл Ар’алани. – Будьте предельно внимательны. Если у них не получится попортить ему кровь, они с удовольствием переключатся на нашу.

– Мне кажется, адмирал, не стоит так переживать, – заметила ее первый помощник. – Помните старую поговорку: небеса всего темнее…

– …перед тем как мир окончательно погружается во мрак, – завершила фразу Ар’алани. – Я тоже училась у этого инструктора, когда была в академии.

Вот они и пришли. Привратники, разом дернув за кольца – еще одна драматическая деталь, – раздвинули тяжелые створки, за которыми оказался стол с двумя креслами. Синдики, молча восседавшие полукругом напротив, почти не были различимы в темноте. Добавив уверенности своей поступи, Ар’алани шагнула внутрь и встала позади одного из кресел. Вутроу сделала то же самое.

 

– Приветствую, синдики Доминации чиссов, – начала адмирал, постаравшись придать голосу точно такую же уверенность. – Я адмирал Ар’алани, командующая флагманом «Бдительный» и шестым сторожевым соединением Флота экспансии и обороны. Это мой первый помощник, старший капитан Киву’тро’умис.

– Приветствуем вас, адмирал, старший капитан, – раздался голос из полукруга.

И тьма внезапно вспыхнула ослепительным светом.

Ар’алани несколько раз моргнула, чтобы глаза приспособились, в глубине души восхитившись очередным спецэффектом. Синдикам не было нужды таиться в темноте, они могли без страха предстать в беспощадном свете перед любым жителем Доминации.

– Прошу, присаживайтесь, – послышался другой голос. – У нас есть к вам несколько вопросов.

– Мы с готовностью на них ответим. – Выдвигая кресло и усаживаясь в него, адмирал пробежалась взглядом по присутствующим. Ни одно из лиц не было ей знакомо, но вся нужная информация обнаружилась на именных табличках. Для этого разбирательства были избраны шесть заседателей, как обычно представляющие правящие и великие семьи: Иризи, к которой раньше принадлежала сама Ар’алани, Киву, к которой сейчас принадлежала Вутроу, плюс Кларр, Плих, Уфса и Дрок.

Показательным было отсутствие представителя семьи Митт.

Показательным и подозрительным. Скорее всего, его не пригласили под предлогом того, что сам Траун не участвует в разбирательстве. Но учитывая, что деяния их родича тут, вне всякого сомнения, не обойдут молчанием, семья Митт могла бы и проявить инициативу.

Если только они не решили заранее, что Траун для них теперь балласт, который не жалко выкинуть на поживу ночным охотникам. Они уже не первый раз помышляли о чем-то подобном.

– С вашего позволения сразу перейду к сути, – начал представитель семьи Кларр. – Шесть дней назад ваше сторожевое соединение участвовало в операции возмездия против паатаатусов, которые имели наглость вторгнуться в наши границы с направления «зенит-юго-восток». Во время боя один из подчиненных вам командиров, старший капитан Митт’рау’нуруодо, ослушался прямого приказа. Я верно излагаю?

Ар’алани помедлила. «Честно, но с калибровкой».

– Верно, синдик, он ослушался второстепенного приказа.

Кларр сдвинул брови:

– Что, простите?

– Я сказала, что он ослушался второстепенного приказа, – повторила адмирал, – поскольку в тот момент выполнял основной приказ.

– Просто потрясающе, – едко прошипел представитель семьи Иризи. – Вот уже много поколений семья Иризи гордится тем, что поставляет кадры во Флот обороны, и я что-то не припомню, чтобы приказы разделялись на «основные» и «второстепенные».

– Возможно, здесь больше подошло бы определение «приоритетный», – с готовностью исправилась Ар’алани. – Как вам всем известно, главный приоритет воина – защита Доминации. Следующий за ним – победить в текущем бою и в войне. Третий – сохранить корабль и экипаж. Четвертый – соблюдать субординацию.

– Уж не хотите ли вы сказать, что во Флоте экспансии и обороны дисциплине предпочитают примитивный стиль подзаборной драки? – спросил Дрок.

– Скорее примитивный стиль какой-нибудь мазни, раз уж речь зашла о Трауне, – чуть слышно фыркнула представитель семьи Уфса.

Пара других заседателей усмехнулись, но на лице Кларра не дрогнул ни один мускул.

– Я задал вам вопрос, адмирал.

– Разумеется, на флоте не приветствуется подобный хаос, как подразумевалось в предыдущем замечании. В идеале приказы старшего по званию всегда укладываются в озвученные мною приоритеты. – Ар’алани вздернула подбородок, будто ей только что пришла в голову мысль. – Честно говоря, возьму на себя смелость предположить, что у аристократов все точно так же.

Кларр впился в нее взглядом прищуренных глаз:

– Объяснитесь.

– Вы служите в первую очередь Доминации, – сказала она. – А потом уже семье.

– Что идет на благо Девяти семьям, то идет на благо и всей Доминации, – надменно заявил Плих.

– Несомненно, – согласилась Ар’алани. – Я всего лишь говорю об иерархии целей и обязанностей.

– Даже внутри семьи, – вставила Вутроу. – Полагаю, вы относитесь к кровным родичам не так, как к кузенам, родственникам во власти, праворожденным или почетным приемным родичам.

– Благодарю за констатацию очевидного, старший капитан, – ядовито процедил Кларр. – Но вас сюда пригласили не для обсуждения внутрисемейных связей, а для того, чтобы объяснить, почему капитану Трауну сошло с рук неповиновение прямому приказу старшего по званию.

– Синдик, прошу меня простить, – протараторила Вутроу, не дав Ар’алани даже рта раскрыть. – Я хочу задать вам вопрос.

– Адмирал Ар’алани, напомните своей подчиненной, что она здесь для того, чтобы отвечать на вопросы, а не задавать их, – рявкнул Кларр.

– Еще раз прошу прощения, синдик, – упрямо гнула свое старший капитан, – но мой вопрос имеет прямое отношение к деянию капитана Трауна, которое мы обсуждаем.

Синдик хотел было что-то сказать, но призадумался, закусив губу.

– Так и быть, – сказал он. – Но предупреждаю: я не в настроении для легкомысленной перепалки.

– Как и я, синдик, – заверила его Вутроу. – Как было установлено, капитан Траун увел «Реющего ястреба» в сторону от основных сил адмирала Ар’алани, чтобы отвлечь на себя внимание и дать им время для перестроения и отражения атаки. Вопрос вот в чем: почему наш флот в принципе подстерегали в засаде?

– Потому что паатаатусы знали, что их поползновения против Доминации неизбежно повлекут карательные меры, – проворчал Кларр. – Тем более если они действительно стоят за нападением на Цсиллу. Я же предупреждал вас: без легкомысленных…

– Но почему там? – настаивала старший капитан. – Почему именно в этой точке? Ведь они явно нас поджидали.

– Я смотрю, вы уже нашли ответ на этот вопрос, – подал голос представитель семьи Киву. – Не поделитесь с нами?

– Благодарю, – кивнула родичу Вутроу. – Я изучила подробный отчет дипломатической делегации, которую Синдикура направила к паатаатусам вскоре после того, как стало известно, что это они нападают на наши границы. Переговоры были короткими…

– Мы тоже читали этот отчет, – оборвал ее Кларр. – Говорите по делу.

– Да, синдик, – ответила Вутроу. Ар’алани заметила, что на лице подчиненной не было и следа улыбки: старший капитан ни за что бы не позволила себе насмехаться над аристократом. Но в глубине ее глаз плясал задор, суливший отличное представление. – Когда делегаты возвращались к себе на корабль после окончания переговоров, один из них напоследок сказал принимающей стороне… – Она сверилась с квестисом. – Цитирую: «В следующий раз, когда на фоне этих звезд возникнут чисские корабли, вас ждет полное и бесповоротное уничтожение». – Вутроу подняла глаза. – Мне следует уточнить, куда он указывал?

– Бред, – возмутился Уфса. – Ни один дипломат такого не ляпнет.

– Как видите, один все-таки ляпнул. Если бы адмирал Ар’алани знала об этом, она бы определенно выбрала другой вектор атаки. Но ее не поставили в известность.

– При таких обстоятельствах, – воспользовалась предоставленной паузой Ар’алани, – я не сомневаюсь, что все вы сочтете действия капитана Трауна оправданными и успешными.

– Допустим, – произнес Кларр. Судя по мимике и голосу, переубедить его не удалось, но прежний пыл у него поубавился. – Любопытный поворот. Благодарю за участие, адмирал, капитан. Можете идти. Мы вызовем вас, когда рассмотрим эти дополнительные доводы.

– Да, синдик. – Ар’алани поднялась. – И еще один момент: я глубоко убеждена, что этот бой был завершающим штрихом, который продемонстрировал паатаатусам, что с нами шутки плохи. Похоже, теперь их дипломаты прилагают все усилия, чтобы отозвать военные силы от границ Доминации и больше не тревожить нас. Если это имеет какое-то значение для дальнейшего рассмотрения дела.

– Благодарю, – еще раз сказал ей Кларр. – Прощайте.

– Как бы не так, – хмыкнула Вутроу, когда они шли обратно по коридору. – Не вызовут нас больше. Как только разберутся, что к чему, сразу пропадет охота афишировать в судебных документах оплошность дипломата.

– Согласна, – кивнула Ар’алани. – Так это правда?


Издательство:
Эксмо
Поделиться: