Название книги:

Звёздные Войны. Траун. Союзники

Автор:
Тимоти Зан
Звёздные Войны. Траун. Союзники

004

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящается всем, кому приходилось удивляться, как их угораздило попасть в дурную компанию…


Timothy Zahn

Star Wars™: Thrawn. Alliances

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Copyright © & ™ 2018 LUCASFILM LTD

Used Under Authorization

© А. Бугреева, Н. Кодыш, В. Ткаченко, перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2020

Звёздные Войны
Хронология

I. Скрытая угроза

II. Атака клонов

    Войны клонов (сериал)

III. Месть ситхов

    Джедаи: Павший Орден (видеоигра)

Хан Соло

    Траун

    Траун. Союзники

    Повстанцы (сериал)

Изгой-один

IV. Новая надежда

V. Империя наносит ответный удар

VI. Возвращение джедая

    Мандалорец (сериал)

    Сопротивление (сериал)

VII. Пробуждение Силы

VIII. Последние джедаи

IX. Скайуокер. Восход

* * *

Давным-давно в далекой Галактике…

Пролог
Сейчас

– Я ощутил возмущение в Силе.

В ожидании реакции Император Палпатин обратился мыслями к двоим людям, стоявшим перед его троном.

Нет, конечно же, не людям. Люди – ничтожные, жалкие существа. Людьми можно только управлять. Их можно запугивать и посылать на смерть. Эти двое – куда больше, чем люди.

Чисс – гранд-адмирал, стратегический и тактический гений. Повелитель ситхов – безжалостный и могучий адепт Силы.

Они не сводили с него глаз, и каждый явно пытался взять в толк, зачем их вызвали. Гранд-адмирал Траун оценивал голос, выражение лица и осанку Императора. Повелитель Вейдер пытался распознать намерения учителя в Силе.

Палпатин все это чувствовал. Как чувствовал и напряжение, растущее между двумя его самыми полезными слугами.

Оно было вызвано не просто желанием каждого из них в одиночку стоять подле господина, воплощая имперское могущество, – хотя и без этого, безусловно, никуда.

Имелись и другие причины, намного более серьезные. Трауну недавно нанесли чувствительное поражение: кучка повстанцев, которую он успешно поймал в ловушку на планете Атоллон, смогла от него ускользнуть. Эта неудача вызвала презрение Вейдера.

Траун, в свою очередь, решительно выступал против проекта «Звезда Смерти», который поддерживали Вейдер, гранд-мофф Таркин и сам Палпатин. Вместо него адмирал продвигал собственный проект элитных СИД-защитников на Лотале. Пока что Траун не дошел до открытого противостояния, но Император понимал, что это лишь вопрос времени. То же самое не могло укрыться и от Вейдера.

Однако Палпатин вызвал их сюда не для того, чтобы дать возможность примириться. И не для того, разумеется, чтобы лично выступить посредником в их конфликте. Нет, у него мотивы были куда глубже.

Траун принес присягу Империи. Но его верность пока еще никто не успел испытать в полной мере. Вейдер стоял возле трона Палпатина в роли ученика ситха. Но его прошлую жизнь среди джедаев нельзя было просто так отбросить.

А сейчас, когда в Силе возникло это необычное возмущение, появилась возможность разобраться с обеими проблемами разом.

Палпатин бросил короткий взгляд сквозь высокое окно тронного зала. Едва различимый отсюда звездный разрушитель «Химера», похожий на наконечник стрелы, парил в вышине над корусантскими высотками и воздушными трассами. Как правило, военным кораблям такого размера дозволялось спускаться лишь на низкую орбиту. Но Палпатин пожелал, чтобы во время этой встречи корабль находился рядом, как будто напоминая обоим своим слугам о том, сколь многое дано Трауну и сколь многое можно у него забрать.

Вейдер заговорил первым, как Палпатин и предвидел.

– Возможно, вы ощущаете джедая-мятежника Кейнана Джарруса, – предположил он. – Или то существо, с которым адмирал Траун, по его словам, столкнулся на Атоллоне.

Тонкие губы Палпатина тронула мимолетная улыбка. Естественно, он ощущал не Джарруса. Возмущение, создаваемое Джаррусом, давно было замечено, классифицировано и не воспринималось всерьез, о чем было хорошо известно его ученику. Нет, Вейдер просто хотел напомнить Трауну – а заодно и Палпатину – об унизительном поражении чисса.

Внешне Траун никак не отреагировал на реплику темного владыки. Он уже пообещал Императору, что разберется с Джаррусом и повстанческой ячейкой «Феникс», не так давно сбежавшей от него. Во многом причиной этой неудачи послужили не зависящие от Трауна факторы, потому Палпатин и не снял его с командования Седьмым флотом.

Однако Вейдер не признавал неудач, каковы бы ни были их причины. Сейчас он выжидал, но был готов приступить к решению проблемы, если гранд-адмирал вновь потерпит поражение.

– У этого возмущения в Силе нет известных причин, – объяснил Император. – Это нечто иное. Нечто новое. – Он переводил взгляд с одного своего слуги на другого. – Это тайна, для раскрытия которой вам придется действовать сообща.

И снова ни один из них никак не отреагировал внешне, но Палпатин ощутил их удивление. Удивление и рефлекторный протест.

«Сообща?»

На этот раз первым заговорил чисс:

– При всем уважении, ваше величество, я считаю, что мой труд и мои способности лучше использовать в другом месте. Сбежавших с Атоллона повстанцев необходимо выследить и уничтожить, пока они не объединились с другими ячейками.

– Согласен, – ответил Император. – Но Седьмой флот и коммандер Волдар справятся с ними и без вас. Также к коммандеру присоединится гранд-мофф Таркин, пока для него готовится новое назначение.

Палпатин ощутил в эмоциях Вейдера неуловимую искру – возможно, искру надежды, что Траун сочтет нынешнее время и место подходящими, чтобы снова повторить возражения против проекта «Звезда Смерти». Палпатин помедлил, предоставляя гранд-адмиралу возможность это сделать.

Но Траун промолчал.

– Пока Волдар и Таркин будут разыскивать повстанцев и разделываться с ними, – продолжал Император, – вы с повелителем Вейдером возьмете ваш флагман и разберетесь с другим вопросом.

– Я понял, ваше величество, – ответил Траун. – Могу лишь отметить, что данную повстанческую ячейку губернатор Таркин знает не так хорошо, как я. Возможно, будет более эффективным выделить для повелителя Вейдера один из моих звездных разрушителей, чтобы он самостоятельно разобрался с этим возмущением в Силе.

Палпатин внезапно ощутил, как вспыхивают эмоции ученика из-за того, как неудачно Траун подобрал слова. Повелителю ситхов не выделяют корабль. Он сам берет то, что ему нужно и когда ему нужно.

Но, как и Траун, Вейдер знал, когда нужно промолчать.

– Вы меня удивляете, адмирал Траун, – промолвил Палпатин. – Я думал, вы с готовностью отправитесь в сторону родного дома.

Пылающие красные глаза Трауна слегка прищурились, и Палпатин почувствовал в нем настороженность.

– Простите, ваше величество?

– Возмущение проявилось на границе Неизведанных регионов, – пояснил Император. – Похоже, оно сосредоточено на планете под названием Батуу.

По эмоциональной реакции он понял, что это название знакомо обоим.

– Полагаю, вы о ней слышали?

Траун прикрыл глаза; выражение на его синем лице явно свидетельствовало о нахлынувших воспоминаниях.

– Да, – прошептал он. – Я о ней слышал.

Как и Вейдер, конечно. Там они оба, пусть и невольно, помешали одному из собственных планов Палпатина.

Но Вейдер, как и раньше, промолчал.

– Очень хорошо, – постановил владыка Империи. – Адмирал, в этой экспедиции вы будете командовать войсками. – Он перевел взгляд на Вейдера. – Повелитель Вейдер, а вы разберетесь с возмущением в Силе.

– Так точно, ваше величество, – ответил Траун.

– Да, учитель, – подтвердил Вейдер.

Палпатин откинулся на спинку трона:

– Можете идти.

Они прошли к дверям между двумя шеренгами молчаливых имперских гвардейцев в алых одеяниях. Палпатин проводил взглядом обоих своих слуг: чисса в белом мундире гранд-адмирала и ситха в черном облачении и длинном плаще, развевающемся за спиной.

Для решения этой головоломки действительно требовались усилия их обоих. Но, что еще важнее, головоломка касалась далеко идущих планов Палпатина.

Он улыбнулся. Пришло время Трауну встретиться со своим будущим.

А Вейдеру – со своим прошлым.

Пролог
Тогда

Энакин Скайуокер поджал губы.

– Нет, – сказал он. – Никогда о ней не слышал.

– Да ты и не должен был, – ответила Падме Амидала, покачав головой. Сегодня она оставила волосы распущенными. На колышущихся прядях мерцали слабые огоньки, и Энакину это нравилось. – Она находится на краю Внешнего кольца, совсем рядом с Неизведанными регионами.

– И что в ней такого важного?

– Не знаю, – призналась Падме. – У меня есть лишь одно сообщение Дуджи, что она наткнулась на что-то, происходящее где-то на Батуу, и считает, что нужно это расследовать.

– Что-то, происходящее где-то, – повторил Энакин. – Не самые четкие разведданные из тех, что мне доводилось встречать.

– Верховное командование думает так же. – Падме помолчала, и Энакин ощутил, как у нее на душе растут беспокойство и решимость. – Поэтому я собираюсь лично отправиться туда и все проверить.

 

Энакин достаточно хорошо знал жену, чтобы догадаться, к чему она клонит. И, несмотря на это, он словно ощутил удар под дых.

– Одна? – охнул он. Не то чтобы требовалось это спрашивать.

– Конечно, нет, – ответила Падме. – Там же Дуджа, помнишь? О, не смотри на меня так.

– Как – так?

– Как… – Сделав едва заметную паузу, она почти неосознанно отметила, где находятся все прочие лица, которые присутствовали в офисном здании, и убедилась, что никто не может их подслушать. – Как муж. Или, по крайней мере, как джедай-телохранитель, – добавила она с лукавой улыбкой.

Энакин улыбнулся в ответ. Когда-то он был для нее всего лишь телохранителем. Хотя уже тогда хотел большего.

– Знаешь ли, я и есть джедай-телохранитель, – сказал он. – Нет причин, почему я не должен так смотреть или говорить. – Он на мгновение стиснул зубы, задавив охватившие душу сильные чувства, в точности, как его учили в Храме джедаев. – К сожалению, я еще и генерал, поэтому должен возглавить армию в грядущей битве. Если бы…

Он умолк. Если бы только Асока не ушла из Ордена джедаев. Но, увы, она это сделала, и ее очень сильно недоставало – причем не только по причине ее боевой выучки.

Возможно, Падме думала о том же самом, и ей не хватало юной ученицы Энакина почти так же сильно, как и ему. По крайней мере, ей хватило мудрости не спрашивать, сможет ли кто-то другой занять ее место в предстоящей битве.

– Все будет хорошо, – вместо этого пообещала она. – Ты знаешь моих бывших служанок. Они прекрасно подготовлены и к разведке, и к бою.

– Дуджа хороша в своем деле?

– Одна из лучших, – заверила его жена. – Как только мы встретимся, беспокоиться придется уже нашим врагам – и их телохранителям.

– Возможно. – Энакин поднял бровь. – Но бой – это не твоя специальность.

– Я знаю, – ответила Падме. – Обычно я воюю в Сенате. – Она вздохнула. – Энакин, как ты думаешь, эта война когда-нибудь закончится?

– Конечно, – машинально ответил Скайуокер – с энтузиазмом, которого не испытывал.

Потому что этот вопрос задавали все. Когда же это кончится?

Война уже длилась дольше, чем он ожидал. Возможно, дольше, чем ожидал кто бы то ни было. Пока что канцлер Палпатин контролировал ситуацию, и Республика под его руководством была сосредоточена и непоколебима. Но вряд ли даже он сможет делать это вечно.

Столько народу уже погибло. Очень, очень много.

Но Падме среди них не окажется. Энакин себе это пообещал.

– Когда ты вернешься? – спросил он.

– Не знаю. В том районе не так много устойчивых гипертрасс, поэтому потребуется некоторое время, чтобы просто туда добраться.

– Хочешь, я проложу для тебя маршрут? – предложил Скайуокер. – В джедайских архивах может быть больше информации, чем в общедоступных картах.

– Нет, не надо. О твоем запросе могут узнать, а я не хочу, чтобы еще кто-то проведал, куда я собираюсь. Прибереги свое рвение до того момента, когда отправишься за нами – когда нам действительно понадобится, чтобы ты был молниеносен.

– Поверь, я буду. – Энакин покачал головой. – Не знаю, Падме. Мне действительно не нравится, что ты улетаешь так надолго.

– Мне тоже это не нравится, – призналась она. – Голосвязь на таких расстояниях никогда не работала хорошо, даже до войны, и я сомневаюсь, что положение улучшилось. Но в том регионе работают пять частных служб связи, поэтому, хоть и с задержкой, ты все равно сможешь получать от меня весточки. – Она коснулась его руки. – Со мной все будет в порядке, Эни. Честное слово.

– Я знаю, – сказал он.

Ничего он, конечно же, не знал. На Корусанте он еще мог как-то защитить Падме, но на самом краю известной галактики – нет.

Однако она уже приняла решение, и Энакин знал, что спорить бесполезно. Бывшие служанки всецело преданы Падме – равно, как и она им. Дуджа попала в беду или просто столкнулась с неприятностями, но она попросила Падме о помощи, и никакая сила во вселенной не могла помешать бывшей королеве прилететь за ней.

– Только пообещай мне, что дашь знать о том, что там происходит, как только появится возможность, – попросил он, взяв ее за руку – естественно, левой ладонью, той, что из плоти и крови. Похоже, Падме не беспокоила разница между его руками, зато Энакин никогда о ней не забывал.

– Обещаю, – сказала она. – Быстро прилечу туда, быстро оценю ситуацию – и сразу домой. Скорее всего, я вернусь раньше тебя.

– Ты уж не забудь свое обещание, – предупредил он. – И кстати, чтобы оно лучше запомнилось…

Он шагнул к ней вплотную, и мгновение они стояли, обнявшись, словно островок мира и покоя посреди жестокой бури, бушующей по всей галактике.

Слишком маленький и недолговечный островок.

– Мне нужно идти, – проговорила Падме ему в плечо, осторожно отстраняясь.

– Мне тоже, – отозвался он с тихим вздохом. – Я буду скучать.

– Я тоже буду скучать. – Девушка снова улыбнулась, на этот раз не лукаво, а скорее устало. – С тобой, по крайней мере, будет Оби-Ван.

Энакин скорчил гримасу:

– Это не совсем то.

– Я знаю. – Она снова прижалась к нему и быстро поцеловала. – Мы побудем вместе, когда вернемся. И на этот раз подольше.

– Ты всегда это говоришь.

Но и он всегда это говорит.

– Будь осторожна, Падме, и возвращайся невредимой.

– Ты тоже, Энакин. – Она погладила его по щеке. – Не забывай, тебе предстоит идти в бой. А я просто повидаюсь со старой подругой.

– Да, – пробормотал он. – Верно.

Бой мало отличался от всех прошлых: достигли успехов в одних аспектах, понесли потери в других, и все это – и успехи, и потери – потонуло в неизбежном водовороте смертей и разрушений.

Когда усталые бойцы вернулись на Корусант, Падме до сих пор не объявилась. Более того, от нее не было ни весточки. Энакин проверил службу связи, которой она собиралась воспользоваться, а затем обратился и в остальные, работавшие в той части Внешнего кольца. Никаких новостей. Тогда он просмотрел множество отчетов, обычно поступавших на Корусант для рассмотрения и последующего хранения, задавая поиск по ее имени, по типу ее корабля, по ее внешнему виду, даже по описанию украшений, которые она обычно носила. Тоже ничего. Он обратился к Совету джедаев с прошением разрешить ему лично отправиться на поиски Падме, но граф Дуку снова атаковал, и его просьбу отклонили. Еще один бой, на этот раз короткий, и он снова вернулся на Корусант.

Сообщений по-прежнему не поступило. Но на сей раз заданный им поиск по документам выдал одно совпадение. Корабль Падме или другой, но такого же класса и типа был обнаружен на Батуу. Нашедшие его местные охотники сообщили, что он показался им брошенным.

Падме Амидала, сенатор и бывшая королева Набу, бесследно исчезла.

Глава 1

«Есть пассажиры, – размышляла коммодор Кэрин Фейро, стоя на мостике „Химеры“, – а есть ПАССАЖИРЫ».

Определенно, Дарт Вейдер относился к последним.

Фейро нахмурилась, глядя на звездный пейзаж. По ее мнению, любым пассажирам не место на имперском линейном корабле. Если Вейдеру нужно летать по всей Империи, пусть заводит себе собственный.

А может, именно это сейчас и происходит с «Химерой»? Ведь Вейдер, не теряя времени, обустроился здесь и теперь подстраивал все под себя.

Сквозь приглушенный шум разговоров Фейро услышала, как открылись кормовые двери. Обернувшись, она увидела, как на мостик входит облаченный в белую броню штурмовик. Он, не спеша, огляделся, затем направился к коммодору.

Она нахмурилась сильнее. К слову, о нежелательных изменениях в распорядке жизни «Химеры»…

Она осмотрительно убрала с лица хмурое выражение, когда новоприбывший вытянулся перед ней по стойке «смирно».

– Коммодор Фейро, – обратился он к ней четко по уставу, как и подобает офицеру штурмовиков. – Я – комманд…

– Коммандер Кимменд, слушаю вас, – прервала она с точно таким же формализмом.

Он не дрогнул, хотя, конечно же, любую тень удивления надежно скрыла бы лицевая панель его шлема. Но Фейро не сомневалась, что он немного опешил. Наименование его части и звание – белоснежные надписи на белом – было трудно различить без оптических приборов, которые имелись в шлемах у штурмовиков, однако Фейро уже давно научилась их распознавать.

– Вам требуется мое содействие? – продолжила она.

– Мне необходим ваш приказ о приоритетном размещении нашего транспорта на выбранных нами местах, – ответил Кимменд. Удивление в его голосе также отсутствовало. Быстро справился. – У вашей начальницы ангара возникли трудности с выполнением своих должностных обязанностей.

Мысленно Фейро покачала головой. Да, это похоже на старшего лейтенанта Зокстин. У этой женщины был особенный стиль работы, и чтобы заставить ее свернуть с привычного курса, требовался, образно говоря, мощный тягач.

К сожалению, ее семья принадлежала к корусантской элите и была дружна с главным советником Императора по делам Среднего кольца. Так что Зокстин все сходило с рук, и лишь у немногих флотских офицеров хватало смелости давить на нее.

К счастью для Кимменда, одной из этих немногих являлась Кэрин Фейро.

– Я решу эту проблему, – пообещала коммодор. – Где именно вы планируете разместить транспорт?

– «Лямбда» повелителя Вейдера должна быть на причале номер один, – пояснил Кимменд. – «Темный ястреб» – на причале номер два.

Таким образом, личной «Лямбде» адмирала Трауна остаются причалы с третьего и далее. Явное нарушение флотского уклада, и Кимменд, конечно же, это знает.

Однако Траун поручил своим офицерам сотрудничать с гостями, как он выразился, как можно теснее. Корабль, стоявший на причале номер три, мог стартовать в космос так же оперативно, как и с номера первого. Этот причал просто находился дальше от раздевалки, следовательно, до него было несколько дольше идти. Вероятно, Трауну это никак не помешает.

Как ни странно, «Темный ястреб» хорошо сочетался с другим не поддающимся классификации грузовиком, стоявшим на причале номер четыре. Это гражданское судно Траун отбил у пиратов пару лет назад и пользовался им всякий раз, когда нуждался в анонимности. Транспорт Первого легиона выглядел так же непритязательно: старый сепаратистский грузовоз эпохи Войн клонов, ветхий на вид, однако оборудованный самыми современными системами вооружения, противоорудийной и противорадарной защиты, какие только могли обеспечить имперские инженеры. Вейдер обладал внушительной и грозной внешностью, к тому же хорошо узнаваемой повсюду, но хорошо понимал, что и определенная степень скрытности может оказаться полезной.

Возможно, он также хотел иметь под рукой захваченный корабль сепаратистов как напоминание о том, кто все-таки их победил.

– Хорошо, – пообещала она Кимменду. – Вам предоставят эти причалы.

– Благодарю вас, коммодор, – козырнул Кимменд и зашагал по центральному проходу мостика в обратном направлении.

Фейро провожала его взглядом, лихорадочно обдумывая свои перспективы. Подобные удручающие раздумья были для имперских офицеров не в новинку. У Зокстин могущественная семья, но Кимменд – командир Первого легиона, особого подразделения, которое повелитель Вейдер выделил из еще более прославленного Пятьсот первого легиона в качестве своего личного штурмового отряда. Влияние Вейдера, правой руки Императора, превосходило влияние всех остальных важных персон, вместе взятых.

Однако Вейдер соизволит вмешаться в судьбу Фейро лишь в случае полной катастрофы. Увы, он был известен тем, что держался в стороне от политических дрязг, и нет никакой гарантии, что он хотя бы вспомнит о той незначительной помощи, которую коммодор собиралась оказать ему в этом вопросе. Зокстин, с другой стороны, почти наверняка затаит обиду.

Удачного момента, позволяющего учесть интересы всех сторон, Фейро не дождется. Но именно сейчас момент особенно неподходящий. Она получила звание коммодора всего лишь полтора месяца назад, а вместе с ним получила уверения, что возглавит двести тридцать первую оперативную группу, как только ее нынешний командир пойдет на повышение в один из более крупных флотов.

Но пока что все это только обещания. Необъяснимое исчезновение коммандера Илая Вэнто вызвало волну слухов, и Фейро не понимала, что будет дальше с ее карьерой. В такой ситуации злить Зокстин и ее родственников может оказаться фатальной ошибкой.

Но она дала обещание Кимменду. И, что еще важнее, нельзя допускать, чтобы подчиненный игнорировал приказы и ему это сходило с рук, даже когда речь идет о подчиненном с большими связями, как у Зокстин. Это могло подорвать авторитет командира.

Она вглядывалась в обзорный экран, мысленно перебирая варианты, как вдруг пестрое небо гиперпространства растянулось в звездные линии, а те сжались и превратились в звезды.

 

«Химера» завершила гиперпрыжок.

Только не в пункте назначения. Вместо этого они оказались где-то в космической глуши.

Расположение сиявших за обзорным экраном звезд соответствовало изображению на навигационном экране и подтверждало расчеты коммодора Фейро.

«Повелитель Вейдер замер вне поля зрения, и лишь шум его затрудненного дыхания позволяет понять, в какой точке он стоит. Судя по темпу вдохов-выдохов, он колеблется. Его осанка также содержит некоторые слабые оттенки мыслей и эмоций. Но там почти нечего читать. Почти нечего понимать. Почти нечего предугадывать».

В поле зрения появилась Фейро.

– Гиперпривод проверили дважды, адмирал, – доложила она. «Мускулы на ее лице напряжены. В голосе больше тревоги, чем обычно». – Техники полагают, что причиной могут оказаться аллювиальные гасители, но их недавно регулировали. Я распорядилась сделать еще одну проверку, но пока никаких неисправностей не обнаружено.

«Во время доклада она не сводит глаз с адмирала, но напряжение мышц указывает на то, что она борется с побуждением обратиться к повелителю Вейдеру. Ей не нравится, что он присутствует на мостике, но она вынуждена смириться, что это решать не ей».

– Тогда ошибка связана с экипажем «Химеры», – заявил Вейдер.

«Делает шаг вперед. Возможно, в голосе сквозит раздражение».

– При всем уважении, повелитель, я в это не верю, – ответила Фейро. «Ее взгляд обращен к Вейдеру. Напряжение в осанке возрастает. В голосе звучат осторожность и толика страха, но также и решимость». – По этой гипертрассе летают мало, ее параметры и границы плохо известны. Более вероятно, что мы столкнулись с гравитационной тенью какого-то ранее неизвестного объекта.

– Неужели? – съязвил темный повелитель. «Голос звучит ниже обычного. Он кладет руки на талию, закладывая большие пальцы за пояс». – И где же этот таинственный объект?

«Мускулы на горле Фейро на миг сжимаются».

– Мы пока не обнаружили его, владыка Вейдер, – ответила она. «Взгляд возвращается к адмиралу». – Над этим бьются наши лучшие операторы.

– Возможно, ваши лучшие не дотягивают до стандартов Имперской службы, – заметил Вейдер.

– Офицеры и экипаж «Химеры» более чем достойны своих постов, повелитель, – возразил Траун. – Коммодор, если этот объект, так неожиданно повлиявший на нас, действительно существует, возможно, нам стоит продвинуться вперед. Мы выйдем из его тени, и этот эффект пропадет.

– Да, сэр, – согласилась Фейро. «Напряжение на лице и в голосе заметно спадает». – Рулевой, вперед на двух третях мощности. Операторы, продолжать поиск объекта.

– И других кораблей, – добавил Траун.

«На лице Фейро написано недоумение».

– Других кораблей, сэр?

– Вы считаете, что на нас нападут? – пожелал знать Вейдер.

– Возможно, хотя маловероятно, – ответил гранд-адмирал. – Но если что-то вырвало нас из гиперпространства, точно так же это что-то могло вырвать и другие корабли. Нам следует опасаться столкновений или встреч иного рода.

– Коммодор Фейро только что жаловалась, что эта гипертрасса почти не посещается, – заметил Вейдер. «Его тон немного колкий». – Если здесь пролетает не больше двух кораблей в неделю, вы в самом деле полагаете, что это может представлять для нас опасность?

– Так указано в навигационных картах, – отметил Траун. – Но интенсивность движения могла измениться с тех пор, как их составили. Разумеется, когда я был здесь в последний раз, кораблей здесь летало еще меньше.

– Вы бывали здесь раньше, сэр? – уточнила Фейро. «Голос и лицо выражают удивление». – Я этого не знала.

– А разве вы должны были об этом знать, коммодор? – осведомился Вейдер.

– Приношу свои извинения, адмирал, – сказала Фейро. «Отвечает торопливо. В голосе снова читается тревога».

– Не нужно извиняться, коммодор, – дал понять Траун. – Это было много лет назад, во время Войн клонов.

– Понятно, – ответила Фейро. «Тревога исчезает, лицо и голос теперь выражают заинтересованность». – Я не знала, что в то время вы были в Республике.

– Прошлое оставим в прошлом, – прервал ее Вейдер. – Настоящее и будущее – вот все, что имеет значение. «Длинный плащ взвивается, когда он поворачивается спиной; на поясе в лучах корабельных ламп озаряется вспышкой рукоять светового меча. Секунду он еще держит руки на талии, затем опускает их по швам. Пальцы слегка сжимаются». – Я буду в своей каюте. Сообщите мне, когда мы вновь ляжем на курс.

– Конечно, повелитель Вейдер, – пообещал Траун.

– И передайте своему ногри, что на «Темный ястреб», принадлежащий моему легиону, вход ему воспрещен, – добавил ситх. – Коммандер Кимменд уже дважды ловил его внутри. Следующий раз будет последним.

– Ясно, повелитель Вейдер, – сказал Траун. – Иногда Рух чересчур усердствует, пытаясь выяснить все, что происходит на борту «Химеры». Я сообщу ему.

– Ему вообще нет необходимости находиться на борту, – заметил Вейдер. «Голос звучит глубже». – Если его навыки бойца и следопыта так хороши, как вы утверждаете, ему следовало остаться, чтобы помогать Волдару и Таркину охотиться за Джаррусом и мятежниками. – «Склоняет голову». – Или после столкновения на Атоллоне вы опасаетесь за свою личную безопасность?

«У Фейро напрягается лицо. Ее тело снова деревенеет».

– Напротив, повелитель Вейдер, – ответил Траун. – Учитывая, что на «Химере» гостите вы и Первый легион, о безопасности можно не беспокоиться. Но в ходе нашей экспедиции могут возникнуть задачи, которые потребуют усилий от всех, включая Руха.

– Наша экспедиция завершится раньше, чем вы думаете, – заявил Вейдер. – Мы найдем возмущение в Силе, я разберусь с ним, и мы вернемся на Корусант.

– Понятно, – кивнул гранд-адмирал.

– Хорошо. – «Вейдер поворачивается на несколько градусов, чтобы бросить взгляд в обзорный экран». – Самый полный вперед, адмирал. Я хочу выяснить, что именно привлекло внимание Императора.

– Конечно, повелитель Вейдер, – согласился Траун. – Как и я.

Впервые вышвырнув Руха с «Темного ястреба», Кимменд приказал рядовому Сампе установить датчики на все люки. Один из них успешно сработал, когда Рух второй раз проник на борт, что позволило штурмовикам схватить и выдворить его намного быстрее.

Кимменд как раз наблюдал за продвижением «Химеры» – а точнее, его отсутствием, – когда индикатор в дежурном помещении Первого легиона показал, что датчик сработал еще раз.

Спустя две минуты коммандер уже был в ангаре, облаченный в полную броню и с бластерным карабином наперевес, прикидывая, какую часть тела нарушителя поразить первым выстрелом. Приблизившись к «Темному ястребу», он принялся обходить его со стороны носа.

И наткнулся на коротышку-ногри, спокойно стоящего на палубе в пяти метрах от корабля под охраной сержанта Древа и рядовой Морртик. Кимменд заметил, что Морртик держит под мышкой еще один шлем штурмовика.

– Где вы его нашли? – спросил Кимменд.

– Прямо здесь, сэр, – мрачно ответил Древ. – Стоял рядом с люком.

– И притворялся, что просто гуляет, – добавила Морртик.

Низкорослый гуманоид с серой кожей и небольшим гребнем на голове, в свою очередь, таращился на командира штурмовиков, привычно хмурясь. Руки он как бы невзначай держал опущенными, но Кимменду приходилось видеть, как он тренируется с боевым посохом, который сейчас висел у него за спиной. Командир штурмовиков знал, что ногри может выхватить его в мгновение ока.

Трое солдат обступили задержанного, и Кимменд почти надеялся, что тот попытается полезть в драку. Во взгляде хмурого существа он почти отчетливо различал самодовольство.

– Итак, – начал он.

– Итак? – переспросил Рух скрежещущим голосом.

– Что ты здесь делаешь?

– Это корабль моего господина. Я могу ходить всюду, где захочу.

– Корабль гранд-адмирала Трауна – это «Химера», – едко поправил его Кимменд. – А «Лямбда» повелителя Вейдера и «Темный ястреб» – нет. Тебя предупреждали, чтобы держался подальше.

– Ваши солдаты подтвердят, что я не поднимался на борт, – заявил Рух. – Спросите их.

Кимменд обратился к Древу:

– Ну?

– Мы были здесь через десять секунд после того, как сработала сигнализация, – признался сержант. – Если он и был внутри, то сразу же выбежал.

– Та-ак, – прорычал Кимменд, снова переводя взгляд на Руха. – Значит, мы опустились до мелких детских шалостей?

– Мы опустились до разговоров, – ответил Рух. – И мое слово таково. Моя задача – безопасность господина. Я не позволю неизвестным угрожать ей.

– Вряд ли мы неизвестные, – жестко заявил коммандер. – Мы – Первый легион, личные штурмовики повелителя Вейдера. Нас знает вся Империя.

– Может, Империя и знает, – возразил Рух, – а я нет. Но узнаю.

– Узнавай, – бросил Кимменд. – Но помни, что в следующий раз, когда мы поймаем тебя в одном из наших транспортов, мы будем стрелять на поражение.

– Попробуйте, – согласился коротышка. – Я на вас зла не держу. Но у меня есть работа.


Издательство:
Эксмо
Поделиться: