Название книги:

Игры морока

Автор:
Иар Эльтеррус
Игры морока

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Я, чур, сплю, – тут же влез тот. – Сойдет?

– Не особо, но ладно. Поехали…

Полтора часа потратили на сцены, затем запустили их в систему, и только после этого Скрипач заявил, что «вот теперь можно нормально говорить».

– Кир, что ты по дороге заметил? – спросил Ит. – Что ты увидел?

– Псих, я увидел хрень, – пожал плечами Кир. – Вот эта вся масса людей… она вся стала серая. На долю секунды. Словно краски все пропали, понимаешь? Город – цветной. Небо – цветное. А люди…

– Согласен, – кивнул доселе молчавший Тринадцатый. – Ребята, тут что-то очень серьезное, как мы заметили. Кир сейчас прав. Но он-то это увидел фрагментом, а мы… – Мотылек замялся. – Объяснить?

– Объясни, конечно, – кивнул Ри.

– Когда смотришь на большое скопление людей, они становятся… ну, как лампочки. Какие-то светят сильнее, какие-то слабее, кто-то яркий, кто-то тусклый. Огромное море разноцветных лампочек. И есть такая штука, как центры притяжения. Лидеры. Если лампочка большая, или она странная какая-то, или что-то еще… неважно что, к ее свету будут стремиться другие. Они обычно или рядом, или… мне трудно словами, но факт остается фактом – поле никогда не бывает однородным. То есть почти однородным, – поправил он сам себя. – А тут оно почти ровное. Отличия если и есть, то они минимальны.

– То есть… подожди, – попросил Ит. – Они все одинаковые, что ли?

– Нет, конечно, – покачал головой Тринадцатый. – Разные. Но у них почти одинаковая интенсивность. А это неправильно. Так не должно быть.

Фэб задумчиво смотрел куда-то в пространство, словно что-то прикидывая про себя.

– Возраст, – ни к кому не обращаясь конкретно, вдруг сказал он. – Интересно…

– Ты о чем? – не понял Ит.

– Пока что ни о чем. Хотя… Все взрослые, верно?

– Нет, – отрицательно покачал головой Брид. – Не только. Почему – взрослые? Дети такие же. А что, Фэб?

– Ничего. Видимо, я ошибся. Тринадцатый, тебе не показалось, что люди чем-то недовольны, подавлены?

– Вот чего нет, того нет. Всем они довольны. И ни разу не подавлены. – Тринадцатый спрыгнул с подоконника, потянулся. – Если сравнивать с той же Онипреей, не к ночи она буде помянута, то получается вот чего. Там недовольных было полно…

– Их везде полно, – вставил Брид. – Где мы только не бывали, сам подумай! И везде было черт-те сколько недовольных. На Онипрее, если помнишь, по подвалам прятались, обсуждали все подряд, на Сокре тайные общества устраивали, на Терре-ноль опять же…

– Ну да, – согласился Тринадцатый. – Живые существа вообще штуки странные. Помнишь вечно недовольного Кэса, который каждый день находил повод поворчать и все время стремился изменить мир к лучшему?

– А то, – хмыкнул Брид. – В общем, тут нами недовольных не замечено. Если они и есть, то в той толпе их не было точно. Толпа была весьма и весьма довольная.

– И ровная. Как стол, – подвел итог Тринадцатый.

– Интересное дело, – покачал головой Ри. – Насчет мета-портала что-то нащупали?

– Издеваешься, чудовище?! – взвился Брид. – Совсем ку-ку? Чего еще мы тебе должны были нащупать за полтора часа дороги?!

– Так, хватит, – осадил его Кир. Сел на корточки, взял Брида за плечи. – Остынь. Времени полно, так что пощупаем еще. В свое удовольствие. Залезай и пошли кухню смотреть.

Он подсадил Брида к себе на плечо, и они ушли – разумеется, на выходе из комнаты Киру пришлось пригнуться, чтобы не задеть лбом слишком низкий дверной косяк.

– Начинается старая история, – проворчал Скрипач. – Фэб, хоть ты лбом в двери не вписывайся. Киру-то можно, он привычный.

– Спасибо, я как-нибудь постараюсь от этого воздержаться, – кивнул тот. – Ну что? В магазин, за едой?

– Мы втроем сходим, – предложил Ри. – Хоть в первый вечер не кошмарьте соседей. А то я сильно подозреваю, что рауф тут нечастые гости.

03. Под колпаком

Разумеется, в город Ит и Скрипач отправились в результате вдвоем.

– Черт с ними, пусть идут, – ответил Кир в ответ на замечание Фэба, что, возможно, не следовало бы вот так, с лету, сразу. – Рыжий, хулиганить не будете?

– Обязательно будем, – заверил Скрипач. – Фэб, да ладно тебе, правда. Дай молодость вспомнить. Ты вообще сам подумай – мы же не одну сотню лет отработали и…

– Скрипач, я не об этом. – Фэб замялся. – Просто мне… ну, немного неспокойно. Разумнее было бы для начала выйти всем вместе и осмотреться.

– Фигня, – отмахнулся Скрипач. – Да и выходить с тобой и с Киром… Это будет «по улицам слона водили», помнишь?

– Нет, не помню.

– Басня такая была. «По улицам слона водили, наверно, напоказ. Известно, что слоны в диковинку у нас…» – Скрипач нахмурился. – Фэб, поверь, двое рауф на улице – это будет то еще шоу. Поэтому мы вот с этим вот лучше пробежимся туда-сюда, поглядим, что и как. А вы пока дома посидите.

– Ну вот еще, – возмутился только что вышедший из ванной Ри. – Мне ты тоже предлагаешь дома посидеть?

– Тебе… – Скрипач задумался. – Сами решайте, в общем. Народ, ну правда! Ну отпустите вы нас! Пожалуйста…

– Глядите, рыжий даже волшебное слово вспомнил, – поддержал Ит. – Фэб, действительно. Мы не дети малые. Сам подумай, где и как мы работали. Не понимаю, почему ты сейчас паникуешь. Чушь какая-то.

– Хорошо. – Фэб опустил голову. – Ит, прости. Я действительно… видимо, просто до сих пор… ладно. Проехали.

– Другое дело, – покивал Скрипач. – Все, мы двинулись. Фэб, давай играть, что мы снова работаем в Официалке, вы – научная группа, а мы – как всегда, «в поле». Отчет будет к вечеру.

– Ладно, мы пока что тут пошляемся, заодно «листы» эти пресловутые купим, – согласился Ри. – Если играть в Официалку, то посмотрите в таком случае ключевые зоны. Хотя бы часть.

– По Соду? – уточнил Ит.

Ри кивнул.

– По Соду и по Терре-ноль.

– Разброс большой, – проворчал Ит. – Этак мы весь день прокатаемся.

– Ну тогда хотя бы Юг и Центр, – попросил Ри. – Три-четыре точки. Надо же хоть понять, с чем мы имеем дело.

– Понять-то надо. – Ит задумался. – Интересно, тут будет из чего сварганить хоть какие-то датчики?

– Думаю, что будет. – Ри ухмыльнулся. – Идите уже, разведчики. Позвоните, если что. Телефоны взяли?

– Нет, конечно. Спустили в унитаз, – ощерился Скрипач. – Все, чао.

* * *

– Не понимаю, – искренне недоумевал Ит, когда несколькими минутами позже они шли по улице в сторону метро. – С чего Фэбу вдруг вздумалось паниковать? Развел черт-те что, слушать стыдно было.

– Не знаю, – поморщился Скрипач. – Может, чувствует что-то?

– Что именно? – резонно спросил Ит. – Тут чувствовать нечего. Ты и сам отлично это видишь.

– Вижу, – подтвердил Скрипач. – Значит, вывод неутешительный – Фэб преждевременно впадает в маразм. А жаль.

– Да ну тебя, ей-богу…

Улица, по которой они сейчас шли, была неширокой, небольшой, но на удивление людной. Дома, стоящие на ней, были примерно такими же, как и тот, в котором находилась их квартира: многоэтажные, жилые. На первых этажах – бесчисленные магазинчики, кафе, туристические офисы. Вскоре Ит заметил, что все без исключения заведения достаточно скромные – ни яркой рекламы, ни ультрамодного дизайна. Кафе – небольшие, тоже скромные, без излишеств. В каждом имелись десяток столиков, стойка самообслуживания, рукомойники у стены.

В одно такое кафе из любопытства заглянули – купили две вполне приличные булочки с абрикосовым джемом и два стакана компота, который тут же вызвал воспоминания о Терре-ноль и столовой на аспирантском этаже: классика жанра, сухофрукты.

– Изюм не положили, – проворчал Скрипач, разглядывая стакан с компотом на просвет. – Вот жмоты, а!

– Наверно, съели сами, – предположил Ит. Откусил от булочки, задумался. – Слушай, а очень даже ничего.

– Доедай и пошли, – поторопил Скрипач. – Я еще хочу выяснить, как тут насчет мороженого…

Когда спустились в метро, Ит удивился – такого они не ждали. Метро оказалось роскошным, куда там Соду! На Терре-ноль, разумеется, никакого метро не было, да и быть не могло; подземка имелась лишь в Нью-Йорке и впечатление производила весьма тягостное из-за своей неустроенности и грязи. На Соде, в Москве, метро было, но весьма убогое, без украшательства, чисто функциональное.

А тут…

Первый час они катались туда-сюда, выходя почти на каждой станции, рассматривая, восхищаясь. Это было похоже… Да на дворцы это было похоже или даже на храмы. Всюду позолота, роспись, резной камень, мозаики, барельефы. Поезда богато украшены, причем каждый по-своему. Чистота прямо-таки хирургическая, ни грязи, ни мусора, как в том же Нью-Йорке. Даже полы на каждой станции вымыты чуть не до зеркального блеска. И каждая станция – словно отдельное произведение искусства. Похожих или одинаковых не встречалось, все оказались разные.

Самые богатые станции были, разумеется, в Центре. Великолепие, прямо-таки зашкаливающее за пределы разумного. Например, Скрипач, по его собственным словам, «завис» рядом с мозаичным панно длиной метров двадцать пять и попытался сосчитать фигуры людей – сбился после сотой, мешали проходящие поезда. На другой станции они минут двадцать, не меньше, рассматривали огромную картину, расположенную в торцевой части платформы (станция имела один выход). На картине был изображен высокий мужчина с окладистой черной бородой, стоящий на кафедре перед замершим залом, полным студентов. Картина оказалась выполнена настолько искусно, что Ит потом был готов поклясться, что заметил словно бы едва уловимую тень движения…

На третьем часу оба поняли, что уже слегка ошалели от обилия колонн и мозаик и что хорошо бы, пожалуй, сделать передышку – иначе может разболеться голова. Доехали до Баррикадной (снова колонны, на этот раз из красного мрамора, два гигантских барельефа, изображающие революционные события стопятидесятилетней давности, сверкающие полы и золоченый поезд, называвшийся «Семьдесят пять лет от основания Рабочего Союза»), поднялись наверх.

 

– Уф… – Скрипач потер виски. – Ит, секунду. Сейчас мозги на место встанут.

– Надо покурить, – предложил Ит. – Я обалдел от этого изобилия.

– Не ты один, – согласился Скрипач. – Кстати, на Земле, которая из старых считок, похожее метро было, помнишь?

– Помню. Но до этого, – Ит мотнул головой в сторону здания станции, – оно явно недотягивает. Там такого апофигея все-таки не было.

– Не было. Там просто красивое метро. Но тут…

– Надо будет Ри сюда загнать, – предложил Скрипач. – Он оценит.

– Ага.

Ит вытащил сигареты, Скрипач принялся шарить по карманам в поисках зажигалки. Отошли в сторонку, прикурили.

– Вы чего дымите тут?! – раздался откуда-то сбоку недовольный женский голос. – А ну идите под колпак, пока я милицию не вызвала!

– Чего? – Скрипач повернулся на голос. – Не совсем понимаю…

– Простите, мы приезжие, мы не знали, что нельзя. – Ит тут же затушил сигарету. – Куда нам идти?

Женщина нахмурилась.

– Вон, под колпак идите, – она махнула рукой куда-то в сторону. – Куряки. Дрянь!..

Скрипач пожал плечами.

– Вопросов нет. Можно было бы и спокойно сказать, – заметил он.

– Идем. – Ит тронул его за рукав. – Рыжий, не надо. Пожалуйста.

Колпак, о котором говорила женщина, обнаружился метрах в ста, за углом. Сооружение это напоминало перевернутую чашу метров в пять диаметром и три в высоту, размером примерно с автобусную остановку. Оно было оснащено чем-то типа вытяжки сверху, потому что, едва подойдя, они ощутили движение воздуха.

– Бред сивой кобылы, – констатировал Скрипач, доставая сигареты. – Это что, они так с курением борются? Убирают дым? А то, что вокруг столько машин с двигателями внутреннего сгорания, их не смущает?

– Как видишь, – хмыкнул Ит. Снова вытащил сигареты. – Мне другое интересно: если бы это были не мы, а Кир, эта тетка тоже орала бы?

– Не думаю, – отозвался Скрипач. – Киру, знаешь ли, за просто так замечание не сделаешь. У него внешность такая… внушающая уважение, скажем.

Рядом с колпаком, под которым они стояли, находился небольшой столбик, к которому зачем-то постоянно подходили люди. Подходили и нажимали на светящуюся красным сенсорную кнопку, расположенную на его вершине. Жали и шли дальше, причем на лицах у них (Ит и Скрипач к тому моменту начали удивленно переглядываться) читалось нечто очень похожее на удовлетворение – люди от столбика уходили явно с чувством выполненного долга.

– Не понимаю, – тихо проговорил Ит.

– Аналогично, – подтвердил Скрипач.

Под колпак (до этого они стояли и курили вдвоем) зашел какой-то мужчина средних лет. Простая одежда, жилетка с кучей карманов, в руках – весьма потрепанный портфель из искусственной кожи.

– День добрый, – поздоровался он. – Тепло сегодня, аж запарился… А вы чего без накладки-то?

– Простите? – нахмурился Ит.

– Черт, да где ж она. – Мужчина начал лихорадочно рыться по карманам. – Курить охота – сил нет. Сейчас, секунду…

Он вытащил откуда-то черную пластинку и ляпнул сверху на столбик. Ит и Скрипач с огромным удивлением увидели, что пластина эта оказалась накладкой, в точности имитирующей вершину столбика с сенсорной красной кнопкой.

– Потыкайте у меня, потыкайте, – проворчал мужчина. – Рожи протокольные…

Он вытащил сигареты, прикурил. К кнопке тут же подошла женщина средних лет и ударила по ней ладонью. Мужчина ухмыльнулся.

– Давай-давай, – подбодрил он. – Еще разок нажми на всякий случай.

Женщина зло глянула на него и пошла прочь.

– Извините, мы не местные, – осторожно начал Ит. – Что это такое? – Он посмотрел на столбик.

– А, не местные? – сообразил тот. – Не знаете?

– Ну да, – покивал Скрипач. – Мы не из Москвы. Мы вообще, если честно, по обмену…

– Ну и как там, на других планетах? – мужчина рассмеялся. – Читал, читал. Наслышан.

– На других нормально, лучше всех, – заверил Ит. – Так все-таки…

– Эта вот хреновина – порицалка. Они, когда нажимают, понижают статус нам. Социальный. Десять нажатий – и минус процент от зарплаты, – пояснил мужчина. У Скрипача глаза медленно полезли на лоб. – Вот и прикиньте, если бы не накладочка, чего бы я жрал-то? А так – хоть обтыкайся, ничего не будет. Вы такую тоже купите, вещь полезная.

– А где это продается? – с интересом спросил Ит.

– По клубешникам пошукайте. Их в центре много. Она считается… ну, это. Как прикол. За нее на принудиловку не поставят.

– Куда не поставят? – удивился Ит.

– На принудительные работы. И вы того… поосторожнее с сигаретами, – предупредил мужчина. – Нарветесь на зомби, не отобьетесь.

– На кого нарвемся? – опешил Скрипач.

– На зомби. Команды ЗОМБ – Здоровый Образ Морального Бытия, – объяснил мужчина. – Твари тупые, сил никаких нет. Сытые, сучата, кормленые и с открытым доверием. Могут в морду дать, и ничего им за это не будет. Потому что они типа нас от самих себя охраняют.

– Спасибо, – улыбнулся Скрипач.

– Да не за что, – мужчина тоже улыбнулся в ответ. – Если что, найдите меня – в Списках Мира я Алексей Маслов. Московский, не перепутайте с тезкой из Владимира. Сорок три года.

– Найдем, – пообещал Скрипач. – Нас, к сожалению, в этих списках нет…

– Может, это и к счастью, – пожал плечами мужчина. – Ладно. До связи, мужики.

* * *

– Круто, – одобрил Скрипач. – Ну что? Пойдем покупать накладку?

– А точки посмотреть? – напомнил Ит.

– Мммм… ну ладно. Сначала точки, а потом поищем клуб, хорошо?

– А ты пешком пройтись не хочешь? – Ит задумался. – Что-то у меня появилось желание посмотреть на этот театр абсурда поближе.

– Можно, – одобрил Скрипач. – Заодно для Бертика какой-нибудь подарок поглядим.

– Лучший подарок для Бертика – это характеристики местной линзы, – наставительно ответил Ит. – Хотя, если мелочь какую-нибудь купить… в общем, по обстоятельствам. Слушай, – он повернулся к Скрипачу. – У тебя нет ощущения… странно как-то. Голова совершенно дурная. Словно я или пил что-то накануне, или ночь не спал. Нет у тебя такого?

Скрипач задумался.

– Пожалуй, есть, – согласился он. – И еще мне немножко не по себе почему-то.

– А еще у меня очень четкое ощущение, что это все я уже видел раньше. – Ит прикусил губу. – Помнишь, как мы фотографии проявляли?

– Угу.

– Словно это все – фотография, фотобумага, которая проявляется, и вот-вот появится изображение, и…

– Ит, подожди, – попросил Скрипач. – Твоя паранойя – штука, конечно, полезная, но не до такой же степени. Ты можешь конкретнее?

– Не могу, – признался Ит после почти минутного молчания. – Хоть убей, не могу. Может быть, позже получится. Ну что? Сейчас идем на Котельническую, потом едем на Балаклавский, потом можно заглянуть в Царицыно.

– Может, парк Павлика Морозова посмотрим? – резонно предложил Скрипач. – Две минуты ходу.

– У нас там точки не существовало, – напомнил Ит.

– В считках по Земле она есть.

– Знать бы еще, что это за Земля такая и где она вообще…

* * *

Парка не существовало. На его месте находились какие-то офисные здания, преимущественно старые и весьма обшарпанные. Зона тут располагалась явно не туристическая, и, чтобы попасть внутрь, требовался пропуск. Скрипач хотел было проскочить эту зону в ускоренном режиме и посмотреть, что там и как, но Ит не позволил – ощущение неправильности и нелогичности того, что они сейчас видели, у него за последние минуты почему-то усилилось. Словно…

– Рыжий, идем отсюда, – попросил он. – Мне не нравится это место.

– Почему? – опешил Скрипач.

– Не знаю. Не нравится, и все тут.

– Эти офисы?

Ит задумался. Огляделся.

– Пожалуй, не офисы, а дома, которые за ними, – ответил он. – Вон тот дом, который в форме буквы «П», видишь?

Дом, о котором говорил Ит, стоял на берегу реки, и сейчас они могли различить лишь его угол, обращенный к ним, все остальное перекрывали офисные здания.

– Почему ты решил, что оно в форме «П»? – удивился Скрипач. – Ни хрена же не видно.

– Потому что я помню, что оно в форме «П», и не спорь. – Ит нахмурился еще сильнее. – Дома… черт, прости. На Терре-ноль оно было такое же. И на Земле. Забыл?

– Ах да… – Скрипач потер висок. – Точно! Мы же сто раз мимо него на лодке проходили, когда к Томанову домой мотались. Извини, я что-то туплю.

– Оно и видно, что тупишь. Пошли. – Ит дернул плечом. – Рыжий, последний раз прошу, идем отсюда. Пожалуйста.

– Да иду я, иду, – проворчал тот в ответ. – Что делать будем с этим местом?

– Смотреть. – Ит поморщился. – Но все вместе. Интересно, что скажут мелкие…

– Тринадцатый прочтет коротенькую лекцию на часок о зонах сопряжения реальностей, а Брид сделает умную морду и начнет загадывать идиотские загадки, – криво усмехнулся Скрипач. – А потом мы снимем характеристики и гений сделает какой-нибудь очередной неожиданный вывод, который потом в пух и прах разнесет Берта.

– Обожаю свое семейство, – подытожил Ит. – Умные все такие, сил нет.

– Ах да. Фэб, разумеется, помолится, а Кир решит, что хочет посчитать что-то, и, как всегда, впаяет в расчет какую-нибудь ошибку… которую ты потом будешь пересчитывать.

– Ой, перестань, – рассердился Ит. – Так. У метро я видел магазин с электроникой. Надо будет заглянуть и посмотреть, может ли нам что-то пригодиться из того, что там продается.

* * *

В магазине разжились парой навигаторов, на редкость неудобным «листом» (который на поверку не сильно отличался от планшетников, бывших в ходу на Соде, разве что матрицу имел гибкую да аккумулятор получше) и парой игрушечных раций, которые Скрипач назвал «единственным стоящим приобретением». Через час они остановились передохнуть в каком-то дворе, сели на лавку, разобрали рации и поняли, что после совсем небольшой доводки из «приобретения» можно сделать вполне достойные агрегаты.

– Ну, нам они, скорее всего, не понадобятся, а вот Ри и мелким – очень даже, – удовлетворенно заметил Скрипач. – Хорошо, что маленькие. И легкие. Тот же Брид в свой рюкзак запросто положит и унесет, если нужно будет.

– Плохо то, что тут запрещено использовать нормальные коммуникаторы, – печально вздохнул Ит. – Вообще, Ри прав. Мы действительно распустились на Окисте. Безнаказанность и вседозволенность…

– Отвянь, достал уже нытьем.

…Высотка на Котельнической, к их вящей радости, оказалась на своем месте – точно так же, как и на Соде, она была жилым домом для очень богатых людей. На берегах Яузы тут располагался большой и ухоженный парк, изобилующий лавочками, полянками, детскими площадками и цветниками. Колпаков, как успел заметить Ит, в парке не было – некурящая зона. Единственный колпак обнаружился на берегу Москвы-реки, на месте пристани. Под ним стояли четверо молодых людей, которые при приближении Ита и Скрипача тут же затушили сигареты и спешно направились по набережной прочь.

– У них, видимо, нет накладки, – догадался Скрипач. – Они решили, что мы их сейчас того… будем порицать. Ты ведь именно это хотел сделать, Ит?

– Конечно, – кивнул тот. – Всю ночь, понимаешь, до этого спал и видел, как буду днем гоняться за курящими по городу.

– Не умеешь ты шутить, – констатировал Скрипач. – И никогда не умел. А знаешь почему?

– Ну?

– Потому что ты унылое и пошлое существо.

– Да пошел ты…

Покурив, направились к высотке – Ит решил, что надо посмотреть холл, а точнее – картину в плафоне, которая очень ему нравилась. Скрипач (исключительно для практики, никакого криминала!) отвел глаза охране, и они вошли.

Плафон был на месте.

А вот картина…

– Это еще что такое? – Ит недоуменно смотрел на потолок. – Опять эта рожа…

– Ничего не понимаю. А где дети с самолетиком?

В плафоне, подсвеченном невидимыми лампами, знакомой картины не было. Была другая: чернобородое лицо с непроницаемым тяжелым взглядом на фоне багряного заката.

– Да, действительно, это тот же мужик, что был на картине в метро, – сообщил очевидное Скрипач. – И очень плохо, надо сказать. Тут ему совершенно не место.

Ит явно расстроился.

– Жалко, – сказал он тихо. – Я надеялся… Черт, извини, рыжий. Вот до сих пор иногда хочется прийти домой и увидеть… их. Помнишь – дождь на улице, осень, слякоть, а потом – входишь в холл, идешь к лифту, поднимаешь глаза – и видишь это синее небо. И на душе легче становится.

– Что вы тут делаете? – раздался чей-то голос из-за их спин. – Вы как сюда вошли?

Вот тебе и потеря класса из-за отсутствия практики…

– Простите, мы туристы, зашли посмотреть здание, – тут же нашелся Скрипач. – А что, нельзя?

Пожилая женщина в строгом форменном костюме подошла к ним ближе.

 

– Нельзя, – строго сказал она. – Это здание – частная собственность.

– Очень жалко, – поник Скрипач. – Простите, мы сейчас уйдем. Можно только один вопрос? Про этот дом?

– Хорошо. – Женщина неожиданно улыбнулась. – Кажется, я догадываюсь какой.

– И какой же? – с интересом спросил Ит.

– Вы хотите спросить о плафоне. Почему там лицо академика Макеева, а не дети. Ведь так?

Ит и Скрипач пораженно переглянулись.

– Ну да, – кивнул Ит.

– В путеводителе написано, что тут дети, а вместо них академик. Молодые люди, путеводитель надо читать внимательнее, – наставительно сказала женщина. – В примечаниях есть пометка: картина с детьми была сначала скопирована, а потом записана. Писал портрет академика в годовщину его смерти художник Арченко, пятьдесят два года назад. Обратите внимание на перспективу – практически нет искажений при взгляде снизу. Арченко довольно удачно копировал стиль Гирландайо, роспись выполнена в технике росписи Сикстинской капеллы. Небо, конечно, Арченко писал в другой стилистике…

Она вдруг замолчала, словно опомнившись.

– Спасибо, – вежливо сказал Скрипач. – Мы будем внимательнее.

– Идите, молодые люди. А на выходе скажите охране, что были у Марии Павловны – это я и есть. Их, небось, не было, когда вы заходили?

Ит кивнул.

– Дымили на набережной, значит, – заключила женщина. – Вояки… все, дорогие туристы. Всего наилучшего.

* * *

– Надо будет посмотреть, что это за Макеев такой. – Ит брел рядом со Скрипачом, все замедляя шаг. – В метро он, в высотке он. К чему бы это, как думаешь?

– Ни к чему, судя по тому, что он больше чем полвека как помер, – пожал плечами Скрипач. – Судя по всему, какой-то политический деятель. Идейный. Не вижу в этом ничего особенного. Та же Терра-ноль до сих пор Лениным завешана тут и там, а он умер больше двухсот лет назад.

– Уже трехсот, – поправил Ит.

– Ну тем более, – согласился Скрипач. – Спорный был товарищ, что говорить. Идеи хорошие, вот только осуществление подкачало.

– Понимаешь, я еще со времен госпожи Марии Ральдо на эти вещи посматриваю с опаской, – признался Ит. – Если та сумела захапать энергию секторальной станции, то, может, и эти что-то подобное делали?

– Не думаю, – покачал головой Скрипач. – Смотри сам. Мариа была вообще единичным случаем. Да и ненадолго ее хватило. Даже если бы не я, она все равно довольно быстро постарела бы, подурнела и стала никому не нужна. Впрочем, и в молодящемся недурном виде она тоже особым спросом не пользуется.

– Мы этого не знаем. – Ит остановился. – Может, и пользуется.

– Ну и хрен бы с ней. Ленин… если историю вспомнить, умер он рано.

– Это да. В пятьдесят четыре года всего лишь, – подтвердил Ит. – Я довольно много читал о нем. Так вот что интересно. Все современники в один голос утверждают, что он был очень непривлекательным, но при этом харизматичным настолько, что за ним без колебания шел любой и не задумывался. По мне, так это очень похоже на…

– Нет, не похоже, – упрямо возразил Скрипач. – Мариа и Ульянов – это явления разного порядка.

– Надо будет у Ри спросить, что он про это думает, – предложил Ит.

– Спросим, – согласился Скрипач. – А знаешь, что интересно?

– Что?

– На Соде этого не было.

– Чего не было? – не понял Ит.

– А вот того, что тут или на Терре-ноль. Вот этих вот… личностей мирового масштаба.

– Мы просто не думали про это и не обращали внимания. – Ит потер подбородок. – Слушай, вот хоть убей, а мне опять хочется курить.

– Ит, это будет уже пятая сигарета за день, – напомнил Скрипач. – Кто-то, кажется, обещал Фэбу, что не будет травиться так часто.

– Ну да, обещал. Воздух здешний, что ли, так действует? – Ит печально вздохнул. – Ладно, не будем. Пошли, рыжий, нам через полгорода ехать.

* * *

После Балаклавки, которая разочаровала и расстроила, отправились снова в Центр, искать клуб. На Балаклавский проспект решили потом тоже съездить компанией – картина, которую они там увидели, требовала детального анализа.

Портал – был. Вот только «читался» он совсем не так, как на той же Терре. Мало того, на месте портала стояли во множестве жилые дома, и от того, как они выглядели, Иту и Скрипачу стало не по себе.

Чертаново, конечно, не было окраиной, но дома от тех, что стояли в Центре, отличались разительно. Ит обратил внимание на то, как выглядели окна, Скрипач тут же предложил заглянуть в какой-нибудь подъезд – пробежались, посмотрели.

Лучше бы не смотрели…

– Детские комнаты, значит, – Скрипач скривился. – И по три ребенка на семью, в обязательном порядке. Сколько народу живет в Москве, ты посмотрел?

– Два года назад жило пятьдесят миллионов. – Ит встряхнул «лист», картинка сменилась. – Какой дебил делал эту систему, а?.. Жило пятьдесят, сейчас, по всей видимости, стало еще больше.

– Шикарно. – Скрипач осуждающе покачал головой. – Как там было в рекламе? Детская «Идеал», да?

– Угу, – мрачно кивнул Ит. – Двухэтажная кровать, совмещенная с тренировочным комплексом, и «уютная колыбелька для вашего младенчика». Рыжий, у тебя нет ощущения, что тут кто-то рехнулся?..

– Есть, – пожал плечами Скрипач. – С учетом того, что в городе живет пятьдесят миллионов человек – еще как есть. Слушай, у меня ощущение, что голова уже грязная, а ведь я ее утром мыл, – пожаловался он.

– Ага, словно какая-то липкая и жирная пленка, – покивал Ит. – А что ты хочешь? Город перенаселен совершенно безобразно, и я не понимаю, для чего нужна эта политика.

– Какая именно? – не понял Скрипач.

– Рожать по три ребенка. Им детей не жалко, что ли? Это же издевательство, причем над этими самыми детьми.

– Чем-то это должно быть обусловлено. – Скрипач задумался. – Вечерком почитаем.

– Почитаем, куда денемся. Культ какой-то. – Ит скривился. – Разве такая жизнь – это нормальные условия? У Маден в распоряжении был весь дом и здоровенный сад, а мы с тобой еще сокрушались, что мало ее вывозим… Море, компании, другие ребятишки. Слушай, мне дурно делается от мысли, что… если бы она так росла, в такой конуре с двухэтажной кроватью, я бы руку себе отрезал, чтобы это изменить!

– Условия миров пребывания, – ехидно напомнил Скрипач.

– Ой да иди ты! – обозлился Ит. – Сам не видишь, что ли? Тупое тетешканье в той же рекламе, вяканье в местной сети – мол, дети, дети. А на деле – какая-то гребаная звероферма с клетушками, двухэтажными кроватями и пластмассовыми детскими площадками. Черт, тут даже хуже, чем на Онипрее!

– Оно верно, – кивнул Скрипач. – Там хоть места было побольше. Слушай, – он повернулся к Иту, – а что Володя говорил, помнишь? Что его жену наказали за то, что…

– За то, что она отказалась рожать в восемнадцать лет. – Ит тоже остановился. – Надо будет про это посмотреть. Странный закон, тебе не кажется? Это же индивидуальное дело, все созревают по-разному, для кого-то и в двадцать пять рано, а для кого-то в семнадцать будет в самый раз.

– Именно. Что-то я все больше радуюсь тому, что мы оставили дома Бертика и Джесс. Им бы тут не понравилось.

– Бертику, думаю, было бы по фигу, а вот Джессике такое сейчас видеть лучше не надо, – согласился Ит. – Интересно, на кого мелкий будет похож?

– На гения, как мне кажется. – Скрипач хмыкнул. – У гения сильные гены, прости за тавтологию. Так что лет через десять двое черноволосых и синеглазых будут нам читать лекции в режиме стерео. С двух сторон.

– Ничего, нам не привыкать…

Поскольку дело шло к вечеру, в метро народу прибыло, и стало, мягко говоря, тесно. Если точнее, началась самая настоящая давка. Красота «подземной Москвы» очень быстро отступила на второй план, главной задачей оказалось не потерять друг друга в толпе. Рыжий через полчаса такой езды обозлился и заявил, что «сейчас пойдет по головам», Ит на него шикнул – веди себя прилично, мол, не выпендривайся, потом они еще минут двадцать тряслись в переполненном вагоне, потом проходили через рассекатели (человеческие реки тут направляли с помощью специальных мобильных загородок, Скрипачу тут же пришло на ум сравнение с овечьим стадом), и потом, потные и потрепанные, они очутились наконец на улице.

– Нет, ну твою ж мать!.. – рыжий раздраженно одернул сбившуюся рубашку. – Какие, на хрен, три ребенка в семью, когда тут такое!..

– Окстись, – поморщился Ит. – В столицах конгломератов третьего-четвертого уровня и по двести миллионов живет.

– Ты сравнил! Очнись, дорогой!.. Там большая часть жителей или дома работает, или сообщение сделано так, что все едут сидя и при этом спокойно новости читают или в игрушки режутся! Чего ты вообще говоришь, а?! – Скрипач раздраженно засопел.


Издательство:
Автор, Автор
Книги этой серии:
Поделиться: