Название книги:

Тариф на девственность

Автор:
Стелла Эмеральд
Тариф на девственность

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

– Все закончится тем, что или я кого-нибудь убью, или меня покалечат, – вздохнула Ира, отодвигая от себя пустую креманку.

В обеденный перерыв они с Викой решили по-быстрому сбегать в кафе-мороженное. Жара стояла жуткая. У Иры в библиотеке сломался кондиционер. А Вика, наоборот, выбралась на улицу немного погреться от холодильников супермаркета.

– Съезжать вам нужно из этого клоповника, – сочувственно посмотрела на подругу Вика. – Как вас там еще тараканы не съели. Или крысы…

– Да нет у нас тараканов – цивилизация истребила, – грустно улыбнулась Ира. – Клопов тоже нет. И крыс нет, разве что в перекрытиях шуршат иногда. А вот соседи… это да. И съехать мы не можем. Куда? И так еле концы с концами сводим.

Ира с мамой жили в коммуналке на восемь хозяев. Да и эту комнату снимали вот уже три года, как переехали в город после смерти отца. Мама устроилась нянечкой в ясли, Ира работала в местной библиотеке. Почти вся ее зарплата уходила на аренду комнаты, а на мамину кое-как жили, вернее, выживали. И с каждым годом надежда Иры на лучшую жизнь становилась все призрачнее. Наверное, потому она все чаще сбегала в мир книг, чтобы отвлечься от грустной реальности.

В своей комнате они с мамой создали видимость уюта – всегда чисто, тепло, хоть и бедно. Но с соседями им не по везло конкретно. Старая дева, уголовник со стажем, скандальная семейная пара, две озлобленные ворчливые бабки, синюшный алкаш и начинающая актриса – букет еще тот. И сами по себе люди, как люди, чужая душа – потемки. Если бы эти люди не отравляли регулярно жизнь Иры и ее мамы.

Вот вчера, например, сосед-алкаш словил белочку – носился с горлышком от бутылки по коридору, угрожая всем кровавой расправой. Угораздило Иру вернуться с работы именно в этот момент, если бы не сосед-уголовник, лежала бы она сейчас в морге с распоротым горлом. Пьянчужке вызвали наркологическую помощь, а толку-то?.. Ну, прокапают его, очистят кровь от скверны. Пройдет пара дней, и он снова напьется с последующим длительным запоем. И все по новой… Сколько раз за три года уже такое проходили.

– Слушай, а если вам продать дом в деревне? – предложила Вика. – Этих денег может на квартиру и не хватит, но какое-то время сможете снимать что-нибудь поприличнее, а там… может, что еще подвернется.

– Да кому он нужен – дом наш? Мы же пытались его продать, даже за копейки не берут. Да и разваливается он уже – старый, деревянный, в нем еще моя бабушка родилась.

– Да уж… – подперла Вика рукой голову.

В запасе у них оставалось минут пять, не больше, а потом опять мчаться на работу. И так каждый день, не считая выходных. Да и выходные у них совпадали не часто – у Вики они были плавающие, а у Иры суббота с воскресеньем, в которые они с мамой подрабатывали реализаторами на рынке.

– А какие-нибудь драгоценности? Может быть от бабушки?.. – встрепенулась Вика.

– Да ты что! – покатилась со смеху Ира. – Какие драгоценности! У мамы даже обручального кольца нет. А моя бабуля всю жизнь проработала дояркой. Какие уж тут фамильные ценности, – никак не получалось у нее перестать хихикать. – Было бы что продать, уже бы давно продали…

– Девственность, мать ее! – треснула Вика кулаком по столу.

– Что, девственность? – не поняла Ира.

– Да в пору ее продавать, раз ничего другого нет, – невесело усмехнулась Вика.

– Да кому она нужна – моя девственность. Не велика ценность…

– Ну это ты зря. Ой! Я уже опаздываю. Давай, Ириш, созвонимся, – и Вика умчалась из кафе.

Ира не торопилась особенно, еще оставались пятнадцать минут обеденного времени. Да и если опоздает немного, не велика беда. А посидеть в прохладе хотелось подольше. И из головы не шли слова подруги. Продать свою девственность! – придумает же тоже. Разве такое продается? И есть ли этому цена? Какие только глупости не придут в голову от отчаяния.

Как ни гнала Ира эту глупую мысль, та не хотела покидать голову. До конца рабочего дня она нет-нет, да возвращалась к ней. В конечном итоге сама себя уже считала не совсем нормальной, раз думала о том, как продать то, что и даром никому не нужно. Вернее, желающие бы точно нашлись – уродкой Ира себя не считала, а многие, так и вовсе, находили ее красивой, с чем она тоже не была согласна. Но с парнями у нее не складывалось, да и времени на них не было.

В подъезд дома, где на втором этаже располагалась их коммуналка, Ира заходила, не дыша. Вечно тут воняло протухшим мусором и кошачьей мочой. На этаж взлетела через ступеньку, и только в коридоре, захлопнув за собой дверь, перевела дух, заодно привыкая к темноте. Лампочка снова куда-то испарилась чудодейственным образом. Вот уже месяц, как никто ее не собирался менять. Они с мамой тоже не будут этого делать, потому что в последний раз именно они купили и вкрутили новую лампочку. Продержалась та ровно сутки, после чего исчезла. С тех пор живут в темноте.

Не успела Ира сделать и шага к своей комнате, как столкнулась лицом к лицу со Славой, что вывернул из кухни. Голый по пояс и весь в татуировках, он среагировал моментально. Прижал Иру к стене и горячо зашептал ей в лицо:

– Долго ты будешь ломаться? Я ведь могу и силой…

– Руки убрал, если не хочешь получить новый срок, – уперлась Ира ладонями в накаченный жилистый торс.

– Подумаешь, одним больше, – усмехнулся Слава, дважды осужденный и проведший в местах не столько отдаленных больше половины своей жизни. – Зато тебя отымею…

– Да пошел ты! – отпихнула его Ира и рванула в свою комнату. Слава богу, та оказалась не заперта.

– За тобой черти, что ли, гонятся? – всплеснула руками мама, что как раз накрывала стол к ужину.

Она всегда так делала, когда приходила с работы раньше. А на общей кухне они только готовили.

– Хуже. Славка! – закрыла Ира дверь на щеколду.

– Вот же окаянный! И неймется ему… Что ж он проходу-то тебе не дает? – запричитала мама, и глаза ее наполнились слезами. – Так и до беды не далеко.

Испытав привычный приступ жалости к маме, Ира вдруг разозлилась до такой степени сильно, что аж руки затряслись. Да сколько же можно так жить! Не пора ли выбираться из этого болота? Если не о себе, то хотя бы о матери она должна позаботиться. Как же ее достало все!

Но вслух Ира ничего не сказала и не сделала. А после ужина набрала номер подруги.

– Вик, можно я к тебе заскочу ненадолго?

– Что-то случилось? – встревожилась та.

– Так можно? Расскажу все при встрече.

– Валяй. Моего как раз нет дома…

Глава 2

– Что ты хочешь?! – глаза Вики точь-в-точь походили на пятирублевые монеты – такие же круглые, большие и блестящие.

– Ты слышала… Вик, не заставляй меня повторять, самой тошно.

Скинув эспадрильи, Ира босиком прошла в зал. Вика прибежала следом и выключила телевизор, что орал не дуром. И как она только не оглохла еще от стольких децибел?

– Так, садись, – толкнула Вика Иру на диван, – и повтори, пожалуйста. Я должна удостовериться, что ты находишься в своем уме.

– Так ты сама же это и предложила! – возмутилась Ира. А сейчас, значит, пошла не попятную.

– Вообще-то, я пошутила, – снова округлила глаза Вика.

– Ну считай, что шутку я не оценила, или у меня нет чувства юмора, – хмуро отозвалась Ира. – В общем, помогай теперь.

– Минуточку… Я должна помочь тебе продать девственность подороже? Я правильно понимаю?

– Именно!

– Блин!.. Ир, это же глупость.

– Я тоже так считала, пока не поняла, что больше ничем ценным не владею, – упрямо заявила Ира. – Купят – хорошо, а не купят – ну и пусть. Хуже все равно не будет уже.

– Что? Все так плохо? – погладила ее по плечу Вика.

– Я больше не могу так! – выдохнула Ира, понимая, что дело именно так и обстоит. Она больше не могла так жить. Это и жизнью можно назвать с натяжкой. Это даже не выживание, а прозябание, когда доходит до того, что и мечтать ты себе запрещаешь. А если нельзя мечтать, то остается только умереть.

– Ладно… Если опустить тот факт, что это форменная дикость, то… Ир, а это товар или услуга? – по-деловому осведомилась Вика.

– Еще бы я знала, – усмехнулась Ира.

– Вряд ли это можно отнести к услуге, – принялась рассуждать подруга. – Вот если бы ты предлагала кому-нибудь с тобой потрахаться, то да… Ты же продаешь свою девственность, как… товар, получается. Так, я сейчас…

Вика умчалась куда-то, но уже через несколько секунд вернулась с ноутбуком. Она явно воодушевилась идеей чего-то необычного. Ира чувств подруги не разделяла, но и не мешала ей. Самой ей с каждой минутой задуманное казалось все более бредовым, но и отступать она не будет. Раз решила, то теперь уже пойдет до конца. Это хоть какой-то шанс выбраться из ямы.

– Если это товар, то и покупатель должен найтись, – продолжала разглагольствовать Вика, включая ноут. – Осталось только преподнести его в более выгодном свете на всех возможных площадках и электронных барахолках. Вот поисками их мы сейчас и займемся.

Через полчаса у них имелся список из десяти сайтов, где народ размещал объявления о продаже всего подряд. Без всяких ограничений и систем. Ну разве что, запрещенное законодательством там не продавалось.

Засучив рукава Вика принялась за работу. Она составила текст объявления, сделав тот намеренно сухим и официозным.

– Девственность – товар специфичный, так лишим же мы его эмоций, – пояснила она.

Цену на товар указывать не стали, обозначив только, что та договорная.

– Контакты… Предлагаю оставить адрес электронной почты, – посмотрела Вика на Иру.

– Ага, – вяло согласилась она.

Противно уже было так, что в пору выть в голос.

– Ну все! Жди писем с неприличными предложениями, – с удовлетворенным видом захлопнула подруга ноутбук. – И не делай такое лицо, что нам грозит конец света. Наоборот – считай себя супер оригинальной, что первая додумалась до такого. Подумаешь, девственность – эка невидаль. В конце концов, тебе уже давно пора с ней расстаться. Так почему бы еще и не поиметь материальную выгоду за это?

 

– Вик, кажется, мы с тобой идиотки, – с улыбкой посмотрела на подругу Ира. – А еще большим идиотом будет тот, кто клюнет на наше объявление.

– Ну, это мы еще посмотрим. А вдруг… Главное, не продешеви, когда дело дойдет до торга.

От подруги Ира уходила в еще более угнетенном состоянии, чувствуя себя не только глупой, но еще и падшей. Объявление о продаже ее девственности они разместили на десяти подходящих площадках. Что, если откликнется какой-нибудь урод? Квазимода в худшем воплощении? Страшный внешне и свирепый внутри?.. Что, если на нее клюнет маньяк-убийца?

– Боже мой! – Ира остановилась и схватилась за голову.

На улице уже полностью стемнело, и она находилась в пустынном переулке. Страшно стало так, что на голове зашевелились волосы. И до самого дома она бежала, не в силах остановиться и избавиться от страха. Ругала себя, на чем свет стоит. А потом немного успокоилась, когда решила, что никогда не поздно перевести все в шутку. Ну напишет ей кто-нибудь на почту. Ответит, что ошиблись, или что она передумала. Интернет – такая вещь, где все безлики. Какая только дикость не способна прийти в голову. Всегда можно найти себе оправдание и передумать. С этой мыслью Ира и уснула.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: