Название книги:

Выжить любой ценой. Часть четвертая. Естественный отбор

Автор:
Никита Шарипов
Выжить любой ценой. Часть четвертая. Естественный отбор

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Таков истинный я! – объявил Михаил.

Два брата, слишком похожие и в то же время невообразимо разные.

– Кем ты стал, брат? – с сожалением спросил Люцифер. – Ты забыл? Забыл, как мы стояли спина к спине и побеждали зло? Забыл, как мы делали этот мир лучше… Ты сам стал злом, брат мой, Михаил. Ты помнишь мое истинное предназначение?

– Я все помню, Люцифер. – ответил Михаил. – Твое истинное предназначение – вершить равновесие и карать зло.

– И я буду его карать! – рявкнул Люцифер.

Вскинув руку, он резко ударил ею в пустоту. Она исчезла, словно пробила пространство. Несколько секунд Люцифер двигал ею, словно пытаясь что-то найти, а затем вытащил прямо из воздуха человека. Подняв, он бросил его на пол.

Человека узнали все присутствующие. Им оказался видный политик по имени Дима. В недоумении потерев глаза, политик посмотрел на нас, а затем на братьев ангелов и спросил:

– Я что-то пропустил? – спросил политик.

– Зачем он здесь? – спросил Смирнов, первым нарушив наше молчание. Никита испуганно посмотрел на него. Я не показал эмоций, так и оставшись сидеть словно приклеенный.

– Табрис. – сказал Люцифер. – Ангел свободной воли… Тот еще ублюдок!

Политик Дима вскочил на ноги и посмотрел на архангела Михаила.

– Что с твоим обличием? – испуганно крикнул он, осознав кто перед ним.

– Не его тебе нужно бояться! – воскликнул Люцифер.

– Денница?! – испугался политик. – Светоносный?! Михаил, но ты говорил, что все…

– Молчи, Табрис. – спокойно сказал Михаил.

Люцифер сделал движение рукой, словно хотел отмахнуться от Табриса как от назойливой мухи. Табрис вздрогнул и быстро изменился. Вместо подтянутого мужчины перед нами возник сухой, испещренный морщинами старик в грязном балахоне. Вместо крыльев за спиной два жалких черных обрубка.

– Истина не пощадила тебя, Табрис. – сказал Люцифер. – Кем ты стал? Даже демоны более красивы…

– Не тебе меня судить, Светоносный! – огрызнулся Табрис.

– Ну а кому же еще? – лениво ответил Люцифер.

Меч, покрытый голубым пламенем, возник в его руке и устремился к груди Табриса. С легкостью пробив ее, он вышел с обратной стороны. Люцифер играючи вытащил его и отбросил в сторону. Меч растаял в воздухе словно и не существовал. Табрис схватился за пробитую грудь и начал съеживаться. Хрип вырвался из его рта и пропал. Следом пропал Табрис, зжавшись сам в себя.

– Даже мокрого места не осталось… – задумчиво проговорил Смирнов.

– Убиваешь братьев, Люцифер? – спросил Михаил.

– Не братьев. – ответил Люцифер и повысив голос, приказал: – Беги, Михаил. Беги без оглядки. Собирай свое воинство и готовься! Готовься, ибо я иду за вами…

Михаил растаял. Люцифер улыбнулся и быстро вернул прежний облик.

– Кажется я понял, – заговорил Смирнов. – Мы нужны тебе в борьбе с ангелами, так?

– Да. – кивнул Люцифер. – Их слишком много. Мне не справится в одиночку. Они ответят мне за убийство Табриса. Семь архангелов сильнее меня. Раньше я не желал их смерти, но сейчас все изменилось. Они ничем не лучше демонов.

Я нашел в себе силы спросить:

– Мы сможем убить ангела?

– Да. – ответил Люцифер. – Я вас научу…

– У богатых свои причуды. – сказал Люцифер. – Зачем обычному человеку настолько обширный арсенал? Хочется всего и сразу, а затем надоедает жить и творят суицид…

Люцифер ввел код на сенсорной панели и крупное абстрактное полотно отъехало в сторону, обнажив сейфовую дверь высотой под два метра и в половину шириной. Снова код и поворот запирающего механизма. Сервоприводы практически бесшумно отодвинули полутонную дверь в сторону, обнажив просторную комнату, уставленную стеллажами, на которых стоит и лежит различное оружие.

– Ну ни хрена себе! – присвистнул Никита, как и прежде не расставаясь с бокалом виски. – Да тут целую роту вооружить можно!

– Не больше взвода. – буркнул Смирнов и схватил лежащий на ближайшем стеллаже "Desert Eagle". Взвесив его, рассмотрев и понюхав, заявил: – Давно не чистили… Пукалка, честно сказать, бессмысленная. Громоздкая, тяжелая, с невыносимой отдачей и относительной точностью. Хрен прицелишься после первого выстрела. Стрелял как-то и больше не горю желанием… – он небрежно бросил пистолет на стеллаж.

– А мне нравится! – воскликнул Никита, примерив пистолет к руке. – Большой и страшный. Гопники от одного вида разбегутся. А если шмальну, то вообще чудеса начнутся!

– После первого выстрела ты получишь вывих запястья. – сказал я. – Или растяжение, в зависимости от тренированности руки. Второго выстрела не будет наверняка.

– Это не пятисотый. – спокойно сказал Смирнов, прохаживаясь вдоль стеллажей. – Запястье не вывернет. Я с пятисотого Магнума одной рукой стрелял. Мало приятного, но можно. Один раз…

– Люцифер, – обратился я к архангелу, – зачем нам оружие? Ангелов с него не убьешь, как мы уже выяснили. Или есть особый секрет?

Никита закурил сигарету, облокотился на стеллаж и стал ждать ответа. Алексей Смирнов сел на корточки и принялся копаться в стоящих вертикально снайперских винтовках.

– Ангела убить сложно. Из простого оружия это сделать невозможно. Нужны другие, альтернативные методы. – ответил Люцифер. – Но сейчас разговор пойдет не о них. Под опекой ангелов собранно огромное количество обычных людей. Именно их они бросят на убой в первую очередь. Оружие понадобится для отражение таких атак. Много оружия и много патронов. Еще транспорт.

– И навыки. – подметил Никита. – Без навыков никуда. Быть может ты щелкнешь пальчиками и подаришь нам какие-нибудь способности. Скорость, регенерацию и тому подобное. Катит?

– Не катит! – отрезал Люцифер. – Я не джин из бутылки. Желания не исполняю. По части навыков, – он указал рукой на Смирнова и на меня, – эти двое имеют высшие навыки в данной сфере. Не то, что ты, писатель-алкоголик!

– Достали вы… – обижено ответил Никита. – Не алкоголик я. Люблю выпить, но не алкоголик…

Проблему с транспортом решили просто: в гараже обнаружился новый джип компании «Мерседес» в простонародье прозванный Геликом. Второй машиной стала спортивная «БМВ» черного цвета. Загрузив машины, мы отправились в путь. Люцифер с Алексеем Смирновым на «БМВ». Мы с Никитой на джипе.

* * *

Никита не выдержал и сумел напиться в первые пол часа дороги, а затем уснуть. Три часа я ехал в полном одиночестве, а затем писатель начал подавать признаки жизни.

– Ссать хочу! – заявил он, протерев глаза. Непочатая банка пива пшикнула крышкой, а затем прозвучали мощные глотки. Отпив половину, он спросил: – Остановимся или мне в окно ссать?

Ловко выхватив бутылку, я отправил ее на улицу и спокойно сказал:

– Остановимся, но пить ты больше не будешь…

– Знаешь, Сувор, – заговорил Никита после того как справил нужду, и мы вновь продолжили путь, – я взрослый человек. Не тебе мне запрещать пить. Что хочу, то и делаю. Лучше бы я поехал с Люцифером. С ним всяко безопаснее. Тем более они едут в Москву, а мы к черту на кулички. Не люблю я заброшенные поселки и одиночек, проживающих в них.

– Ты прав, – согласился я. – Взрослый человек волен решать что ему делать. Но ты не один. Нас минимум двое, и мы едем делать общее дело. Мне нужен трезвый напарник, а не полуживое тело, мычащее на переднем сиденье. Уяснил?

– Нет. – огрызнулся Никита. – Я не буду напиваться вдрызг!

– Конечно не будешь. – согласился я. – Пиво, что ты припас в багажнике, осталось далеко на трассе. Пить ты не будешь!

– Урод. – обозвал меня Никита и вытащил из кармана сигареты. – Буду курить. Курить, пока из ушей пар не повалит…

Я взглянул на навигатор. До нужного поселка остается две сотни километров. Люцифер дал нам особое, предельно легкое, задание. Нужно отмахать пол тысячи километров и добраться до заброшенного поселка, построенного во времена союза. В поселке мы будем искать человека, который на самом деле не человек, но и не ангел. Если удастся найти, то мы передадим ему послание от Люцифера, и он должен помочь. Люцифер не дал подробной инструкции, а только сказал, что по приезду все станет ясно. Вот только мне не вериться в это и чувство подвоха не покидает всю дорогу.

– Езжайте туда, не знаю куда… Найдите того, не знаю кого… – начал причитать Никита. – Люцифер обманул. Ощущение, что он хочет избавится от нас.

– Ты дурак? – на полном серьезе спросил я. – Не помнишь его возможности? Если бы Люцифер хотел от нас избавиться, то хватило бы щелчка пальцами. Нет, Ник, мы нужны ему. Он многое не договаривает, играя в одному ему известную игру, но избавиться от нас точно не хочет.

Белая тонированная «Приора» возникла сзади и стала стремительно приближаться.

– Восьмая машина за столько времени. – сказал я. – Народ словно повымирал. Не в подвалы же они забились…

Приора сократила дистанцию до минимума и начала быстро моргать фарами. Я надавил на газ и сказал:

– Похоже за нами. Можно уйти в отрыв. Мощность позволяет…

– Ссышь тонированной приоры? – съязвил Никита. – Ты разведчик ГРУ или пацаненок необстрелянный? Не ждал от тебя подобного, Суворов!

– Риск бессмыслен. – спокойно ответил я, проигнорировав словесный выпад. – Если есть возможность избежать неприятной ситуации – нужно использовать эту возможность.

Я вдавил газ, и машина заурчала мощным мотором. Дистанция начала увеличиваться. Пуля щелкнула в заднее стекло, но не пробила его. Джип легкобронированный и нам это известно.

– Суки! – рявкнул Никита, доставая с заднего сиденья автомат. Опустив окно, он высунулся по пояс и начал стрелять по машине. Отстреляв магазин, вставил новый и снова полил дорогу длиной очередью.

– Попал! – радостно крикнул он.

В зеркало заднего вида я увидел, как морда приоры кинулась к правой обочине и не выдержав заноса, машина перевернулась набок и стала вращаться. Скорость была близка к двумстам и от приоры осталась помятая груда металла, когда она остановилась лежа на крыше посреди шоссе. Я включил заднюю передачу и стал медленно сдавать назад.

 

– Кто молодец? – воскликнул Никита, выбираясь из машины. – Я молодец! На такой скорости и попасть в колесо. Стрелок от бога…

– Скорее от дьявола. – пробормотал я, осторожно приближаясь к раскуроченной машине. Из оружия взял только пистолет, посчитав это достаточным. Никита не захотел рустоваться с автоматом и держит его наизготовку.

Два задних пассажира в черных костюмах вылетели при первых кувырках. Оба лежат на асфальте в неестественных позах и не подают признаков жизни. Молодые парни в спортивных костюмах. Зачем им понадобилось нападать на нас?

Третий пассажир, что сидел впереди, валяется на обочине с раздробленной в фарш головой. Ремень безопасности явно не для них придумали…

– Водила жив. – объявил Никита. – Крепкий, сука!

Я присел у перевернутой машины на корточки. Водитель, молодой спортивного телосложения парень, висит на ремне безопасности. Лицо в крови, левая рука сломана, правая нога вывернута в колене. Правой рукой он пытается найти крепление ремня и отстегнуться. Никита залез в салон и отцепил его. Парень упал на крышу и застонал. Схватив его за кофту, я выволок из салона, не обращая внимания на стоны и повреждения.

– Кто ты и зачем преследовал нас? – спросил я, когда взгляд парня приобрел хоть какую-то осмысленность.

– Вы… трупы… – прошептал он.

Никита выстрелил неожиданно и разнес парню голову. Я отпрыгнул в сторону и заорал:

– Идиот! Нахрена ты пристрелил его?

Сделав резкий выпад, я оказался рядом с Никитой и выбил автомат из рук. Последующий удар кулаком он парировал уклоном и отпрыгнул в сторону.

– Сдурел?! – удивленно спросил писатель.

– Да! – я сунул пистолет в кобуру и попер на него. Подсечка ногой и Никита упал. Придавив его коленом, я от души врезал по роже кулаком. Ударил в левую скулу чтобы не было крови.

Никита психанул и попытался вырваться. Перевернув его на живот, я вывернул руку и сказал:

– Не дергайся, Ник! Ты меня напрягаешь. Психану – сломаю руку…

Хлопки в ладоши заставили обернутся. Мужчина в спортивном костюме прислонился к машине и улыбаясь рассматривает нашу потасовку.

– Не ссорьтесь, девочки. – весело сказал он.

– Кто ты? – я мгновенно оказался на ногах и направил пистолет незнакомцу в лицо.

– Пура. – спокойно ответил незнакомец. – Я ангел забвения. Увы, ребята, но вы попали в мою умелую ловушку…

Я выстрелил и попал в лицо. Пуля пробила кожу, а затем кость и застряла в голове. Вторая пуля так же вошла в голову. Третья и четвертая в сердце. Только расстреляв весь магазин, я успокоился. За это время Никита успел оказаться на ногах и направить автомат на ангела.

Отверстия заросли на глазах. Ангел Пура улыбнулся:

– Щекотно, однако!

Никита начал стрелять и в буквальном смысле изрешетил ангела. Он мгновенно восстановился и продолжил стоять как ни в чем не бывало.

– Глупые вы. – сказал Пура. – Я мог оставить вас в живых. Обычные люди интересуют в массе, до отдельных личностей нам нет дела. Но вы помогаете Люциферу! Поэтому Михаил послал убить вас.

Пура вальяжно провел рукой. Никита зажмурился. Я не закрыл глаз, решив до последнего смотреть на ангела. Если встречать смерть, то с гордо поднятой головой…

Ничего не произошло. Пура посмотрел на собственную руку, словно она виновата в его неудаче.

– Ничего не понимаю… – пробормотал он.

– Слабый и неопытный! – сказала девушка, возникнув из воздуха между мной и Никитой.

– Даша?! – удивился я, узнав погибшую несколько дней назад знакомую. – Как?

– Так. – отмахнулась она.

– Габриэль?! – воскликнул Пура, явно испугавшись. – Тебя нет! Михаил говорил, что…

– Убил меня? – рассмеялась Даша. – Нет… куда ему. Я столько раз обводила его вокруг пальца, что давно пора понять – что бы не задумал Михаил, я всегда на шаг впереди.

– Михаил, взываю… – жалобно закричал Пура.

– Михаил, взываю! – неожиданно передразнил ангела Никита.

Даша посмотрела на него как на идиота и сделала рукой жест, требующий абсолютного молчания.

– Почему я не почувствовал тебя? – спросил Пура, разглядывая Дашу словно диковину.

– Потому что я не захотела. – ответила она. – Из всех вас меня чувствует только Люцифер. От него не спрячешься. От Михаила спрятаться можно, но это требует колоссальных усилий.

– Габриэль, ты не станешь этого делать… – взмолился Пура.

– Ты прав, не стану. – ответила Даша. – Я требую от тебя смелости, Пура. Требую честного поединка!

Пура ехидно улыбнулся и заметно осмелел.

– Зря ты встала на сторону Люцифера, Габриэль! – сказал он. – Ты знаешь, что мы победим. Нас легион!

Даша не ответила и начала изменяться. Вместо красивой, точеной девочки пред нами возникла затянутая в кровавого цвета доспехи воительница с серебряным мечом в руке. Крылья, наполовину красные – наполовину белые, расправились за спиной.

Пура рассмеялся и тоже изменился. Мощный, огромный и сильный. В болотного цвета доспехах и с двумя ржавыми мечами. Крылья, матово черные, с оплавленными концами, и в полтора раза больше обычного, вальяжно расправились за спиной.

Я осторожно отступил на несколько шагов. Никита заметил это, и отступил следом.

– Если истинный облик отражает сущность ангела, – сказал он.

– Да, – согласился я. – Судя по виду – Габриэль далеко не святая.

– Быть может вооружимся чем-то серьезным и поможем Габриэль? – спросил Никита.

– Не надо! – громко сказала Габриэль. – Я сама справлюсь.

– Наивная девочка. – рассмеялся Пура. – Я лучший воин поединка! Ты умрешь, а затем сдохнут жалкие людишки.

Пура кинулся в атаку без предупреждения…

Ангелы сблизились. Пура нанес несколько молниеносных ударов мечами, которые со свистом рассекли воздух. Габриэль взмахнула сильными крыльями и поднялась в воздух, одновременно с этим играючи парировав мечом направленные в ее сторону удары. Разорвав расстояние, она взлетела на добрых пять метров и махая крыльями, зависла в воздухе. С кончика её меча сорвалась серебристая молния и ударила ангела в грудь. Пура успел скрестить мечи и остановить молнию, но удар достиг цели и не прошел даром. Его отбросило на землю. Мечи обуглились, стали черными, словно покрытые сажей.

С трудом поднявшись, Пура гордо распрямился и поднял мечи.

– Ты стала сильной, Габриэль! – воскликнул он.

Габриэль бросилась в атаку, проигнорировав обращение. Мечи схлестнулись. Наличие одного не сделало Габриэль слабее. Она легко парировала молниеносную атаку Пуры и перешла в нападение. На асфальт посыпались желтые и белые искры, высекаемые мечами. Скорость фехтования увеличилась настолько, что я с трудом улавливал суть боя. Смертоносные мечи то и дело приближались к конечностям, но оба ангела успевали отбить атаки в последний момент тем самым избежав увечий.

Первым не выдержал Пура. Он начал осторожно отступать, медленно двигая крыльями. Достаточно сильного взмаха и ангел воспарит.

Габриэль усилила натиск и постепенно оттеснила врага к перевернутой машине. Пура сделал шаг влево и попытался проткнуть Габриэль мечом словно копьем, одновременно ударив другим мечом наотмашь в голову.

Габриэль пригнулась в последний момент, чудом не лишившись головы, пропустила колющий удар в лево от тела и непринужденным движение крутнула меч в руке, описав им в воздухе окружность. Пура вскрикнул. Его левая рука упала на асфальт вместе с мечом. Габриэль взмахнула крыльями и отлетела назад, не пожевав продолжать бой. Пура воспарил на несколько метров в воздух, с ужасом глядя на отрубленную конечность.

– Ты пожалеешь об этом, Габриэль! – жалобно крикнул он.

– Не хнычь, «святой»! Тебе это не идет. – ответила Габриэль. – Сражаться можно с одной рукой. Продолжаем!

Ангелы сцепились в воздушном бою. Пура атаковал более сосредоточенно, умело работая одной рукой. Габриэль легко отбила все атаки и начала издеваться над противником. В воздушном бою она во много раз превосходит противника по скорости, манёвренности и гибкости. Судя по тем финтам, что исполняет – Габриэль рождена чтобы летать и биться в воздухе.

– Пробуешь убежать?! – рассмеялась она. – Нет, Пура, я не дам тебе этой возможности…

Пура озверел в прямом смысле. Размахивая мечом словно палицей, кинулся на Габриэль. Приблизившись, он попытался отвлечь ее замахом крыла, но не рассчитал и крутанулся в воздухе. Габриэль не дала ему поблажки, использовав ошибку в своих интересах. Молниеносный взмах меча и правое крыло ангела Пуры срезало у основания. Он начал падать. Падать с десятиметровой высоты, на которую ангелы поднялись в суматохе боя.

Упал Пура на спину. Меч выскользнул из руки и мгновенно растаял на асфальте грязной кляксой. Отрубленное крыло земли не коснулось, став пеплом во время короткого падения. Габриэль лениво опустилась на землю и сложив за спиной крылья, подошла к поверженному противнику.

– Пощади, Габриэль… – жалобно сказал Пура.

Габриэль качнула головой и быстрым взмахом отсекла ангелу голову. Откатившись, голова начала съеживаться. Следом за ней съежилось тело.

– Отказался в упокоении… – пробормотал Никита. Его способность комментировать происходящее в шутливой форме уже не удивляет.

– Шоу окончено, мальчики! – сказала Габриэль-Даша, принимая прежний облик. Вместо воинственного ангела с мечом перед нами снова стоит хрупкая девочка в коротком платьишке и босоножках.

– Интересно… – сказал Никита, пристально разглядывая Дашу оценивающим взглядом. – Обычный человек может с ангелом?

– Может. – ответила она. – Только для тебя это будет последним разом.

– Пожалуй… воздержусь! – отмахнулся Никита и спокойно направился к машине.

– Что встал? – сказала мне Даша. – Поехали, торчать здесь нет смысла.

Я пожал плечами:

– Поехали…

* * *

– Помнится ты умерла. – сказал я, вновь управляя дорогим внедорожником. – Захлебнулась кровью. Или тогда в этом теле была не ты?

– Я. – ответила Даша, медленно выпуская дым мне в лицо. Два курящих человека в машине – уже слишком, но я решил не акцентировать на этом внимания. Никита тихо сидит сзади и не подает признаков присутствия. Впрочем, это до поры, до времени.

– Гавриил… – заговорила Даша. – Ублюдок… хотел угробить меня. Пришлось сыграть в поддавки.

– То есть, – удивился я, – архангел Гавриил может убивать на расстоянии?

– Нет. Я и Гавриил – связаны. Давние события, о которых не стоит вспоминать. Гавриил – очень сильный архангел. Он не разделяет убеждений брата Михаила, но и не идет против него. Гавриил – опасный, хитрый и коварный. Именно он послал Пуру убить вас.

– Ты можешь убить Гавриила? – спросил я.

– Нет. – Даша смутилась. – Только Люциферу под силу убить его.

– Значит во все этой движухе Люцифер – самый сильный архангел? – спросил Никита.

Даша повернулась:

– Люцифер не архангел. Его лишили этого звания очень давно, хотя на нем данное лишение не отразилось абсолютно. Люцифер единственен и неповторим. Он способен убить даже Михаила. Вот только никогда не сделает этого. Люцифер не убивает архангелов.

– Почему? – удивился Никита.

– Мы, ангелы, почти как люди. Очень похожи, несмотря на могущество и бессмертие. Архангелы – родные братья Люцифера. Каким бы плохим не был брат – ты не станешь убивать его.

– Брат на брата. – сказал я. – У людей это распространенное явление. Убивают всех: братьев, сестер, детей, родителей. Всякое бывает.

– У ангелов такого нет. – ответила Даша. – Для Люцифера происходящее в мире – очередная игра, из которой он должен выйти победителем. Отсутствие братьев архангелов не сделает его таковым. Люцифер никогда ни при каких условиях не пойдет на убийство.

– Но он убил ангела! – возмутился Никита. – И ты убила! Разве они не были вам братьями?

– Я – отдельная тема. – сказала Габриэль. – Я – ангел одиночка. Если встала на сторону Люцифера, то это не значит, что его убеждения и он сам мне симпатичны. Позиция Люцифера в нынешней игре подходит мне. Сотрудничество будет до поры до времени. Потом я уйду.

– Куда? – я улыбнулся. – Ты говоришь о Люцифере как о равном. Сомневаюсь, что его расстроят твои слова. Ангела он убил совершенно хладнокровно. Думаю, что с архангелами поступит аналогично.

– Люцифер никогда не ценил ангелов. Мы для него сброд и выродки. Пушечное мясо. Люцифер ценит людей. Люди – единственные кто симпатичен ему.

– И все равно, – не согласился я, – Люцифер может и должен убить архангелов. Ели происходящее – Игра, то убийство всех архангелов и ангелов автоматически сделает его победителем.

– Нынешнее изменение – Игра! – воскликнула Даша. – Количество таких изменений давным-давно потеряло счет. Было всякое… Многого уже не припомнишь. Но одно я знаю наверняка – архангелы никогда не умирали!

 

– Зачем ты помогла нам, Габриэль? – спросил я.

– Тот, к кому вы едете, нужен мне. – ответила она. – На личную встречу я не надеюсь. Перед поселком покину вас. Но весточку передам. Не одному Люциферу отправлять письма…

– Быть может ты скажешь к кому мы едем?! – потребовал Никита.

– Наполовину ангел, наполовину человек. – ответила Габриэль. – Люцифер отправил вас к Нифелиму…

– Кто такой Нефилим и с чем его едят? – спросил Никита.

– Тварь огромного роста и неимоверной силы. – ответила Даша. – Нефилим – существо, рожденное от земной женщины и ангела. Вне зависимости от времени и места Нефилимы получались разными. Одни достаточно крупные, но в целом не отличимые от людей. Часто их звали богатырями и тому подобное. Другие рождались истинными гигантами и убивали матерей при родах. Во время взросления достигали десяти метрового, и более, роста. Таких люди не жаловали и старались прикончить до полного созревания, а еще чаще – в младенчестве. Третий вид Нефилимов самый опасный – крупные, метра два ростом; выглядят как обычные люди; сильные и быстрые; и самое главное – с задатками магических способностей. Вот такие Нефелимы свободно уживались с людьми, пряча от них свои способности и происхождение.

– То есть, – заговорил я, – Люди не ладили с Нефилимами?

– Человек та еще скотина. – сказала Даша и посмотрела на меня и Никиту. – Не в обиду, но это правда. Вы не очень любите, когда кто-то сильно отличается от заложенных стандартов. Низкий – плохо, высокий – плохо. Урод – вообще беда. Издевательства, глумление. Если кто-то отличается – его будут гнобить и унижать. Так было, есть и будет во все времена. Сейчас, с приходом цивилизованности, ситуация сдвинулась в лучшую сторону, но тех, кто отличаются по-прежнему не любят. – Даша щелкнула пальчиками. – А теперь представьте, что люди делали с теми, кто трех, пяти, десятиметрового роста. Нефилимам жилось очень несладко. До недавнего времени существовало общество по уничтожению Нефилимов. Последние последователи сгинули во время второй мировой и остались только упоминания.

– Нет твари более жестокой, чем тварь, что зовется человеком! – объявил Никита.

– Увы, писака, – ответила Даша, – но ты не прав. Есть твари, от которых в твоих жилах застынет кровь, а по ногам побегут теплые струи испражнений. После встречи с ними ты забудешь о спокойном сне и до конца своих дней будешь видеть кошмары и спать с включенным светом. Молись, чтобы не встретиться с ними…

– Молиться не буду. – огрызнулся Никита. – Бессмысленное это занятие, после знакомства с вашим ангельским отродьем. И не пугай меня, Габриэль! В моем воображение существуют настолько ужасные твари, понять которых не смог даже я сам. Лучше ответь: как отличить Нефилима от обычного человека? Я не про тех, что большие и высокие, а про тех, что очень похожи на обычных людей.

– Никак, если он не захочет этого. – ответила Даша.

– Тогда как люди истребляли их? – поинтересовался я. – Или им помогали ангелы?

– Ангелы всегда помогали людям. Проблема с Нефилимами решалась на уровне архангелов. Раньше для их уничтожения задействовались человеческие ресурсы, но уже почти сто лет ими занимаются только ангелы. Любой ангел чувствует присутствие Нефилима за километры. Ангелов огромное множество и поэтому рождение Нефилима не может остаться незамеченным. В последние десять лет не родилось не одного. Михаил запретил ангелам вступать в союз с людьми. Наказание за нарушение запрета – смерть.

– Если всех Нефилимов убили, то как выжил тот, к которому мы едем? – спросил я. – Или он какой-то особенный?

– Ничего особенного если не считать, что Нефилим Деймос является сыном одного из архангелов. – непринужденно ответила Даша. – Вот только неясно кого: Гавриила или Михаила. Сами архангелы об этом не говорят и тщательно скрывают все упоминания. Люцифер знает, но тоже молчит.

– Значит его зовут Деймос… – пробормотал Никита. – Как спутник Марса. Или как древнегреческий бог ужаса. Связь есть или это только совпадения?

– Связь есть. – кивнула Даша. – И вам она не понравиться.

– Да ладно. – взбодрился Никита. – Ты ангел и ты с нами. Что нам какой-то Нефилим?

– Нефилим Деймос – очень похожая на обычного человека тварь. Вот только он силен, живуч и очень умен. В довесок ко всему эта тварь обладает магическими способностями и отлично их использует. По возможностям он превосходит низших ангелов и демонов. Деймос обитает в гордом одиночестве и лучше не тревожить его. Не знаю зачем он нужен Люциферу, но если нужен – придется его разыскать. – Даша задумалась и добавила. – Впрочем, скорее всего Деймос сам найдет вас.

– Почему нас? – удивился я. – А как же ты?

– Я? Ну уж нет! – воскликнула Даша. – Лучше встретить семерых архангелов в гневе, чем попасть в лапы Деймоса. В моем личном списке он находиться на первых местах среди тех, кого я меньше всего хочу видеть.

– Личные счеты? – поинтересовался Никита.

– Нет, – Даша покачала головой, – Деймос безразличен для меня и не делал ничего плохого. На моем счету сотни убитых Нефилимов. Он это знает. Как думаете, что он сделает со мной при встрече?

– Это что получается, – заговорил я, продолжая внимательно следить за дорогой, – Деймос сильнее тебя и способен навредить?

– Да, он очень силен. – ответила Даша. – Именно поэтому Люцифер хочет его в свою команду.

– Люцифер… Люцифер… – заговорил Никита, словно смакуя имя на губах. – Не нравится он мне. Совершенно не нравится. Мне кажется, что на самом деле он не такой белый и пушистый, каким себя показывает.

– Зря сомневаешься! – властным голосом заявила Даша-Габриэль. – Люцифер – единственный из ангелов чей истинный облик не менялся с начала времен. Вам этого не понять, но поверьте моим словам – сохранять истинный облик в полной чистоте крайне сложная задача. Он единственный кому это удалось!

* * *

Пол часа прошли в полной тишине. Я включил радио и расслабился. Пришлось часто открывать окна чтобы не нюхать запах сигарет.

– Габриэль, – заговорил я, после того как она закурила в очередной раз. – Курение – привычка очень вредная. Ты ангел. Скажи, это забава или реальная зависимость?

– Забава от которой не хочется отказываться. – ответила Габриэль-Даша. – Мы, ангелы, практически бессмертны. Старость и болезни не страшны. И это угнетает за долгие годы существования. Лишает смысла. Каждый ангел завидует обычному человеку. Жизнь людей коротка, но интересна. Именно ограничение во времени заставляет стремиться к целям. Знаете… я бы все отдала чтобы прожить другую жизнь. Прожить жизнь обычного человека!

– Я с удовольствием поменяюсь с тобой местами! – воскликнул Никита. – Не прочь побыть крылатой тварью.

– Ты и без крыльев та еще тварь, – подметил я.

– Ой, да ладно, – возмутился Никита. – Сам далеко не святоша. Убийца ты, Суворов!

– Молчать! – рявкнула Габриэль, мгновенно изменяясь до половины истинного облика. – Тормози!

Я не успел нажать на тормоз. Габриэль открыла дверь и выскочила на скорости сто двадцать километров в час. Раскрыв крылья, чудом не зацепилась об асфальт и воспарила, мгновенно обогнав внедорожник.

– Во дает, птичка! – восторженно закричал Никита мне под ухо и перепрыгнул на переднее сиденье.

– Странно, – забормотал я, убавив музыку. – Кого она могла учуять?

Остановив машину на обочине, мы взяли оружие и вышли на улицу. Спокойная солнечная погода без ветра с редкими облаками на небе. Плюс двадцать, не больше. Габриэль описала круг и плавно опустилась на дорогу рядом с нами.

– Я чувствую нехорошее. – сказала она, прочитав вопросы по нашим лицам. – Боль и страдание. Много людей… десятки. Им плохо.

– Где это? – спросил я.

– Ты можешь чувствовать эмоции? – спросил Никита, озираясь по сторонам.

– Пять километров вперед и вправо от трассы. Деревня или поселок. – ответила Габриэль на мой вопрос. – Люди боятся. Много страха. Кто-то прячется от меня. Умело прячется, не запеленгуешь.

– Ангельские частоты шалят? – посмеялся Никита. – Перенастрой приемник. Он у тебя в какой части тела расположен?

Я отвесил Никите подзатыльник и рявкнул:

– Заткнись, баламут! Не к месту твои шуточки.

– Не получается… – забормотала Габриэль низким голосом, находясь в состоянии полутранса. Невидящий взгляд смотрит в небо. – Сильный и злой. Вижу ауру, но размыто…

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: