Litres Baner
Название книги:

Виртуальный мир будущего: адаптация

Автор:
Евгений Всяких
Виртуальный мир будущего: адаптация

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Предисловие

Меняющийся мир уже не будет прежним.

Отбрось сомнений страх и не смотри назад.

Используй каждый шанс, пока идешь ты между

Сегодняшним вчера навстречу вечным снам.

Анализируя предыдущую книгу «Виртуальный мир будущего: взгляд из карантина», мы постоянно думаем о том, что многим читателям описанные в ней изменения могут показаться невероятными. Общеизвестно, что чужие дети растут гораздо быстрее своих; ежедневно глядя по утрам на собственное отражение в зеркале, мы практически не замечаем, как меняемся сами. Однако старая фотография в паспорте иногда очень наглядно напоминает нам о прошедшем пути, утраченной молодости, несбывшихся надеждах и давно позабытых мечтах.

Точно так же и происходящие технологические изменения будут казаться достаточно последовательными и несущественными для тех, кто будет наблюдать за ними в ежедневном режиме. Однако, оглянувшись однажды на предыдущие два-три десятилетия, мы вдруг обнаружим невероятные и, главное, необратимые перемены, произошедшие за это время.

Предполагая по-прежнему, что описанные нами глобальные технологические изменения неизбежны, на этот раз мы хотели бы обсудить процесс адаптации людей к ним и попробовать отыскать наиболее легкие и логичные пути для этого, осознать то место, которое будет занимать человек в новом мире, а также увидеть внутренние и внешние изменения, неизбежно ожидающие нас в результате этой самой технологической трансформации.

Несложно заключить, что чем взрослее человек, тем болезненнее будет проходить его адаптация. К сожалению, гибкость ума и способность подстраиваться под новые реалии с возрастом постепенно утрачиваются по ряду причин, о которых может рассказать любой психолог. Мы не будем вдаваться детально в эти подробности, отметив лишь, что бывают и исключения. Детям же, очевидно, адаптироваться не придется в принципе, потому что уже с самого рождения они будут наблюдать, как все вокруг активно осваивают и создают новые технологии. Вполне вероятно, новое поколение детей в принципе получит ощущение, что ускорение информационных потоков – это естественный и непрерывный процесс, и сможет выработать некий естественный адаптационный механизм (своего рода информационный иммунитет, хотя это не совсем точная формулировка), который позволит в дальнейшем избавиться от ощущения дискомфорта в связи с постоянным развитием и совершенствованием окружающей информационной инфраструктуры. Другими словами, у новых поколений может развиться со временем естественная потребность в непрерывном ускорении информационного обмена, хотя мы, конечно же, не уверены, что это может продолжаться вечно и будет исключительно позитивно влиять на дальнейшее развитие человечества.

Если целью написания прошлой книги была попытка осознать те изменения, которые нас ждут, – чтобы приготовиться к ним и определиться с выбором дальнейшей области деятельности, – то теперь нами движет потребность более детально рассмотреть, как люди будут жить в новой реальности – учиться, работать, создавать семьи; в каких областях будут искать себе применение; на что станут тратить свободное время, которого будет становиться всё больше; как попытаются бороться с одиночеством (а оно будет всё отчетливее проявляться на фоне ускорения информационных потоков).

За последние годы было написано очень много различных книг о том, как стать успешным и счастливым, как больше зарабатывать и т.п. Однако теперь, вероятно, все эти рекомендации потребуют уточнения и пересмотра из-за нового обстоятельства – ограничения (сначала вынужденного, затем привычного, а позднее и желанного) свободы передвижения. Находясь вне социума (разумеется, речь о физической, но никак не информационной изоляции), гораздо сложнее ориентироваться на привычные нам сегодня атрибуты успешности, например. Если раньше мы могли продемонстрировать всем новую машину или мобильный телефон, часы, какие-то предметы гардероба, похвастаться отдыхом в престижном месте, знакомствами с выдающимися людьми, то теперь критерии успешности начинают меняться. И люди, которые продолжат по привычке цепляться за такие атрибуты, обречены на утрату прежних позиций и смешение с общей массой. Теперь абсолютно любой достаточно продвинутый пользователь Интернета сможет сформировать себе произвольный набор бутафорских атрибутов и создать видимость успеха (в сегодняшнем его понимании), подкрепляя ее всевозможными фотографиями и аватарами в социальных сетях.

Погоня за успешностью в наши дни приобрела столь масштабные формы и затронула настолько широкие слои населения, что переосмыслить саму абсурдность устоявшихся критериев в сжатые сроки будет очень и очень сложно. Однако если теперь на любых фотографиях в социальных сетях мы видим «успешных» людей, то как же понять, кто из них по-настоящему успешен и что же такое, в конце концов, теперь успех?

Современный развитый мир чаще всего под успехом понимает финансовую состоятельность, пренебрегая некоторыми другими (при этом более существенными) факторами. К примеру, в наши дни вряд ли все будут считать успешным великого музыканта, у которого нет финансового подтверждения его величия. И это давление финансового благополучия на общество довело до того, что уже и сами великие музыканты нашего времени вынуждены порой больше думать о деньгах, чтобы не испытывать дискомфорт из-за невозможности купить себе престижную машину, например. Получается, что даже понятие счастья в наши дни плотно ассоциируется с деньгами. Потому как при нормальной ситуации великий музыкант должен считать себя счастливым человеком, если, конечно, ему удается воплотить свои чувства в музыке. А деньги для счастливого человека должны быть не так важны, потому что ощущение счастья с ними связано скорее опосредованно, чем напрямую.

Не желая на данном этапе углубляться в философские рассуждения, мы лишь снова хотим вернуться к мысли о том, что по мере сокращения общения перед нами встанет вопрос об определении новых критериев успешности, точнее, о возврате к нефинансовым ее составляющим.

В целом мы могли бы предположить, что при нормальном стечении обстоятельств успешный человек должен быть прежде всего счастливым и получать удовлетворение, проживая свою жизнь. Ну а счастливый человек вполне может считаться успешным, даже если никто, кроме него самого, об этом никогда не узнает.

И далее нам с вами, дорогой читатель, предстоит постепенно переосмыслить многие важнейшие понятия, разложив по полочкам те изменения, которые принесет глобальная автоматизация, и проследив этапы нашей адаптации к ним, – а потом, в конце концов, отыскать кратчайший путь к новому успеху. Поиск этого пути будет делом непростым и небыстрым, вместе мы будем рассуждать и анализировать, делать промежуточные выводы, затем подвергать их сомнению до тех пор, пока не проявится совершенно четкий окончательный ответ (если, конечно, нам повезет).

Не все смогут найти время и прочитать книгу от начала до конца. Для того чтобы облегчить задачу поиска максимально полезного материала, различных выводов и результатов анализа, в конце каждого раздела кратко изложены его основные тезисы и некоторые рекомендации. Безусловно, некоторые читали могут найти интерес в более детальном прочтении, но сложное время информационной избыточности диктует свои правила, игнорировать которые сегодня уже никак нельзя.

Эти строки пишутся 22 сентября 2020 года, в предвкушении увлекательного путешествия длиной в несколько недель или даже месяцев, которое окончится так же внезапно, как и началось. Но хватит предисловий.

Впрочем, нет, не хватит. Есть еще кое-что. В книге мы не раз будем обсуждать смерть. Кому-то это будет неприятно, тем не менее достаточно сложно говорить о фундаментальных понятиях – адаптации, эволюции, высоких технологиях, – при этом обходя стороной важнейший этап нашего пути. Нас не должно смущать использование этого слова, если мы хотим докопаться до сути, отыскать ответы на ключевые вопросы. Иногда действительно стоит открыть глаза, чтобы посмотреть на объективную реальность неотвратимого.

Поколение пандемии

Мог ли предположить Иван Александрович Гончаров в середине девятнадцатого века, когда писал свой роман «Обломов», что спустя почти два столетия человечество столкнется с ситуацией, когда постоянное пребывание дома станет нормой для очень большого количества людей на планете? Вершить судьбы мира, не вставая с собственного дивана, – многим такое положение вещей еще очень долго будет казаться противоестественным, но так или иначе почти все смогут постепенно адаптироваться к новым реалиям и перестроить свой ритм жизни под них.

В предыдущей книге мы обсуждали основных наследников происходящих технологических изменений. Они начнут появляться на свет уже в этом, 2021 году, на фоне краткосрочного пика рождаемости, который неизбежно произойдет в результате достаточно жестких карантинных мер, принятых во многих государствах на фоне пандемии. Многие из них уже не будут ходить в привычную нам среднюю школу или институт. Онлайн-образование начнет всё быстрее и быстрее вытеснять очные формы, и к началу 2030-х годов технологические наработки позволят детям старше 8-9 лет (а в некоторых случаях и в более раннем возрасте) без труда получать качественное образование из дома или любого другого места, переходя затем постепенно к полноценной трудовой деятельности все так же в удаленном режиме.

Ускорение информационных потоков, а также автоматизация и роботизация позволят всерьез говорить о сокращении рабочего дня, что сильно скорректирует привычный для среднестатистического человека график жизни. Все эти изменения приведут к тому, что подавляющему большинству взрослых людей с уже выработанными привычками и сформированным образом жизни придется каким-то образом адаптироваться, чтобы в кратчайшие сроки снова оказаться в зоне комфорта, четко представляя себе текущие жизненные ценности и ориентиры.

 

Давайте перечислим те сорок пять вопросов, ответы на которые мы попытаемся найти, двигаясь от страницы к странице. В конце каждого из перечисленных разделов мы будем делать выводы и, возможно, предлагать какие-то простейшие рекомендации, которые могут помочь в процессе адаптации к происходящим технологическим изменениям.

В конечном итоге мы соберем все эти выводы и рекомендации в один раздел, который хоть и не заменит всю книгу целиком, но позволит быстро ухватить ее суть и в каких-то случаях даже может использоваться в качестве своего рода краткой инструкции или напоминания.

Свобода перемещения. Как наиболее эффективно использовать в наши дни имеющуюся свободу перемещения и сочетать ее со свободой доступа к информации?

Отказ от ручного труда. Можно ли каким-то образом, учитывая происходящую глобальную автоматизацию и роботизацию, заложить фундамент, позволяющий сохранить свою профессиональную востребованность в будущем?

Избыток информации. Так ли хорош постоянный рост количества информации вокруг нас в условиях отсутствия дополнительных механизмов ее обработки? Существует ли какой-то способ взять под контроль проходящие мимо нас информационные потоки, не упустив при этом чего-то действительно важного?

Эра матриархата. Изменится ли существенно роль женщины в обществе в ближайшие двадцать-тридцать лет, будут ли наконец-то удовлетворены борцы за женские права и свободы и справятся ли они со скоростью и масштабом тех изменений, которых так ждут?

Снижение физической активности. Готовы ли современная медицина, наука и техника, а также наше собственное тело к тому, чтобы все люди раз и навсегда приняли сидячее или лежачее положение?

Спад рождаемости. Можем ли мы утверждать, что к снижению рождаемости в конечном итоге нас привел именно технический прогресс, вызвавший определенную трансформацию существующих представлений о жизни, и что мы в силах предпринять для его предотвращения?

Романтические отношения. Сильные чувства способны творить чудеса и давать неисчерпаемый источник энергии для трансформации любого рода, однако удастся ли будущим поколениям сохранить романтику в отношениях?

Семейная жизнь. Выдержит ли институт брака испытание технологиями? Каким образом, решаясь на создание семьи, добиться при этом по-настоящему взвешенного подхода?

Воспитание детей. Кто или, точнее, что будет главным воспитателем для новых поколений детей? Удастся ли в будущем хотя бы в какой-то мере сохранить внутрисемейные связи детей с родителями и что для этого стоит предпринять?

Обучение и образование. Можем ли мы утверждать, что переход к модели онлайн-образования уже состоялся и теперь лишь планомерно набирает обороты? Как с этим быть и что это даст нам в конечном итоге?

Новые профессии. Каким образом будет изменяться каждая отрасль с точки зрения требующихся профессиональных навыков? Что станет базовой необходимостью для профессионалов всех категорий в будущем?

Новые бизнесы. Способны ли мы осознать, что грань между работой по найму и ведением бизнеса практически стерта в наши дни, а вся административная рутина может быть достаточно легко автоматизирована?

Наука. Как будет развиваться наука в условиях дальнейшего технологического прогресса, какие новые возможности появятся у ученых?

Искусство. Сможет ли искусственный интеллект составить конкуренцию живым представителям сферы искусства – или же это будут уже совсем разные искусства в конечном итоге?

Спорт. Каким образом нам стоило бы пересмотреть свое отношение к профессиональному спорту с учетом развивающихся технологий и очевидного желания жить как можно дольше даже после завершения спортивной карьеры?

Религия и вера. Готовы ли мы сегодня, с точки зрения веры и религии, к тому, чтобы технологически переосмыслить место человека во Вселенной?

Свободное время. Готовы ли мы к тому, чтобы получить еще больше свободного времени, и нужно ли оно нам в реальности? Заинтересованы ли мы в увеличении продолжительности жизни и что станем делать, если получим такую возможность в ближайшем будущем?

Движущая сила. Что являлось и будет являться главной причиной стремления людей к развитию и прогрессу: элементарная лень или что-то иное?

Теория саморазвития. Как должен измениться процесс эволюции человека в условиях явного доминирования технологических факторов над природными?

В ногу со временем. Какие навыки нам нужно развивать прежде всего в условиях технологических изменений и каким образом?

Интеллект и творческие способности. Должен ли бурный рост населения нашей планеты в последние десятилетия наводить нас на мысли о грядущей глобальной катастрофе или же о возможном приближении очередного эволюционного скачка в развитии человека и как всё это связано с нашими интеллектуальными и творческими способностями?

Работа с большими объемами информации. Можем ли мы выделить сегодня какой-то способ хотя бы временного удержания нашего интеллектуального преимущества перед машинами?

Вавилонская башня. Позволят ли новые технологии постепенно преодолеть существующую языковую преграду полноценной коммуникации всех людей на планете?

Тренировка интеллекта. Осознавая очевидную пользу и даже необходимость регулярных физических упражнений на протяжении всей жизни, помним ли мы о том, что нам требуются также и интеллектуальные нагрузки?

Интуиция. Что так разительно отличает наш интеллект от машинного и каким образом это различие постепенно будет преодолеваться?

Медитация и концентрация. Существует ли хоть какой-то действенный способ остановить вечно преследующую нас внутреннюю артикуляцию, этот никогда не умолкающий голос внутри нашей собственной головы?

Время сна. Может ли так произойти, что сон станет самой важной или по крайней мере самой интересной частью нашей жизни, когда определенные технологии найдут свою реализацию?

Самостоятельное перепрограммирование сознания. Что может являться прекрасным источником, дающим как энергию для реализации самых смелых идей, так и сами идеи?

Здоровье. Насколько далеки мы сегодня от того, чтобы полностью перейти от реактивной медицины к превентивной?

Питание. Что будет более остро ощущаться новыми поколениями – физиологический или же информационный голод?

Метод трехсот приседаний. Стоит ли искать сложные способы поддержания и развития физической формы, когда существуют простые, легко доступные и хорошо проверенные?

Личная бухгалтерия. Что лучше в наше время: купить в кредит недвижимость либо автомобиль – или же вместо этого инвестировать имеющиеся средства во что-то другое?

Эмоции. Каким образом изменится наше эмоциональное восприятие при дальнейшем технологическом развитии и будут ли эмоции преобладать над интеллектом?

Общение. Будет ли развитие технологий онлайн-коммуникации в конечном итоге способствовать искоренению обмана из человеческого общения?

Любовь и дружба. Каким образом видоизменятся наши представления о любви и дружбе, когда удаленное общение станет нормой?

Безразличие. Можем ли мы утверждать наверняка, что безразличие в широком смысле является не чем иным, как разновидностью иммунитета?

Возрастные кризисы. Как побороть утрату мотивации, которая часто происходит во время возрастных кризисов?

Старость. Существует ли какой-нибудь способ точно определить момент наступления старости? Можно ли ее преодолеть?

Одиночество. Часто ли в своей жизни мы сталкиваемся с одиночеством и каким образом поменяется наше отношение к этому состоянию при дальнейшем развитии технологий?

Внутренняя свобода. Чем ограничена наша внутренняя свобода и можно ли будет со временем преодолеть данное ограничение технологически?

Эффективность. Можем ли мы предложить какой-нибудь короткий набор правил, который позволит в долгосрочной перспективе сэкономить много времени и сил, а главное – дать нам дополнительный потенциал для самореализации?

Баланс. Какие элементы необходимо постоянно балансировать для того, чтобы ощущать удовлетворение от проживаемой жизни? Чего может не хватать в явном виде для достижения в конечном итоге уровня максимального внутреннего комфорта?

Капитал. Так ли сложно определить набор базовых элементов, которые в конечном итоге формируют наш совокупный капитал, позволяя затем воплощать в жизнь любые свои задумки?

Что дальше?

Страх. Чего мы боимся больше всего на свете и есть ли в этом смысл?

1. Свобода перемещения

Сегодняшняя пандемия, о которой мы уже упоминали на страницах этой книги, не является чем-то новым, не имеющим аналогов в истории. Более того, если сравнивать количество жертв в наши дни и в предыдущие исторические периоды (когда медицина в среднем была существенно хуже или отсутствовала вовсе), то несложно заметить грандиозный прогресс, которого достигло человечество за последние десятилетия.

Предыдущий самый масштабный за последнее столетие случай массового заболевания людей произошел как раз примерно сто лет назад и получил название «испанский грипп», или «испанка». Эпидемия продолжалась около трех лет, имела три выраженные волны и унесла жизни по разным данным от 1 до 5 процентов от общего населения планеты на тот момент времени. Уже тогда, в весьма далеком от нас

1918 году, в силу хорошего транспортного сообщения «испанка» очень быстро разлетелась по всему миру. И уже тогда во многих странах были приняты достаточно жесткие карантинные меры: закрытие для посещений публичных мест, магазинов, запреты рукопожатий и пр.

Сегодняшняя пандемия вряд ли унесет жизни такого большого количества людей как в процентном соотношении, так и по абсолютному своему значению. Именно поэтому, в том числе, не имеет смысла говорить о ней как о какой бы то ни было войне или мировом заговоре. Сто лет назад наверняка тоже кто-то воспринимал события именно таким образом, а кто-то не верил в существование испанского гриппа вовсе.

Мы сделали это небольшое историческое отступление главным образом для того, чтобы осознать одну очевидную закономерность.

Не вдаваясь в детали, можно заключить: основной причиной массового распространения заболеваний тогда и сейчас являлась и является свобода перемещения.

Из всего многообразия свобод, которыми может обладать человек, свобода перемещения является базовым элементом, важнейшей составляющей нормальной жизни. При этом начиная с ноября 2020 года мы постоянно сталкиваемся с ее ограничением. Различные государства вводят всевозможные запреты не только на трансграничные перемещения, но и на поездки внутри страны. Если раньше мы были обязаны иметь привычные паспорта и в определенных случаях разрешения на въезд, то теперь всерьез задумываются о введении так называемых паспортов иммунитета. Другими словами, цена свободы постепенно растет. Если мы хотим перемещаться, то должны удовлетворять всё большему и большему количеству условий для этого.

И если сто лет назад контролировать выполнение таких условий было не так просто по причине отсутствия подходящих технологий, то теперь все наши перемещения достаточно легко отслеживаются, так как вся необходимая информация постоянно содержится в используемых нами устройствах и затем передается для обработки специализированными системами.

Если задаться вопросом, какой процент общего населения нашей планеты путешествует в течение своей жизни, перемещаясь на значительные расстояния от своего дома, то, возможно, ответ окажется весьма неожиданным для многих читателей. Безусловно, не так просто собрать точную статистику в открытых источниках, однако даже опираясь на ту информацию, что легко доступна, можно сделать вывод: не более двадцати процентов всех жителей Земли выезжают за границу хотя бы раз в жизни. Другими словами, у подавляющего большинства людей практически вся сознательная жизнь проходит недалеко от места их постоянного проживания. Путешествующих регулярно еще меньше: вероятнее всего, их не более пяти процентов. Среди них, в свою очередь, мало наберется таких, кто уезжает далеко от дома чаще одного-двух раз в год и больше чем на одну или две недели. Если говорить о поездках между отдельными регионами внутри своей страны, то здесь, конечно, ситуация несколько отличается, особенно когда речь идет о небольших странах. Также несложно догадаться, что чаще всего путешествуют люди более молодые; только в очень развитых странах можно отметить преобладание пожилых путешественников, имеющих достаточно для этого финансовых средств и здоровья.

 

Давайте теперь спросим, так ли важна для нас свобода перемещения? Не пытаемся ли мы с помощью путешествий уйти от реальности, потерять счет времени, наполняя нашу жизнь чем-то иллюзорным, а по факту растрачивая ее на бессмысленное передвижение? Еще совсем недавно ответ был достаточно однозначен. Широкий охват, физическое ощущение огромного пространства, которое есть в нашем распоряжении, для многих людей являлись мощнейшими стимулами дальнейшего развития, раскрытия своего потенциала. Смена контекста, получение специфического опыта, общение с людьми в самых различных уголках нашей планеты позволяли накапливать уникальный опыт, нередко выливающийся потом в новые идеи. Новая обстановка во время отпуска нередко позволяла в кратчайшие сроки снять накопленный стресс и снова получить мотивацию для дальнейшей деятельности после возвращения.

Сегодня, анализируя новые возможности, которые мы имеем благодаря технологическому прорыву последних десятилетий, можно с легкостью усомниться как минимум в целесообразности большого количества путешествий. Уже в наши дни мы можем получать полную информацию из любой точки планеты, не выходя из дома. Даже уже имеющиеся сегодня в нашем распоряжении технологии виртуальной реальности могут позволить мгновенно воссоздать практически произвольный контекст, отключая нас от повседневной рутины и проблем. За последние год-два многие из нас научились работать, учиться, получать самые разнообразные услуги из дома, так что потребность в реальном физическом перемещении сильно снизилась, хотя наше тело еще по-прежнему требует физической нагрузки и привычных ощущений.

Возвращаясь к рассуждениям выше, мы должны заметить, что перемещение само по себе для нас не так важно – передвигаясь и путешествуя, мы на самом деле ищем и потребляем новую информацию. И с этой точки зрения важнейшей свободой для нас останется свобода доступа к информации. И технологический прогресс приводит нас постепенно к пониманию этого. Выбирая между возможностью перемещаться и получать информацию, мы всегда будем выбирать второе, потому как перемещение само по себе не имеет никакой ценности в условиях продолжающегося информационного голода. И если раньше делать такой выбор не требовалось (по причине четкой корреляции первого со вторым), то теперь настали другие времена.

Сто лет назад люди, столкнувшиеся с ограничениями, подобными сегодняшним, вероятно, с нетерпением ждали возможности вернуться к привычному образу жизни, потому что не имели альтернативного сценария развития. В наши же дни уже существует выбор. И выбор этот не так скуден, как может показаться на первый взгляд. Сталкиваясь с временными сложностями частых перемещений на короткий срок, мы получаем, с другой стороны, возможность произвольной смены места жительства, причем многократной, – в зависимости от наших климатических предпочтений и текущих интересов. Мы также освобождаемся постепенно от необходимости иметь собственную недвижимость и другую крупную собственность. Наша полная независимость от места пребывания снимает необходимость плотно обосновываться в том месте, где мы живем. И хотя многим людям еще долгое время будет непривычно жить без собственного очага, уже очень скоро те же самые технологии виртуальной реальности разрешат и эту проблему.

Таким образом, с одной стороны, мы столкнулись с временным ограничением краткосрочных перемещений – как международных, так и внутри отдельно взятых стран, а с другой —находимся на пороге новой эры полной свободы миграции, когда выбор нового места жительства уже никак не связан с профессиональной или любой другой деятельностью. На фоне этого мы можем наблюдать тенденцию постепенного отказа общества от свободы перемещения в пользу свободы доступа к информации (включая свободу коммуникации). И именно сегодня, в тот момент, пока мир еще переживает сложные времена, пока действуют различные ограничения, стоит задуматься о своем будущем и тех возможностях, которые можно будет реализовать после окончания пандемии. Сельская жизнь, технологичные города будущего, живая природа вдали от цивилизации – любой выбор позволит теперь вести полноценную деятельность и всегда оставаться на связи.


Издательство:
Автор
Поделиться: