Название книги:

О социально-культурной реабилитации инвалидов в сфере искусства (история, современное состояние, перспективы)

Автор:
Александр Якупов
О социально-культурной реабилитации инвалидов в сфере искусства (история, современное состояние, перспективы)

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Якупов А. Н., 2014

© Издательский дом «НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА», 2014

А. Н. Якупов
О социально-культурной реабилитации инвалидов в сфере искусства (история, современное состояние, перспективы)

Введение

В современной социальной политике России важнейшее место занимает решение проблем оптимизации социально активной деятельности такой, неуклонно возрастающей, категории граждан, как инвалиды, страдающие различными хроническими недугами и физическими ограничениями (взрослые и дети).

Согласно данным, приведенным в одном из выступлений Вице-премьера Правительства Российской Федерации О. Голодец, количество инвалидов в России в 2013 году составило 12 млн 850 тыс. человек. Очевидно, что в такой ситуации исключительно актуальными становятся вопросы социальной реабилитации людей, составляющих определенную часть населения нашей страны, в которой есть и немало истинных талантов.

Особую, бесспорно, приоритетную роль в данной области российской социальной политики играет образовательная практика, которая должна создавать условия для полноценной реабилитации людей с физическими ограничениями и их интеграции в общественную жизнь, где им обеспечена безбарьерная среда деятельности.

В жизни людей с ограниченными физическими возможностями искусство играет колоссальную роль. Восприятие, изучение, создание художественных произведений не только расширяют внутренний мир личности – духовный и эстетический – но и дают возможность людям с физическими ограничениями осознать полноту личной сопричастности к общечеловеческим ценностям. В этой связи можно говорить не только о благотворном воздействии искусства на жизнь инвалидов, но и о существенном вкладе, который сами инвалиды – а среди них много художественно (профессионально) одаренных людей – способны привнести в культуру.

Предоставляя человеку с органическими ограничениями по здоровью возможность реализовывать свой творческий потенциал и обрести профессию в той или иной области искусства, государство решает и другую важнейшую задачу – полноценной социальной реабилитации людей-инвалидов, которые благодаря этому становятся полезными и активными членами общества. В результате жизнь людей с ограниченными возможностями не замыкается в пределах инвалидного социума, а становится насыщенной, неотделимой от многообразия окружающего мира.

О том, сколь положительную роль играет искусство в решении проблем реабилитации, какое животворное воздействие оно оказывает на человеческую личность, можно судить по многочисленным примерам из жизни выдающихся музыкантов, художников, артистов, которые, несмотря на серьезные физические преграды, создавали бессмертные произведения, навсегда вошедшие в сокровищницу мировой культуры. Назовём лишь несколько имён, свидетельствующих о том, насколько поразительной по творческим результатам может быть жизнь людей, которых обычно называют упрощённым словом «инвалиды».

Так, среди величайших творцов:

Гомер — древнегреческий поэт, автор поэм «Одиссеи» и «Илиады» – был слепым от рождения;

великие композиторы: Иоганн Себастьян Бах в 14 лет стал терять зрение и к концу жизни полностью ослеп; Георг Фридрих Гендель, несмотря на слепоту, постигшую его в расцвете творческих сил, продолжал активно сочинять музыку и дирижировать своими сочинениями; Людвиг ван Бетховен, полностью потерявший слух в возрасте 28 лет, на протяжении последующих тридцати лет жизни создавал и сам исполнял свои гениальные произведения; Антонио Вивальди и Модест Мусоргский страдали эпилепсией; Дмитрий Шостакович, будучи также превосходным пианистом, страдал атрофией мышц и плохим зрением;

великие писатели: Мигель Сервантес, автор «Дон Кихота», потерял руку в морском сражении; Федор Достоевский страдал эпилепсией;

великие художники: Леонардо да Винчи страдал церебральным параличом; Борис Кустодиев творил, будучи прикованным к инвалидному креслу;

великая французская актриса Сара Бернар потеряла ногу в результате травмы, что не помешало ей создавать трагические женские образы, составившие целую эпоху в истории театра;

Мария Каллас, выдающаяся оперная певица ХХ века, была близорукой, но это не мешало ей выступать на сцене и сниматься в художественных фильмах;

Андреа Бочелли, Стив Уандер, Рэй Чарльз, всемирно известные современные музыканты-исполнители, слепы от рождения.

Этот перечень выдающихся творцов, страдавших различными физическими недугами, можно значительно расширить…

Прежде чем непосредственно перейти к характеристике существовавших и ныне действующих образовательных учреждений, которые занимаются реабилитацией инвалидов средствами искусства, кратко остановимся на основных видах такой социальной деятельности, существовавших в дооктябрьское время и в советский период.

Глава 1
Из истории создания реабилитационных учреждений в России

Специализированное образование детей-инвалидов появилось в Российской империи в 1797 году, когда было учреждено ведомство императрицы Марии Федоровны, уделявшее особое внимание детским приютам.

В 1806 году стараниями В. Гаюи в Павловске открылось первое в России опытное училище для глухонемых детей, а в 1807 году – школа для слепых. В обучении детей, страдавших физической неполноценностью, Гаюи считал важным:

– «дать возможность всем слепым учиться, избавив их от тяжелого и опасного бремени праздности, которая способствует формированию дурных привычек и пороков; объединить незрячих общей работой, полезной и обществу, и им самим»;

– «обеспечить неимущих слепцов заработком взамен жизни подаянием»;

– «предоставить талантливым слепым из состоятельных семей возможность заниматься интеллектуальным трудом, сделать их максимально независимыми, создать предпосылки для самообразования и саморазвития».

В. Гаюи полагал, что результаты обучения слепых станут убедительным доказательством образовательного потенциала молодежи – той ее части, которую считали не способной к наукам и ремеслам, то есть тех, кого общество признавало исключительно объектом жалости и милосердного призрения.

В 1854 году в Риге сурдопедагог Фридрих Пляц основал первое в Российской империи лечебно-педагогическое учреждение для умственно отсталых и эпилептиков, в котором не только старались их лечить, но и вели занятия по системе Э. Сегена. Вдова Пляца, возглавившая организацию в 1864 году, успешно использовала системы Фрёбеля и Георгенса. Впоследствии подобные учебные заведения стали появляться в Санкт-Петербурге (учреждения Е. К. Грачевой, супругов Маляревских) и в Москве (классы М. П. Постовской). Крупными российскими коррекционными педагогами того времени были А. И. Граборов, Л. К. Шлегер, К. Н. Корнилов. В 1908 году В. П. Кащенко открыл в Москве «Школу-санаторий для дефективных детей».

В начале XX века в Российской империи действовало около четырех с половиной тысяч благотворительных организаций и шесть с половиной тысяч учреждений для социальной поддержки детей с отклонениями в развитии. К 1917 году существовало 61 заведение для глухих, 30 заведений для незрячих, включая учебные, а в 18 учреждениях воспитывалось около двух тысяч детей с умственными недостатками.

Социализация глухонемых людей началась в России еще до 1917 года, когда был учрежден Всероссийский союз глухонемых. Однако последующие политические события и гражданская война надолго отодвинули завершение процесса объединения глухих россиян. Только в середине 20-х годов стала возможной государственная поддержка их объединения. С этого времени осуществлялась ликвидация неграмотности, устройство глухонемых на работу в специально созданные артели и учебно-производственные мастерские. Примечательно, что в их среде развивалась и художественная самодеятельность.

Главной целью советской системы специализированного образования стало воспитание детей с ограниченными физическими возможностями в качестве полезных членов нового общества. Поскольку церковь, отделенная от государства, утеряла ведущую роль в координации учебной, воспитательной и социальной работы с такими детьми, специальная педагогика, как и система образования в целом, приобрела исключительно светский характер и разрабатывалась под контролем государства. Все прежние благотворительные организации были закрыты, их деятельность запрещена.

Специализированные учреждения образования для инвалидов перешли в подчинение Народного комиссариата просвещения, возглавляемого А. В. Луначарским. При этом появились понятия «умственно отсталые дети» и «телесно дефективные». Первые обучались и воспитывались в так называемых вспомогательных школах, а вторые – в специализированных интернатах. Модель интерната закрытого типа стала основной. Специальным постановлением Совета Народных Комиссаров (1926 г.) был строго регламентирован порядок обучения детей с ограниченными физическими возможностями в этих учебных заведениях, число которых, впрочем, значительно сократилось по сравнению с дореволюционным периодом. Официально декларируемой целью специализированного образования была подготовка через школу и труд к общественно полезной деятельности. Обучение в этих учебных заведениях (как и любое образование) было, конечно, бесплатным и финансировалось за счет бюджетных ассигнований.

Государственные органы, кроме того, стали создавать и общественные организации нового типа, предназначенные для социализации инвалидов. Так, в 1925 году в Москве состоялся учредительный съезд Всероссийского общества слепых (ВОС). В России тогда насчитывалось 472 тысячи зарегистрированных незрячих, 90 % которых не имели возможности работать. Съезд обсудил кардинальные вопросы их быта, образования и трудоустройства, в том числе проблемы медицинского обслуживания, специфики школьных программ, профессионально-технического обучения слепых детей и др.

 

ВОС стало первой в СССР общественной, производственно-хозяйственной и культурно-просветительской организацией для инвалидов. Его исторический путь богат яркими примерами подлинного трудового героизма слепых людей. В частности, сохранилась память о знаменательном эпизоде, когда во время Великой Отечественной войны выпускник Московской школы-интерната для слепых Миша Попов однажды добрался с баяном до передовой линии фронта и своей игрой поднимал боевой дух бойцов перед атакой.

В Москве тех лет существовало два клуба глухонемых. В одном из них главными мероприятиями были театральные постановки, с которых начинается впечатляющая история театра глухонемых актеров, своеобразного, богатого выразительными возможностями направления в драматическом искусстве. История этого направления в отечественном театре настолько богата знаковыми свершениями, что, бесспорно, заслуживает фундаментальных научных исследований. Здесь же мы можем лишь кратко коснуться нескольких весьма ярких художественных явлений.

Большой след в самодеятельном театральном творчестве глухонемых оставил актер и режиссер Василий Зворыкин, ставивший спектакли по пьесам драматургов-классиков, чье творчество отвечало духовным и эстетическим потребностям неслышащих артистов. За свою долголетнюю и многогранную деятельность он, наряду с несколькими другими глухонемыми актерами, был удостоен почетного звания «Заслуженный артист РСФСР».

На создание «Московского театра глухонемых» (так назывался этот коллектив с 1920 года) большое влияние оказала обширная практика эпохи немого кино. Сохранилась любопытная информация о том, что во время пребывания в России немецкий кинорежиссер Эрвин Пискатор, проходя однажды мимо помещения на Большой Лубянке, где играли глухонемые актеры, и, заглянув в окно, вошел, увлекся игрой актеров и просидел весь спектакль («Коварство и любовь» по Шиллеру) от начала до конца. После спектакля он познакомился с актерами, поздравил их с успехом и в отзыве написал: «Спектакль в исполнении коллектива глухонемых произвел на меня незабываемое впечатление. Герои великого Шиллера ожили на сцене. Необычайная мимика глухонемых, мастерство и пластичность жеста заставляют нас, слышащих, учиться у них…».

Летом 1938 года театр успешно гастролировал в шести городах России и Украины, показывая спектакли «Васса Железнова» Горького и «Платон Кречет» Корнейчука. В годы войны 1941–1945 годов театр по-прежнему работал, ставя пьесы преимущественно военной тематики.

А в 1948 году на его сцене был впервые поставлен речевой (то есть озвученный) спектакль по пьесе Д. Гоу и А. Д'Эссо «Глубокие корни». Озвучивал спектакль диктор-переводчик, а неслышащие актеры «произносили» текст с помощью жестов и беззвучной артикуляции. В те годы это стало настоящей революцией, которая положила начало спектаклям в сопровождении дикторов-переводчиков с калькирующим жестовым языком, сопровождавшим речь говорящего. В этой театральной технике здесь ставились такие известные пьесы, как «Дети Ванюшина» Найденова, «Разлом» и «Молодая гвардия» Фадеева и другие.

Начало театральному образованию глухонемых было положено в 1957 году открытием подготовительного отделения при самодеятельном театре. Но уже год спустя оно было преобразовано в особое учебное заведение по подготовке глухонемых как профессиональных актеров, над которым взяло шефство театральное училище им. Б. В. Щукина при Театре им. Евг. Вахтангова. Здесь неслышащие будущие актеры в течение четырех лет проходили профессиональную подготовку по программе одного из лучших художественных вузов страны.

Истории отечественного и мирового театрального искусства известны случаи, когда выдающиеся актеры, потеряв слух, не уходили со сцены (например, великий трагик Малого театра А. Остужев). Но чтобы театральному мастерству училась целая группа одаренных и неслышащих с детства людей – такого раньше не было…

В 1963 году на базе первого выпуска участников этой группы, ставшей сначала студией при училище им. Б. В. Щукина, по решению Центрального правления Всероссийского общества глухих был создан Московский театр мимики и жеста, первый в стране и в мире.

За более чем полвека своей творческой деятельности театр, сохраняющий и развивающий традиции вахтанговской школы, поставил огромное количество спектаклей в самых различных театральных жанрах – и высокую трагедию («Прикованный Прометей» Эсхилла, «Ромео и Джульетта» Шекспира), и сатирическую комедию («Восемь любящих женщин» Р. Тома), и остросоциальную драму («Ночная повесть» К. Хоинского), и многообразную пантомиму, и музыкальную комедию, проч.

Словом, Московский театр мимики и жеста за годы творческой деятельности завоевал обширный круг своих зрителей, не только глухих, но и слышащих.

В 50–60-е годы прошлого века в системе специализированного образования произошли определенные изменения – количество специальных учебных заведений и их типов увеличилось. Этому способствовали общешкольные реформы: сначала введение обязательного восьмилетнего (1959 г.), а затем и десятилетнего (1966 г.) образования для всех детей, в том числе и для учащихся с ограниченными физическими возможностями. При этом во вспомогательных школах особое внимание стали уделять развитию профессиональных навыков, что позволяло их выпускникам находить работу, доступную по состоянию здоровья.

В 80-х годах в некоторых общеобразовательных школах появились коррекционные классы, а позднее возникли экспериментальные школы и для умственно отсталых. К 1990 году в СССР действовало 2789 таких школ, где обучением было охвачено около 575 тыс. учащихся.

Возможность образования, несомненно, привносила новое качество в жизнь детей с ограниченными физическими возможностями и умственной отсталостью. Однако существенными недостатками оставались известная дискриминация, ненаучное и педагогически несостоятельное искусственное разделение детей на «обучаемых» и «необучаемых», а также сохранение непреодолимого барьера между учащимися обычных общеобразовательных и вспомогательных школ. При этом в глазах первых и их родителей (а иногда и педагогов) вторые представлялись «неполноценными» и «отверженными».

Кроме того, не было обеспечено укомплектование педагогических кадров таких учебных заведений специалистами-дефектологами; отсутствовали социальные программы поддержки семей, имевших детей с ограниченными физическими возможностями или олигофренов. Следовательно, систему специализированного образования, сложившуюся в советское время, отнюдь нельзя считать завершенной и совершенной. Такой вывод напрашивается еще и потому, что в ней не был использован богатейший развивающий и воспитывающий потенциал искусства, его различных видов и форм.

Приходится констатировать, что и существующие в настоящее время в Российской Федерации коррекционные школы, которые специализируются на воспитательной и учебной работе с детьми-инвалидами, не создают необходимой в отечественном образовании полноценной системы социальной реабилитации детей с различными физическими ограничениями.

Охарактеризуем теперь существующие в нашей стране очаги художественно-творческой реабилитации инвалидов.

Глава 2
О специализированных образовательных учреждениях сферы искусства

Учреждения довузовской профессионально-творческой подготовки художественно одаренных инвалидов существуют сравнительно недавно, Поэтому начальные и средние учебные заведения, где дети и молодые люди, имеющие инвалидность, могли бы получить художественное образование, в нашей стране пока единичны. Назовем их.

Первая в России специализированная музыкальная школа для слепых и слабовидящих детей была открыта в 1989 году в г. Армавире. Инициатором ее создания и бессменным до сего времени директором является Александра Кирилловна Куценко, заслуженный работник культуры Российской Федерации. Под ее руководством работа здесь начиналась с нуля и носила характер эксперимента, так как это была единственная в России музыкальная школа для детей с проблемами зрения, работающая по существующим типовым учебным планам. Ныне в ней обучается 310 детей, в том числе 100 инвалидов из Краснодарского края и Республики Адыгея. С 1993 года здесь же учатся и дети с нормальным зрением.

Принцип совместного обучения здоровых детей и детей-инвалидов является основополагающим в работе данной школы. Благодаря этому проблемы реабилитации детей-инвалидов через музыкальное творчество успешно решаются. Притом особое внимание уделяется коллективному музицированию как наиболее эффективной форме безбарьерной социальной адаптации инвалидов.

Решаются и задачи профессиональной ориентации одаренных учащихся. За 25 лет работы школы 74 ее выпускника продолжили обучение в музыкальных училищах страны. Многие учащиеся являются неоднократными победителями краевых, всероссийских и международных конкурсов и фестивалей, которые проводятся не только среди детей-инвалидов, но и здоровых детей. Воспитанники школы, в том числе инвалиды – непременные участники концертов, международных благотворительных акций, проводимых фондом «Мир искусства» во многих странах.

Другой образовательный очаг, заслуживающий внимания, – техникум Московского реабилитационного центра для инвалидов, созданный в 1979 году. Знаменательна его история, связанная с открытием Психоневрологического интерната, который во исполнение Указа Президента России «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики», в 1992 году был преобразован в Научно-практический реабилитационный центр для инвалидов, год спустя начавший и образовательную деятельность в статусе среднего учебного заведения, готовившего специалистов декоративно-прикладного искусства, живописцев и дизайнеров издательского дела.

Занятия в техникуме проводятся в аудиториях, оснащенных современным оборудованием, специализированной техникой, в том числе мультимедийной. Практические занятия проходят в учебно-производственных мастерских, оборудованных в соответствии с моделью производственной фирмы по профилю специальности студента. Практику студенты проходят тут же – в мастерских Центра, а также в различных учреждениях, хозяйствах и на объектах города.

В техникуме преподают высококвалифицированные специалисты, среди которых 3 кандидата наук, 27 преподавателей высшей и первой квалификационной категории, 5 преподавателей – члены Союза художников России. Основные принципы воспитания, обучения и развития учащихся нацелены здесь на пробуждение у них творческих и интеллектуальных способностей, стремления к самовыражению и достижению высоких творческих результатов в практической деятельности.

Межрегиональный центр (колледж) реабилитации лиц с проблемами слуха (г. Павловск Ленинградской области). В 1965 году тут возникло уникальное учебное заведение – политехникум Ленинградского восстановительного центра Всероссийского общества глухих (ЛВЦ ВОГ). Его создателем был Иосиф Флорианович Гейльман, сын глухих родителей. Семейная художественно-интеллектуальная среда существенно повлияла на его развитие. После войны он создал в Ленинграде при Доме культуры ВОГ художественную студию, в которой учились талантливые глухие юноши и девушки со всего Союза. Благодаря организаторским способностям руководителя изостудия со временем превратилась в ЛВЦ ВОГ, который не только давал своим учащимся образование, но и предоставлял им возможность работать на собственной производственной базе – учебно-производственном предприятии, приносившем благодаря государственным заказам немалую прибыль.

Благодаря этому Ленинградский восстановительный центр Всероссийского общества глухих строил дома для сотрудников и обеспечивал работой многих своих выпускников. В типографии УПП издавались книги, словари жестов и разнообразная методическая литература.

Молодые люди, имевшие инвалидность, получали на разных отделениях политехникума хорошее образование и обретали различные профессии – художника-оформителя широкого профиля, организатора культурно-просветительной работы для домов культуры ВОГ, бухгалтера, сурдопереводчика, юриста, радиомонтажника, печатника, переплетчика. Наиболее талантливые, целеустремленные воспитанники получали высшее образование и добивались в жизни больших успехов.

Курский музыкальный колледж-интернат слепых — единственное в России федеральное образовательное учреждение среднего музыкального образования для молодежи с патологией зрения. Знаменательна его история: основанное в 1945 году как музыкальная школа для воинов, ослепших в годы Великой Отечественной войны, оно было в 1954 году преобразовано в музыкальное училище-интернат для слепых, которое в течение последних десяти лет существует в статусе колледжа.

За время своей деятельности это учебное заведение дало путёвку в творческую жизнь более чем двум тысячам человек, ставшим солистами музыкально-эстрадных объединений и филармоний, руководителями коллективов художественной самодеятельности. В колледже осуществляется подготовка студентов по специальностям «Искусство музыкального исполнения», «Вокальное искусство», «Хоровое дирижирование».

 

Как видно из приведенного обзора, единой системы профессионального творческого образования различных категорий молодых людей, имеющих физические недостатки, пока не существует. Единственная музыкальная школа в Армавире, действующая в пределах своего региона, естественно, не меняет общей картины.

Между тем, назрело создание такого образовательного учреждения, перед которым была бы поставлена задача специального обучения одаренных детей-инвалидов как будущих специалистов сферы искусства, прежде всего, музыкантов.

Это необходимо, с одной стороны, потому, что, как хорошо известно, будущего специалиста-музыканта надо с детства учить профессионально. Если же начинать эту работу на уровне среднего образования, а тем более в вузе, то, поскольку неизбежна потребность существенной реорганизации начальных навыков игры на музыкальном инструменте или вокализации, мало надежд достичь высокого уровня мастерства.

Кроме того, этот сложный процесс, весьма проблематичный для вполне здорового учащегося музыкального училища или студента консерватории, несомненно, окажется гораздо более трудным для молодых людей, имеющих какие-либо физические ограничения. И это совершенно естественно, поскольку даже незначительные изменения в структуре сложившихся с детства исполнительских или певческих навыков приводят, как правило, к большим психическим перегрузкам.

С другой же стороны, начинать как можно раньше творческие занятия с данной категорией детей особенно важно, потому что физические ограничения зачастую не позволяют им проявить свои способности, которые глубоко скрыты внешним видом такого ребенка, подростка.

Следовательно, необходимо создать такое образовательное учреждение, подобное существующим в России специальным школам-одиннадцатилеткам, в котором одаренные дети-инвалиды получали бы необходимое им развитие способностей и профессионально ориентированное образование.

И, конечно, такие школы должны существовать в единой трехзвенной системе «школа – училище – вуз», целесообразность которой доказана всей предшествующей практикой российского художественного образования.

В нашей стране ныне действует и единственный в мире (!) художественный вуз – Российская государственная специализированная академия искусств (РГСАИ), преобразованная в 2013 году из Государственного специализированного института искусств (ГСИИ)[1], который существовал в Москве в качестве учреждения высшего профессионального образования с февраля 1990 г., начав свою деятельность как структурное подразделение Всесоюзного центра творческой реабилитации инвалидов.

Этот Центр был создан по инициативе двух удивительных личностей, подлинных энтузиастов заботы о людях, имеющих физические ограничения – театральных педагогов Андрея Витальевича Мекке и его супруги Ольги Сергеевны Романовской. Большую помощь в его организации оказало Правительство страны[2]. Немало этому содействовали и многие видные деятели культуры Советского Союза, в частности, народные артисты СССР Н. Н. Губенко, В. А. Этуш, композитор А. Н. Пахмутова, поэт Н.Н. Добронравов, кинодраматург Р. И. Ибрагимбеков и другие.

1Приказ Рособрнадзора № 685 от 19.07.2013 г., п. 8.
2Постановление Совета Министров СССР № 146 «О создании Всесоюзного Центра творческой реабилитации инвалидов». В ноябре того же года вышел Приказ Министерства культуры СССР № 340 «Об организации специализированного института искусств Всесоюзного центра творческой реабилитации инвалидов». 16 ноября 1991 г. был зарегистрирован Устав ГСИИ и ему предоставлено превосходное здание (Москва, Резервный проезд, дом 10/12).
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?