Название книги:

Звёздные Войны. Траун. Измена

Автор:
Тимоти Зан
Звёздные Войны. Траун. Измена

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Всем, кому когда-либо приходилось задумываться о цене правильного выбора


Timothy Zahn

Star Wars™: Thrawn. Treason

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Copyright © & ™ 2019 LUCASFILM LTD

Used Under Authorization

Cover illustration by Two Dots

Cover design by Scott Biel

© А. Бугреева, В. Ткаченко. Перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2021

Звёздные Войны
Хронология

I. Скрытая угроза

II. Атака клонов

   Войны клонов (сериал)

III. Месть ситхов

   Джедаи: Павший Орден (видеоигра)

Хан Соло

   Траун

   Траун. Союзники

   Повстанцы (сериал)

Изгой-один

IV. Новая надежда

V. Империя наносит ответный удар

VI. Возвращение джедая

   Мандалорец (сериал)

   Сопротивление (сериал)

VII. Пробуждение Силы

VIII. Последние джедаи

IX. Скайуокер. Восход

* * *

Давным-давно в далекой Галактике…

Пролог

Над голубовато-зеленым шаром планеты величественно проплывал имперский звездный разрушитель, и слабые отблески от небесного тела смешивались на обшивке с тенями, которые создавало далекое солнце. Патрульная смена подошла к концу, и экипаж, убедившись, что в окрестностях все спокойно, начал разворот в сторону открытого космоса. Все так же неспешно достигнув границы гравитационного поля планеты, корабль в одно мгновение исчез в гиперпространстве.

Адмирал Ар’алани, сидевшая на мостике «Стойкого», боевого корабля Флота обороны чиссов, нахмурилась. Ее лицо было подсвечено лишь мерцанием звезд и огоньками тех индикаторов на приборной панели, без которых совсем уж было не обойтись. Случайно помешавший им чужак наконец-то отправился своей дорогой. Оставалось выяснить, успел ли тот, кого они преследовали, воспользоваться форой и ускользнуть от их локаторов из-за того, что им пришлось вынужденно перейти в режим скрытности.

– Средний коммандер Таник? – тихо позвала она.

– Сию минуту, адмирал, – приглушенно отозвался он. На самом деле шептать было необязательно – вряд ли преследуемый их услышит сквозь тысячи километров вакуума, – но Ар’алани давно заметила, что режим скрытности оказывает свое психологическое воздействие, и экипаж старается лишний раз не шуметь. – Отслеживаю последний известный вектор.

– Если только наша цель не успела его сменить, – прорычал стоявший рядом с ее креслом старший капитан Креш. – Безмозглые имперцы. Нашли время и место…

– Терпение, капитан, – протянула Ар’алани, не отрывая глаз от усыпанной звездами завесы в иллюминаторе. Ее, как и Креша, огорчила нечаянная помеха, которую создал им звездный разрушитель, но это был не повод терять самообладание.

Адмирал покосилась на пост управления датчиками. Тем более Танику с его места все прекрасно слышно.

И точно – оператор систем наблюдения, занятый поисками ускользнувшей цели, коротко усмехнулся. Можно не сомневаться, что слух о несдержанности Креша, пускай и совсем безобидной, дойдет до Доминации и там подольет масла в огонь разгоравшейся вражды между двумя семьями.

К несчастью, Креш тоже заметил эту усмешку.

– Вас что-то забавляет, средний коммандер? – рявкнул он.

– Отнюдь, старший капитан, – спокойно ответил офицер.

– Вы определили, куда скрылась наша цель? Если нет, советую выбросить из головы все праздные мысли и сосредоточиться на задаче.

– Слушаюсь, сэр. – Таник выпрямился в кресле. – Хотя постойте, – с нарочитым задором спохватился он. – Поправка, адмирал: мы их засекли.

– На мой пульт, – приказала Ар’алани.

– Вот они. – Креш ткнул пальцем в яркий круг на тактическом дисплее, помечавший выбросы двигателей беглеца. – Похоже, они не свернули с курса.

– Адмирал, корабль снял маскировку, – сообщил Таник. – Но он все еще слишком далеко, чтобы мы могли определить его конфигурацию. – Офицер покачал головой. – Надо отдать должное их самоуверенности.

– Самоуверенности, граничащей с высокомерием, – согласилась она. Как только в системе нарисовался звездный разрушитель, преследуемый корабль тут же окутал себя маскировочным полем, скрывшим его от незваного гостя. Но, судя по его нынешнему расположению, вместо того чтобы заглушить двигатели и замереть, как сделал «Стойкий», беглец продолжил движение, явно рассчитывая на то, что имперцы не заметят его следов.

Которых он, разумеется, не оставил.

– Похоже, они готовятся к прыжку… – подал голос Креш. – Только их и видели.

– Выйти из режима скрытности, – приказала Ар’алани. – Вы засекли их вектор?

– Так точно, адмирал, – отчеканил Таник. Мостик и весь корабль пришли в оживление. – Отправляю данные рулевому.

Ар’алани повернулась к девочке, молча сидевшей в кресле навигатора на рулевом посту:

– По готовности, навигатор Май’ярик.

– Слушаюсь, адмирал, – ответила та. Собравшись с духом, девочка взялась за рычаги и склонила голову. С секунду она сидела неподвижно, а потом глубоко вдохнула и выдохнула.

Миг спустя «Стойкий» нырнул в гиперпространство.

– Будем надеяться, что там такие же неумехи, как и на звездном разрушителе, – проворчал Креш.

– Исключено, – возразила Ар’алани, постаравшись скрыть раздражение. Преследовать нарушителя, чтобы узнать его намерения и пункт назначения, – это одно. Преследовать врага, вторгаясь чуть ли не в центр чужой территории, – совсем другое. – Вызовите всех старших офицеров. Через десять минут собираемся в конференц-зале, чтобы обсудить текущую ситуацию.

– Слушаюсь, адмирал. В том числе?..

Креш намеренно оставил вопрос повиснуть в воздухе.

Разумеется, она прекрасно знала, к чему он клонит. Проблема заключалась в том, что многие офицеры и члены экипажа до сих пор не приняли новичка. Инородца. В момент кризиса, пусть даже вызванного столкновением политических интересов, недоверие вело к промедлению, а промедление – к краху.

Но ей, скорее всего, срочно понадобятся информация и анализ, а новичок, несомненно, был для этого на «Стойком» наилучшим кандидатом.

Хороший командир никогда не разбрасывается ресурсами.

– Да, – кивнула она. – С ним тоже свяжитесь. Пригласите лейтенанта Илай’вэн’то в конференц-зал.

Глава 1

Звездный разрушитель «Химера» принимал и рассылал депеши во всех направлениях и со всевозможными грифами. Каждое сообщение было помечено цифровым кодом, определявшим степень важности и то, как и каким сотрудником оно будет обработано.

Коммодор Кэрин Фейро знала все эти коды наизусть. Но в каком-то закутке ее сознания, сохранившем юношеский задор даже после многих лет суровой и формализованной армейской муштры, цифры превращались в цвета.

Идентификационные коды от находящихся поблизости кораблей и дежурные отчеты от окрестных баз – рутинный поток, с которым справлялись младшие офицеры, – окрашивались в зеленовато-голубые оттенки. Немногочисленные приказы и сводки с Корусанта, который по нынешним временам фигурировал в бюрократической переписке как Центр Империи, были желтыми или оранжевыми. Этими сообщениями занимались старшие офицеры. Жизненно важные или секретные послания, изредка приходившие от адмиралов из Верховного командования, Фейро рассматривала сама. Они представлялись ей темно-красными и бордовыми.

Единичные сообщения, поступавшие в обход официальной флотской иерархии лично гранд-адмиралу Трауну, были непроглядно-черными.

И вести они приносили недобрые.

– Ваш проект по созданию СИД-защитников под угрозой, – вкрадчиво произнес гранд-мофф Таркин.

Фейро, присутствовавшая в кабинете гранд-адмирала, не могла разобрать выражения лица Таркина, потому что стояла за спиной возвышавшейся над столом голограммы. Зато ей прекрасно было видно, что лицо Трауна словно окаменело, и от этого по ее спине поползли мурашки.

– Орсон Кренник, – продолжил гранд-мофф, – виртуозно перетянул финансирование на собственный проект «Звездочка».

– Император уверил меня, что поддержит мое начинание, – заметил чисс. Он совладал с собой, и в голос вернулась привычная размеренность.

Но Фейро уловила нотки, которые ей уже доводилось слышать. С самого первого появления Трауна на Корусанте у него завязались особые отношения с Императором. Поговаривали, что как раз в те ранние годы они часами пропадали в центре стратегического планирования во дворце, обсуждая с высокопоставленными адмиралами и избранными моффами неизвестные широкой публике вопросы. Решив подставить подножку любимчику Императора, Кренник ступил на тонкий лед.

Ладно бы он лишь ударился в нелепые политические интриги, но нет – он подверг риску само существование Империи. Стараниями Трауна на Лотале готовился к открытию завод по производству лучших в истории истребителей: быстрых, маневренных, тяжеловооруженных и – в отличие от остальных моделей СИДов – оснащенных щитами и гиперприводом. Эти корабли были способны разгромить любой заслон, который выставит против них разросшаяся пиратская банда или вольнолюбивая звездная система. Они могли разнести в пух и прах неуклонно растущее повстанческое движение.

 

Без СИД-защитников Корусант ждала затяжная война на все три фронта. А будь у Империи СИД-защитники, она стала бы непобедима.

– По моему мнению, проект директора Кренника не принесет нам ничего, кроме затрат без отдачи на многие годы вперед, – сообщил гранд-мофф. – Если хотите отстоять производство СИД-защитников, обратитесь к Императору напрямую. Я уже испросил для вас аудиенцию.

– Я немедленно вылетаю, губернатор Таркин, – ответил Траун.

Голограмма погасла, и чисс нажал на кнопку коммуникатора.

– Коммандер, сообщите губернатору Прайс, что я лечу на Корусант, – распорядился он. – Как только рассчитаете курс, сразу же делайте прыжок.

С мостика ответили, что приказ принят и исполняется. С секунду гранд-адмирал неподвижно смотрел на стол, будто взвешивая варианты, потом перевел взгляд на Фейро.

– Коммодор, – глухо произнес он, – это отчет о перехваченных сообщениях, который меня интересовал?

– Да, сэр. – Шагнув ближе, она протянула ему планшет. – Боюсь, нам не удалось проследить какую-либо закономерность.

Забрав у нее планшет, чисс молча пробежался глазами по цифрам. Фейро наблюдала за своим командиром, гадая – неужели он тоже, как и она, вспоминает Илая Вэнто, который мог извлечь смысл из будто бы случайных дат и частот, которые она ему предоставляла. Вэнто был в этом деле очень одарен.

Но Вэнто на «Химере» не было: однажды он попросту исчез. Слухи ходили разные: то ли он обретается в Диком космосе, то ли в секретном штабе в императорском дворце, а то и вовсе покоится в вакууме. Все сводилось к одному: никто не знал, где сейчас Илай Вэнто.

Как-то раз Фейро спросила Трауна, как так получилось. Ответ гранд-адмирала был вполне вежлив, но с тех пор ее не покидало убеждение, что эту тему больше поднимать не стоит.

Учитывая, с какой теплотой гранд-адмирал относился к своему адъютанту, словно учитель к ученику, и как старательно продвигал его карьеру, в глубине души Фейро считала, что тот погиб. Иначе он ни за что не покинул бы «Химеру».

– Возможно, повстанцы перестраховываются, – рассудил чисс, возвращая планшет. – Также не исключено, что побег Геры Синдуллы готовит достаточно небольшая группировка, и все вопросы решаются без внешних контактов.

Фейро дернула губой. Верно, группа повстанцев, которая, вне всяких сомнений, намеревалась вызволить Геру Синдуллу из застенков губернатора Прайс, должна быть немногочисленна. Но сбрасывать ее со счетов нельзя – хотя бы потому, что в нее входил бывший джедай Кейнан Джаррус и молодой выскочка Эзра Бриджер.

В некотором роде было бы предпочтительнее, если бы Синдулла погибла вместе со своей эскадрильей Х-истребителей, когда они пытались отбить Лотал у имперского флота во главе с флагманом Трауна. Иногда без пленных не обойтись, но зачастую они становятся головной болью для своих тюремщиков и точкой притяжения для сообщников.

Коммодор не сомневалась, что Траун смог бы обратить эти осложнения в преимущества. Но пленницу удерживала Прайс, не обладавшая столь же острым умом, хитростью или стратегическим талантом, как гранд-адмирал.

Хуже того – губернатор шла на поводу у эмоций. Она принимала атаки повстанцев слишком близко к сердцу, и от этого у нее отключалась голова. Стоит Трауну, сохранившему ясность ума и жесткую хватку, оставить Лотал хотя бы на несколько дней, и планета погрузится в хаос.

В конце концов, Синдулла могла погибнуть, не принеся Империи никакой пользы, но Прайс, по-видимому, не волновала утрата столь ценного заложника.

– Как я понял, вы не одобряете возвращение «Химеры» на Корусант.

– Верно, сэр, не одобряю, – подтвердила Фейро. Траун быстро научился читать ее мимику и язык тела, и это уже давно не выбивало ее из колеи. – По-моему, губернатор не понимает, какую беду она навлекла на свою голову с этой пленницей. Если Джаррус явится за Синдуллой со своим отрядом, Прайс не выстоит.

– Согласен, – кивнул чисс. – Но, с другой стороны, невелика потеря, если пленница сбежит. А вот если мы лишимся СИД-защитников – это катастрофа. Если проект директора Кренника именно такой, каким я его представляю, то он вобрал в себя все огрехи недальновидного суждения как в наступательном, так и в оборонительном плане. Если он и правда убедил Императора урезать финансирование СИД-защитников, в будущем это может дорого нам обойтись.

– Так точно, сэр, – поддакнула Фейро. Она знала, что повелитель Вейдер тоже заинтересовался защитниками после того, как опробовал один из таких кораблей в бою против грисков в Неизведанных регионах. Его поддержка перевесит чашу весов в пользу Трауна.

Но Вейдер – лишь рупор воли Императора. Если тот решил окончательно свернуть проект, то темный повелитель не скажет ни слова в его защиту.

В этот момент запищал коммуникатор.

– Адмирал, это мостик, – прозвучал в динамике голос коммандера Хаммерли. – Мы только что получили новые координаты от губернатора Таркина. Он ждет нас на звездном разрушителе «Огненный змей» в системе Сев-Ток.

На лоб гранд-адмирала набежала легкая тень.

– Любопытно. Он сообщил, будет ли там присутствовать Император?

– Нет, сэр, о нем речь не шла, – ответила Хаммерли. – Но упоминалось, что там будут директор Кренник и другие официальные лица. Я проверила подлинность сообщения: координаты и комментарий к ним определенно исходят от Таркина.

– Очень хорошо, коммандер, – похвалил Траун. – Скорректируйте курс, прыжок по готовности.

– Слушаюсь, сэр.

Гранд-адмирал снова нажал на кнопку отключения:

– Что скажете, коммодор?

– Похоже на шпионскую операцию. – Фейро вывела на экран планшета изображение «Огненного змея». Имперский звездный разрушитель, флагман гранд-адмирала Баланхая Савита, командующего Третьим флотом. – Если Таркин хочет встретиться на борту звездного разрушителя, чем ему «Химера» не угодила?

– У него наверняка есть на это основания, – заметил чисс. – Импульсивностью он не страдает.

От дублирующих дисплеев раздался предупреждающий сигнал: «Химера» легла на заданный курс.

– Так точно, сэр, – повторила Фейро. – С вашего позволения, я вернусь на мостик и еще раз все проверю.

– Конечно, коммодор, – кивнул он. – Полагаю, вы удовлетворены, что одно из ваших опасений разрешилось само собой.

Фейро сдвинула брови:

– Что, прошу прощения?

– Очевидно, что на Корусант мы уже не полетим.

* * *

– Адмирал? – позвал с мостков «Огненного змея» капитан Баулэг. – Прибыл челнок директора Кренника.

– Ясно, – ответил с кормового мостика гранд-адмирал Савит, резко помрачнев. Изменение планов в последний момент, скопление высокопоставленных персон на военном корабле, политические игрища – казалось, внутри Империи возродился маховик Республики, со всей его нелепостью и неуклюжестью.

– Адмирал, кажется, вы чем-то недовольны, – заметил седовласый худощавый человек, стоявший у поста связи.

Савит перевел взгляд на гостя. Адмирал уже давно решил для себя, что из всех политиков Империи гранд-мофф Таркин был самым невыносимым.

– Сомневаюсь, что Император брал в расчет мое душевное состояние, когда решил перенести встречу с Корусанта на борт «Огненного змея».

Таркин приподнял брови:

– А должен был?

Губы Савита дрогнули в улыбке. Да, Таркин прожженный политикан, но в чувстве юмора ему не откажешь.

– Разумеется, нет, – проговорил адмирал. – Вверенный мне «Огненный змей» к услугам Императора и Империи, которой он правит.

– Как и все мы, – подхватил гранд-мофф. – Вы, несомненно, поддержите стремление Императора сэкономить время всех приглашенных, когда узнаете, что ключевым фактором при принятии решения было нынешнее расположение «Огненного змея».

Савит насторожился. «Ключевой фактор?»

– Конечно. А каковы же остальные?

Удостоив собеседника короткой усмешкой, Таркин перевел взгляд за его спину. На мостик.

– Скажите, адмирал, что вы думаете о проекте «Звездочка»?

– Интересный вопрос. – Разум Савита в ту же секунду перестроился в оборонительный режим. Детище Императора, гордость и отрада Кренника, подспудный интерес Таркина… – Подход к проблеме защиты Империи выбран очень смелый и неординарный, – ответил он, тщательно подбирая слова. – Я с нетерпением жду завершения проекта.

– Как и все мы, – повторил гранд-мофф. – В то же время у нас возникли… разногласия… по поводу распределения средств. Вы знакомы с проектом гранд-адмирала Трауна по производству СИД-защитников?

– Некоторым образом. Мне показывали чертежи, но видеть истребители в деле не доводилось.

– Траун убежден, что флоту не обойтись без защитников, – продолжил Таркин. – Ни для кого не секрет, что Император считается с мнением гранд-адмирала. Но сам Император также убежден, что Империи не обойтись и без «Звездочки».

– И правда, – согласился адмирал. – Мы оба занятые люди, губернатор. Что конкретно от меня вы хотите?

Таркин вгляделся в лицо собеседника, слегка наморщив лоб:

– Вы умеете хранить секреты, адмирал?

Савит невольно улыбнулся:

– Разумеется.

– У меня есть основания полагать, что предстоящая встреча закончится противостоянием. На одной стороне будет директор Кренник, а на другой – гранд-адмирал Траун.

– Жаркий спор намечается, – заметил Савит. – И кому я, по-вашему, должен помочь?

– Траун очень печется о своей гордости, – задумчиво произнес Таркин. – Он компетентен и находчив, но при этом весьма заносчив. – На лице гранд-моффа снова мелькнула улыбка. – Как и вы сами, адмирал. Он никогда не попросит помощи и откажется, если мы будем ее навязывать.

– Но если я найду способ поддержать его без его ведома?.. – подхватил Савит.

– Полагаю, это послужит на пользу всей Империи, – без тени иронии резюмировал Таркин.

«Или хотя бы, – мысленно констатировал гранд-адмирал, – на пользу твоему превосходительству».

Впрочем, таковы были правила игры. И опять же – все, что хоть немного подрубит крылья Креннику и его детищу, было им на руку.

– Понял, – кивнул адмирал. – Прошу меня извинить: я должен лично встретить директора Кренника на посадочной палубе. Вы сообщили Трауну об изменении пункта назначения?

– Да, с «Химеры» уже подтвердили смену курса, – ответил Таркин. – Прошу поприветствовать директора Кренника от моего имени. Через несколько часов жду вас на аудиенцию.

– Поприветствую, губернатор, – с улыбкой пообещал Савит. – С нетерпением жду нашего совещания.

* * *

За столом в офицерском конференц-зале звездного разрушителя «Огненный змей» сидели трое. «Помещение – точная копия конференц-зала на „Химере“, только стол и стулья тут новее и изысканнее».

– Гранд-адмирал Траун, – кивнул Таркин при его появлении. «На лице написано предвкушение, за которым, возможно, скрывается холодный расчет. Голос спокоен. Скорее всего, его обладатель мысленно готов вступить в схватку». – Позвольте представить гранд-адмирала Савита, командующего «Огненным змеем» и Третьим флотом. По-моему, вы раньше не встречались.

– Верно, губернатор, не встречались, – подтвердил Савит. «В голосе слышится сдержанное дружелюбие. Лицо выражает озабоченность, словно он что-то оценивает. Поза выдает гордость и уверенность». – Добро пожаловать, адмирал.

– Возможно, вы знаете адмирала Савита понаслышке благодаря музыкальным концертам, которые устраивает его семья на Корусанте.

«Расчетливость этой фразы Таркина еще очевиднее. В голосе слышится предупреждение, возможно, настойчивый намек на высокий статус семьи Савита в культурных кругах».

– Да, наслышан и мечтаю когда-нибудь попасть на концерт.

– Будем очень рады вас там видеть, – кивнул Савит. «В голосе читается гордость и легкое самодовольство. Похоже, он давно привык к лаврам своей семьи».

– А это… – «Напряжение возрастает, как будто Таркин чувствует, что схватка вот-вот начнется. На лице написана отстраненность, граничащая с неприязнью», – …директор Орсон Кренник.

– Адмирал. – «В голосе Кренника угадывается легкая настороженность. На лице читается враждебность. Поза выражает то ли раздражение, то ли презрение». – Мне понятно ваше желание перетянуть финансирование с моего проекта «Звездочка»…

– Ни в коем случае. Я всего лишь хочу получить средства, которые уже были гарантированы мне ранее.

– Причем, надо добавить, самим Императором, – вставил Таркин. «С полсекунды он, не мигая, смотрит на Кренника, затем жмет на выключатель на встроенном в стол пульте. Движение выверено, словно он уже вошел в боевой режим». – Поскольку все приглашенные на месте, я сообщу ему, что мы готовы начинать.

«Пауза затягивается на одиннадцать секунд. Все хранят молчание. Таркин не сводит глаз с Кренника. Тот, в свою очередь, переводит взгляд с Таркина на Трауна. Савит смотрит на голопроектор, всем своим видом выражая бдительное спокойствие».

 

Голопроектор ожил, и над ним появилась фигура Императора.

– Доброго дня, губернатор Таркин. – «В голосе слышится предвкушение и интерес. Из-за помех на линии связи выражение лица не разобрать, тем более в профиль». – Директор Кренник, гранд-адмирал Савит, гранд-адмирал Траун.

– Доброго дня, ваше величество, – ответил гранд-мофф. «Почтительно наклоняет голову в приветствии. Остальные делают то же самое. На губах Кренника мелькает улыбка, выдающая самодовольство». – Как вам известно, проект «Звездочка» столкнулся с небольшой проблемой, подробности которой я сейчас изложу.

– В самом деле, – протянул Император, повернувшись к Креннику. «Уголки губ властителя Галактики опущены вниз». – Мне казалось, что у вас все идет по графику.

– Сам проект из него не выбивается, ваше величество, – уверил его директор. «Самодовольство из голоса никуда не исчезло». – Проблема лишь в снабжении, но и она легко решаема.

– Неужели? – возразил Император. – По-моему, губернатор Таркин придерживается иного мнения.

– Так и есть, ваше величество, – подхватил Таркин. «Выражение лица в целом не изменилось, но чуть дрогнуло, как будто он не прочь улыбнуться». – И поскольку директор Кренник не может или не желает признать серьезность проблемы, я пригласил для консультаций гранд-адмирала Трауна.

– Я вижу. – «Фигура над голопроектором поворачивается, губы на миг растягиваются в улыбке». – И что же, позвольте поинтересоваться, гранд-адмирал Митт’рау’нуруодо думает о сложившейся ситуации?

– Дело в том, ваше величество, что мне не выпало возможности посвятить адмирала в суть проблемы, – заметил гранд-мофф. – Учитывая строжайшую секретность проекта «Звездочка», я счел неприемлемым обсуждать ее через Голосеть.

– Мудро, губернатор Таркин, – одобрил Император. – Директор Кренник, окажите любезность: изложите свое видение ситуации. – «Уголки его губ снова опускаются». – Для нашего общего понимания.

«У Кренника едва заметно каменеют мышцы на горле».

– Как я и сказал, ваше величество, проблема легко решаема. Нам немного досаждают майноки в одном логистическом узле.

– Гроллоки, – пробормотал под нос Таркин.

– Гроллоки – всего-навсего разновидность майноков, – огрызнулся Кренник. «Лицо мрачнеет, кровь приливает к щекам: возможно, от раздражения, возможно, от гнева или неловкости». – Они точно так же живут в вакууме и портят кабели и соединительные муфты…

– Но при этом значительно крупнее и живучее обычных майноков, – подал голос Савит. «Судя по выражению лица, происходящее его втайне забавляет». – Губернатор Хейвленд намучилась с ними в секторе Эсага.

– Тем не менее для нас они не более чем мелкая помеха, – отрезал директор. «Кровь отливает от лица. Кренник снова владеет голосом и не сводит глаз с Таркина, возможно бросая ему безмолвный вызов».

– Помеха? – переспросил гранд-мофф. «На лице написано торжество». – Вы сами докладывали, что техника и турболазерные установки точечной обороны доставлены с опозданием на три недели. У меня язык бы не повернулся назвать это «мелкой помехой».

– Хотите сказать, что «Звездочка» стала жертвой стайки безмозглых тварей? – «В голосе Императора слышится тщательно сдерживаемый гнев, взгляд вперен в Кренника».

– Уверяю вас, ваше величество, проблема под контролем. – «В голосе Кренника мелькает неслышное доселе беспокойство. Но самодовольство сохраняется».

– Адмирал Митт’рау’нуруодо, – обратился к нему Император, – вы разделяете мнение директора?

– Мне кажется, что задержка поставок на три недели – не такая уж мелкая помеха. Но не настолько, чтобы я пренебрег своими заботами на Лотале.

– У кого из нас нет своих забот, адмирал, – протянул Таркин. – Но губернатора Прайс сейчас подстраховывает основной костяк вашего флота, так что вы вполне можете уделить время и нашей проблеме.

– Мне показалось, что адмирал Савит лучше меня осведомлен об этих паразитах. Думаю, он найдет решение быстрее.

– У адмирала Савита другие задачи, – возразил гранд-мофф. – К тому же он не обладает вашими тактическими навыками и находчивостью. О которых, смею предположить, директору Креннику прекрасно известно.

– Вы утомили меня препирательствами, – заявил Император. – Губернатор, вы созвали это совещание. Какова его конечная цель?

«Взгляд Таркина тверд, на лице снова написано торжество».

– Директор Кренник подал прошение, чтобы финансирование, выделенное для строительства СИД-защитников, было направлено на проект «Звездочка». Я считаю, что из-за этих задержек с поставками не только отодвигается срок завершения проекта, но и вылетают в трубу средства, которые могли бы пригодиться в другом месте.

– И что, вы предлагаете компромисс? – «В голосе Императора звучит нетерпение».

– Да, ваше величество, – ответил гранд-мофф. – Я предлагаю возобновить финансирование СИД-защитников, если адмирал Траун сможет решить проблему с гроллоками.

– Директор Кренник? – обратился к нему Император.

На несколько секунд повисло молчание.

– Я готов на компромисс, – наконец согласился Кренник. «На лице застыло тщательно контролируемое выражение. В глазах тревога, словно он оглядывается на преследующего его хищника». – Если адмирал Траун разберется с ними в течение недели.

– Вы слишком задрали планку, – покачал головой Савит. «На лице и в голосе угадывается пренебрежение». – Как я уже говорил, губернатор Хейвленд мучилась с ними не один год.

– Если адмирал Траун не справится за неделю, какой от него толк, – заупрямился Кренник. – При таком подходе о какой, с вашего позволения, находчивости может идти речь?

– Адмирал Митт’рау’нуруодо? – обратился к чиссу Император. – За вами последнее слово.

– Я согласен с предложением губернатора Таркина и принимаю условия директора Кренника.

– Очень хорошо. – «Уголки губ Императора приподнимаются в довольной улыбке». – Даю вам неделю. Директор Кренник, сообщите гранд-адмиралу координаты пункта назначения. Адмирал Савит, предоставьте всю информацию об этих существах, которую удалось собрать губернатору Хейвленд. Адмирал Митт’рау’нуруодо, через неделю жду результаты.

Голограмма исчезла, и проектор погас.

– С одной оговоркой, – заявил Кренник, переводя взгляд на Трауна. «На лице читается напряжение – то ли от недоверия, то ли от враждебности». – Я пришлю на ваш корабль своего представителя, чтобы он наблюдал за ходом операции.

– Я считаю, в этом нет необходимости, – осадил его Таркин. – Статистика успешных операций гранд-адмирала Трауна говорит сама за себя.

– Та же статистика показывает, что раз на раз не приходится, – возразил директор. «Голос звучит резко, налет вежливости пропал». – Я знаю, к чему вы клоните, Таркин. Если мне придется пожертвовать финансами, которые должны быть выделены на «Звездочку», я уж позабочусь, чтобы были соблюдены все формальности. До последней буквы.

– Они будут соблюдены. В ближайшие пятнадцать минут я жду передачи на «Химеру» координат точки назначения. За это же время на борт должен прибыть ваш представитель, иначе мы улетим без него.

– Как скажете, адмирал Траун. – «Лицо Кренника озарено улыбкой: насмешливой, а может, триумфальной». – Они прибудут одновременно, поскольку нужные сведения на «Химеру» доставит как раз мой заместитель Бриерли Ронан, – известил их директор, переводя взгляд на Таркина. «Улыбка гаснет, лицо каменеет, зато возвращается показная вежливость». – Как заметил губернатор Таркин, информация слишком деликатная, чтобы доверять ее средствам связи.

Савит поднялся. «На лице смесь веселья и презрения».

– Адмирал, пойдемте. Я провожу вас до челнока. – «Он улыбается. Веселье улетучивается, берет верх брезгливость». – Заодно обсудим гроллоков. И прочих падальщиков.

* * *

Дверь в каюту отъехала в сторону. Подняв голову, заместитель директора Ронан увидел, что к нему широким шагом входит директор Кренник в развевающемся белом плаще.

– Господин директор, – слегка приподнявшись в кресле, поприветствовал он начальника. – Надеюсь, совещание прошло успешно?

– Нет, наоборот, – цедя каждое слово, ответил тот. – Вы знакомы с гранд-адмиралом Трауном?

– Хм… только понаслышке, сэр, – сдержанно ответил Ронан. – Не более.

– Значит, нужно срочно восполнить пробел, – рявкнул директор. – Идите к терминалу и загружайте все, что найдется на Трауна на «Огненном змее».

– Слушаюсь, сэр. – Заместитель торопливо шагнул к терминалу. – Могу я узнать, в чем дело?

– Можете, – с досадой вздохнул Кренник. – Очевидно, Траун стал очередным орудием, которое Таркин направил против меня.

– «Орудием», сэр?

– Именно. – Изящно взметнув подол плаща, директор опустился в кресло. – В общем, новая попытка столь дорогого нам гранд-моффа увести «Звездочку» у меня из-под носа, – фыркнул он. – А Император наблюдал за этим и улыбался. Улыбался!


Издательство:
Эксмо
Поделиться: