Название книги:

Выжить любой ценой. Часть четвертая. Естественный отбор

Автор:
Никита Шарипов
Выжить любой ценой. Часть четвертая. Естественный отбор

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Продолжайте вести бой. – скомандовал я и включил рацию. – Капитан Суворов слушает.

– Сувор, здорова, давно не виделись! – по голосу я узнал Игната. – Как ты там? Держишься?

– Здорова, Шух! Бывало хуже, но реже. – ответил я. – Нам нужна подмога. Большие потери. От взвода осталось отделение. Сможешь решить?

– Ты баран, Сувор! – выругался Игнат. – Тебя там быть не должно. Почему не остался в деревне?

Никита ехидно улыбнулся, вылез из укрытия и начал стрелять короткими очередями. Как только пули забили в угол сгоревшего танка, спрятался обратно. Облегченно выдохнув, воскликнул:

– Минус один!

Я жестом показал сержанту сменить позицию и вернулся к разговору:

– Куда и зачем я пошел – мое личное дело. Говори прямо – подмогу ждать?

– Мы едем. – ответил Игнат. – С десяток километров осталось. Держитесь, скоро будем.

– Мы – это кто? – рявкнул я, пытаясь переорать шум боя.

– Я и Смирнов. Другой помощи не будет. Ты многого не знаешь…

– Говори! – крикнул я.

– Вы сцепились с группировкой «Ночные Ангелы». В одном из грузовиков находиться Вселенный. Как им удалось его поймать – мы не знаем. Инфы очень мало. Главная задача – захват грузовиков. Сувор, ты давай держись, мы скоро…

– Какие нахер Ангелы? – крикнул я, но опоздал. Игнат отключил связь.

Я вернулся в бой. Выскочив, с первого выстрела снял парня с пулеметом, устроившегося у развороченного грузовика.

– Так-так… – Никита придвинулся ближе. – Расскажешь или так и будешь молчать?

Я покрыл Никиту отборным матом и сменил позицию. Бросок до сгоревшего внедорожника прошел удачно. Не подстрелили. Никита повертел пальцем у виска и отмахнувшись, вернулся к бою.

Еще пять мнут перестрелки прошли безрезультатно. Плотность огня уменьшилась до редких одиночных выстрелов. Парни в черном потеряли к нам интерес и затаились, словно чего-то ожидая. Чего они ждут мы поняли спустя минуту.

– Леха! Леха! Леха! – Никита прискакал словно ошпаренный. – Нам хана! Надо валить…

Я высунулся и увидел быстро приближающуюся колонну из пяти черных джипов.

– Подмога? – спросил я Никиту.

– А ты как думаешь? Сметут как котят…

– Сука! – я отщёлкнул магазин в котором осталось пять патронов и заменил на полный. – Нас тут жмут и жмут… Где армия, где менты? Где сраные федералы?

– Леха, я ничего против не имею, но лучше отступить. – виновато предложил Никита. – Просто дадим им проехать…

Грозный бронеавтомобиль «ВОЛК» показался с противоположной стороны. Находясь в полукилометре от нас, с ходу открыл огонь из турели на крыше. Свистящие над головой пули заставили машинально вжаться в асфальт.

– Вот и подмога пожаловала! – крикнул я. – Теперь точно отобьемся…

Проснулась рация:

– Сувор, как настроение? – весело спросил Игнат. – Мы близко не подъедем. Не хочется поджариться. Терпите еще минуту. Скоро станет легче…

Броневик «ВОЛК» с крупнокалиберным пулеметом на крыше сильно прижал «черных». Поливая длинными очередями, прошивал машины насквозь, тем самым заставляя бойцов разбегаться по сторонам. Осмелевшие бойцы начали активно постреливать и стремительно убавлять численность противника. Подмога из пяти джипов не прибавила «черным» смелости. Два раза они стреляли из гранатометов, но в броневик не попали. Расстояние в пол километра требует тщательного прицеливания. Плотный огонь с нашей стороны того самого прицеливания не допускает.

– Красава! – радостно крикнул Никита. – Теперь дело пойдет гораздо лучше!

Причину его внезапной радости я увидел мгновением позже. Грозный «Ми-28» бесшумно движется в нашу сторону, быстро приближаясь.

– Парни, вижу вас. – заговорила рация. – Пару минут и все будет.

– Грузовик не задень. – вклинился в эфир Игнат.

– Сделаю в лучшем виде. – отозвался пилот.

Вертолет прошел на высокой скорости и первым залпом сжег четыре внедорожника. Заложив крутой вираж, развернулся и ударил снова. Оставшиеся машины прекратили существовать, став горящими коробками. Зависнув на высоте в сотню метров, вертолет принялся бить из пушек, добивая разбегающихся «черных». Никита кинулся в бой с кличем «Бей сволочей!». Спустя мгновение за ним устремились оставшиеся в живых бойцы взвода. Через несколько минут все закончилось. Стоящий в полукилометре «ВОЛК» тронулся и медленно поехал в нашу сторону. Я отбросил оружие и начал оказывать помощь раненым…

* * *

– Это косяк! – Игнат приблизился и болезненно ткнул кулаком в мою грудь. – У тебя вообще мозг есть?

Я одарил его злобным взглядом и переместился на диван. Развалившись, дал телу возможность расслабиться. В комнату вошел Никита. С кружкой пива и сигаретой в зубах. Ухмыльнувшись, сел за стол в кожаное кресло.

– Где ты нашел этого алкоголика? – спросил Игнат.

– Сам ты алкоголик! – огрызнулся Никита. – Я писатель. Между прочем известный…

Игнат выругался, дав понять, что на самого Никиту и его творчество ему глубоко наплевать.

Алексей Смирнов закончил работать с ноутбуком и осмотрев всех присутствующим невидящим взглядом, заговорил:

– Итак, вот, что мы имеем: группировка «Ночные Ангелы» – новообразование на фоне сложившейся ситуации. Полной информации по численности, целям, ресурсам и возможностям пока не имеем. Кто стоит во главе – так же неизвестно. Но догадаться не сложно – в организации и помощи созданию данной группировки стоит кто-то серьезный. Провернуть подобное под носом у спецслужб – достаточно сложно…

– Если только те самые спецслужбы не были напрямую задействованы в создании. – подметил я.

– Такой вариант рассматривается. – согласился Алексей.

– Я не согласен. – подал голос Игнат. – Участие спецслужб – факт. Не подтверждённый, но вероятный на девяносто девять и девять процентов. Кроты, крысы. Их слишком много… Пока мы заняты решением одних проблем – у нас под боком вырастают другие. Вербовка идет с нижних уровней, но она есть. Объяви!

Алексей недовольно покачал головой и кивком указал на Никиту:

– Гражданский. Его не должно здесь быть.

– По барабану. – отмахнулся Игнат. – Он от Сувора не ногой. В крайнем случае мы всегда можем погасить его.

– То есть как «погасить»? – испугался Никита.

– Шлепнуть, хлопнуть, убрать… – улыбнулся я. – Будешь много болтать – споткнешься на ровном месте и сломаешь шею.

Никита вскинул руки и затараторил:

– Я могила! Ничего не слышал, ничего не видел, никому никогда ничего не расскажу…

– Такой самоуверенный. – Игнат скривился. – Есть люди, действия которых заставят тебя сказать то, чего ты никогда не знал…

Я хлопнул в ладоши, привлекая внимание и сказал:

– Хватит болтать в пустую. Говорите по делу. Вербовка с нижних уровней – кто и кого завербовал?

– Вербовщики нам неизвестны. – ответил Смирнов. – Завербованные – только те, кто мертвы. В основном это сотрудники силовых структур. В частности, армии России. В меньшей степени: ФСБ, МВД, ФСИН и так далее.

– Получается, что «Ночные Ангелы» – это те, с кем мы могли иметь дело и можем. – сказал я. – В прорыве участвовали не многие. На деле численность группировки может достигать тысячи и даже сейчас участник группировки может находиться среди нас. Так?

Игнат и Алексей переглянулись. Никита машинально вжал голову в плечи, словно пытаясь стать незаметным.

– Получается так. – закончил Алексей.

– Мне нужно позвонить. – заявил Игнат и вышел из комнаты.

– А мне отлить… – проговорил Никита и выскочил следом.

Алексей пожал плечами и вернулся за компьютер. Я остался предоставленным самому себе и ушел в размышления.

Группировка «Ночные Ангелы» – то, что заставило нас изрядно попотеть. Для упрощения мы прозвали их «черными», так как экипировка бойцов имеет соответствующий цвет. После инцидента на шоссе и уничтожения всех «черных», началась рутинная работа. Я помогал раненым, тушил горящую технику и готовил трупы к транспортировке. Проверка грузовика не принесла положительного результата. «Вселённого» в нем не обнаружилось. Так же его не обнаружилось внутри других грузовиков, пытающихся прорваться из города в других точках МКАД. Возможно это была обычная утка, намеренно запущенная для отвлечения внимания. Всего прорывающихся групп было семь и все они уничтожены. Настолько большое количество групп говорит о том, что возможности «черных» достаточно большие. Нас нагнули в прямом смысле слова. Обвели вокруг пальца. Грузовик с захваченным «вселённым» существует. Куда он делся – неизвестно…

Кто такой «вселенный» и с чем его есть? На этот вопрос мы по-прежнему не имеем четкого ответа. «Вселённый» – человек, получивший странные способности и стремящийся убивать. Голубоглазый дьявол во плоти. Какой изощрённый способ его захвата придумали «Ночные Ангелы» нам не говорят. Но факт остается фактом – «вселённый» существует, и мы обязаны его найти.

С Киевского шоссе, где произошла стычка с «черными» мы убрались за несколько минут до прибытия федералов. В Москву попасть не получилось. На месте инцидента остался только Алексей Смирнов, но не на долго. Он догнал нас через час на одной из брошенных машин. За два часа мы добрались до маленького поселка и засели в пустом здании местной полиции. Абсолютно безлюдный поселок мне не понравился. Присутствует некоторая психологическая нагрузка. Вот только чувствую ее только я…

– Ты не все рассказал, Суворов. – сказал Смирнов, прервав мои размышления. – Что было в кафе на трассе?

Я не стал скрывать подробностей и поведал события, произошедшие днем на трассе. Про неожиданно появившегося снайпера утаивать не стал. Нет смысла.

– Интересное кино получается. – пробормотал Смирнов, не отрываясь от монитора ноутбука. – События закручиваются с бешенной скоростью, но ответов нет. Снайпер-одиночка? Кто он и зачем помог? Говорю, как есть – мы ничего не знаем и не имеем к этому ни малейшего отношения. Вопрос в другом – кто это Никита? Писатель? Информации нет. Служил? Информации нет. Сам посмотри.

 

Алексей развернул ноутбук ко мне экраном. В углу открыта фотография Никиты, сделанная в этом помещении. Кто его сфоткал, Игнат или Алексей, я не заметил. Но проверка по всем базам данных не дала результатов. Никита просто не существует в сети. Достаточно сложно для человека, живущего в двадцать первом веке. Где-нибудь все равно засветишься.

– Либо он пришелец, – Смирнов ухмыльнулся собственной глупости, – что маловероятно и равноценно глупости. Либо кто-то очень сильно постарался и стер из сети все упоминания о нем.

– А как же ваши хваленные базы данных? – спросил я.

– Пусто.

Вернулся Никита. Молча сел за стол. С характерным пшиком открыл бутылку пива и начал пить.

– Какие дальнейшие планы? – спросил он, пытаясь найти сигареты.

– Планы простые. – сказал Алексей и закрыл ноутбук. – Ты скажешь все, что знаешь.

– А если не захочу? – возмутился Никита и подмигнул мне.

– Тогда мы тебя заставим. – Игнат рывком открыл дверь и вошел. Ствол пистолета уперся Никите в лицо.

– Напугал! – Никита несколько раз похлопал в ладоши, словно радуясь разыгравшемуся представлению. – Минуты утекают. – он показал рукой на старый, еще советский шкаф. – В нем две сумки. Вы знаете, о них. Чем быстрее мы воспользуемся их содержимым, тем больше шансов выжить.

– Блефует? – удивился Смирнов, глядя на Игната.

– Не похоже. – ответил тот. – О сумках он не мог знать. Никак.

– Нет, увы, не блефую. – спокойно проговорил Никита. – Группа ликвидации уже перешла к активным действиям. У нас от трех до пятнадцати минут, в зависимости от того сколько времени они будут тупить. Судя по прежним стычкам – не долго.

– Да что черт возьми происходит? – воскликнул я. – Кто-нибудь может объяснить?

Игнат переместился к шкафу и открыв его, по очереди вытащил две увесистых сумки.

– Могу. – быстро отозвался Никита. – Группа ликвидации – наши старые знакомые «черные». Пришли по мою душу. Моя смерть – обязательная галочка в происходящих событиях. Вы – помеха. Но можете не сомневаться – остаться в живых не получиться. «Черные» не оставят следов. Объясняться будем позже. Сейчас нужно выбраться из окружения, а лучше уничтожить группу ликвидации. Я не предполагал, что моей персоной займутся настолько основательно. И не предполагал, что так скоро…

– Будем действовать по обстоятельствам. – решительно заявил Игнат, вытаскивая из сумок спецкостюмы, снаряжение и оружие. – В любом случае каждый из нас стоит троих обычных бойцов. За исключением этого балабола, – он указал головой на Никиту. – Не стесняемся, девочки. Время не ждет…

Смирнов переоделся быстрее всех, на глазах превратившись из обычного мужика в спортивном костюме в матерого бойца спецподразделения. Надо отдать должное – из всех нас он смотрится эффектнее всего. Костюм спецназа сидит на нем словно сшитый на заказ.

Игнат закончил вторым. Я немногим опередил Никиту, который снова удивил нас. Проверив оружие, он удовлетворительно хмыкнул и неожиданно рухнул на колени и забормотал:

– Черт… что происходит… я… это не я… моя психика… я схожу с ума… это не мои мысли… не мои действия… я не знаю всего…

Никита обхватил голову руками, пытаясь раздавить ее и закричал:

– Прекрати! Хватит! Я не хочу…

Пока мы наблюдали за странным поведением, Никита снова изменился. Вернувшись в прежнее состояние, спокойно поднялся на ноги и сказал:

– Нервы не к черту. Психика пошаливает. – переместившись к окну, он осмотрел улицу, которая скрыта мраком ночи. – Ну что, парни, готовы вступить в схватку с тьмой?

Смирнов прикусил губу и покачал головой:

– На лицо синдромы шизофрении. Разберемся… Но сначала уничтожим группу ликвидации. Если она существует…

Я почувствовал непринятый холодок. Он зародился в затылке и распространился по телу. Так мой организм реагирует на опасность. На серьезную, безумную опасность. Захотелось все бросить и бежать. Интуиция редко обманывает.

По резкому изменению лиц Алексея и Игната понял, что их природное чутье опасности тоже сработало. Последний проговорил сквозь зубы:

– Группа ликвидации существует. Она здесь. Я чувствую. Скажу только одно – хотят иметь дело с лучшими из лучших – мы дадим им такую возможность…

Мы покинули здание полицейского участка абсолютно бесшумно. Алексей Смирнов на правах старшего начал командовать операцией по ликвидации группы ликвидации. Игнат ушел через окно, пообещав устроить нападавшим «горячий» прием. Оставшись втроем, мы направились через главный вход на улицу и мгновенно растворились в темноте. Нацепив шлемы, включили связь на общий канал и активировали систему ночного виденья. Мрак ночи рассеялся, сменившись картинкой в зеленых тонах.

– Шух, что видишь? – спросил Алексей, осторожно ступая по старому асфальту в направлении машины, на которой мы приехали.

– Я на крыше. – пробурчали активные наушники голосом Игната. – Вижу скрыто передвижение множественных целей. К машине не приближайтесь. Рассредоточитесь по территории и ждите. Делаю рекогносцировку местности. Расчетное время – двадцать секунд…

– Мог сказать разведку. – недовольно пробурчал Никита. – Нахрен заумные словечки.

– Я тебе челюсть сломаю. – спокойно отозвался Игнат. После его слов в эфире наступила тишина.

Алексей остановился и жестом показал мне на маленькое здание, служащее пропускным пунктом на территорию полицейского участка. Здание давно не используется и выглядит уныло даже через прибор ночного виденья. Показав большой палец, я бесшумно преодолел сорок метров отделяющего расстояния и вошел внутрь. Позиция не слишком хорошая. Обзор имеется на три стороны. Четвертая – сплошная стена. Здание сделано из кирпича и имеет размер уличного туалета. Если придется лечь, то только по диагонали.

Алексей занял позицию в двадцати метрах от меня, спрятавшись за тремя бетонными кольцами, давным-давно вросшими в землю и затянутыми травой. Никита переместился к старому ГАЗону, сильно покрытому ржавчиной и с помятой будкой для перевозки людей. Устроившись у колес, он принял положение лёжа и затаился в траве. Для неосведомленных вычислить наши позиции не представиться возможным. Снаряжение позволяет быть слишком незаметными. Навыки делают практически невидимыми. Прятаться мы умеем.

– Численность противника – сорок три. – нарушил тишину эфира Игнат. – Вооружение – автоматы. Снайперов и пулеметчиков не наблюдаю. Нас окружили. Передвижение открытое. Просто жмут кольцом…

Полицейский участок, в котором мы засели – место, не слишком подходящее для боя. Он находиться в центре опустевшего поселка, рядом со зданием администрации. Спереди и сзади его подпирают асфальтированные дороги. Задняя часть скрыта забором из профлиста, преодолеть который не трудно, но на это потребуется время и вызовет соответствующий звук. Почему люди спешно покинули поселок и рванули в Москву – мы не знаем, а только догадываемся. В некоторых домах остались жители, но они стараются не проявлять себя. Массовая агрессия затронула не всех.

– Включили фонари. – сказал Игнат еще через полминуты. – Меняю позицию. Перехожу к активным действиям.

Как во дворах многоквартирных домов позажигались мощные фонари я тоже увидел. До нападавших рукой подать – сотня метров, не больше. Дома поселка не слишком большие – двухэтажные, на шесть-восемь квартир. Центр более-менее цивилизован. Остальная часть поселка состоит из частных домов.

– Шух, ты давай не подставляйся. – шепотом сказал Алексей. – Начнут прижимать – отступай. Вчетвером прорвемся.

– Я знаю. – отозвался Игнат и замолчал.

Я снова осторожно высунулся. Фонари раскачиваются, медленно приближаясь. Пучки света озаряют асфальт и нервируют прибор ночного виденья. У фонарей есть один большой плюс – они делают хозяев слишком заметными.

Выстрелы, приглушаемые прибором бесшумной стрельбы, послышались с задней стороны участка. Игнат перешел к активным действиям и тут же заговорил в эфир:

– Минус один… – секундное молчание, – минус два…

Ответная автоматная очередь и снова голос Игната:

– Три и четыре в копилку…

Глухие щелчки штурмовой винтовки Игната говорят о том, что он стреляет одиночными. Враг не церемониться и поливает очередями. Вот только враг не знает позиции Игната, а тот в сою очередь делает все чтобы остаться незамеченным. Идущие в нашем направлении бойцы быстро сгруппировались в тройки и стали двигаться гораздо медленнее.

Где-то за забором глухо хлопнуло граната.

– Одного наглухо, второго покалечил. – прокомментировал свои действия Игнат. – Эффект внезапности кончился… отступаю.

– Делаем по три выстрела. – скомандовал Алексей. – Сильно не высовываемся. Проредим тройки и снова заляжем. Нужно проверить наличие снайперов, и кое-что еще…

Поймав голову, идущего в голове тройки бойца в прицел, я выстрелил. Прибор ночного виденья показал вылетевшие мозги. Тут же прицелившись во второго, снова нажал на спуск. Автомат пшикнул, и боец крутанувшись завалился набок. Третьего щелкнул в корпус, но не убил. Бронежилет спас парню жизнь… Не на долго – я выстрелил повторно и попал в горло. Не мешкая, спрятался в условно надежном укрытии. Шквал ответного огня машинально заставил вжаться в гнилой дощатый пол…

– Трое за минусом. – доложил я.

– Четверо. – сказал Алексей.

– Один. – виновато отозвался Никита и пробормотал: – Кажется меня обнаружили…

Ответные очереди немного стихли. Бойцы отряда ликвидации поняли, что внезапно атаковать не получиться и рассредоточились на местности, использовав подручные укрытия и выключив фонари.

– Сука, по мне бьют! – крикнул Никита в эфир. – Меняю позицию…

– Лежи на месте! – рявкнул Алексей. – У них приборы…

Хлопок гранаты. Второй. Третий…

– Не ждали, уроды?! – закричал Игнат. – Жрите металл…

Я высунулся и увидел, как Игнат нырнул в одно из бетонных колец, где засел Алексей. Голову пронзил звон, и она дернулась. Я спрятался обратно, пытаясь очухаться от легкой контузии.

– Сувор, живой? – слабо послышался голос Никиты из активных наушников.

– Да. – отозвался я, пальцами нащупывая рваную борозду на шлеме. – Рикошет…

Пули застучали по кирпичу и начали высекать крупные осколки. Мое укрытие начало стремительно разрушаться. Бьют минимум из десяти стволов. Старый, повидавший жизнь, кирпич долго не продержится. При помощи крупнокалиберного пулемета данный «туалет» можно изрешетить за секунды. Я лег на спину и вжался в пол.

– Сувор, меняй позицию. – сказал Алексей. – Отступай к нам…

– Не могу. – ответил я. – Убьют.

Отступить невозможно. Я сказал правду. Одно дело сидеть в бетонных кольцах и командовать. Другое – лежать вжавшись спиной в пол и чувствовать как пули дырявят ненадежное укрытие и визжат рикошетами, а куски кирпича падают на тело и шлем. При всем желании я не смогу заставить себя подняться и отступить. Страх смерти сковывает. Я не умею бросаться грудью под пули.

– Не убьют. – сказал Игнат. – Мы поможем. Готовься…

Как Игнат и Алексей вступили в бой я не видел. Поднявшись, они начали стрелять. Стрелять быстро и точно. Никита тоже подключился и полил бойцов группы ликвидации длинными очередями. Прессинг моего укрытия прекратился, и я решился сменить позицию. Выскочив на улицу, качая маятник понесся к бетонным кольцам. Под ногами завизжали пули, высекающие крошево асфальта. Ответив длинной очередью от бедра, я ринулся к ГАЗону, у которого обосновался Никита. Добежать целым и невредимым не смог. Две пули попали в бронежилет и легкие лишились воздуха. В траву рухнул не понимая происходящего.

– …Сувор, живой?

– Живой, – сказал Никита. – И к тому же здоровый.

Я наконец-то смог вдохнуть. Прежнее восприятие вернулось.

– Это хорошо. – послышался голос Алексея. – Нас окружают. Сейчас забросают гранатами. Нужно прорываться…

Я сдержал стон и сказал:

– Меня за три года на Кавказе так не обстреливали. Мы не сможем прорваться. Все ляжем…

– Он прав. – прорычал Игнат. – Нужно отступить в участок. Сувор и Никита – вы первые. Мы прикроем.

Отступление получилось сложным. Игнат и Алексей отстреливались и кидали гранаты. До входа мы добежали, но в дверях Никиту ранили в плечо, и он споткнулся. До безопасного места я тащил его за руку. Уже внутри он поднялся на ноги и перестал верещать как резанная свинья, засоряя эфир всевозможным матом. Пока мы осматривали заднюю часть полицейского участка в окна, Игнат и Алексей сумели отступить своими силами.

– Временное перемирие. – сказал Алексей. – Нужен новый план.

В полной темноте мы засели в коридоре и расположились у окон.

– Я ранен. – сказал Игнат, снимая шлем. – Серьезно…

– Куда? – спросил Алексей, мгновенно оказавшись рядом с Игнатом и скинув шлем на пол.

 

– Куда надо! – огрызнулся Игнат и обратился ко мне: – Сувор, бери Никиту и лезьте на крышу. С нами воюют не профи. Постреляете. Их меньше двадцати осталось…

Я покачал головой и подошел к Игнату. Он словно ждал этого момента и облегченно выдохнув, осел на пол. Пятно крови под ним заметил каждый.

– Шух… сука… – зубами проскрипел Смирнов. – Куда ранило?

Никита заметил движение в окне и полоснул короткой очередью. Кто-то попытался подкрасться к стенам поближе, но получив отпор, отступил.

– В пах… – еле слышно ответил Игнат. – Солидно так разнесло… Даже страшно немного…

– Держись, Шух… Я что-нибудь придумаю… – Алексей осторожно поднялся и встал спиной к стене. Обхватив голову руками, начал рычать как раненый зверь.

– Не грузись, братишка… – сказал Игнат, немного взбодрившись. – Уже ничего не сделаешь. Мне жить от силы пять минут. Уходите… у вас есть шансы…

Свист и стена в пяти метрах от нас вспухла огненным волдырем. Ударная волна сбила с ног. В ушах зазвенело. Кусок кирпича разбил мне голову. По участку долбанули из гранатомета.

– Ну вот… – сказал Игнат. – Додумались применить оружие посерьёзней… Промазали малость…

Немного оклемавшись, мы нацепили шлемы обратно. Алексей показал в направлении лестницы и сказал:

– На крышу, парни. Задержите их. Я попробую вытащить Игната.

Я кивнул и пригнувшись направился к лестнице, ведущей на крышу. Никита засеменил следом. Страх смерти наконец-то отступил. Я понял простую суть – нам не выбраться живыми из полицейского участка…

Трое «черных» бесшумно прошли под стеной полицейского участка. Я заметил их раньше, чем они меня и начал стрелять. Две коротких очереди и парни отправились покорять «тот свет». Никита встал спиной к стене и сказал:

– Их осталось совсем немного. Может отступят?

– Если только не вызвали подмогу. – ответил я.

Оказавшись у входа на лестницу, мы остановились. Сверху доносится шебуршание и скрежет.

– Нас опередили. – я показал Никите в темный угол. Он быстро переместился и слился со стеной. Встав в противоположной стороне, я сказал: – Ждем…

Люк, запирающий выход на крышу, открылся и на пол глухо упала граната.

– Валим! – крикнул я и кинулся в коридор. Взрыв догнал нас в спину и не причинил вреда. Современное снаряжение и быстрая реакция на опасность помогли избежать ранений от осколков и контузии.

– Наступательная… – проговорил я. – Бросили без задержки.

– Брось эту гранату я – нам крышка. – сказал Никита.

Простояв в коридоре несколько секунд, мы дождались пока двое «черных» спустятся по лестнице и метнули в маленькое помещение гранату. Метнули как надо – выждав задержку и подбросив к потолку. Разорвалась она на высоте полутора метра. По крайней мере так я рассчитывал…

«Черным» не повезло. Оба лишились жизней. Тот, что не успел спуститься с вертикальной металлической лестницы, застрял в перилах ногами и повис безвольной куклой. Никита отбросил тело и первым полез на верх. У люка он замер, отцепил с пояса гранату и довольно ловко забросил ее на крышу. Криков не последовало, а затем хлопнул взрыв. Через секунду Никита пропал в люке, и я полез следом.

Крыша полицейского участка имеет полуметровый парапет. Именно за ним мы укрылись, расположившись по углам. Никита не церемонясь открыл огонь и обнаружив свою позицию, вжался в крышу и начал менять позицию. Я действовал осторожнее – выявив трех «черных», снял каждого по очереди, постоянно перемещаясь на несколько метров вдоль парапета и тем самым не обнаруживая себя. Действия Никиты сильно отвлекают внимание «черных», что мне на руку.

Две минуты принесли хороший улов – я снял еще четверых. «Черные» занервничали и стали отступать. К подстреленному мной гранатометчику приблизиться не рискнули. Труба, с грозной термобарической начинкой, так и осталась лежать рядом с убитым. Других гранатометов у «черных» не нашлось.

– Сувор, как у вас дела? – спросил Алексей в эфир.

– Нормально. – отозвался я. – Целые и невредимые. Прижали «черных» и они решили отступить. Что с Игнатом?

– Держится… – шепотом ответил Алексей. – Минуты две-три… осталось…

– Сувор, ты это видишь? – испуганно спросил Никита.

– Что у вас? – мгновенно поинтересовался Смирнов.

– Пока не знаю, но выясняю. – ответил я.

Причину Никитиного беспокойства я увидел и тут же занервничал сам. Высокий человек в чёрном костюме и с горящими красными глазами, которые видны даже с крыши, спокойно идет в направлении медленно отступающих «черных». Никита мгновенно среагировал и решил подстрелить парочку открывшихся бойцов, но я остановил его:

– Стой! Посмотрим, что они будут делать…

«Черные» не выдержали и атаковали незнакомца сразу из трех стволов. Двое мгновенно вспыхнули, а третий разлетелся на мелкий фарш. Остальные «черные» перепугались и принялись палить по красноглазому незнакомцу. Пули словно не долетают, теряясь в неизвестной пустоте. Красноглазый встряхнулся, словно прогоняя оцепенение и все «черные» мягко осели на землю безвольными куклами. «Мертвы!» – мысленно сказал я, ни капли не сомневаясь в неожиданной догадке.

– Ну что там? – переспросил Смирнов.

– Вселённый. – спокойно ответил я, перемещаясь по крыше ближе к Никите. – Но не обычный. Сильнее и с красными глазами. Атаковать бессмысленно. Что делать?

– Отступайте в здание. – скомандовал Смирнов. – Что-нибудь придумаем.

Никита несколько секунд боролся с сомнениями, держа приближающегося к полицейскому участку красноглазого на прицеле. Выругавшись, опустил автомат и щелкнул предохранителем. Я моча кивнул и направился к выходу с крыше. Никита пошел следом…

Одного взгляда хватило чтобы понять, что Игнат не жилец. Под ним растеклось пятно бурой крови. Алексей зажег фонарь и попытался раздеть его и осмотреть, но Игнат не позволил.

– Шух, ты как? – спросил я, присев на корточки.

– Нормально… – еле слышно прошептал Игнат. – Жить буду… правда не долго…

– Он входит! – громко объявил Никита, встав в центре коридора и зафиксировав вход в участок в прицеле автомата.

– Ник, опусти оружие. – попросил Алексей. – Толку не будет.

Никита замешкался. Посмотрев на меня, получил одобрительный кивок и только тогда опустил автомат. Я увидел, как в темноте дверного проема возникли два красных светящихся глаза.

– Сам дьявол пришел за моей душой… – прошептал Игнат.

– Увы, но твоя душа меня интересует меньше всего. – сказал красноглазый, остановившись в дверях. Повисла мертвая тишина. Только тяжелое дыхание Игната нарушает ее.

Я словно прилип к полу. Голос… Голос красноглазого заставил бояться и стоять на месте. Властный, спокойный, и горячий словно расплавленный металл. Голос леденящий душу и сжигающий тело…

Красные глаза смотрели на нас из темноты несколько секунд, а затем стали тусклыми и вовсе погасли. Громкий щелчок пальцев и в полицейском участке зажегся свет. Я посмотрел на красноглазого: высокий мужчина не старше сорока лет. Голову украшает отлично уложенная прическа. На лице суточная щетина. Одет в дорогой, явно сшитый на заказ костюм черного цвета. Белая рубашка, красный галстук, черные лакированные туфли. На руке блестят золотые часы. В таком виде ему нужно сниматься в рекламе дорогой одежды, а не расхаживать среди трупов.

– Простите, господа, но я без приглашения… – сказал незнакомец обычным, не леденящим душу, голосом и посмотрел на часы. – …в столь поздний час.

– Кто ты? – нарушил тишину Никита.

– Думаю, что вы уже догадались кто я. – шепотом проговорил незнакомец.

– Только одна тварь может иметь красные глаза и такой мертвый голос. – сказал Смирнов. – Я не побоюсь этого слова. Ты – Дьявол!

– Занятно… Скольких красноглазых тварей ты встречал за свою короткую жизнь? Нисколько. А их хватает. Поверь мне… – улыбнувшись сказал незнакомец. – Что ж… если мне уготованы настолько высокие лавры… с почестями приму их!

Он низко поклонился и воскликнул:

– Будем знакомы, господа. Я Люцифер! Единственный и неповторимый. С данного момента и впредь попрошу не называть меня одним из самых неприятных мне имен.

– Хватит болтать… – через силу выдавил бледный от потери крови Игнат. – Пришел убить – делай грязную работу и убирайся…

Люцифер рассмеялся звонким, жутким смехом:

– Нет, я не убийца. Ваши жизни нужны многим, но точно не мне. Да и какой смысл? Спасать вас чтобы затем убить? Бред, на который способен юбой кроме меня. В моих действиях всегда есть логика.


Издательство:
Автор
Поделиться: