Название книги:

Золотые пески Зантирады

Автор:
Александр Абалихин
Золотые пески Зантирады

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1. Пурпурные небеса

Космолёт «Ясон» приближался к цели. Три члена экипажа, облачённые в серебристые костюмы, сидели в удобных креслах и смотрели на золотистую планету, появившуюся на экране, который занимал четверть стены в кают-компании. На поверхности планеты выделялись белые разводы редких облаков и синие пятна водоёмов, похожие на неровные кляксы.

– Какие странные на этой планете водоёмы! Они похожи на живые существа, протянувшие свои щупальца в одном направлении. У них неприятный вид, – сказала миловидная рыжая молодая женщина с синими миндалевидными глазами.

– А, по-моему, эти озёра красивые. Их цвет напоминает мне цвет твоих прекрасных глаз, Ника, – улыбнувшись, сказал светловолосый кареглазый молодой человек.

– Алексей, сейчас не время для комплиментов, – сухо проговорила женщина. – Лучше обрати внимание, что у полюсов планеты, водоёмы скованы льдом. Впрочем, даже эти замёрзшие озёра кажутся живыми, только они спят подо льдом.

– Вот высадимся на Зантираду и искупаемся в синих озёрах. В средних широтах и на экваторе должны быть великолепные песчаные пляжи, – сказал Алексей.

– Тебе лишь бы попусту болтать! Ты несерьёзный человек. Вы со Стивом похожи. Только ты моложе.

– И, к тому же, я не такой толстый, как он, – улыбнувшись, сказал Алексей.

– Ты ещё станешь толстым, – сердито сказала Ника.

После этих слов Алексей обиженно замолчал.

Космолёт «Ясон» направлялся к Зантираде – одной из планет, обращающихся вокруг звезды Дельта Павлина.

Главная цель экспедиции состояла в определении целесообразности добычи полезных ископаемых на этой планете. Ранее на Зантираду были направлены несколько зондов, которые обнаружили на её поверхности залежи золотоносного песка. Золото было востребовано в высокотехнологичном производстве середины двадцать третьего века.

Зантирада была похожа на Землю. Обе планеты имели почти одинаковый состав атмосферы и температурный режим на поверхности.

В кают-компании космолёта, кроме Алексея и Ники, находился ещё один член экипажа – рослый широкоплечий темнокожий астронавт, которого звали Фарадж.

– Скоро мы получим подробную информацию об озёрах и других объектах на поверхности планеты. Мы сможем прогуляться по берегам местных водоёмов. Спускаемый модуль готов к старту, – сообщил Фарадж.

– Ты выяснил у командира, кто будет высаживаться на Зантираду? – спросил Алексей.

– Юхан сообщил, что должны готовиться мы с вами. Ещё с нами полетит Стив. Виктор, Акиро и Лейла останутся на борту «Ясона» вместе с командиром, – сообщил Фарадж.

– Фарадж, наверно, тебе хотелось бы полететь вместе с Лейлой? – спросила Ника.

– Несомненно, – кивнул Фарадж. – Впрочем, здесь принимаю решения не я, а Юхан. Вы же знаете, что нашему командиру возражать бесполезно.

– Юхан принял верное решение. Ты, Фарадж, – минеролог, Стив – метеоролог, Ника – биолог, и по совместительству – врач, а я – и механик, и пилот спускаемого модуля, и водитель вездехода. Выбор командира правильный. Вряд ли на Зантираде потребуется бортинженер Акиро или навигатор Лейла. Да и услуги психолога Виктора больше нужны во время длительного полёта по просторам космоса, чем при кратковременной высадке на пустынную планету. Лично я доволен. Ведь это будет мой первый спуск на поверхность далёкой планеты иной звёздной системы, – сказал Алексей. – Посещение в детстве Марса во время школьной экскурсии, естественно, не в счёт, – сказал Алексей.

– Зантирада – это не Луна или Марс. Эта неизведанная планета может таить опасность. Десятки астронавтов нашли свою смерть на казалось бы пригодных для жизни планетах в различных звёздных системах после того, как был открыт способ перемещения космических кораблей на огромные расстояния через переходы в подпространство, – отметил Фарадж.

– Я подробно изучал отчёт о работе зондов, исследовавших Зантираду. На поверхности этой планеты мы можем обойтись без скафандров и дышать чистым воздухом. Я мечтаю об этом. Ведь на нашем космолёте воздух кислый и сухой, и у меня из-за этого постоянно першит в горле, – признался Алексей.

– Не надо сразу отказываться от скафандров. Следует ещё раз проверить параметры атмосферы, – предупредил Фарадж.

– Мы не станем нарушать инструкцию, – пообещала Ника. – Обязательно ещё раз определим состав атмосферы Зантирады и проведём её микробиологический анализ. Впрочем, зонды определили, что болезнетворные микробы отсутствуют не только в воздухе, но и в почве. Похоже, Зантирада – пустынная планета. Пока на ней не обнаружено ни флоры, ни фауны. Правда, озёра досконально не были исследованы. Было лишь определено, что они наполнены водой. Зонды уже давно перестали передавать информацию. Интересно, что с ними случилось?

– Неизвестно. Место посадки спускаемого модуля выбрано в том районе, где пропала связь с одним из зондов, который мы попробуем отыскать, – сказал Фарадж. – Возможно, все зонды засыпало песком. Ведь почти вся Зантирада покрыта золотоносным песком, который состоит из крупинок золота с примесью кварцевого песка и мелкодисперсной глины.

– Неужели был смысл снаряжать нашу экспедицию и лететь ради золота в такую даль? – удивился Алексей.

– Ради золота в древности часто совершались безрассудные поступки. А добыча золота на Зантираде может оказаться весьма выгодным делом. Хотя эта планета находится далеко от солнечной системы, доставка золота на Землю вполне может осуществляться грузовым космическим флотом, – заметил Фарадж.

– Но если забыть про золото, то, всё же, прогуляться по далёкой планете – это очень романтично. Скорее бы! – воскликнул Алексей.

– Ты похож на нетерпеливого ребёнка, – сказал Фарадж. – По мне, так лучше остаться на космолёте, чем участвовать в десанте на планету. В этом нет ничего хорошего. На Зантираде не отдохнёшь, а на борту «Ясона» дел будет немного.

– Возможно, мы встретим на Зантираде разумных существ. Может они обитают в недрах планеты, – предположил Алексей.

– Никаких признаков существования цивилизации на Зантираде не выявлено. На этой планете пока не обнаружены ни животные, ни растения, – сказала Ника.

– Много ли могли обнаружить несколько зондов, проработавшие крайне мало времени? К тому же, пока не были исследованы водоёмы и недра планеты, – заметил Алексей. – Вас не удивляет, что в атмосфере этой пустынной планеты присутствует кислород, и воздух пригоден для дыхания?

– То, что на Зантираде не обнаружены животные, это хорошо. Наличие на этой планете крупных хищников могло бы осложнить добычу ископаемых. Пришлось бы заняться их истреблением, – сказал Фарадж.

– Перед посадкой зонды несколько раз совершили облёт Зантирады, и во время съёмок поверхности никаких признаков жизни не было обнаружено. Да и мы сейчас не заметили на поверхности ничего любопытного, кроме странных озёр, – сказала Ника. – Кстати, эти озёра перемещаются по пустыне. Во время второго витка космолёта вокруг планеты я обнаружила, что одно большое озеро сместилось относительно двух высоких холмов.

– Тебе показалось, – махнул рукой Фарадж.

– Нет. Я чётко запомнила, где раньше располагалось это озеро, – уверенно сказала Ника. – А вот на ночной стороне Зантирады видны небольшие светящиеся пятна. Скорее всего, это светятся микроорганизмы, обитающие в озёрах.

– Значит, всё-таки, на Зантираде существует жизнь! – воскликнул Алексей.

– Точнее, могут существовать примитивные формы жизни, – сказала Ника.

Прозвучал мелодичный сигнал, призывающий всех членов экипажа собраться в рубке.

Командир космолёта майор Юхан Андерсон сидел в кресле перед панелью управления и закреплённом на стене экраном – таким же, как и в кают-компании. По левую и правую руку от него в креслах расположились Акиро – худощавый широкоскулый шестидесятилетний мужчина с узким разрезом глаз и Лейла – высокая темнокожая молодая женщина.

Взглянув на вошедших Алексея, Нику и Фараджа, командир сказал:

– Готовьтесь к спуску на Зантираду!

Майору Юхану Андерсону было пятьдесят два года. Его голубые глаза сохранили юношескую живость. В отличие от остальных членов экипажа, одетых в серебристые костюмы, на нём был тёмно-синий костюм с тремя вертикальными красными нашивками на правом рукаве. Командир космолёта был единственным военным на корабле. Остальные члены экипажа являлись гражданскими сотрудниками.

На Земле давно прекратились не только большие войны, но даже локальные вооружённые конфликты. Это произошло в середине двадцать второго века вследствие объединения всех стран в единое государство. Однако Мировое Правительство опасалось конфликтов землян с иными цивилизациями. Поэтому космолёт, а также вездеход, находившийся в спускаемом модуле, были оснащены плазменными пушками, а у каждого члена экипажа имелась лазерная винтовка. Командиры разведывательных и боевых космолётов являлись сотрудниками Военного Космофлота Земли. Майор Андерсон не только сам отлично владел боевым оружием, но и требовал постоянного участия всех членов экипажа в тренировочных стрельбах в лазерном тире.

– Полагаю, ваша работа на Зантираде будет немного скучной, поскольку эта планета необитаемая, – сообщил Андерсон.

– Надеюсь, нам удастся совместить работу с небольшим интересным путешествием по Зантираде на вездеходе, – сказал Фарадж.

– Поездка на вездеходе не должна быть опасной. Поверхность Зантирады в районе предполагаемой посадки модуля ровная – нет ни глубоких ущелий, ни высоких гор, а есть только небольшие холмы. Единственное, что может помешать вашему передвижению и нахождению на этой планете – это сильные ветра, которые зафиксировали зонды. На Зантираде часто возникают песчаные бури. Скорее всего, зонды прекратили передавать сообщения из-за того, что их занесло песком, – сказал майор.

– Место посадки выбрано в умеренном поясе северного полушария, – сообщила Лейла. – В тропических зонах и на экваторе Зантирады наиболее часто бушуют сильные ураганы.

 

– А какие сведения получены зондами с других планет звёздной системы Дельта Павлина? – поинтересовалась Ника.

– Зонды, направленные на соседние с Зантирадой три планеты системы Дельта Павлина, показали отсутствие растений и животных. На этих планетах также нет пригодной для дыхания человека атмосферы, золотоносных песков и малое количество других полезных ископаемых. Совсем другое дело – Зантирада! Здесь по предварительным прогнозам невероятно большие запасы золота. Кстати, в связи с отсутствием разумных обитателей на Зантираде, все полезные ископаемые на этой планете по праву первооткрывателей принадлежат нам, землянам. Не забудьте установить флаг Земли на самом высоком месте в районе посадки спускаемого модуля, – напомнил майор и недовольным тоном спросил:

– А почему Стив и Виктор не зашли в рубку? Неужели на корабле есть место, где не слышен сигнал оповещения?

– Командир, вы меня вытащите даже из самого уютного места на корабле, – послышался из коридора голос Стива.

В рубку зашёл полный лысый сероглазый метеоролог.

– Стив Айсман, как вы со мной разговариваете! – возмутился Андерсон.

– Слава Космосу, что я не сотрудник военного ведомства, и вам подчиняюсь, только, как член экипажа, – сказал Стив.

– Я совершенно забыл, что со мной в полёт на разведывательном космолёте отправились несколько гражданских крыс, а не боевых офицеров космофлота Земли, – резко ответил Андерсон.

– Ваша грубость, майор, нам привычна, – сказал Стив. – Но армейские шуточки на вашем месте я бы приберёг для военных учений, которые, впрочем, теперь стали ненужными. Да и все боевые действия ныне сводятся лишь к истреблению хищников на заросших джунглями планетах. Прошу не забывать, что члены экипажа нашего космолёта – либо гражданские служащие, либо представители частных компаний.

– Рад, Стив, что вы напомнили мне об этом, – сквозь зубы процедил майор. – Но для вас у меня есть неприятное известие. В районе выбранного места посадки поднимается песчаная буря.

– Я с удовольствием займусь исследованием состояния атмосферы Зантирады. Рад, что у меня будет работа. Её я не боюсь. Плохо, что мне приходится выполнять указания офицера. Если бы вы знали, как мне не хочется с вами разговаривать, майор, – пробурчал Стив.

– А провоцировать скандалы тебе хочется? – спросила Лейла.

– Лейла, почему ты вступаешься за Юхана? Неужели ты скоро собираешься вступить в ряды ни с кем не воюющих военных? – поинтересовался метеоролог.

– Прекрати, Стив! Ты сейчас похож на наглого заевшегося домашнего кота, – сказала Лейла, – а, между прочим, метеоусловия на Зантираде действительно сложные.

– Так выбери место для посадки поспокойнее, – посоветовал Стив.

– Координаты места посадки спускаемого модуля были определены ещё на Земле. Мы сядем неподалёку от места предполагаемого нахождения одного из зондов, направленных с Земли на Зантираду несколько лет назад. Единственное, что я могу порекомендовать командиру, так это совершить ещё несколько витков вокруг Зантирады и дождаться, когда уляжется начинающаяся буря, – сказала Лейла.

– Если бы в спускаемом модуле на Зантираду направлялся только Стив, я бы приказал садиться в эпицентр бури, – сердито сказал майор. – Но так как с ним полетят ещё три члена экипажа, то я разрешаю отложить старт спускаемого модуля и сделать ещё пару витков.

– Песчаная буря в районе посадки скоро уляжется, – сказал вошедший в рубку сухопарый высокий темноволосый человек с чёрными колючими глазами. – Главное, чтобы не разразилась буря на самом корабле. Я из коридора слышал, как вы тут разговариваете на повышенных тонах.

Это был психолог Виктор. В его внешности сочетались черты всех земных рас – у него были курчавые светлые волосы, чёрные узкие глаза, прямой нос, широкие скулы и шоколадно-коричневая кожа.

– Хорошо, что ты зашёл, Виктор. Ты готов провести плановые беседы с теми, кто готовится к высадке на Зантираду? – спросил майор.

– Я только недавно беседовал со всеми членами экипажа, – сказал психолог.

– Ладно, у тебя будет время побеседовать с ними. Я решил, что ты тоже отправишься на Зантираду, – сказал майор.

Виктор удивлённо посмотрел на командира и спросил:

– Вы изменили своё решение, майор?

– Да. Только сейчас я решил, что тебе необходимо лететь на Зантираду. И для этого есть веские причины, – сказал Юхан Андерсон и, нахмурившись, бросил недовольный взгляд на метеоролога. – Присутствие психолога на Зантираде будет необходимо, поскольку туда летит Стив.

Айсман побагровел, и беспечная улыбка сползла с его лица. Наступила тишина, которую прервал Алексей.

– Я проверю системы спускаемого модуля и вездехода, – сказал Алексей.

– Хорошо, – кивнул Андерсон.

Алексей направился в шлюзовой отсек и там тщательно обследовал спускаемый модуль и вездеход. Затем он прошёл в свою каюту и прилёг на кушетку, решив до старта модуля немного отдохнуть. Он закрыл глаза и стал представлять, как он сойдёт с трапа модуля на неизведанную планету, на которую не ступала нога человека. Воображение рисовало ему удивительные картины.

– Отправляющимся на Зантираду занять места в модуле! – раздался голос майора из вмонтированного в стену динамика.

Алексей надел скафандр, взял в руку шлем, повесил на пояс лазерную винтовку и направился к отсеку, в котором находился модуль. Рядом со спускаемым аппаратом стояли провожающие – командир корабля, Акиро и Лейла. Ника, Стив, Фарадж и Виктор, облачённые в скафандры, уже находились в модуле.

Алексей сел в кресло пилота и весело сообщил:

– Командир, все места заняты!

– Вы отправляетесь на Зантираду на самом большом спускаемом аппарате, из всех находящихся на космолёте, – сказал Акиро.

– Прилетайте на оставшихся одноместных катерах к нам на Зантираду! – пригласил Алексей.

– Надеюсь, это не понадобится, – сказал Андерсон. – Старшим экспедиции на Зантираду я назначаю Фараджа.

– Фарадж обещал мне не жениться на прекрасной зантирадке, если встретит её среди бескрайних песков, – улыбнувшись, пошутила Лейла. – А других необычных ситуаций на этой скучной планете не должно быть.

Алексей закрыл дверь. Провожающие вернулись в рубку.

Алексей ввёл в бортовой компьютер координаты места посадки и запустил гравитационный двигатель. Модуль отделился от космолёта. Теперь функцию пилота Алексей выполнял формально. Лишь в случае возникновения внештатной ситуации Алексей должен был взять управление на себя.

Перед Алексеем располагался небольшой экран монитора, на котором был виден жёлтый шар на чёрном фоне космоса. Вскоре на золотистой планете стали хорошо заметны белые пятна облаков и синие вкрапления озёр. Модуль вошёл в облако, и экран стал серым. Вскоре пассажиры почувствовали лёгкий толчок.

– Мы на поверхности Зантирады! – торжественно объявил Алексей.

Он выключил ставший тёмно-жёлтым экран и посмотрел на приборы, расположенные на панели управления. Судя по показаниям газоанализатора, атмосфера Зантирады была пригодна для дыхания. Правда, азота было немного больше, а кислорода чуть меньше, чем в земной атмосфере. Биоанализатор показал отсутствие вирусов и бактерий, опасных для человека. Термобарометр показывал температуру двадцать один градус по Цельсию и давление немного ниже одной атмосферы.

На всякий случай Алексей взял лазерную винтовку, открыл дверь, ступил на автоматически выдвинувшийся трап и сошёл по нему на поверхность Зантирады. За ним вышли из модуля Фарадж, Стив и Ника. Только Виктор остался сидеть в своём кресле.

Вышедшие из модуля земляне с удивлением и восторгом смотрели на холмистую жёлтую пустыню, сверкающую золотистыми искорками под лучами серебристо-синего светила, сиявшего на пурпурном небе. Неподалёку возвышались барханы. Золотой песок и серебристый свет, исходящий от синеющего в пурпурном небе светила, изумили землян. Вспомнив о показаниях приборов, Алексей без опасения снял шлем и вздохнул полной грудью.

Астронавты, стоявшие рядом с Алексеем, последовали его примеру.

– Всех поздравляю с удачной посадкой! – торжественно произнёс Фарадж.

– Можно будет снять скафандры и налегке прогуляться по Зантираде, – предложил Стив.

– Неужели мы собрались здесь гулять, а не работать? – недовольно спросила Ника.

– Стив прав, – поддержал метеоролога Алексей. – Давайте снимем тяжёлые скафандры и немного побродим по окрестностям. Ведь мы первые люди, ступившие на Зантираду.

– Между прочим, пора выводить из модуля вездеход, – сказала Ника.

В портативных радиофонах раздался голос майора.

– Что там у вас?

– Всё в порядке, командир! Посадка прошла успешно, – доложил Алексей. – Погода в данной местности стоит отличная. Температура и влажность как летним днём в умеренных широтах на Земле. Никакой бури нет. Дует лёгкий ветерок.

– И, в отличие от нашего психолога, этот лёгкий ветерок действует успокаивающе на нервы, – добавил Стив.

– Всё тихо и спокойно. Здесь пурпурные небеса! Представляете, майор… – восторженно произнёс Алексей, но Андерсон его прервал:

– Представляю. Как я понял, вы все уже сняли шлемы, а скоро снимете и скафандры.

– Полагаю, что скафандры нам здесь не понадобятся, – сказал Алексей.

– Так же думают и остальные астронавты? – спросил командир.

– Да. По крайней мере, пока у меня нет оснований запрещать кому-либо снять скафандры. Бактерии и вирусы биоанализатор не обнаружил, – сообщила Ника.

– Действуйте по инструкции. Проведите детальные исследования состава атмосферы и грунта, а затем на вездеходе изучите область в радиусе ста километров, – напомнил Андерсон.

Когда астронавты вернулись в модуль, Виктор продолжал неподвижно сидеть в кресле. Ника хотела узнать у Виктора, почему он не вышел на поверхность Зантирады. Однако психолог демонстративно прикрыл глаза, как только заметил, что девушка повернулась к нему. Фарадж махнул рукой и тихо сказал Нике:

– Оставь его. Пусть остаётся в модуле. Судя по всему, ему не хочется отправляться в путешествие по Зантираде.

– Вообще-то психолог здесь не нужен, – добавил Стив.

Никто не обратил внимания, как при этих словах Стива, нервно дёрнулась правая щека психолога.

Виктор ничего не мог поделать со своим нервным тиком. Он испробовал множество методик и препаратов, но избавиться от этого заболевания так и не смог. Не все обращали внимания на этот его недостаток, а кто и обращал, из вежливости не поднимал вопрос о его здоровье.

Фарадж, Ника и Стив сняли скафандры, убрали их под сиденья, и, взяв с собой аппаратуру, снова сошли по трапу на поверхность Зантирады. Выходивший последним Стив захлопнул за собой дверь пассажирского отсека модуля, в котором остался дремавший в кресле Виктор.

Алексей тоже снял скафандр, открыл овальную дверь, расположенную в задней стенке модуля, и зашёл в грузовой отсек. Алексей забрался в вездеход через люк в крыше, и занял место водителя.

Дверь в наружной стене грузового отсека распахнулась, и по выдвинувшемуся широкому трапу вездеход съехал на поверхность Зантирады. Трап скрылся внутри модуля. Дверь в грузовой отсек закрылась.

Гусеничный вездеход преодолел несколько десятков метров и поднялся на небольшую возвышенность, подняв пыль, засверкавшую золотистыми искорками под лучами серебристо-синего светила. Машина остановилась. Из люка высунулся Алексей и объявил:

– Прошу всех занять места!

– Подожди немного, – сказала Ника.

Установив на треногах точную аппаратуру, Ника, Фарадж и Стив занялись исследованиями атмосферы и грунта.

Алексей заскучал. Он выбрался из вездехода и принялся ковырять ботинком песок. Алексей смёл верхний слой мелкого песка и постучал мыском ботинка по плотной глине, в которой сверкали золотистые вкрапления. Потом он стал любоваться окружающим пейзажем. С возвышенности было видно ярко-синее озеро, лежавшее в котловине между двумя барханами. Водоём был круглый, однако в одну сторону протянулись несколько длинных узких заливов. За озером простиралась золотистая пустыня. Сочетание жёлтого песка, ярко-синего озера и пурпурного неба было невероятно красивым.

Озеро заинтересовало Алексея, и он направился к нему.

– Может не стоит удаляться от модуля и вездехода? Одному ходить по незнакомой планете опасно, – предупредил его Фарадж.

– Я схожу к озеру, которое увидел с возвышенности. Тут недалеко, – ответил Алексей. – У меня с собой лазерная винтовка.

– Надеюсь, оружие нам на Зантираде не пригодится. И, всё же, не уходи далеко, – попросила Ника.

– Если тебе нечего делать, лучше прокатись на вездеходе, – посоветовал Фарадж.

– Мне хочется прогуляться пешком, – заявил Алексей.

– Если ты собираешься поискать золотые самородки, то за ними не стоит далеко ходить. В песке полно золотых крупинок. К тому же я уже выковырял ногой из песка три куска золота, – похвастал Фарадж, подбрасывая на ладони небольшие самородки.

 

– Но меня не интересует золото. Точнее оно меня интересует сейчас только из-за того, что оно красиво блестит среди песчинок, – сказал Алексей.

– Ты всё-таки неисправим. Откуда в наш прагматичный век появляются такие романтики, как Алексей? – удивился Фарадж.

– Просто ему сейчас нечего делать. Часто из-за безделья люди становятся романтиками, – сказала Ника.

– Алексей, тебе правильно советуют – не удаляйся от модуля и вездехода. Ветер усиливается. Скоро начнётся буря, – предупредил Стив. – Не хочу никого пугать, но скорость ветра может быть чрезвычайно высокой.

– Посмотрите на горизонт. С запада надвигается смерч! – воскликнула Ника.

На фоне пурпурного неба показалась огромная чёрная воронка. В радиофонах послышался встревоженный голос Андерсона:

– На вас надвигается ураган. Быстро укройтесь внутри модуля!

– Я уже вывел вездеход. Можно в нём переждать ураган, – отозвался Алексей.

– Где угодно прячьтесь! Скорее! – приказал Андерсон.

– Мы уже сворачиваем аппаратуру, – сказал Фарадж.

Исследователи быстро собрали все приборы и забрались с ними в вездеход.

Алексей заворожённо смотрел на приближающийся гигантский смерч. Чёрная воронка закрыла серебристо-синий диск светила. Резко потемнело. Небо приобрело терракотовый цвет. Послышался нарастающий гул. Подул ветер, от которого у Алексея перехватило дыхание. Он подбежал к вездеходу, залез в него и задраил люк. Едва он успел захлопнуть крышку люка, как по поверхности вездехода застучали песчинки, поднятые ветром.

– Виктор, ты слышишь меня? – спросил Фарадж, обращаясь по радиосвязи к оставшемуся в модуле психологу.

– Слышу. Меня уже разбудил командир, который не позволил мне спокойно подремать, – проворчал Виктор.

– Ты понял, что не следует выходить из модуля?

– Я и так был не настроен на прогулки по незнакомой планете, а в бурю я даже нос не высуну из модуля, – заявил Виктор.

– Значит вопрос о том, кто остаётся в модуле, решён. Виктор, пока мы будем путешествовать на вездеходе, ты будешь дожидаться нас здесь, – сказал Фарадж.

– Я говорил, что не собираюсь бродить пешком по Зантираде, но я не против поездок на вездеходе. Я думал, что буду вам полезен. Ведь у вас могут возникнуть проблемы с одним из членов команды. Фарадж, ты догадываешься, о ком я говорю. Андерсон направил меня с вами с целью поддержания нормального психологического климата.

– Если ты намекаешь на Стива, то он вполне адекватен, и ты знаешь об этом, – заметил Фарадж.

Стив, расслышавший слова, произнесённые Виктором, побагровел и сжал кулаки.

– Виктор, майор назначил меня быть старшим группы. Я решил, что тебе следует остаться в модуле. Не забудь его заякорить согласно инструкции. Ситуация серьёзная, – сказал Фарадж.

– Я знаком с инструкцией, – сухо произнёс Виктор.

– Кстати, Алексей, а ты поставил на якорь вездеход? – прислушиваясь к гудевшему за бортом ветру, спросила Ника.

Алексей включил систему фиксации вездехода. Три длинных винтовых бура, расположенные в днище вездехода, вошли глубоко в грунт, достигнув твёрдой породы. Это было сделано вовремя. Вездеход содрогнулся от мощного порыва ветра.

Алексей включил освещение, затем щёлкнул переключателем на панели управления, и бронированные ставни закрыли окна. Тут же послышались удары камней о корпус вездехода.

– Похоже, по корпусу стучат золотые самородки, – сказал Фарадж.

Сквозь завывания ветра и грохот камней Алексею услышал странные звуки, похожие на голоса. Он прислушался, однако не смог разобрать, что эти голоса вещают.

– Они говорят не на земном языке, – сказал Стив.

– Ты о ком говоришь? – спросил Фарадж.

– Не притворяйся! Ты знаешь, о ком я говорю.

– Но за бортом только завывает ветер, – сказал Фарадж и пристально посмотрел на побледневшего Стива.

– Я не сошёл с ума. Я слышу голоса, – проговорил Стив.

– Я тоже слышу странные голоса за бортом вездехода, – сказал Алексей.

– Что ж, возможно, это действительно голоса… Но кто может находиться в эпицентре урагана? – удивился Фарадж.

– Вообще-то нам может только казаться, что мы слышим голоса. Возможно, завывания ветра, удары камней и скрежет песка о корпус вездехода порождают это бессвязное бормотание, – предположила Ника.

– Но ведь ты слышишь именно голоса, только боишься сама себе в этом признаться, – сказал Алексей.

– Между прочим, становится тихо. И странные голоса прекратились. Смерч удаляется, – определила Ника.

Наступила тишина. Ураган внезапно закончился.

– Жаль, мы не сделали звукозапись шумов за пределами вездехода во время урагана. Потом могли бы её расшифровать с помощью компьютерной программы, – сказал Стив.

– Я не сообразил. Слишком всё быстро началось и закончилось, – сказал Алексей.

– Думаю, нам не раз представится возможность записать звуки, которые возникают на Зантираде во время ураганов. Судя по всему, сильные ветра на этой планете привычное явление, – предположил Фарадж.

– Возможно, такие сильные ветра даже изменяют ландшафт планеты, – предположил Алексей.

Фарадж вышел на связь с Виктором.

– Ты уцелел? Как модуль? – поинтересовался Фарадж.

– Всё в порядке. Теперь я могу спокойно отдохнуть в тишине, – зевая, ответил психолог.

– Почему ты так спокоен? Или ты заснул?

– Нет, нет, я не заснул – поспешил ответить Виктор. – Просто я расслабился.

– Ты не расслышал странные звуки в завываниях ветра? – спросил Фарадж. – А то мы услышали непонятные звуки, напоминавшие чьи-то голоса.

– Вам это померещилось. Вас всех запутал неуравновешенный Стив. У него первого возникли слуховые галлюцинации. Уверен, что первым об этом сказал именно он, – засмеялся Виктор.

– Считаешь, что это были слуховые галлюцинации?

– Несомненно. Мне повезло больше, чем вам. Во-первых, в модуле нет паникёра Стива, а во вторых обшивка модуля более плотная, чем у вездехода и лучше поглощает звуки, а единственный небольшой иллюминатор я так и не открывал. Я предпочитаю наблюдать за окружающим пейзажем, глядя на экран. Кстати, сейчас я включу наружную видеокамеру… Так что, я ничего не слышал. Если вам почудились странные звуки, похожие на голоса, то это вовсе не означает, что вы слышали чью-то речь. А вообще-то признаюсь, мне надоело успокаивать Стива Айсмана, из-за которого у всех вас могут возникнуть проблемы с психикой, – сказал Виктор.

Слушая разговор Фараджа с психологом, Стив едва сдерживался, чтобы не разразиться ругательствами в адрес Виктора. Фарадж поспешил отключить радиосвязь с модулем до того момента, когда Стив начал грубо и одновременно красиво ругать Виктора. Стив был мастер на крутые словечки.

– Сейчас же прекрати! – закричал Фарадж. – Ещё не хватало, чтобы наш экипаж расформировали из-за психологической несовместимости, и эта экспедиция оказалась последней для всех нас.

– Сначала в Центре управления космическим флотом должны разобраться с нашим психологом, который не справляется со своей задачей. Виктор только злит людей. Вот объясните мне, зачем такие личности учатся на психологов? Чтобы изводить нормальных людей? Не могу понять, неужели подобных специалистов подбирают для работы в дальнем космосе? Главное, Виктор ни на что не способен – он не может ни метеозонд запустить, ни пробу грунта взять, ни управлять вездеходом, – возмущался Стив.

– Не кипятись, Стив, – примирительным тоном произнёс Фарадж. – Ведь Виктор угадал, что именно ты первым заговорил о голосах за бортом вездехода.

– Да ты и сам слышал эти голоса. Но ты не хочешь спорить с психологом, который тут же сообщит в Центр управления о твоей психологической неустойчивости, – усмехнувшись, сказал Стив.

Фарадж промолчал.

– Стив верно рассуждает. Стоит нам только признаться, что мы столкнулись с непонятным явлением и, к тому же, поверили в него, как психолог по возвращению на Землю, тут же направит нас на лечение. И тогда каждому из нас будет навсегда закрыта дорога в дальний космос, – сказал Алексей.

– Как думаешь, Фарадж, кто недавно настучал на меня в Центр управления? Майор? Нет. При всей наглости и бесцеремонности этого служаки Андерсона, он не подлец. Это психолог меня возненавидел и жалуется в Центр управления. И ведь в своих сообщениях он указывает не только на, якобы, нарушения психики, но и на мой лишний вес. Дался ему мой вес! – возмущённо проговорил Стив. – Тоже мне терапевт нашёлся!


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделиться: