Litres Baner
Название книги:

Звёздные Войны: Траун. Доминация. Грядущий хаос

Автор:
Тимоти Зан
Звёздные Войны: Траун. Доминация. Грядущий хаос

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 2

Офицер кадровой службы покачал головой.

– Ваше заявление отклонено, – протараторил он. – Всего доброго.

Митт’али’астов захлопала глазами. Уж не ослышалась ли она?

– Что значит – отклонено? – возмутилась посетительница. – У меня все документы в порядке.

– Да, верно, – подтвердил офицер. – Но, к сожалению, срок приема истек четыре дня назад.

Талиас скрипнула зубами. Чтобы попасть сюда, ей пришлось уговорами и угрозами прокладывать путь через бюрократические препоны, которые ставила семья Митт. Теперь же она запоздало поняла, почему все они внезапно свернули волокиту и разрешили ей подать заявление.

– Боюсь, я не до конца вас поняла. – Она постаралась спрятать подальше злость на родичей. Сидевший перед ней сотрудник был ее ниточкой к назначению на «Реющий ястреб», поэтому надо было добиться, чтобы он стал ее союзником. – Я принадлежу к семье Митт, так же как и командующий «Реющим ястребом». Мне сказали, что флот предоставляет право назначить одного наблюдателя.

– Верно, предоставляет, – подтвердил офицер. – Но при определенных условиях. – Он постучал пальцем по своему квестису. – Одно из которых – своевременность.

– Сейчас-то я об этом знаю, – протянула Талиас. – К сожалению, семья утаила это от меня. Как обычно… Неужели ничего нельзя сделать?

– Боюсь, что нет, – отмахнулся он, но уже не так воинственно. То, что она винила в неразберихе не его, а клановую бюрократию, немного растопило лед. – Нельзя забывать, что на обработку заявлений нужно время, не говоря уже о том, что родственники других старших офицеров тоже имеют право участвовать в отборе.

– Понятно, – вздохнула она. – Все опять сводится к семейным делам, да?

– Весьма на то похоже, – согласился офицер, еще самую малость ослабляя барьеры.

– Если мне нельзя попасть на «Реющий ястреб» в качестве наблюдателя, может, меня возьмут кем-то еще? – закинула удочку Талиас. – Найдется для меня другая работа? Я неплохо справляюсь с компьютерами, анализом данных…

– Извините. – Он воздел руку, останавливая ее. – Вы – гражданское лицо, на «Реющем ястребе» нет вакансий для гражданских. – Его лоб внезапно прорезала морщина. – Если только… секундочку.

Офицер нажал на несколько кнопок на квестисе, подождал, потом снова что-то набрал и принялся методично листать страницы. Со своей стороны стола Талиас попыталась рассмотреть, что написано на экране, но текст был выведен особым шрифтом, который крайне трудно было читать перевернутым.

– Вот оно, – наконец поднял взгляд офицер. – Как вариант. Возможно, для этой работы вы годитесь. На «Реющий ястреб» назначили «идущую по небу», но воспитателя у нее еще нет. У вас есть образование или опыт работы с детьми?

– Вообще-то, нет, – признала Талиас. – Но когда-то я сама была «идущей по небу». Это считается?

У офицера округлились глаза:

– Вы были «идущей по небу»? В самом деле?

– В самом деле, – уверила она.

– Надо же, – пробормотал он. Глаза у него снова стали обычного размера, правда, косили куда-то в сторону. – Еще сто лет назад все воспитатели были из бывших «идущих по небу». Ну, так говорят.

– Любопытно, – заметила Талиас. Вот он, ее шанс.

Если она готова ухватиться за него.

Окончательное решение оказалось не таким уж простым и очевидным: она уже давно перевернула эту страницу своей биографии. К тому же та страница была наполнена воспоминаниями, которые Талиас предпочла бы не ворошить.

Само собой, многие из этих неприятных моментов были связаны с женщинами, которым было поручено приглядывать за ней на заданиях. Некоторые были вполне сносными, с другими же невозможно было найти общий язык. На этот раз ей выпал шанс сыграть на другой стороне, что определенно пойдет на пользу.

Возможно. Если быть честной с самой собой, то следовало признать, что в качестве подопечной Талиас тоже была не подарок. Отдельные эпизоды уже слились в ее памяти в неразличимую рутину, но она еще отчетливо помнила несколько приступов долгоиграющей обиды и кратких, но эмоциональных срывов.

Взяться за такое поручение: взвалить на себя заботу об «идущей по небу» и все, что к этому прилагалось, попытаться сгладить давление, которому подвергается маленькая девочка…

Талиас расправила плечи. Возвращаться к темной полосе своей жизни тяжело, но это может оказаться единственным шансом повидаться с Трауном. И наверняка наилучшей возможностью понаблюдать за ним в деле.

– Хорошо, – рассудила она. – Мне подходит.

– Потише, – осадил ее офицер. – Не так быстро. Вам нужно…

Дверь позади Талиас открылась, и он замолк на полуслове. Обернувшись, она увидела, как в помещение входит мужчина средних лет. На его желтом одеянии она различила восходящее солнце – эмблему синдика семьи Митт.

– Вижу, я не опоздал, – заключил прибывший. – Митт’али’астов, я не ошибся?

– Верно, – нахмурилась Талиас. – А вы?..

– Синдик Митт’урф’ианико, – представился он и тут же переключился на офицера: – Насколько мне известно, юная особа желает получить место на «Реющем ястребе»?

– Так точно, синдик, – ответил офицер, чуть прищурившись. – Приношу свои извинения, но вопрос относится к компетенции флота, а не аристократов.

– Это не касается тех случаев, когда кого-то назначают в качестве наблюдателя от семьи Митт.

Служащий покачал головой:

– Ее документы не соответствуют этой позиции.

– Кто-то из семьи придержал их, и я не уложилась в срок, – вставила Талиас.

– Вот как, – процедил Турфиан. – И ничего нельзя поделать?

– Осталась вакансия воспитателя для «идущей по небу», – выпалила она. – Мы как раз обсуждали детали.

– Превосходно, – воспрянул духом синдик. – Что для этого нужно сделать?

– Все не так просто, – начал офицер.

– Куда уж проще, – возразил Турфиан. – У вас есть вакансия, а семье Митт нужен свой наблюдатель на борту.

– Ее кандидатуру должны утвердить.

– Я сам все утвержу, – отрезал синдик.

Офицер покачал головой:

– При всем уважении, синдик…

– При всем уважении к вам, – с нажимом произнес Турфиан, поднимаясь…

И внезапно Талиас осознала всю полноту власти, которой была наделена Синдикура. Эта власть, несущая в себе всю мощь чисской истории, простиралась далеко за пределы политической сферы.

– Доминации угрожает вражеский удар, – мрачным, приглушенным голосом сообщил Турфиан. – Силы обороны и Флот экспансии должны быть в полной боевой готовности. На каждый корабль, где может понадобиться «идущая по небу», таковую назначат. А работа «идущей по небу» немыслима без воспитателя. Через четыре часа «Реющий ястреб» уйдет на боевое задание. У нас нет времени – у вас лично его нет – вступать в бесплодные споры.

Он глубоко вздохнул, и Талиас показалось, что его выправка и манеры немного смягчились.

– Итак. Перед вами готовая воспитательница, у которой есть навыки и желание служить на этой должности. Семья дает свое согласие на ее пребывание на борту. Мы не сомневаемся, что вы найдете способ укомплектовать «Реющий ястреб» кадрами, которые ему так необходимы для выполнения задачи.

С секунду оба молчали, буравя друг друга взглядами. Ох уж это соперничество между флотскими и аристократами…

Однако речь Турфиана была пылкой и обоснованной, и офицер не мог этого не признать.

– Ладно, – ответил он, после чего несколько секунд возился с квестисом. – Что ж. – После краткой паузы он поднял взгляд на Талиас. – Я отправил приказы, инструкции и коды допуска на ваш квестис. Внимательно прочтите и будьте любезны в назначенное время явиться в назначенное место. – Он метнул взгляд на Турфиана. – Как синдик Турфиан и сказал, «Реющий ястреб» отчалит через четыре часа.

– Спасибо, – выдавила Талиас.

– Не за что. – Он коротко улыбнулся. – Добро пожаловать на службу во Флот экспансии, воспитательница Талиас. Желаю удачи с вашей подопечной.

Несколько секунд спустя оба представителя семьи Митт продолжили разговор в коридоре.

– Спасибо, – поблагодарила синдика Талиас. – Вы пришли как раз вовремя.

– Рад, что удалось помочь, – улыбнулся Турфиан. – Вы – выдающаяся особа, Талиас.

Почувствовав, как щеки наливаются краской, она снова сказала:

– Спасибо.

– И раз уж я помог вам, – продолжил синдик, – вы мне тоже помогите.

Талиас невольно отпрянула.

– Что, простите? – спросила она, замерев на месте.

– Времени в обрез. – Турфиан взял ее под руку и потянул за собой. – Идемте. Я все расскажу по пути на корабль.

* * *

Талиас уже лет двадцать не держала в руках военной разнарядки, не говоря уже о том, чтобы следовать таковой. К счастью, как только первоначальный ступор выветрился, старые привычки и навыки дали о себе знать, и она прибыла на «Реющий ястреб» с приличным запасом времени.

Девочка ждала ее в салоне, развалившись в огромном кресле за игрой в «шмыг-тык» или во что-то подобное на своем квестисе. На вид ей было лет девять-десять, но «идущие по небу» в росте, как правило, отставали от сверстников, так что предположение могло оказаться ошибочным. Девочка подняла глаза на незнакомку, смерила ее недоверчивым взглядом и вернулась к игре. Талиас хотела было представиться, но вспомнила, как сама часто принимала в штыки очередную воспитательницу, и молча двинулась с багажом в свою каюту.

Там она не спеша обустроилась. К тому моменту, когда Талиас вернулась в салон, ее подопечная отложила квестис и со смурным видом смотрела на ряд дублирующих экранов, который был размещен на переборке под полкой с нехитрой снедью.

– Мы уже вылетели? – спросила Талиас.

Девочка кивнула:

– Да, совсем недавно. – Помедлив, она украдкой бросила взгляд на свою новую соседку. – Вы новая пекунша?

– Я твоя воспитательница, – поправила Талиас, морща лоб. «Пекунша»? Это что, новое название должности или малышка сама придумала такое слово? – Я буду заботиться о тебе все время, пока мы остаемся на «Реющем ястребе», – пояснила она, после чего уселась в другое кресло. – Меня зовут Талиас. А тебя?

 

– Разве вам не сказали?

– Меня позвали в последний момент, – призналась женщина. – Пришлось поднапрячься, чтобы успеть в космопорт до отлета челнока.

– А, – немного растерянно протянула малышка. Наверное, раньше ей попадались более дисциплинированные воспитательницы. – Меня зовут Че’ри.

– Очень приятно, Че’ри, – улыбнулась Талиас. – Во что ты играла?

– Что? А. – Девочка прикоснулась к экрану. – Я не играла. Я рисовала.

– Вот оно что, – протянула Талиас. Значит, Че’ри любила рисовать, а сама она с трудом отличала рабочий конец стилуса от декоративного. Эта тема вряд ли поспособствует сближению. – Я не знала, что в «шмыг-тык» есть опция рисования.

– Это не настоящее рисование, – смущенно поведала девочка. – Я просто беру готовые кусочки и соединяю их в картинку.

– Надо же как интересно. Похоже на мозаику. Можно посмотреть?

– Нет. – Съежившись, Че’ри схватила квестис и прижала его к груди. – Я никому не показываю.

– Твое право, – поспешила заверить ее Талиас. – Если когда-нибудь передумаешь, мне будет очень приятно посмотреть твои рисунки.

– А вы любите рисовать?

– У меня плохо получается, – вздохнула она. – Но мне нравится любоваться искусством.

– Вы думаете, мое рисование – глупости?

– Конечно, нет. Такой талант всегда на пользу.

– Я же не по правде рисую, – напомнила Че’ри. – Просто передвигаю кусочки картинки.

– Ну и что, на это тоже нужен талант, – выкрутилась Талиас. – Так что никакие это не глупости.

Че’ри опустила ресницы:

– Моя предыдущая пекунша так говорила.

– Она ошибалась.

Девочка сдавленно фыркнула:

– Она считала, что никогда не ошибается.

– Уж поверь, – сказала Талиас. – Я на своем веку повидала столько этих «пекунш», что точно знаю, что она не права.

– Ладно. – Че’ри уставилась на нее. – Вы не такая, как остальные.

– Как твои остальные пекунши? – Женщина попыталась улыбнуться. – Наверняка не такая. Сколько их было?

Малышка снова опустила глаза.

– Восемь, – раздался едва слышный ответ.

Талиас передернуло от того, сколько боли в ее голосе.

– Ого, – тихо удивилась она. – Трудно, наверное, тебе пришлось.

Че’ри снова фыркнула:

– А вам-то почем знать?

– Потому что у меня было всего четыре.

Девочка уставилась на нее круглыми глазами:

– Вы – «идущая по небу»?

– Была раньше, – уточнила Талиас. – Но я помню, как это тяжело, когда у тебя забирают одну воспитательницу и назначают новую.

Че’ри снова съежилась и опустила взгляд.

– Я даже не знаю, что я делаю неправильно.

– Скорее всего, ничего. Я тоже много раз задавалась этим вопросом, но не нашла на него ответ. Правда, с одной мы не сошлись характером, и это мне видится единственной причиной.

– Они никогда не понимали, – выдавила девочка. – Ни одна из них.

– Потому что они никогда не были «идущими по небу», – объяснила Талиас. Хотя, если верить офицеру, который принимал ее на работу, раньше все воспитательницы были из бывших «идущих по небу». Она мимолетно озадачилась, почему традиция не сохранилась. – Когда мы уходим с этого поприща, мы почти никогда не возвращаемся.

– Так почему же вы вернулись?

Талиас пожала плечами. Не с руки рассказывать сейчас расстроенной малышке, что она прорвалась на корабль, чтобы вновь встретиться с тем, кого видела лишь раз в жизни.

– Я помню, как тяжела работа «идущей по небу», и подумала, что с таким опытом мне прямая дорога в воспитатели.

– Пока не уйдете, – пробормотала Че’ри. – Все они сбегают.

– Но это же не значит, что они так хотят, – встала на защиту неведомых коллег Талиас. – Для перевода может быть множество причин. Иногда «идущая по небу» и воспитатель не ладят между собой, как ты со своей предыдущей и я с той, о которой тебе говорила. Но бывают и другие причины. Иногда требуется воспитательница с особыми навыками, чтобы приглядывать за новичком. Иногда вмешиваются семейные разногласия – я имею в виду, между различными семьями. – Она прикусила губу. – А иногда за распределение отвечают просто лупоглазые дурни.

– Лупоглазые, потому что у них большие глаза?

– Лупоглазые, потому что у них мозги скок-жабы. Ты наверняка и сама таких встречала.

Че’ри робко улыбнулась:

– Мне нельзя обзываться.

– И то правда, не стоит, – согласилась Талиас. – Да и мне не следует. Но это не отменяет того факта, что у некоторых мозги, как у скок-жабы.

– Да уж. – Девочка прищурилась. – А долго вы были «идущей по небу»?

– Когда я отправилась в свой первый рейс, мне было семь, а когда в последний – тринадцать.

– Мне говорили, что я буду «идущей по небу» до четырнадцати.

– Так обычно и бывает, – подтвердила Талиас. – Но мое Третье зрение решило покинуть меня раньше срока. А тебе… сколько? – Она сделала вид, что присматривается к девочке. – Восемь?

– Девять с половиной. – Немного подумав, Че’ри уточнила: – Девять и три четверти.

– А, так ты уже опытная. Это хорошо.

– Наверное. Мы летим воевать?

Талиас помедлила. Некоторые темы было запрещено обсуждать с «идущими по небу», потому что Совет в своих умозрительных рассуждениях пришел к убеждению, что это их нервирует.

– Не знаю. Но нам с тобой беспокоиться не о чем, – сказала она. – Особенно на борту «Реющего ястреба». Им командует старший капитан Траун, а он – один из лучших воинов Доминации.

– Но они же не говорят мне, зачем я здесь, – упрямилась Че’ри. – У нас же нет врагов в какой-нибудь дали? Все говорят, что мы не воюем за границами Доминации. А если враг близко, то кораблю не нужна «идущая по небу».

– Правильное наблюдение, – похвалила Талиас, хотя внутри разрасталось неприятное предчувствие. Несмотря на то что карательная операция подразумевает молниеносность, перелет в несколько прыжков позволил бы их группировке добраться до места, не подвергая риску «идущую по небу». Так по какой же причине потребовалось их с Че’ри присутствие на борту? – Впрочем, под руководством старшего капитана Трауна мы справимся с любой задачей.

– Откуда вы знаете?

– Я читала про него. – Женщина достала квестис. – Ты умеешь читать? Не хочешь узнать про его приключения?

– Как-то не очень, – наморщила нос малышка. – Мне больше нравится рисовать.

– Тоже хорошее занятие. – Талиас отправила ей файлы с описанием достижений Трауна. – Если захочешь, потом спокойно почитаешь.

– Ладно, – без энтузиазма бросила Че’ри, глядя на экран. – Тут много написано.

– Верно. – Воспитательницу кольнуло смущение. Сама-то она в бытность «идущей по небу» очень любила читать и как само собой разумеющееся приписала такое же увлечение своей подопечной. – Знаешь что? Я выберу время и сделаю для тебя краткую подборку. Оставлю только самые выдающиеся подвиги.

– Ладно, – чуть с большим интересом согласилась Че’ри.

– Хорошо. – Повисла пауза, пока Талиас раздумывала, о чем еще завести разговор. Но она видела, что стена между ними никуда не делась, и прекрасно помнила, какой капризной сама была в этом возрасте. Лучше не искушать судьбу. – Я схожу к первому помощнику, – сказала она, поднимаясь. – Ты можешь вдоволь порисовать, я не буду стоять над душой.

– Ага. А за обедом мне самой сходить?

– Нет, что ты, я все приготовлю, – уверила ее Талиас. – Ты уже проголодалась?

Че’ри пожала плечами:

– Могу и подождать.

«Ну что за ответ?»

– Хочешь, я приготовлю что-нибудь прямо сейчас?

– Я могу подождать, – повторила девочка.

Талиас сжала челюсти:

– Ну что ж, так и быть. Я доложу о прибытии и сразу вернусь. Пока меня нет, подумай, что ты хочешь на обед.

Снова пожатие плечами:

– Мне все равно.

– Но ты все равно подумай. Я скоро вернусь.

Талиас выскользнула в коридор и всю дорогу к мостику мысленно отчитывала себя. Возможно, соглашаться на эту работу было ошибкой.

Впрочем, они с Че’ри только-только познакомились. Неудивительно, что девочка держится настороженно, особенно после того, как прежние воспитатели ее бросили, как она считала.

Так что Талиас просто даст своей подопечной время и пространство для адаптации, а потом сверху накинет еще немного времени. Остается надеяться, что в конце концов они найдут общий язык.

А если к возвращению своей воспитательницы малышка не определится с обедом, то бутерброды с ореховой пастой – беспроигрышный вариант. Пускай Че’ри не любит читать, но бутерброды с ореховой пастой никого не оставят равнодушным.

* * *

Ростом Траун оказался выше, чем ожидал Самакро, и держался с достоинством и некоторым апломбом. Он был вежлив с офицерами и рядовыми и неплохо ориентировался на «Реющем ястребе». Больше ничего примечательного за ним не водилось.

А прямо сейчас Траун опаздывал.

– Приближаемся к системе, – доложил Харилл. – Выход из гиперпространства через тридцать секунд.

– Принято. – Самакро окинул мостик взглядом. Все индикаторы орудий горели зеленым, даже у своенравного компьютера наведения плазмосфер, который последние несколько дней то и дело барахлил. Все воздушные шлюзы были надежно задраены без риска разгерметизации, корпус окутывал электростатический барьер, а дежурная смена неусыпно несла вахту на своих постах.

Грозный расклад, в чем-то даже избыточный. Насколько Самакро мог судить, нынешняя операция была лишь немногим сложнее обычных военных учений. Флагман адмирала Ар’алани «Бдительный» был мощным линкором класса «Ночной дракон», и помимо «Реющего ястреба» его сопровождали еще пять крейсеров. Располагая такой огневой мощью, они вряд ли столкнутся со сколько-нибудь серьезным сопротивлением, когда без предупреждения возникнут на орбите родной планеты народа паатаатусов.

Разумеется, это не означало, что экипаж «Реющего ястреба» мог позволить себе какие-то послабления. То же касалось и капитана. Если Траун не появится на мостике к моменту выхода из гиперпространства, Самакро самому придется…

– Всем приготовиться, – раздался за спиной спокойный голос Трауна.

Приложив усилие, чтобы не вздрогнуть, Самакро обернулся. «Как, скажите на милость, Траун умудрился войти на мостик, если звука открывающегося люка не было слышно?»

– Капитан, – поприветствовал он своего командира. – Мне уже начало казаться, что вы не услышали сирену.

– Я пришел сюда час назад, – заявил Траун. В его голосе слышалось небольшое удивление от того, что Самакро этого не заметил. – Проверял, как идет ремонт компьютера наведения плазмосфер.

Посмотрев на панель управления плазмосферами, Самакро увидел, как из-за стойки показались двое техников.

– А, так вот почему теперь его индикатор горит зеленым.

– В самом деле, – кивнул капитан. – С того момента, как вы заступили на должность, качество работы ремонтных и обслуживающих бригад на «Реющем ястребе» значительно возросло.

Самакро непроизвольно прищурился. «Комплимент? Или ненавязчивое напоминание, что капитан корабля все-таки Траун?»

– С «Бдительного» не поступало никаких срочных приказов? – спросил тот.

– Со времени последнего прыжка ничего, – покачал головой Самакро. «Наверное, все-таки комплимент», – решил он. У него сложилось впечатление, что мелочностью Траун не страдает. – Только обычное напутствие от Ар’алани быть готовыми ко всему.

– По-моему, мы готовы, – произнес Траун. – Итак… выходим.

Звездная рябь за обзорным экраном дрогнула, сжалась в точки, и «Реющий ястреб» вынырнул из гиперпространства.

Прямо в водоворот лазерного огня.

– Истребители! – выкрикнул Харилл. – Со всех сторон, капитан. Они окружили нас. Окружили все корабли.

Самакро прошипел проклятие. Так и есть: по меньшей мере пятьдесят истребителей паатаатусов вились вокруг ударной группы чисских кораблей, словно озлобленные осы. Разреженную межпланетную пыль прорезали бледно-зеленые лазерные разряды.

Как и в случае с осами, одиночный укус был слишком слабым, чтобы пробить электростатический барьер, но кучным натиском они могли прорваться сквозь заслон и начать вгрызаться в обшивку.

– Вас понял, – безэмоционально ответил Траун. – Сфере-один: огонь по ближайшему противнику по указанному мной вектору.

– Выполняю.

С бакборта вырвалась плазмосфера.

Абсолютно мимо цели.

– Плазмомет! – рявкнул Самакро. – Наводите и снова стреляйте.

– Отставить, – перебил Траун. – Рулевой: отклонение на девяносто градусов влево. Выведите на позицию сферу-два и стреляйте по готовности.

– Нет, стойте! – воскликнул Самакро.

Но было поздно: «Реющий ястреб» уже поворачивал, нацеливаясь на вражеские корабли другим бортом.

 

И отдаляясь при этом от «Бдительного».

Еще до того, как крейсер смог завершить вращение, истребители перестроились, чтобы воспользоваться ошиб- кой капитана и облепить корабль, оторвавшийся от остальной эскадры.

– «Реющий ястреб», вернитесь в строй, – прогремел из динамика голос Ар’алани. – Траун!

– Не отвечать, – скомандовал капитан. – Сфере-два: огонь.

На этот раз плазмосфера настигла вражеский истребитель, озарив его разноцветными всполохами ионизированного излучения, которое отрубило электростатический барьер и сожгло всю электронику в радиусе своего действия.

– Продолжить стрельбу после перезагрузки, – приказал Траун.

– Вам не кажется, что нужно вернуться к эскадре? – настойчиво напомнил ему Самакро. – Адмирал Ар’алани…

– Придерживайтесь курса, – оборвал его капитан. – Сфере-два: стрелять по готовности. Уменьшите мощность барьера на двадцать процентов.

Самакро снова выругался себе под нос, на этот раз позабористее.

– Не хотите задействовать обманные зонды? – предложил он. – Они, по крайней мере, оттянут часть огня на себя.

– Конечно, оттянут, – кивнул Траун. – Никаких обманных зондов. Отклонитесь еще на пять градусов влево, потом на три градуса вправо.

«Реющий ястреб» качнулся в одну сторону, затем в другую. Лазеры паатаатусов продолжали барабанить по ослабленному электростатическому барьеру, и было видно, как истребители стягиваются кучнее, чтобы нанести как можно больше урона.

– Капитан, если мы не вернемся в строй, то долго не протянем, – предостерег Самакро, отстраненно гадая, куда подевался тот самый Траун, который однажды прославил «Реющий ястреб».

– Мы протянем столько, сколько надо, средний капитан, – уверил его командир. – Разве не видите?

Самакро обреченно махнул рукой в символическом жесте замешательства.

Но на полпути замер, внезапно осознав: чем больше истребителей охотится за «Реющим ястребом», тем меньшее их количество атакует остальные корабли. А это значит, что у чисских артиллеристов и операторов триангуляции не будет мельтешить перед глазами и датчиками наведения, благодаря чему все атакующие, которые не набросились на крейсер, будут методично отстреляны.

А это, в свою очередь, означает…

По штирборту от «Реющего ястреба» громыхнул внезапный залп лазерного огня, ракет-пробойников и плазмосфер, ударивший по рою истребителей. Бросив взгляд на экран, Самакро увидел, что «Бдительный» и остальные чисские корабли боевым строем мчатся к ним на подмогу.

– Восстановить мощность барьера. Всем орудиям: к бою, – скомандовал Траун. – Бейте по истребителям, которые находятся вне досягаемости остальных наших кораблей.

На «Реющем ястребе» ожили лазеры и плазмометы, отчего число нападавших резко сократилось, а остальных добили подоспевшие дружественные корабли. На глазах у Самакро от флота паатаатусов осталась лишь горстка истребителей, которые бросились наутек от двух чисских крейсеров. Прекратив следить за боем, он подошел к капитану.

– Значит, мы изобразили раненого зверя, чтобы подманить врага, – предположил он. – Благодаря этому остальные успели перестроиться и отбить атаку.

– Да. – Судя по интонации, Траун был доволен его догадливостью, пускай и слегка запоздалой. – У паатаатусов роевое мышление, при котором весь рой бросается в погоню за раненым врагом.

– Начинают со слабейших, потом постепенно поднимают планку, – понимающе кивнул Самакро.

– Именно, – подтвердил капитан. – Увидев, сколько их, я понял, что лучшей стратегией будет отвлечь на себя как можно больше вражеских кораблей, пока они не нанесут непоправимый урон нашим силам.

– И заодно вынудить их сгрудиться, облегчив задачу нашим компьютерам наведения и стрелкам.

– Именно, – криво усмехнулся Траун. – Захват сразу нескольких целей – слабое место нашей системы наведения. Надеюсь, инструкторы и техники уже работают над этой проблемой.

– Старший капитан Траун? – раздался голос Ар’алани.

– Да, адмирал? – отозвался он.

– Отличная работа, капитан, – похвалила она с едва заметной ноткой раздражения в голосе. – В следующий раз будьте так добры – прежде чем воплощать свои премудрые планы в жизнь, ставьте меня в известность.

– Всенепременно, – пообещал Траун. – При условии, что на это хватит времени.

– И при условии, что вам не жалко информации для врага, если он прослушивает наши каналы, – вполголоса пробурчал Самакро.

Как видно, не совсем вполголоса.

– Если вы, средний капитан Самакро, полагаете это веским оправданием, позвольте с вами не согласиться, – отрезала Ар’алани. – Не сомневаюсь, что в дальнейшем капитан Траун найдет способ передать всю необходимую информацию в обход вражеской прослушки.

– Да, адмирал, – вздрогнув, ответил Самакро. Поговаривали, что у высших офицеров есть особые коммуникаторы, которые, вопреки заведенному порядку, позволяют им слышать все, что происходит на кораблях сопровождения.

– Капитан Траун?

– Адмирал?

– Полагаю, что ситуация у нас под контролем, – сказала она. – По готовности можете приступать к своему следующему заданию.

Самакро сдвинул брови: в поступивших приказах не было речи о каком-то особом задании для «Реющего ястреба».

– Спасибо, адмирал, – ответил Траун. – С вашего позволения я возьму один час на оценку повреждений и ремонт, если таковой понадобится.

– Располагайте временем по своему усмотрению, – разрешила Ар’алани. – Мы отправляемся к планете, чтобы переговорить с командованием паатаатусов. Полагаю, они уже поняли, чем чревато нападение на Доминацию чиссов.

– Еще как поняли, – заверил ее Траун. – Столь сокрушительное поражение умерит их захватнический пыл. Пока не сменится нынешнее поколение, они не высунут носа со своей территории.

– За исключением, может быть, одной-двух вылазок на Цсиллу? – предположила Ар’алани.

Траун покачал головой:

– Я не считаю, что то нападение – их рук дело.

Самакро вздрогнул. Он и сам не считал, но высокопоставленному офицеру определенно не пристало высказывать подобные сомнения вслух. Особенно когда большая часть Синдикуры уверовала в свои домыслы.

– Вполне возможно. – Ар’алани подобрала для своего высказывания куда как более нейтральный тон и слова. – Это решать следствию. Приступайте к ремонту и дайте знать, когда будете готовы вылетать. Конец связи.

Послышался щелчок отключения канала.

– Средний капитан, прикажите провести полную диагностику, – распорядился Траун. – Особое внимание уделите системам вооружений и обороны.

– Слушаюсь, сэр. – Самакро почувствовал некоторое облегчение. Стало быть, с политикой покончено. Хотя бы на время. – Всему экипажу: провести полную диагностику корабля. Старшим смены доложить о результатах.

Послышался хор подтверждений, а затем мостик погрузился в сосредоточенную тишину: дежурные приступили к работе.

– Надеюсь, вы не ошиблись насчет паатаатусов, – заметил Самакро. – Из того, что нападавшие на Цсиллу использовали другие корабли, еще не следует, что они не могли позаимствовать где-нибудь эти посудины, чтобы скрыть свою причастность.

– Нет, – возразил Траун. – Вы были свидетелем их тактики: окружить со всех сторон и взять числом. Подобная тактика не позволяет вести бой так, как это было на Цсилле. В частности, они не ограничились бы вялой атакой, которая стоила им трех кораблей. Нет, то нападение было организовано кем-то другим.

– А не могли они кого-то подбить на эту безумную выходку? – упрямился Самакро, не желая уступать. Ему никогда не внушали доверия интуитивные озарения, а насколько он мог судить, только на них Траун и опирался. – Полно пиратских банд, которые за плату наворотят что угодно.

– Несомненно, целью нападения было привлечь наше внимание. Но не к этому пограничному направлению. – Траун на миг сжал губы в тонкую линию. – Когда мы разделимся с остальной эскадрой, я смогу открыть вам и другим старшим офицерам детали операции, о которой говорила адмирал Ар’алани.

– Да, сэр, – отчеканил Самакро, пристально глядя на командира. Сверхсекретные операции тоже никогда не внушали ему доверия. – Но хотя бы в общих чертах?

Траун коротко улыбнулся.

– Я тоже всегда терпеть не мог приказов в запечатанных конвертах, – признал он. – Могу только сказать, что, возможно, на противоположной границе Доминации появилась новая угроза. Наша задача – найти, описать и оценить угрозу до того, как этот враг обратит свой взор на наши миры.

– А, – протянул Самакро. Так вот почему им неожиданно прислали «идущую по небу». Серией прыжков в Хаосе далеко не продвинешься, а при таких вводных неизвестно, куда заведет их расследование. – Позвольте спросить: вы ожидаете, что поиски завершатся боем? – На ум сразу пришел приказ уделить особое внимание проверке орудий и систем обороны «Ястреба».


Издательство:
Эксмо
Поделиться: