Litres Baner
Название книги:

Звёздные Войны. Траун. Союзники

Автор:
Тимоти Зан
Звёздные Войны. Траун. Союзники

004

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Возможно, – откликнулся Траун. – Однако если посетителей много, значит, выше вероятность найти здесь и тех, кто в ответе за возмущение, о котором известил нас Император. Посмотрим, как они отреагируют на наше прибытие.

– Посмотрим, – согласился Вейдер. – Говорить будете вы. Я буду наблюдать.

«Высокая и широкая дверь специально сработана так, чтобы внутрь могли пройти рослые существа или грузы. По фактуре она отличается от остального здания и выглядит новее. Вейдер толкает дверь левой рукой, оставив правую свободной. Входит внутрь и делает большой шаг в сторону, позволяя Трауну войти следом. Внутри помещение освещено слабо, окна в основном закрыты и занавешены, лишь небольшие щели пропускают свет».

Кантина оказалась полна народу, две трети столиков были заняты. Когда вошел Вейдер, многие повернулись к двери и теперь смотрели на новоприбывших.

Лиц было много, и невозможно было в полной мере отследить реакцию каждого. К счастью, интерес для них представляла лишь одна группа посетителей.

«Десять дарши восседают за двумя смежными столами. У четверых внезапно округляются глаза, а у шестерых деревенеют спины. Один хватает за руку соседа. Еще один наклоняется ближе к другому и что-то неслышно шепчет. И все же невозможно определить, что именно вызвало такую реакцию: фигура Вейдера или неожиданное появление чисса».

Траун прошел мимо своего спутника к бару, к крупному человеку, стоявшему за стойкой.

«Посетители возвращаются к еде и выпивке. Бармен заканчивает готовить коктейль и поднимает взгляд на вошедших. На его лице недоумение и намек на давние воспоминания».

– Доброе утро, – поприветствовал его Траун. – Возможно, вы меня помните.

«У бармена округляются глаза. Выражение лица говорит о том, что он узнал гостя. Уголки губ опускаются, глаза и лицо свидетельствуют о неприятных воспоминаниях».

– Да, – ответил тот. «Вейдер выходит вперед, и взгляд бармена перемещается на него». – А ваш спутник, он еще с вами?

– Нет, – развел руками Траун. – Я слышал, он умер несколько лет назад. Война.

– Ладно, – буркнул бармен. «Его взгляд снова перемещается к Вейдеру. Лицо излучает враждебность». – А он кто, ваш телохранитель?

«В изогнутых металлических перилах на стойке бара отражается фигура Вейдера, и в этом отражении видно, как его осанка становится жестче».

– Он мой попутчик, а не телохранитель, – пояснил Траун. – Как вас зовут?

«Бармен меняется в лице. Теперь оно выражает осторожность».

– Нодлия. Вы снова прибыли, чтобы избавить нас от того, что считаете притеснением?

– Вам нужна моя помощь? – спросил Траун.

– А у меня есть выбор?

– Возможно, – ответил чисс. – Так кто вас притесняет?

«Нодлия колеблется. Понижает голос и слегка подается вперед».

– Они пришельцы на Батуу, – бросил он. – Тонколицые.

– Дарши?

– Если они так зовутся, то да. Они мало со мной общались. Я знаю только, что со времени их прибытия Батуу уже не та.

– Когда это случилось?

– Первая группа появилась сто семьдесят четыре дня назад, – поведал Нодлия. – Они сказали, что совершают паломничество и что им необходимо некоторое время побыть на Батуу. Построили себе дома на востоке и провели три дня в лесу на севере – устроили коллективную медитацию. Порою у нас на посадочной площадке не протолкнуться от их кораблей. То прилетают, то улетают в дальние края с неизвестными целями.

– Не слишком похоже на притеснение, – заметил Траун.

– Некоторые торговцы из-за них перестали к нам наведываться, – пожаловался Нодлия. – Бывает, корабли не могут найти себе место, потому что эти новенькие всю площадку заставили своим транспортом. Некоторые торговцы перебрались в другие поселения на Батуу. Другие вообще перестали прилетать. Местным жителям запрещено приближаться к домам тонколицых, а те забирают себе лучшие продукты и товары.

– Разве они за них не платят?

«Нодлия колеблется. На его лице появляется смущение».

– Платят. Положенную цену. Возможно, даже немного больше. Честно говоря, достаточно, чтобы заткнуть многих из тех, кто недоволен их присутствием. – «Наклоняется еще ближе. Взгляд блуждает по лицам дарши, сидящих за двумя столиками». – Но меня не обмануть. Я помню… Вы знаете, о чем я. Эти тонколицые вызывают те же чувства. А затем, восемнадцать дней назад, прилетела новая группа. – «Он делает паузу. На лице написан немой ужас». – Они привезли с собой десять гробов.

Руки Трауна коснулся бронированный палец.

– Они намерены напасть, – негромко сообщил ему Вейдер.

«Лицо Нодлии излучает внезапный страх. Он делает три шага в сторону за стойкой. Осанка свидетельствует о желании оказаться подальше от грядущего столкновения».

– Скоро? – спросил Траун.

– Они разбирают оружие, – объяснил Вейдер. – Не эти ножи, а боевые дубинки. Те, кто получил оружие, расходятся в противоположные стороны. Без сомнения, они пытаются окружить нас и начать скоординированную атаку.

Комлинк на поясе Трауна подал звуковой сигнал.

– Возможно, даже более скоординированную, чем вы думаете. – Гранд-адмирал достал комлинк. – Слушаю.

– К вам летит крупный корабль – тяжелый грузовик или малый военный транспортник. – «В голосе Фейро слышатся напряжение и решимость». – Второй корабль такого же класса и еще четыре поменьше находятся на орбите. Какие будут указания?

– Нельзя позволить им уйти, – заявил Вейдер. – Прикажите «Химере» атаковать.

– Неразумно так скоро раскрывать присутствие «Химеры» и ее огневую мощь, – возразил Траун. – Давайте сначала выясним, не смогут ли те, кто переживет предстоящее нападение, дать нам нужную информацию.

– Вряд ли им известны боевые характеристики прибывших кораблей, – заметил Вейдер.

– «Химера» уже сейчас собирает информацию о них.

– Собранных с такого расстояния данных может оказаться недостаточно, – пророкотал Вейдер. – Я приказал коммандеру Кимменду перехватить и досмотреть всякого, кто встретится, а при необходимости открыть огонь.

– Командую я, повелитель Вейдер.

– Вы командуете «Химерой», – уточнил ситх. «У него жесткий тон, а поза выражает суровость. Рука покоится рядом со световым мечом». – Первым легионом руковожу я. А вы распорядитесь, чтобы Фейро позволила им беспрепятственно взлететь.

– Хорошо, – не стал упорствовать Траун. – Коммодор, не препятствуйте вылету коммандера Кимменда и его солдат. Оставляю вас моим заместителем. Действуйте по своему усмотрению.

– Вас поняла, адмирал.

Чисс повесил комлинк на пояс.

– Перед нами лежит путь воина, – продекламировал чисс. – Давайте же по нему проследуем.

Глава 4

– Перед нами лежит путь воина, – сказал Траун, кивнув на кантину впереди. – Посмотрим, куда он приведет.

Энакин подавил вздох. По его личному опыту, большинство солдат, которые постоянно употребляли подобные девизы, афоризмы или боевые кличи, оказывались не слишком хорошими бойцами, когда дело доходило до стрельбы.

Джедаи, разумеется, являлись исключением из этого правила. Те из них, с кем был знаком Энакин, могли сыпать афоризмами почти при каждой возможности и при этом оставаться отличными воинами.

Возможно, в этом отношении чиссы походили на джедаев. Но он в этом сомневался.

Сама кантина тоже выглядела не слишком многообещающе. Большое, но старое, почти дряхлое здание, вероятно, и раньше не производило яркого впечатления, а теперь и вовсе обветшало. Окна были забраны ставнями, дверь обшарпана и покрылась трещинами от старости.

Точно такими же обшарпанными казались и местные жители, да и сам поселок. Руины, вокруг которых был выстроен Черный Шпиль, словно затерялись во времени. В сердцах обитателей подобных мест, по опыту Энакина, всегда царили лишь жестокость и отчаяние. В подобной обстановке трудно было предугадать, с какой именно напастью могла столкнуться Дуджа.

Но насколько же грандиозна эта напасть, коли вынудила Дуджу позвать за собой Падме?

– Видите их? – спросил Траун.

Энакин оглядел прохожих, тащившихся по пыльным улицам:

– Кого именно?

– Двое слева от нас, трое – справа, – пояснил чисс. – Медленно направляются к нам.

– И правда, – согласился джедай, борясь с желанием посмотреть в указанные стороны. Из засады легче вырваться, если нападающие не знают, что их заметили. – Думаете, наши контрабандисты все еще таят обиду?

– Это не те, кто пытался проникнуть в корабль посла. Если они не пересели на более быстроходный транспорт, то к настоящему времени еще не успели выбраться из леса. Но они, безусловно, могли предупредить о нас.

– Ну, если они решили убрать нас с дороги, вернуться и забрать корабль, они будут разочарованы, – мрачно заявил Энакин. – Я заблокировал корабельные системы. Без кода доступа он не взлетит.

– Возможно, они уже попытались и обнаружили это, – предположил Траун, останавливая лендспидер перед кантиной. – И эти пятеро, вероятно, захотят получить код доступа от вас.

Энакин пожал плечами и, опершись на раму ветрового щита, выпрыгнул из машины:

– Как я уже сказал, они будут разочарованы.

Внутри кантина выглядела столь же удручающе, как и снаружи. Посетителей была всего горстка: некоторые тихо переговаривались, но большинство в одиночестве чахли над своими напитками. Бармен за изогнутой деревянной стойкой без выражения разглядывал посетителей, машинально полируя маленькую обсидиановую кружку. Перед ним стоял ряд точно таких же кружек, а стену за спиной покрывала путаница трубок, фильтров, аэраторов и других загадочных устройств. Энакин на миг задумался, не бывает ли тут веселее или хотя бы оживленнее в обеденное время.

Он отбросил эту мысль. Они пришли сюда за информацией, а не на дружеские посиделки.

Бармен воззрился на новоприбывших и провожал их взглядом, пока они пробирались сквозь лабиринт расставленных как попало столиков.

– Добрый день, гости, – поприветствовал он на общегалактическом с акцентом, когда джедай и чисс подошли к стойке. – Что вам налить?

 

– Нам налить хорошую дозу информации, – попросил Траун на мизе-каулф.

На лице бармена мелькнуло такое выражение, будто он мысленно переключал передачи.

– Информации, говорите, – ответил он на том же языке.

– Да, – подтвердил Траун. – И мы готовы за нее заплатить.

Он положил рядом с выстроенными рядком кружками золотую монету.

Бармен оценивающе посмотрел на монету, но не дотронулся до нее.

– На Батуу бывает информация двух видов, – сказал он. – Бесполезная или очень дорогая.

– Возможно, мы сумеем отыскать компромисс. – Чисс кивнул своему спутнику.

– Мы ищем информацию вот об этих женщинах, – сказал Энакин, включая свой голопроектор. Над диском возникли призрачные изображения Падме и Дуджи. – Вы видели кого-нибудь из них?

Бармен неохотно оторвал взгляд от монеты. Энакин призвал Силу, чтобы прощупать собеседника, и ощутил в нем проблеск узнавания…

– Нет. – Бармен снова опустил глаза. – Никого из них я не видел.

– Да ну? – с легкой прохладцей переспросил Траун: он тоже не поверил. – Пожалуйста, взгляните еще раз, это важно. Их отец умирает. Он хочет увидеть дочерей перед смертью.

С явным нежеланием бармен снова поднял глаза.

– Я их не видел, – повторил он, снова опуская взгляд на кружки и лежащую рядом монету. – Так они сестры?

– Да, – подтвердил чисс. Он положил еще одну монету рядом с первой. – Вся семья собралась у постели умирающего… – Он добавил третью монету. – Лишь его дочери не знают о грядущей утрате. – К растущей стопке присоединилась четвертая монета. – Они будут безутешны, если любимый отец отойдет в мир иной, не попрощавшись с ними.

Бармен не упустил ни одного движения чисса:

– А вас послали за ними?

– Эта задача возложена на него. – Траун кивнул на Энакина. – Меня лишь наняли в качестве проводника и переводчика.

– Ясно. – Бармен бросил последний долгий взгляд на стопку монет и, сделав глубокий вдох, решительно отшагнул от стойки. – Извините, господа. Я их правда не видел.

И внезапно стройный ряд кружек взорвался облаком густого белого дыма.

Энакин затаил дыхание, чтобы не вдохнуть газ. Схватив меч, он попытался выпрыгнуть из облака…

И пошатнулся, потеряв равновесие: Траун с силой оперся на его плечо, толкнув джедая в сторону. Сквозь дым юноша заметил, что чисс стоит на барной стойке лицом к двери и сжимает в руке бластер. Энакин снова попытался выбраться из облака.

Но обнаружил, что еще сильнее заваливается набок, теряет равновесие, а его колени подгибаются. В то мгновение, когда Траун оперся на его плечо, чтобы запрыгнуть на стойку, Энакин глотнул достаточно газа, чтобы тот успел оказать на него воздействие. Джедаю удалось развернуться к двери, но большего он не успел и повалился на пол.

В тот же миг, когда он ударился о грубые доски, помещение взорвалось бластерным огнем.

Зрение начало ослабевать. Но он – джедай, и у него есть способы противостоять наркотическому дурману. Черпая энергию от Силы и сосредоточив все помыслы на том, чтобы не потерять сознание, он вгляделся в дым.

К ним приближались четверо, и дула их бластеров непрерывно сверкали. Из-за спины Энакина Траун вел ответный огонь: его оружие при выстреле вспыхивало ярче и издавало более высокий звук, чем республиканские бластеры. Один из четверых нападавших упал, но остальные трое продолжали наступать.

Несмотря на туманивший разум газ, Энакину хватило здравости рассудка понять, что не стоит зажигать световой меч: поскольку его мышцы раскоординированы, оружие будет столь же опасно для него, как и для врага. Но имелись и другие способы противостоять нападению. Снова обратившись к Силе, он невидимой хваткой вознес ближайший стул над полом и швырнул его в противников.

Вернее, попытался это сделать, потому что не хватило сил и координации. Ему удалось лишь опрокинуть стул у них на пути, но и этого оказалось достаточно. Они отвлеклись, выстрелы стали уходить «в молоко», и в тот же миг еще двое рухнули под огнем Трауна. Энакин попытался швырнуть еще один стул или хотя бы оттолкнуть наведенный на него бластер.

Но окутавший джедая туман становился все гуще, его мозг и конечности цепенели. Он смутно ощущал, что набирает на комлинке аварийный код…

Очнувшись, Энакин обнаружил, что лежит навзничь на полу кантины. Стоявший рядом R2-D2 легонько тыкал в него манипулятором и тихо, тревожно подвывал.

– Со мной все в порядке, R2, – заверил дроида Скайуокер, чуть невнятно выговаривая слова. Похоже, воздух очистился; сделав глубокий вдох, джедай попытался оценить свое состояние.

Похоже, он не пострадал. Сознание пока было нечетким, но быстро приходило в норму. Он согнул пальцы – никаких проблем нет. Энакин поднял голову и огляделся.

Кантина опустела, что неудивительно, ведь посетители сбежали. Кроме джедая и R2-D2, присутствовал только Траун – он сидел в нескольких метрах от них, спиной к Энакину. Державшая бластер рука покоилась на подлокотнике стула, ствол указывал на дверь. В нескольких метрах от него лежали четыре тела, в воздухе витал запах смерти.

– С возвращением, – сказал Траун. Энакин заметил, что он не обернулся, а продолжал наблюдать за входом. – Кажется, ваш дроид очень разволновался.

– Иногда R2 считает, что должен обо мне заботиться, – пояснил Энакин, осторожно поднимаясь на ноги. У него закружилась голова. – Есть предположения, что это был за газ?

– Этот газ должен был облегчить наше убийство, – мрачно констатировал чисс. – Отвлекающая атака с фронта и одновременно главный удар с тыла. Взгляните, куда были направлены два самых первых выстрела.

Энакин посмотрел на стойку бара. Прямо там, где он стоял в момент нападения, темнели два свежих ожога от бластерных разрядов.

– Полагаю, мне следует поблагодарить вас за то, что вы меня оттолкнули.

Траун полуобернулся, хмурясь исподлобья.

– Не это было моей целью, – признался он. – Такие газы обычно тяжелее воздуха. Поэтому я использовал вас как опору, чтобы оказаться выше и спастись от его действия. Я полагал, что вы последуете за мной.

– Увы, мне немного помешало, что вы меня толкнули, – прорычал Энакин.

Его внимание привлекло шевеление за барной стойкой, и он заглянул за нее.

На полу лежал бесчувственный бармен. Его руки были связаны на животе тонкой веревкой.

– Похоже, он не знал заранее, что произойдет.

– Или просто не успел вовремя убежать, чтобы спастись от газа. – Траун помолчал. – Так вы джедай?

– Я думал, это очевидно.

– Вовсе нет, – заверил его Траун. – Наши легенды о Республике рассказывают о двух группах существ, обладающих такими способностями: джедаях и ситхах. Более умелыми и талантливыми воинами считаются ситхи. Скажите, вы узнали кого-нибудь из нападавших?

Энакин повернулся к лежавшим на полу телам, сопротивляясь настойчивому желанию подвесить Трауна в воздухе и подержать на месте, пока он будет объяснять ему истинную разницу между джедаями и ситхами.

Но, несмотря на весь сарказм чисса, Энакин вынужден был признать, что этот невысказанный напрямую упрек он заслужил. Сосредоточившись на том, чтобы добиться от бармена правды о Падме, он допустил непростительную оплошность. Ему следовало ожидать атаки с разных сторон и быть к ней готовым.

Что же до лежащих на полу тел…

– Вряд ли я видел кого-то из них раньше, – выдал он, глядя на троих людей и одного земноводного рыбета с зелено-коричневой кожей. – Почему вы решили, что я должен кого-то узнать?

– Имелась такая вероятность, – пояснил Траун. – По трем причинам. Во-первых, судя по их первым выстрелам, они намеревались вас убить. Значит, разблокировка посольского корабля их не интересовала. Во-вторых, они организовали атаку с двух сторон, значит, знают, как полагается нападать на джедая. В-третьих, на нас напали лишь четверо – это означает, что пятый считал их расходным материалом.

– Или он не полез в драку, потому что должен был доложить о ее результатах.

– Верно, – согласился Траун. – В таком случае сейчас перед ним дилемма.

– Что правда, то правда, – пробормотал Энакин, снова поглядывая на дверь. – Полагаю, вы заперлись?

– Да, и убедился, что ставни на окнах надежно закрыты, – добавил Траун. – Никто нас здесь не увидит.

– Итак, пятый соглядатай знает, что, по крайней мере, один из нас жив, – продолжил Энакин. – Только не знает, кто именно. И ему известно, что все четверо его друзей мертвы, иначе они бы уже вышли из кантины.

– Мертвы или взяты в плен, – уточнил Траун. – Этого он может бояться больше всего.

– Да. – Энакин снова окинул взглядом мертвые тела. – Жаль, нам не удалось взять никого живьем.

– В бою приходится действовать, не раздумывая, – отозвался собеседник. – Вдобавок ему теперь надо беспокоиться и о джедайском истребителе, который стоит неподалеку. У него много вопросов, но нет ответов.

– А без ответов он уходить не хочет, – медленно произнес джедай, пытаясь продумать все аспекты. – Значит, он должен до сих пор болтаться снаружи и либо смешался с толпой, либо торчит где-то сбоку, в любой момент готовый вызвать своего босса по коммуникатору.

– И это мы должны предотвратить.

Энакин изогнул бровь:

– Мы не хотим, чтобы он связался с боссом?

– Мы не хотим, чтобы они связались по коммуникатору, – поправил его Траун.

– А… – согласно закивал юноша. – Мы хотим, чтобы босс явился сюда лично.

– Точно, – сказал чисс. – Полагаю, ваш истребитель способен наводить помехи?

– Да, и R2 может сделать это отсюда. – Он махнул рукой дроиду. – Давай.

R2-D2 утвердительно свистнул.

– Генератор помех включен, – сообщил Энакин. – Итак, как нам его выследить?

– Для начала подумаем над той историей, которую он изложит боссу, – предложил Траун. – Поскольку целью их нападения был джедай, я предлагаю изобразить, что вы ранены или убиты. Я донесу вас до истребителя, помещу внутрь, и пусть дроид вас увезет. Как только мы определим, кто из зевак представляет для нас интерес, я последую за ним, позволю ему отправить сообщение, а затем захвачу. Мы допросим его, осмотрим снаряжение – и выясним все, что нам нужно.

Энакин поджал губы. План предполагал, что нападение связано с исчезновением Падме, а не просто с чьей-то сумасшедшей вендеттой против джедаев. Пока что никаких доказательств этому не было.

Но сейчас это была единственная ниточка, за которую можно потянуть. Придется следовать за ней и надеяться, что волею Силы он сможет отыскать жену.

– Одна загвоздка, – сказал он. – Притворяясь мертвым, я не смогу должным образом отреагировать на нападение или ударить в ответ. Что, если он решит выстрелить в меня еще раз – для надежности?

– Разумно, – признал Траун. – У вас есть еще какие-то мысли?

Энакин оглядел кантину. Одежда убитых не подходила им с Трауном по размеру; и ничего другого, годного для маскировки, в округе тоже не наблюдалось.

С другой стороны…

– Вы сказали, он боится, что один из его друзей выжил, – напомнил он. – Давайте этим воспользуемся.

При помощи Силы он приподнял одного из убитых и подвесил в воздухе.

– Интересно, – протянул Траун. Если он и подивился, что тело внезапно задвигалось само по себе, то голосом этого не выдал. – Тогда потребуется менять легенду. Джедай, которого они намеревались прикончить, выжил.

– Эта нравится мне больше, – прорычал Скайуокер.

– Я не говорил, что она хуже, – мягко произнес чисс. – Просто другая. Вы можете сделать так, чтобы он казался живым?

– Сейчас посмотрим.

Это оказалось сложнее, чем думал Энакин. Он быстро обнаружил, что внешние проявления жизни – это не только движение конечностей взад-вперед. Нужно было добиться, чтобы мышцы под кожей правдоподобно сокращались, помогая удерживать все тело в равновесии.

Если бы он мог часок потренироваться, то проделал бы все это без труда. Но Траун дал ему всего несколько минут, а затем заявил, что трюк сгодится.

– Этого достаточно, и у нас больше нет времени, – постановил чисс. – Попробуйте вывести его наружу и уложить поверх истребителя для транспортировки.

Энакин поразмыслил над этим. Удерживать тело будет сложно, даже если втиснуть его между колпаком кабины и куполом R2-D2.

– Для этого лучше подошел бы лендспидер, – заметил он.

– Если бы в обычных обстоятельствах вам нужно было перевезти пленного, вы бы бросили свой истребитель?

Джедай нахмурился. Пожалуй, он мог бы допустить подобное. Однако сейчас отнюдь не собирался оставлять «Актис» без присмотра.

– Вы правы, – согласился он. – Хорошо, я возьму нашу марионетку и улечу. Мне направиться в каком-то конкретном направлении?

– Летите в сторону корабля вашего посла, – предложил Траун. – Если тех, кто на нас напал, предупредили контрабандисты, об этой стоянке им известно, и они предположат, что именно туда вы и направляетесь. Я тем временем постараюсь выявить соглядатая и проследить за ним.

 

– Хорошо, – кивнул юноша. – Я полечу как можно ниже и медленней, чтобы дольше наводить помехи на поселок.

– Отличная мысль. – Траун наконец поднялся со стула и обернулся.

У Энакина перехватило дыхание. Форма на груди чисса превратилась из черной в грязно-серую и была испещрена множеством дыр с рваными краями от бластерных выстрелов.

– Что?..

– Стреляли они очень метко, – прокомментировал Траун, осторожно приближаясь к двери. – К счастью, чисская форма способна поглотить и рассеять большое количество энергии. – Он окинул взглядом свой китель. – Хотя, к сожалению, и она неидеальна.

– Все-таки лучше, чем ничего, – проронил Энакин; его уважение к чиссу невольно возросло. Он видел, как закаленные в бою солдаты-клоны раскисали, получив гораздо меньше попаданий в свои грудные пластины. – С вами все в порядке?

– Я уже обработал раны, – сказал Траун. – Пока что справляюсь. Вы готовы?

Обратившись к Силе, Энакин заставил мертвое человеческое тело шаркающей походкой подойти к двери.

– Готов, – подтвердил он.

Он подошел к трупу и обхватил его левой рукой за талию, поддерживая так, как поддерживал бы раненого пленника. Он сделал на пробу несколько шагов, одновременно переставляя ноги мертвеца, чтобы тот поспевал за ним.

– Как смотрится?

– Более-менее. – Траун подошел к двери немного скованной походкой и отпер ее. – Ступайте. И удачи.

– Идем, R2, – позвал Энакин. Теперь он заметил, что изнутри дверь покрыта свежими подпалинами от выстрелов. Очевидно, раненый чисс стрелял не очень метко. Распахнув дверь свободной рукой, он вышел на улицу.

Черный Шпиль не казался таким уж большим, когда они с Трауном ехали по нему на лендспидере. Не настолько большим, чтобы в нем могли проживать четыре или пять сотен жителей.

И тем не менее проживали – а прямо сейчас все до единого, казалось, находились здесь, глазея на республиканский истребитель, приземлившийся в центре поселка.

Возможно, десяток зевак обернулись, когда Энакин вышел из кантины. Остальная толпа, все еще зачарованная видом сверкающего боевого корабля, не обращала на него ни малейшего внимания.

– Посторонись! – закричал Энакин, вложив в этот приказ всю властность, которую приобрел за годы командования войсками. – В сторону! Дела Республики!

Он не был уверен, что здешние жители хотя бы имели представление, что такое эта Республика. Но даже если и не имели, по тону его голоса должны были понять, что к чему. Толпа начала расступаться, открывая извилистый путь к «Актису».

– Давай же, – сквозь зубы бормотал Энакин, не забывая передвигать ноги мертвеца. Все его чувства были обострены в ожидании опасности. Если соглядатай намеревался прикончить его или своего раненого товарища – или их обоих разом, – у него была отличная возможность сделать выстрел.

По пути к «Актису» никто на него напасть так и не попытался. Джедай дождался, когда R2-D2 вознесется на ракетных двигателях и устроится в своем гнезде, затем положил мертвеца на поверхность истребителя, подталкивая его, словно раненого, и стараясь создать впечатление, что его руки слабо шевелятся, будто ищут опору.

Он втиснул марионетку между дроидом и колпаком кабины. Затем, не забывая шевелить конечностями мертвеца для пущего реализма, сам забрался в кабину и захлопнул колпак. Запустив репульсорные подъемники, джедай поднялся в небеса.

Система постановки помех «Актиса» была способна блокировать передачи вражеских истребителей на расстоянии в несколько сотен километров, но для этого требовалось сфокусированное поле, нацеленное вперед – туда, где в бою обычно располагался враг. Однако на короткие расстояния поле распространялось во всех направлениях, а значит, он мог заглушить все исходящие из Черного Шпиля передачи в радиусе десяти-двенадцати километров. Развернув «Актис» в воздухе, Энакин неторопливо повел его в сторону стоянки, где находилась яхта Падме, намереваясь дать Трауну как можно больше времени на рекогносцировку. Юноша постепенно добавлял тяги…

Миг спустя откуда-то снизу донесся глухой стук, и «Актис» внезапно завалился на левый борт.

– R2! – закричал Энакин, дергая рычаг управления репульсорными подъемниками и лишь периферическим зрением улавливая вспыхнувшие на мониторе красные аварийные огоньки. Но было уже поздно: двигатели заработали на полную мощность, пилота вжало в кресло, истребитель рванул вперед и помчался прочь на максимальной скорости. Через секунду сработали компенсаторы, ослабив давление, и юноша снова мог дотянуться до ручек управления.

Но ничего поделать уже не мог. Энакин осознал, что хлопок, который он услышал ранее, означал взрыв в репульсорном подъемнике левого борта. И лишь благодаря тому, что R2-D2 мгновенно сообразил врубить на полную двигатели малой тяги, истребитель не рухнул на землю. Двигатели придали кораблю нужное ускорение, а короткие крылья создали достаточную подъемную силу, чтобы скомпенсировать потерю одного репульсора.

Единственная проблема заключалась в том, что сейчас он мчался над поверхностью Батуу на скорости примерно тысяча километров в час и уже отлетел от Черного Шпиля на порядочное расстояние.

Таким образом, помехи, которые, по расчетам Трауна, должны были вынудить их соглядатая раскрыть себя, теперь не воздействовали на город.

Ухудшало положение и то, что во время всей этой свистопляски тело, которым они рассчитывали привлечь внимание соглядатая, свалилось с корпуса истребителя и исчезло далеко внизу.

Бормоча под нос ругательства, Энакин схватился за ручки управления и сделал разворот на сто восемьдесят градусов. Стоит ему вернуться к Черному Шпилю, и постановщик помех снова заработает. Если соглядатай упустил представившуюся ему краткую возможность или если Траун уже засек его, они все же сумеют осуществить задуманное.

R2-D2 вопросительно свистнул.

– Не знаю, – ответил пилот. – Я думаю, на посадочную площадку. Если он не купил или не снял здесь жилье, то, вероятно, ночует на своем корабле. На какой скорости мы сможем поддерживать нужную высоту без одного репульсора?

Ответ дроида не обнадеживал.

– А есть возможность ее хоть немного уменьшить? – с надеждой спросил Энакин, настраивая тягу так, чтобы ни в коем случае не опуститься ниже безопасного порога, рассчитанного R2-D2.

На этот раз ответ был менее определенным.

– Нет, вариант посадки на левое крыло не рассматриваем, – вздохнул пилот. – А как насчет корабля Трауна на орбите? Можем мы к нему пристыковаться?

Снова отрицательный ответ.

– Да, я тоже такой конструкции не разглядел, – сказал джедай. – Ничего не поделаешь, надо вернуться в Черный Шпиль. Не волнуйся, я что-нибудь придумаю.

Когда на горизонте вновь возник поселок, у юноши уже имелся план, хоть и не самый блестящий. Даже самому Энакину он не нравился, а R2-D2 счел его просто ужасным.

Но внизу оставался раненый Траун, один на один с убийцей, который мог знать, где находится Падме. Если Энакин все еще хотел вовремя поспеть на помощь своему союзнику и своей жене, другой возможности у него не было.

Посадочная площадка представляла собой небольшую поляну в лесу к западу от Черного Шпиля. Приблизившись к ней, Энакин снизился до уровня верхушек деревьев и сбросил скорость до минимальной, позволяющей не терять управление. Впереди мелькнул ближний край поляны – пилот заметил Трауна, который из-за своего лендспидера отстреливался от наступающей на него фигуры в капюшоне…

Рванув на себя рычаг, джедай развернул «Актис» носом к небу, так, чтобы выхлопы двигателей ударили в землю. Истребитель понесся брюхом вперед, и резко возросшее сопротивление воздуха погасило инерцию движения, а пилота вдавило в кресло. Он смотрел на спидометр, мысленно скрестив пальцы…

«Актис» почти пересек посадочную площадку, когда Энакин понял, что не успеет затормозить. Задолго до того, как истребитель зависнет в воздухе, он снова окажется над лесом, и нет никаких гарантий, что там найдется открытое место, где можно совершить посадку.

Оставалось только одно. Ударив рукой по кнопке, открывающей колпак кабины, джедай высвободился из привязных ремней, вверил себя Силе и прыгнул.

Он чуть не врезался головой в колпак, не успевший к этому моменту открыться до конца, но риск себя оправдал. «Актис» быстро замедлялся, а Сила придала прыжку энергию и скорость, и Энакин обнаружил, что несется почти вертикально навстречу поляне внизу. Он извернулся в полете, вращая руками и бедрами, чтобы приземлиться на ноги…


Издательство:
Эксмо
Поделиться: