Название книги:

Иной мир. Часть четвертая

Автор:
Никита Шарипов
Иной мир. Часть четвертая

003

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Так-так, интересно, в прошлый раз мишка ничего не рассказывал про войну людей с берсерками. Зная последних, могу заверить: воевать с ними себе дороже, эти психи не знают большей радости, чем кого-то убить. Да, хапнули, наверное, людишки горя. Берсерк-одиночка, если посетит посёлок ночью и будет действовать тихо, может выкосить всех его обитателей до единого. А затем пойти к следующему посёлку…

Дядя Вова заговорил:

– Зная людей, не могу поверить в сказанное тобой, Угрх. Ударь нас, так мы в ответ ударим. Конечных вариантов два. Первый по Карлу фон Клаузевицу – война до победы, и точка! Второй хуже, проигрыш и порабощение либо тотальное истребление. Переубеди меня, назови причину, которая остановила людей.

– Берсерки – вот имя причины. – Угрх непоколебим, напоминает статую, покрытую шерстью. – Сперва они показали людям, что отлично умеют убивать и при этом не несут потерь, а затем дали понять, что масштабной войне будут только рады. Человек мстителен, агрессивен и глуп, но иногда умеет включать голову и принимать трезвые решения. В той войне люди сами были инициаторами мира и долго заглаживали перед нами вину. Братья-берсерки сильно напугали их…

«Ничего ценного я не услышала, локальная война с людьми не удивительна, её надо было ожидать, и остаётся лишь радоваться, что всё закончилось благополучно для обеих рас, а ведь могло дойти до тотального истребления и последующего вмешательства Основы, хотя без неё и так не обошлось. Кукловоды никогда не позволят самодеятельности, всё только по сценарию. Если люди начинают войну с медведями, значит, Кукловодам нужна эта война. Затем она прекращается, тоже не без действия Кукловодов».

«Что говорит память предков? – мысленно спросил я. – Есть там упоминания о войнах людей и медведей?»

«Память говорит, что войны были, но не масштабные, больше локального характера. Слишком малое количество твоих предков переходили порталами в этот мир, а выживали вообще единицы, и жизнь их была коротка, ведь мир слишком агрессивен».

«Почему нам недоступна память Михаила Росса, моего деда? Как это работает, сможешь рассказать? Память дяди Вовы Росса нам сейчас доступна, хотя он в этом времени не умер, живой и здоровый рядом сидит. Разве не должны были все его воспоминания исчезнуть?»

«Ответ сокрыт в сложности вселенной, в которой мы существуем. ДНК – это не только физический объект, это ещё и часть информационного поля вселенной. Вся информация, которая хранится в ДНК, после исчезновения его носителя записывается в это поле и становится доступна другим, живущим носителям. Именно они, живущие, тоже привязаны к информационному полю вселенной, хоть и не знают этого. При желании информацию можно использовать, главное, знать, как делать это. Владимир Росс, погибнув, записал свою память в информационное поле вселенной, так сказать, приобщился к вечному. Затем время обратилось вспять, и Росс снова живой, ведь вселенная в физическом плане вернулась на некоторое время назад, но в информационном плане, назовём её вселенной два, вселенной информации, ничего не изменилось. Вселенная информации неизменна, потому что если изменяемо время, то должно быть что-то, что хранит об этом память. Понял что-нибудь?»

«Не совсем, больше запутался. С твоих слов получается, что живём мы не в одной вселенной, а в двух. Первая – физическая, наполненная вакуумом, видимая. Вторая – вселенная информации, неосязаемая, неизменяемая, с первой не соприкасающаяся, но взаимодействующая с ней. Так?»

«Правильно понял, но я всё-таки ещё самую малость запутаю тебя, чтобы не расслаблялся. Есть гипотеза, что вселенных много, бесконечно много. Это подтверждается хотя бы тем, что раз имеется одна, наша, то обязаны быть и другие. Сам хаос, то, к чему всё стремится, подтверждает многообразие и отличие. Все листья на дереве почти копии друг друга, но при этом каждый уникален. Так же может быть и со вселенными, они похожи, но при этом разные. Просто их больше, не считано больше, чем листьев на дереве».

«Всезнаечка, давай прекратим этот диалог и перейдём к проблемам поважнее. Что прикажешь делать, пытаться разговорить медведя или двигать в сторону посёлков?»

«Медведя разговорить можно и потом, не горит, никуда он не денется, а вот в посёлках уже могло многое измениться, потому что ты там не появился. Советую поспешить и попытаться хоть как-то восстановить древо событий, иначе может получиться так же, как с англичанами, – выжить должны были все, а не только Кейли… Кстати, чуть не забыла, прямо сейчас спроси Угрха насчёт Мёртвого леса».

«Что именно спросить?».

«Спроси, почему его нельзя сжечь, а уже затем пинай всех, и выдвигайтесь в сторону посёлков. Про банду Тощего не забывайте, в компании с медведем вы легко её обнаружите. А если и не обнаружите, то плевать, посёлки важнее…»

Похлопав в ладоши, я привлёк к себе внимание и начал «вещать»:

– Лясы точить в благоприятной обстановке хорошо, но про дела не забываем, поэтому собираемся, надо выдвигаться. Ближайшая цель, хоть она и второстепенна, это банда Тощего, нужно убрать её. Сейчас полдень, до вечера мы должны быть в посёлке Заксенхаузен. Начинаем сбор! Угрх, для тебя персональный вопрос – почему нельзя сжечь Мёртвый лес?

Мишка, лениво вставая, ответил:

– Попытаться можно, только ничего не выйдет, Страж леса потушит пожар, а затем накажет виновников. Говорил уже, что Мёртвый лес, возможно, разумен, а Страж – это его способ защиты от вредителей. Если желаете встретиться с ним, то можете устроить поджог, он быстро придёт… Или просто спилите дерево, Стражу такое тоже не по душе, на любой крупный вред реагирует. Я ответил на твой вопрос, Никита? Можно мне лезть в своё транспортное средство?

Я кивнул, потому что потерял дар речи. Вспомнил, что однажды собирался устроить в Мёртвом лесу делянку и заработать деньжат на продаже ценной древесины. Бог миловал, пещера со златием обнаружилась, а затем и более серьёзные проблемы нарисовались, не до заработков стало. Порой, сами того не зная, мы находимся на волоске от гибели. Теперь понятно, почему Мёртвый лес люди стараются не трогать. Смертельно опасно – вот главная причина. Пожалуй, приступаю к сборам. Минута, и едем в посёлки…

Глава 7

– Вот, сука, шпарит, вот шпарит, сволочь такая! – Боря дослал гранату в ствол подствольника и выстрелил почти не целясь. Толку нет, УАЗ слишком далеко, не попадёшь, взрыв произошёл с большим опозданием и сильно в стороне, а вот весь дым от выстрела достался мне. Как переубедить этого дурака? Он ведь реально верит, что попадёт, и тратит гранаты одну за другой. Уже шесть штук в молоко ушли.

Тощий и его банда понесли потери, но незначительные – Немой метким выстрелом зацепил одному руку. Большего кровопролития бандиты не позволили, резво прыгнули в уазик и дали дёру. «Сурф» и «Тигр», как почти сразу выяснилось, старого козлика догнать не способны, потому что под капотом у того что-то импортное и мощное, точно не доходяга четыреста семнадцатый. Возможно, мотор и трансмиссия установлены от какого-то японца, иначе резвость не объяснишь. Одной лишь местности стоит сказать спасибо, если бы вместо неё была ровная дорога, то показал бы нам УАЗ скорость и был таков.

– Вы вообще способны стрелять метко или делаете это только тогда, когда попадать не нужно? – прорычал Угрх, явно недовольный соседством с двумя стрелками, которые обосновались в прицепе. – Никита, может быть, ты попробуешь, вдруг попадёшь?

Я помотал головой и ответил:

– Не попаду, трясёт сильно, плюс скорость, и УАЗ петляет. Гиблое дело, только патроны зря переведу.

– Значит, нужно придумать что-то другое, – сказал Угрх и потерял ко мне и Боре всякий интерес.

– Что-то другое? Что-то другое?! – Боря буквально закипел от ярости, глаза из орбит полезли. – Ты не охренел, мохнатый? На, попробуй, мне не жалко, покажи, как отлично попадаешь!

Он предложил Угрху Калашников с подствольным гранатомётом, но тот решил отказаться:

– Если бы я мог попасть, уже бы сделал это. Вам мешают тряска и скорость. Машина Никиты, на которой едет Маша, прыгает меньше, чем этот прицеп. Может, на неё переместитесь?

УАЗ, проскакав по жутким неровностям, несколько метров прокатился на двух колёсах, сумел не перевернуться, затем выровнял курс и помчался с холма с ускорением. То ли поверхность там ровнее, то ли водила от страха погони страха попадания в аварию совсем лишился. Скорей бы уж перевернулся, достало это родео на прицепе.

– Вы собираетесь стрелять или так и будете медведя комплиментами осыпать? – поинтересовалась рация голосом Росса. – Немой, тебя это тоже касается, стреляй прямо из салона!

– Я не хочу, чтобы он стрелял в салоне, мне запах пороха противен! – рискнула огрызнуться дяде Вове Маша, управляющая моей «Тойотой». – И вообще, если кто-то забыл, то повторю – я беременна!

– Мать вашу, не отряд, а одни инвалиды! – Росс зол, очень зол, но говорит при этом спокойно: – Ник и Боря, перебирайтесь на крышу «Тигра», смените нас с Василием. Может, нам больше повезёт. Немой, вылезай из «Тойоты» через лобовое и стреляй с крыши. Маша, как пойдёт спуск, поднажми, «Тойотка» ведь резвее, нам нужно попробовать сократить расстояние до УАЗа. Предупреждаю, на газ дави без фанатизма, машина на первом месте, гробить её не нужно.

Боря, зачем-то перекрестившись, взял рацию и быстро протараторил:

– Старый, у меня идея, я знаю, как догнать этот сраный УАЗик, но нам придётся бросить прицеп, он сильно тормозит «Тигрёнка». И кое-что ещё сделать придётся, что тебе сильно не понравится, но обещаю, минут тридцать, и ты будешь любоваться теми, кто от нас удирает.

– Слово даёшь, что будет так? – спросил Росс.

– Даю! – радостно ответил Боря. – Даже готов пожертвовать собственными яйцами, если не выполню обещанное. Лично себе их отрежу!

«Тигр» начал замедляться, а затем последовала команда Росса:

– Всем стоп, дальше работает Борис! Помни, друг мой, на кону твой парный орган…

 

Мы потеряли пару минут на сброс прицепа и выбрасывание всего тяжёлого из салона и продолжили. Боря, прежде чем сесть за руль, зачем-то позвал меня с собой. И я, скорее ради развлечения, согласился. Сам не понял, как так вышло, но ответил «да» и прыгнул на пассажирское сиденье. Пожалел уже позже, когда начало трясти.

«Не видела смысла соглашаться, можно было остаться и провести время с пользой. Например, поговорить с Угрхом. Зачем поехал?»

«Ты ведь знаешь, зачем спрашиваешь?»

«Не знаю, потому что не знаешь ты, вот и надеюсь услышать адекватный ответ».

«Его не будет, людям свойственно делать необдуманные поступки, привыкай. На вопрос «почему» я могу ответить только «потому что». И всё!»

Диалог с Всезнайкой прекратился. Наверное, снова обиделась, последнее время она часто это делает. Около часа назад рассказывала, что начала обучать мои мозг и тело какому-то древнему боевому искусству, но пока ничего не чувствую. Уже интересно, как это будет работать. Если среди моих предков был хотя бы один мастер рукопашного боя, есть высокий шанс перенять часть его опыта. В будущем всё пригодится.

Десять минут погони, и УАЗ снова на виду. Его водитель, видимо, успел расслабиться и снизил скорость почти вдвое. Сейчас же, увидев, что погоня продолжается, опять давит на газ, но прежнего результата нет – «Тигр» теперь легче минимум на тонну и не отягощён прицепом, ускоряется будь здоров.

– План у тебя хотя бы есть? – поинтересовался я.

Боря-изверг перевозбуждён, глаза налиты яростью, зубы стучат друг об друга, ноздри раздуваются сильно и часто, пальцы белеют, сжимая руль, взгляд прикован к задней части УАЗа. Кроме машины сейчас для него ничего не существует. Вопроса он, конечно же, не услышал. Реальный псих, такому только в дурке жить или в этом мире.

– Борь, я спросил про план, он есть? – повторил я вопрос.

Ответ был не таким, какой ждал:

– Дури нет, даже природы, не было времени тариться! В этом мире найдём, только на барыгу надо выйти! Бабло ведь есть!

Улыбнувшись, я пояснил:

– Ты не понял, я не про наркоту, ею не балуюсь, вопрос был про план действий.

– Ааа… Понятно, ты у нас ЗОЖник, не о том думаю… Да, есть у меня план, и он прост: догоняем уродов, ты прыгаешь за руль, я вылезаю на крышу через люк, затем сближаемся с УАЗиком, и перепрыгиваю на него. Дальше по обстоятельствам, лишь бы не навернуться, главное, тент прорезать и внутрь попасть…

– Уверен, что справишься? – план Бори мне не понравился, пахнет бредом из разряда фантастики. – Не проще ли просто расстрелять бандитов?

– Проще, но так не интересно. Мне хочется веселья! Убивать быстро уже скучно, бандиты должны понять всю радость последних минут жизни. Смерть, они будут умолять о ней! Будут жалеть, что выбрали такой плохой жизненный путь…

Угораздило же меня оказаться в одной машине с конченым психом, который возомнил себя палачом. Ничего не поделаешь, придётся терпеть.

УАЗ маячит в опасной близости, скорость под семьдесят в час, Боря-псих лезет в люк, я беру управление на себя. Надо бы признаться самому себе – мне дико интересно, что из этого получится!

– Крикну, когда буду готов, ты пока прижимайся к козлу! – Боря забросил автомат на крышу, взял в зубы нож и выпорхнул из салона с проворством куницы. Не так он прост, совсем не прост, недооценивал его. Уровень подготовки в несколько раз выше, чем кажется с виду.

За рулём УАЗа бандит, но не дурак. Заметил Борю и начал петлять, что вызвало неминуемый сброс скорости. Сблизились опасно, вот-вот ударю передним бампером «Тигра» в запаску, меньше метра дистанция. Боря-псих спрыгнул с крыши на капот и закричал:

– Газу, Ермак!

Несильный удар, дистанция между машинами резко увеличилась, но живой снаряд уже полетел и сумел приземлиться, куда метил – прямо на тент рухнул, порвав его массой тела, и оказался в салоне. Ставлю на то, что осталось Борьке жить самую малость, сейчас загрохочут автоматы…

* * *

– Как можно терпеть такое? – спросил Угрх, которого от звуков и ощущаемых эмоций, которые излучают бандиты, просто коробит. Пытки происходят на солидном расстоянии, но всё равно слышны крики.

– Боря псих, смиритесь с этим. – Росс виновато пожал плечами. – Если его постоянно держать в узде, то произойдёт неминуемое: он сорвётся и прикончит кого-нибудь за малейшую оплошность. Надо нам это? Нет, не надо, пусть на бандитах отрывается, их не жалко. Желающие облегчить им страдания могут попробовать убедить Борю не пытать, но ответ будет один – он пошлёт. Всем всё понятно?

Возражений не последовало, только Угрх недовольно выругался на своём рычащем языке. По интонации было понятно, что без оскорблений не обошлось.

– Он реально прыгнул с крыши «Тигра» на крышу УАЗа? – поинтересовался Немой. Я уже рассказал всё, что было, но мне не трудно, повторю:

– Реально, прямо на ходу сиганул и попал сразу в салон, тент не выдержал. Я думал, его сразу пристрелят, но нет, бандитам, похоже, не до этого было, замешкались. А дальше всё, поздняк метаться, в ход пошёл нож, сухожилия Борька подрезает мастерски, но при этом оставляет в живых. Без единого выстрела взяли, сам не поверил бы в такое.

– Харарх афрарх! – Угрх взревел и обхватил голову лапами. – Я больше не могу это терпеть! Люди, сделайте что-нибудь! Он такое вытворяет…

Мишка вскочил, посмотрел в сторону холма, на котором происходят пытки, взревел диким зверем и побежал. Сейчас наведёт там шороху.

Прошло пять минут, и Угрх вернулся ни с чем, пытки продолжаются. По морде медведя заметно: сожалеет о том, что ходил на холм.

Выслушивая недовольство Всезнайки, я решил поинтересоваться:

– Долго это будет продолжаться, дядь Вов? Ехать надо, некогда задерживаться по пустякам.

– Долго. Нам проще оставить Борю, а завтра вернуться за ним. Как тебе такой вариант?

Не подходит, отказался, потерплю. Посмотрев на Угрха, решил провести время с пользой и спросил о том, на что ответа так и не получил:

– Почему ты так легко присоединился к нам, отшельник?

– Потому что ты вызвал у меня интерес, Никита, это ведь очевидно. – Угрх хмурится, эмоции, исходящие с холма, его бесят, но отвечать на вопросы, видимо, не мешают. – Мною движет желание понять случившееся, такого прежде не было, память не хранит об этом информации.

– Точно, запамятовал… – я решил немного соврать, чисто в целях получения знаний. Точнее, в целях подтверждения того, что знаю. Не ожидал, что реакция будет такой. – Берсерк Харрор рассказывал мне, что у вас, медведей, имеется родовая память, передаваемая из поколения в поколение. Вы помните всё, что помнили ваши предки, это очень удобно.

– Харрор не мог говорить тебе об этом! – Угрх резко встал, выставил когти, начал наступать. – Человек, ты лжёшь! Где ты встретил берсерка Харрора? Отвечай!

– Мохнатый, ты бы лучше успокоился. – Дядя Вова не сдвинулся с места, но это и не нужно, автомат у него под рукой, и сейчас его ствол смотрит в голову медведя. – Мы тут все психи, каждому в дурке полежать не мешало бы, но лежать не хочется, потому контролировать себя умеем. Ты погляди на нас, поучись, это полезно.

Угрх замер, поглядел на автомат, сделал шаг назад и попытался оправдаться:

– Эмоции с холма будоражат рассудок, извиняюсь за поведение. Никита, ты сказал про берсерка Харрора, расскажи мне, где ты его встретил, это важно.

Расскажу, что же не рассказать:

– Встретил я Харрора в пещере, тогда впервые и узнал, что он существует. Привёл его туда кое-кто находящийся сейчас среди нас… В общем, это ты привёл его туда, Угрх.

– Нет, не может быть. – Мишка начал нарезать круги по поляне и причитать: – Харрор не послушал бы меня, что бы я ему ни сказал. Он слишком высокомерен и будет обижаться до конца жизни, а берсерки живут долго. Поверю во всякое, но не в союз с Харрором…

– Что тебе не нравится, Угрх? – спросил я и решил добить: – Харрор и его свита не единственные берсерки, которых видел. Был ещё Хорг, берсерк в ржавых доспехах, он вылечил моего друга, а перед этим убил многонога. Кстати, обитает Хорг где-то рядом, в пещерах… Ещё был старина Орх, который не носит доспехов, потому что слишком стар. Обитает в Черногорье, в одной из пещер. Всё, чего Орх хочет, это поскорее умереть, но два сердца не останавливаются одновременно, жить ему ещё да жить. Ну и последний, наверное, самый важный разумный мишка, хоть он и не берсерк. Зовут его Цэ-тап, живёт в центре Зубастого озера под землёй, возраст около семнадцати миллионов лет. Все его занятия за последнее время – это сон, сон и снова сон. В анабиозе отдыхает…

Угрх почесал лапой башку, что-то прорычал, а затем нормально сказал:

– Всех названых знаю, кроме одного. Цэ-тап не может быть разумным медведем, если бы такой существовал, то он был бы известен мне. Даже имени его в нашем языке нет. Ты точно ничего не напутал, Никита?

Я помотал головой:

– Нет, не напутал, Цэ-тап существует, как и Скарг, перед возможностями которого все берсерки будут казаться безобидными сусликами. Я, Угрх, знаю кое-что такое, что может помочь решить проблему. И да, мне удалось разгадать тайну происхождения вашей и нашей расы. Совершенно случайно разгадал, произошло удачное стечение обстоятельств…

– У тебя есть вопрос, человек? – Угрх наконец-то сел, а то достал уже маячить перед глазами.

– Да, есть. Мой вопрос простой: скажи, как далеко ты можешь опуститься по родовой памяти, количество в земных годах назови.

– Примерно двести тысяч лет назад началось царствование моей расы на этой планете. Всё, что было до этого, мне недоступно, память ограничена…

«Эврика! – Всезнайка заскулила от радости. – Никита, всё сходится, мы разгадали загадку и пришли к главному: людей и медведей примерно в одно время расселили по разным планетам. Ещё один шаг в сторону Кукловодов сделан. Продолжай собирать информацию, я верю в тебя!»

* * *

Заксенхаузен по сути деревня, посёлком его можно назвать с натяжечкой, но в этом мире всё иначе, слова «деревня» и «село» не в ходу, даже самый мелкий населённый пункт, в котором две-три капитальные постройки, и то называют посёлком.

С последнего раза, как я был в тут, всё изменилось. И ладно бы в лучшую строну, но нет, в худшую, произошёл откат назад, нет активной застройки, которая началась после свержения власти Пана. Эх, даже ностальгией повеяло, хоть и пробыл тогда здесь совсем недолго. Ну ничего, скоро всё опять изменится, план уже продуман, осталось воплотить его в жизнь.

– Вижу машину, движется от жилой зоны посёлка в промышленную, с виду походит на Хамви, – доложил Немой, устроившийся в прицепе с биноклем. Рядом с ним находится и Угрх, но он спрятан под брезентом.

– Это не Хамви, а его китайский аналог, – поправил я.

– Да, – согласился Немой. – Сразу не разобрал, это Донфенг, то ещё дерьмо, но я от такого в личное пользование не отказался бы, на охоту гонять самое то, а если пушечку на крышу установить, да миллиметра двадцать три, так вообще огонь будет. Как думаете, можно его отжать? До фига на это сил понадобится? Ермак, ты что скажешь? Реально его по-тихому ночью из посёлка умыкнуть?

Вместо меня ответил Росс:

– Немой, ты что-то разболтался, может, тебя опять напугать? Ермаков знает парочку «чудных» мест, легко всё устроим. Разговоры только по делу, болтовня твоя меня ещё в том мире достала, когда-нибудь я всё же отрежу тебе язык… Никита, что командуешь, план не меняем?

– Нет, как договаривались, Джервиса для нас шугнуть не проблема, с Паном будет сложнее, но и его осажу.

– Надеюсь на тебя, не оплошай…

В посёлок не заехали, китайский «Хаммер» загородил дорогу, трое выбравшихся из него бойцов продемонстрировали оружие. Один даже предохранитель снял, сука такая.

Стоило мне и Россу выйти из машины, как на свет показался Джервис Уилкинс и семенящей походкой направился к нам. С ходу поприветствовал на английском. Мы ответили ленивыми кивками. Повисла неловкая пауза. Заметно, что Уилкинс нервничает, пот так и льётся, и плюс тридцать тут ни при чём. Наконец-то он решился и заговорил:

– Я глава посёлка Заксенхаузен, чем могу быть обязан? Топливо вам нужно или жильё, всё имеется, цены не ломим, если вы новоприбывшие… – Уилкинс замешкался, попытался всмотреться в лицо Росса, но не выдержал сурового взгляда и зачем-то повернулся к своим ребятам. Раздувшись как птица фрегат, заорал: – Что встали, быстро в машину, опасности нет!

Это он зря, опасность мы устроить можем, но не будем, не в наших интересах.

Снова повернувшись к нам, Уилкинс залепетал:

– Никакого порядка, одни проблемы, нервов не хватает, людей нормальных тоже… Вы, как вижу, не новоприбывшие, глаз у меня намётан на это дело. Не наёмники случайно? По делу в наших краях или проездом?

 

Однако в точку попал, ни меня ни Росса новоприбывшими не назовёшь. Временно отсутствующими – да!

Сделав шаг, я наклонился, чтобы оказаться с Уилкинсом лицом к лицу, и, злобно улыбнувшись, сказал:

– Мы по делу, Джервис, нам нужен Пан. Где он сейчас находится, не подскажешь?

Сглотнув, Уилкинс сделал неловкий шаг назад и начал терять равновесие. Пришлось поймать.

– Мы не бругары, есть не будем. – Росс оскалился, умеет одним выражением лица до смерти пугать. – Так что не бойся нас, Уилкинс, а лучше ответь – где сейчас Пан?

– Награды что, не будет? – Боря недовольно выбрался из салона «Тигра», затем вытащил мешок и зашагал к нам.

Челюсть Уилкинса отвисла, а глаза стали стеклянными, потому что не каждый день такое зрелище увидишь. Наш псих так и не помылся, с ног до головы в крови бандитов, даже зомби в фильмах выглядят симпатичнее.

– Банду Тощего не теряли? – поинтересовался я.

– А? Что? Кого? – Уилкинс перевёл взгляд с меня на Бориса. Ступор прошёл, его сменил ужас и почти поросячий визг: – Какую банду? Какой Тощий? Вы кто вообще? Зачем пугаете? Я ничего не понимаю! Я…

– На вот, выпей, – дядя Вова любезно протянул главе посёлка бутылку.

Джервис, наверняка мечтая провалиться под землю, схватил предложенное, быстро отвинтил крышку и начал жадно пить. Три глотка, и выпитое полетело мне на ноги. Водка не вода, без подготовки много не выхлебаешь.

– Вот дерьмо… – я с огорчением посмотрел на свои штаны и кроссовки, а затем уже со злостью на Уилкинса. Почти шёпотом поинтересовался: – Ты знаешь, что я дико не люблю, когда на меня блюют? Голову оторвать могу за это…

– Водка! Тут водка! Я думал, что вода! – Джервис начал судорожно трясти бутылкой. На брызгающую во все стороны жидкость ему плевать, крыша совсем от страха поехала.

Китайский «Хаммер» взревел мотором, резко сдал назад, затем со шлейфом тронулся и умчался в сторону посёлка, оглашая округу предельными оборотами двигателя.

– Это была твоя охрана? – спросил я. – Если да, то она очень хреновая, даже здесь чувствуется, как несёт дерьмом. Или это от тебя несёт?

Уилкинс открыл рот, но не смог ответить, потому что Боря решил продемонстрировать содержимое кровавого мешка. Прямо под ноги Джервиса упали головы, которые совсем недавно держались на шее Тощего и шеях его подельников.

Две секунды Джервис осознавал произошедшее, затем глаза его закатились, и он упал в обморок. Мы не ожидали, что будет именно так, но это даже лучше, быстрее к Пану попадём…


Издательство:
Автор
Серии:
Иной мир
Поделиться: