Название книги:

Хроника Чернокнижника

Автор:
Иван Воронов [Snowd]
Хроника Чернокнижника

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

– Найдите мне этого ублюдка. Он не должен скрыться! – кричал один из учеников гильдии войны, который дежурил в ту ночь.

Мужчина скрывался в темном и холодном коридоре. Совсем босой, в одной льняной рубахе и штанах, он перебегал от угла к углу, и лишь языки пламени выдавали его местоположение. Существа в замке активизировались. Они выбегали изо всех комнат, залов и учебных помещений. Кажется, выхода нет и не будет.

Но незнакомец продолжал прятаться и небольшими перебежками спускался все ниже и ниже в библиотеку на самом последнем уровне.

– Он в библиотеке тайн! Оттуда нет выхода наружу! Все туда! – послышалось множество шагов, спускавшихся по старой каменной лестнице. Беглец отворил ворота хранилища книг и запер его с обратной стороны. Звук приближающейся толпы усиливался с каждой секундой. Все громче и громче. Враг приступил ломать дверь, но она была настолько крепка, что никак не хотела поддаваться.

Мужчина начал метаться из угла в угол в надежде, что тут никого нет. Он неспроста спустился сюда. Ему нужна была «Книга Мертвых». Древние писание со множеством заклинаний и обрядов. Оно было помещено на специальный стенд и закреплено цепями.

Беглец подбежал к рукописи и схватился за неё. Тут же черная эссенция окутала руки и начала прожигать их, но он не отпускал, а лишь тянул все сильнее и сильнее. Капли крови окропили стенд, но тут же запеклись от дьявольского огня. Глаза мужчины покраснели, капилляры лопнули, и черная пелена наполнила веки. Цепь дала трещину, и одно из звеньев порвалась по шву. Он рванул на себя книгу и упал вместе с ней навзничь. Запястья обгорели почти по самые локти, но мужчина не проронил ни звука, ибо эта травма была ничто по сравнению с той, которую он пережил за последнее время.

Дверь начала давать брешь. Кажется, вот-вот капкан захлопнет свои клещи. Другого выхода не было, лишь пару окон, которые выходили прям на горный серпантин, до которого было приличное расстояние. Послышался зловещий голос, читающий заклинание, и в ту же секунду волна темных сил разнесла массивную дверь в щепки. Внутрь забежало множество существ, разного роду и племени. Большинство из них были учениками гильдии войны, которые были последователями бога смерти – Танатоса. Вслед за ними вошли учителя, жрецы, те, кто стоял во главе культа. Бледная фигура, с темными длинными волосами, в красном плаще и тяжелых сапогах вышла вперед толпы. Его багровые глаза мелькнули из-под шляпы с широкими полями и устремились на беглеца.

– Ну, здравствуй, мой ученик. Куда-то собрался? – спокойным и даже немного мягким голосом спросил он.

– Да вот, почитать забежал на сон грядущий, – съехидничал тот.

– Начал шутить? Это хорошо. А то я уж подумал, так и останешься нем.

– Да, мои глаза вновь ясно видят.

– И что же они видят, друг мой? – существо сложило руки на груди, слегка приподняло нос. Взгляд стал немного надменным и строгим.

– Правду. Все, что он мне обещал – это ложь.

– Мы обещали силу, которая поможет воскрешать мертвых, мы наградили тебя ею. Где же здесь обман?

– Да, сила во мне, с этим не поспоришь. Но я даже не смогу ею воспользоваться. Скорее всего, она просто убьёт меня. Но самое забавное, – беглец усмехнулся и слегка облизнул сухие губы, – вы намерены применить её в других целях.

– Какой ты догадливый. А ты что ожидал? Отдал душу за исполнение своего желания. Будто мы здесь в школе волшебства. И надеешься получить все на серебряном блюде, – существо начало приближаться к мужчине.

– Не подходи, или я выпрыгну из окна! – наотрез сказал беглец.

– Ты и вправду хочешь этого? Ещё не поздно одуматься. Да и лететь кубарем по скалам, такое себе занятие. Хоть они и припорошены снегом. Это тебя не спасет.

– Я все же рискну. – мужчина рванул с места и сиганул прямиком вниз.

Все тут же подбежали к окну, существо начало расталкивать всех и высунулось наружу. Внизу была лишь метель, которая выла на всю округу и укрывала снежным одеялом горный хребет.

– Чертова свинья, – он нахмурил брови, глаза заметались из стороны в стороны.

– Кроули! Слышишь меня? Если да, то знай – мы найдём тебя во что бы то не стало! Чёртов сукин сын. Ты за все ответишь, грязный предатель. Спустить всех гончих и следопытов! Найдите мне этого ублюдка! – зловещий голос разнёсся по всей округе. Охота на графа началась.

Глава 1.1 Тильские неприятности

838 год после Нашествия. Окрестности Тиля, Светозарное королевство.

Где-то в окрестностях Тиля, по разбитой и ухабистой дороге шёл не примечательный путник. Одет незнакомец в лохмотья с заплатами и старые сапоги, на которых было с полкило грязи и глины.

Синеватые губы с фиолетовым оттенком, курносый нос и тёмно-серые, пепельного оттенка глаза навевали неприятные ощущения могильной пустоты. Его лицо невозмутимо, спокойно и сосредоточенно. Казалось, ничто не может его потревожить или отвлечь.

На голове росли прямые седые локоны чуть ниже плеч. Ошмётки повязок на запястьях, свисали с его рук – на них ещё виднелась запёкшаяся кровь, ссадины, которые покрывали всю поверхность – от кисти до кончиков пальцев.

За спиной висел подсумок из грубой кожи, с бронзовыми заклёпками, и к нему же крепился небольшой лежак для ночлега. На поясе свисали два топора из необычной стали, зачарованной непонятными рунами и изогнутой рукоятью, которая находилась в потрёпанном состоянии. От многочисленных схваток на ней осталось много зарубок, заполненных грязью и запекшейся кровью. Позади виднелся ещё одно орудие. Небольшое лезвие из многослойной стали, которое плавно переходила в рукоять. Отличная вещь, чтобы нанести быстрый удар по врагу.

Пройти городские ворота не составило труда – стража была весьма беспечна: пару толстяков в кольчуге, на которой проступали пятна ржавчины, слегка заточенные мечи. Грязные, вонючие – они досматривали торговцев, которые подозревались в контрабанде то ли трав, то ли дорогих тканей. Им не было дела до оборванца в лохмотьях, который на первый взгляд искал, где бы ему поесть и найти сарай для ночлега.

Но всё же некоторые местные жители косо поглядывали на него. Бледная кожа, холодный взгляд пугали их. Кто-то посчитал это дурным знаком и спешно шёл в избу, чтобы только не видеть незваного гостя. Но путник не сбавлял хода и шел целенаправленно к месту своего назначения. «У гнедой», – так называлась первая попавшаяся на пути таверна. Заведение, где собирались отбросы, преступники и всякий сброд. Дырявая крыша, просевший фундамент и отсутствие какого-либо благоустройства хорошо характеризовали это место. Неподалеку какой-то пьянчуга валялся в луже собственной мочи и рвоты, бормоча под нос что-то невнятное. Подойдя ближе, были видны следы ссадин и крови на его лице – жалкое зрелище…

В заведении находилось много народу: воры, убийцы, пьяницы… впрочем, какое место, такие и посетители. Звучала громкая музыка: местные барды изо всех сил старались играть, а в ответ им кидали монеты и угощали выпивкой. Такова жизнь музыкантов – быть шутом на потеху публики. Проходя мимо, странник заметил какого-то старика, курящего трубку, облокотившегося на столб. Его посетило ощущение, что он за кем-то следил, или же это просто дряхлый старик, которого уже давно не интересуют пьянки и дебоши. Дедуля просто по привычке приходит сюда, чтобы хоть как-то скоротать своё время. Только незнакомец оторвал глаза, как к нему подбежали две девушки: все растрёпанные и слегка чумазые, с большими голубыми глазами, заостренными ушками, в которых болталась пара золотых сережек. Их одежда слегка прикрывала грудь и бедра. Парочка хихикали и предлагали пройти к ним в укромное место, расслабиться и провести хорошо время, но как только они увидели лицо путника, тут же отскочили в сторону; на их лице отражался легкий испуг. Поджилки затряслись, а кожа стала ещё бледнее. Парочка попятилась назад и убежала к себе, лишь бы не видеть это чудовище.

Подойдя к стойке, где хозяин разливал пинты эля, странник уселся неподалеку от компании гоблинов. Мерзкие и уродливые твари, чуть ли не кричавшие на всю таверну, как они удачно сходили на очередное «грязное дельце» и провернули его. Но на самом деле – это падальщики, которые могут заниматься лишь мелким воровством и мошенничеством. На них никто обычно не обращает внимания и не воспринимает всерьёз, но и никто не связывался, так как можно было с лёгкостью нажить неприятностей, получить удар в спину в подворотне, либо быть похищенными такой компанией полуросликов. Да и кто знает, что они делают с жертвами в своих тёмных сырых подвалах и канализациях.

Путник сел за стойку и снял капюшон, положив подсумок рядом с собой.

Перед ним стоял толстый мужик, с тёмной, густой и пышной бородой, местами заплетённой в косички. Тёмно-красного оттенка лицо, а глаза бурого цвета со слегка желтоватыми белками, явно говорящих о том, что он большой любитель выпить. Рыжий фартук из кожи с глубокими карманами из которых торчали ручки ножей, придавали образ мясника, который одним махом отрубал головы тушкам животных и играючи потрошил их.

– Приветствую, путник. Чем обязаны таким присутствием? Могильник у нас в северной части города, – нахмурив брови, сказал хозяин.

– Доброго времени суток. Я здесь проездом. Хотелось бы перекусить. Это возможно сделать в вашем заведении? – переводя на него глаза, спросил незнакомец.

– Опарышей с забродившим элем у нас не водится, – усмехнувшись, подметил здоровяк.

– О нет. Курицу, кусок хлеба и воды будет достаточно. Пожалуйста, – странник опустил глаза в стойку и тяжело взглотнул, ожидая свой обед. Хозяин заведения ничего не ответил, лишь развернулся и взяв грязную тарелку, небрежно кинув на неё кусок недоваренной, плохо ощипанной курицы. Свежий хлеб он так же не стал переводить на мертвяка и кинул черствый заветренный кусок. Вода и вовсе была мутной, кажись пойло для лошадей было более прозрачной, чем это.

 

– С тебя три акселя, и жри быстрее, а то кое-кто уже косо на тебя смотрит, а мне не нужны проблемы из-за тебя, – слегка повысив голос и ещё сильнее нахмурив лицо, сказал толстяк.

Путник ничего не ответил. Он положил три акселя и, слегка покрутив головой, чтобы осмотреться, взял еду и направился к свободному, одиноко стоящему в самом углу столу. Всё это время за ним наблюдал один из гоблинов, который уже был навеселе. Его товарищи продолжали бурно обсуждали налёт, но этот видимо был из тех, кто любил встревать в разного рода разборки или затевать драки. Злоба душила его изнутри: глаза наливались кровью, руки тряслись и всё сильнее сжимали кружку эля. А все потому, что путник являлся нежитью, или, как их любили называть, мертвяком. Они пользовались дурной славой. Чернокнижники, демонологи, слуги Танатоса – все эти понятия были присущи служителям тьмы.

Мужчина поставил возле себя подсумок, скромно присел за стол и принялся за трапезу. Ел размеренно и не спеша. Сидя на бочке, он держал строгую осанку, ощипывал кусочек мяса за кусочком и ел маленькими порциями, словно благородный дворянин или граф. В этот момент задира-гоблин ударил кружкой об стол и воскликнул:

– Я не желаю находиться в одном месте с каким-то трупоедом, этим демоническим отребьям, сидящем за тем столом! – кривым пальцем забияка указал на незваного гостя.

– Да оставь ты его, Криж, – пробубнил ему один из гоблинов. – Пусть сидит, жрёт свою падаль, а мы ещё выпьем и пойдем по девочкам, а то уже невмоготу.

– Ну уж нет, либо он сваливает, либо я ему помогу, но уже по-своему.

Резко встав, уродец положил руку на оружие и стремительно направился в сторону путника. Дружки пытались его остановить, но охмелев от выпивки не смогли ничего предпринять. Не отрывая глаз и не обращая внимания на окружающих, он подошёл сзади и, выхватив кинжал, резко воткнул его перед путником. Тот замер, положил кусок мяса на тарелку и проглотил остатки.

– Ну что, нежить, сам свалишь, или вынести тебя вперед ногами отсюда? – вполголоса проговорил он путнику на ухо.

– Мне не нужны неприятности, я лишь хочу поесть и уйти отсюда, – мужчина положил руки на стол и сосредоточился. Сердцебиение замедлилось, а слух обострился.

– Ха-ха, насчёт спокойно – это я не могу тебе обещать, – ехидно ответил гоблин.

– У тебя есть ещё шанс отправится к своим друзьям и продолжить праздновать, но времени мало, я бы сказал, совсем нет, – в его голосе звучала легкая угроза, но в то же время ни один мускул не дёрнулся на лице.

– Ах ты, падаль, вздумал угрожать мне?! Сейчас я отправлю тебя к твоим праотцам и твоей матери-шлюхе! – прокричал уродец.

Схватив резко нож, полурослик замахнулся на обидчика, он сделал это так быстро, что можно было подумать, будто лезвие уже достигло цели, но вдруг незнакомец моментально развернулся вокруг себя и левой рукой перехватил удар уродца, повалил того на стол. Потасовка привлекла посетителей, и они начали окружать место схватки. Медленно достав клинок из-за спины, мужчина приложил кончик орудия к горлу. На лице гоблина появился ужас, руки задрожали, ладони вспотели, и казалось, будто он сейчас потеряет сознание.

– Теперь ты не такой смелый, маленький забияка, – дьявольский взгляд пронизывал беспомощное существо, подавляя его не только физически, но и морально.

– Что ты теперь мне скажешь? Я могу прямо сейчас забрать твою душу, отправить её в мир мучеников, где её будут истязать тысячелетиями, – странник слегка надавил на горло. Из небольшой ранки пошла алая струйка крови, покрывая лезвие ножа. Это жалкое существо не промолвило ни слова, он в буквальном смысле смотрел на свою смерть.

Ситуация накалялась. Но зеваки не осмеливались вмешиваться.

Тут же подскочили дружки гоблина. Они были на взводе, держа при этом в руках оружие: пару кинжалов, ножи, дубина. И настрой их весьма враждебен.

– Опять ты попал в передрягу, Криж? – усмехнувшись, спросил он своего дружка.

Тот ничего не ответил, лишь тяжело сглотнул комок, застрявший в горле.

– Ну ничего, сейчас мы посмотрим, что у этого мертвяка под брюхом, – грозно сказал главарь этой шайки и принял боевую стойку.

Группа уродцев начали окружать стол. Один из них ехидно засмеялся, другой пальцем проверял остроту своего кинжала и угрожающе смотрел в сторону обидчика. Путник оскалил зубы и пристально следил за нападавшими, при этом не ослабляя хватку. Он приготовился к нападению, и до первой атаки оставались считанные секунды, как вдруг…

– Всем стоять на месте, если не хотите отправиться прямиком в могилу, – прокричал на всю таверну хозяин заведения.

Его взгляд озлоблен, зрачки расширены, лицо стало ещё краснее. В руках он крепко сжимал два заточенных тесака, и использовать их намеревался всерьёз. Стремительно подойдя к столу, здоровяк направил один тесак в сторону путника, как бы намекая на то, что незнакомец будет первым, кто умрёт.

– Если ты не отпустишь его прямо сейчас, я изрублю тебя и брошу псам, чтобы они обглодали твои кости.

Странник ослабил хватку клинка и поднял руки вверх:

– Я лишь защищался, он пытался напасть на меня со спины. Это подтвердят окружающие, – мужчина окинул взглядом толпу, но никто не поддержал его.

– Мне плевать. Рожа твоя мне не нравится, своим видом клиентов мне распугиваешь. Ты уберёшься отсюда немедленно, или я тебе помогу, – его угрожающий взгляд вселял уверенность. Он явно не блефует. Если странник не отступит, будут большие проблемы.

Затевать бойню не входило в планы. Необходимо привлекать как можно меньше внимания, и поэтому выбор очевиден. Путник отошёл от стола, где лежал гоблин и вложил клинок в ножны. Компания гоблинов ехидно смеялась, они считали это собственной победой, будто это из-за них соперник сдался и не стал продолжать бой.

Подхватив подсумок, мужчина направился к выходу. Зеваки провожали его взглядом, выливали остатки пойла и кидали корюшки хлеба в спину. Кто-то испытывал недоумение, некоторые просто смеялись и тыкали в него пальцем, но находились и те, кому было всё равно – никто не испытывал к незнакомцу жалости или сострадания.

– Вали, вали по-хорошему. Если бы меня не остановили, я бы разделался с этим мешком червей, ха-ха-ха! – громко смеясь, кричал уродец.

Путника переполняла злоба и ненависть. Но он не подавал виду. Лишь стиснул зубы и нахмурил брови. Глубокая терпимость и самодисциплина отличала его от многих существ.

Выйдя на улицу, он осмотрелся. Наступала ночь, шёл лёгкий снег – начало зимы. Но мертвецы не чувствуют холода. В основном крыша над головой нужна лишь для того, чтобы укрыться от чужих глаз. В поисках такого убежища и нуждался чернокнижник. В таверну теперь ему путь закрыт, искать ещё одно такое сомнительное место не было времени, да и нарваться на очередных задир ему не хотелось. Для ночлега вполне мог сойти амбар, сеновал, курятник или что-то подобное.

Мужчина побрёл по улице, не сворачивая с неё. По прошествии значительного времени на его пути не повстречался ни один житель, который бы приютил или хотя бы показал место, где заночевать. Но вот, в конце улочки, показался полуразвалившийся дом, который давно забросили. Подойдя ближе, чернокнижник зашёл, не раздумывая. Это заброшенная хибара, которая, по всей видимости, давно покинута. Крыша местами просела, либо вовсе разрушена. Стены обветшали, повсюду виднелись трещины, разломы. Пол просел, а доски сгнили, а местами и вовсе отсутствовали. Мебели, либо какой-то утвари и в помине не имелось. Найдя более-менее сухой и чистый угол, незнакомец бросил свои пожитки и присел на небольшой табурет, стоявший неподалеку. Выдохнув, он протёр серые глаза и приступил разматывать лежак. На вид тот казался весьма плох. Серо-болотного цвета, с множественными заплатами, кое-где с чёрными и багровыми пятнами. Расстелившись, путник снял топоры и положил их рядом. Клинок он поместил за подсумок так, чтобы в случае опасности быстро вытащить его.

Глава 1.2 Тильские неприятности

Сон для чернокнижника был не совсем обычным явлением, как для простых существ. Скорее, это напоминало медитацию, либо погружение в так называемый «мертвый сон» –состояние, при котором он мог заглянуть в мир мертвых для пополнения чёрной энергии и общения с духами. А особо сильные маги вступали в связь с демонами загробного мира.

Скрестив руки на груди, мужчина закрыл глаза и начал погружение в сон. Весь процесс сопровождался одинаковыми ощущениями и картинами. В начале наступала гробовая тишина и непроглядная тьма. Затем резкое ускорение переносило дух чернокнижника в потусторонний мир, будто пронося его через межзвёздное пространство, а в дальнейшем у каждого процесс протекал по-своему, всё зависело от цели. Нет, это не та цель, которая отмечена на карте, либо задание, данное высшими чернокнижниками. Это было что-то большее. То, что желал сам маг, самое сокровенное желание, поддерживающее в нем темную энергию, которая необходима для использования черной магии, ритуалов и чтения заклинаний.

Место, где очутился Алистер, было ему хорошо знакомо. Графство семьи Кроули с большим виноградником, который так любила его жена Эльза. Крупные лозы, покрытые утренней росой, отдавали приятной прохладой и легкой сыростью. Дивный запах наполнял легкие и рассыпался в водопаде воспоминаний. Ностальгия заиграла прежними яркими красками. Сорвав парочку плодов, Кроули положил их в рот и начал медленно смаковать. Давно Алистер не ощущал такой палитры вкусов, ибо когда существо становится служителем бога мертвых, все прежние обонятельные или осязательные рецепторы пропадают либо видоизменяются.

Мужчина направился дальше меж лоз. Лучи утреннего солнца согревали тело, а мурашки от прохладного бриза покрывали его руки. Он вдохнул полной грудью и прищурил глаза. Все-таки чего-то не хватало.

– Алистер! Алистер! Ты где? – послышалось между лоз.

– Эльза, я здесь, иди на мой голос, милая! – громогласно воскликнул Алистер.

– Я тебя не вижу, любимый, где ты? – голос становился все громче.

Кроули быстрым шагом пробирался через виноградник прямиком к дороге. Оглядевшись, он увидел её, ту самую, которую любил и любит больше своей жизни.

Это была девушка неземной красоты. Среднего роста, белокурая, с легким румянцем и статной осанкой. На голове красовался венок из полевых цветов. Тело её покрывало лёгкое платье белого цвета с незамысловатым рисунком. Она кружила босиком по лужайке, громко смеясь, зовя своего любимого. Алистер подбежал и подхватил Эльзу на руки, закружив вокруг себя. Девушка обхватила его за шею, смотря в глаза, и не переставала улыбаться. Недолго думая, она прикрыла глаза и нежно поцеловала мужчину. Это были прекрасные моменты прошлого.

Но вдруг небеса разверзлись, а тучи закрыли солнце. Хлынул сильный ливень с пронзительным ветром, пробирающим до дрожи. Настроение Эльзы резко изменилось, оба почувствовали, будто потусторонняя сила решила разделить их. Кроули ощутил слабость и упал на колено. Девушка рухнула из его объятий, прямиком в грязь. Белоснежное платье тут же стало серым, а миловидное лицо покрылось слоем песка и глины. Мужчина не понимал, что происходит, и попытался помочь встать девушке, но невидимый барьер преградил ему путь.

– Что происходит?! – задыхаясь, спросил он. – я не могу дотронуться до тебя!

– Не знаю, милый. Мне страшно! Забери меня отсюда, – она горько заплакала. От холодного дождя посинели губы и затряслись поджилки.

– Кажется, он идёт. Беги, милый, ты уже не поможешь! – Алистер взглянул Эльзе в глаза и приложил руку к барьеру.

– Все будет хорошо. Только не плачь. Прошу тебя, – Кроули встал в полный рост и увидел, как темная фигура в тяжелых доспехах направлялась к ним.

– Не подходи к ней! Ты меня слышишь?! Забери меня! Возьми мое тело и душу! Слышишь. Только не она! – он кричал что есть сил и бил кулаками о невидимую стену. Незнакомец остановился неподалеку и взглянул на Кроули. Вместо ответа он поднял руку и начал сжимать её в кулак. Алистер тут же почувствовал, что его трахея захрустела и начала сокращаться. Стало не хватать воздуха. Он склонился ниц и потихоньку терял сознание, но темная фигура не желала его смерти. Резкое движение рукой, и тело несчастного отлетело прямиком в рядом стоящее дерево.

Разум Алистера помутился от сильного удара. На затылке проступила кровь. В глазах все плыло и сливалось воедино. Мужчина приложил руку к затылку, и она тут же окрасилась в багровый цвет. Кроули вновь и вновь пытался подняться на ноги, но жуткая головная боль и звон в ушах не давали ему это сделать. И когда наконец получилось, он начал двигаться в сторону темного силуэта, который уже стоял рядом с возлюбленной.

– Дорогой, помоги! Я боюсь, не отдавай меня ему! – её голос разносился по всей округе, благодаря чему стало непросто определить, где же на самом деле находится девушка. Но слабый силуэт перед глазами служил ориентиром для графа.

 

Подойдя ближе, Алистер наконец смог разглядеть Эльзу. Она лежала в ногах темного существа, своей ступней он прижал её к земле, да с такой силой, что девушке тяжело было дышать. На лице её читался ужас и полное отчаяние. Эльза молила о помощи и просила не причинять ей боли. Голос охрип от крика, зубы непроизвольно застучали от холода и страха. Увидев любимого, она протянула к нему руку, пытаясь зацепиться за его пальцы, но чем ближе граф приближался к ней, тем слабее он становился, будто сама жизнь покидала его с каждым шагом.

Когда уже казалось, что Алистер добрался до Эльзы, он вновь упал на колени и протянул руку, пытаясь зацепиться пальцами за её ладонь, но ему не хватало всего пару десятков сантиметров, чтобы это сделать. Подняв глаза чуть выше, граф увидел перед собой существо внушительных размеров. Лицо закрывал шлем, через который виднелась пара голубых кристаллов. С головы до ног были надеты массивные доспехи с гравировками в виде черепов и костей. В руках существо держало двуручный меч, на лезвии которого были выгравированы непонятные рисунки и надписи. На конце рукояти виднелась маленькая ангельская голова со слезами на лице.

Латник повернул голову в сторону Алистера. Обхватив рукоять двумя руками и подняв оружие над собой, неприятель сделал резкое движение вниз и проткнул хрупкое тело девушки, раздробив позвоночник напополам. Изо рта хлынула кровь, лицо побледнело и замерло. Сгустки крови вырвались изо рта и окропили землю. Жизнь покидала её тело. Некогда прекрасный цветок вмиг увял. На лице Алистера читался ужас и отчаяние. Он не верил своим глазам: ещё пять минут назад жизнь имела какой-то смысл, и вот его уже нет. И её не вернуть. Ту самую, которую он любил больше всего на свете. Лицо его застыло, лишь горькая слеза прокатилась по его бледной щеке. Граф ничего не боялся, кроме одного – потерять Эльзу, потерять навсегда. Вернуть его в чувство смог лишь голос этого существа, который доносился из-под плотного шлема.

– Алистер Кроули, мы идём за тобой, чтобы забрать то, что ты украл у нас. Мы заберем всё самое дорогое, всех тех, кого ты любил, а потом ты попадешь в чертоги Танатоса, где твоя душа будет пылать в огне мучеников до скончания веков!!! – громогласно произнесло существо.

В этот миг чернокнижник резко проснулся и выхватил клинок. Но вокруг никого не было. Лишь завывающий ветер и легкий снег разносился по развалинам дома. Такие кошмары не редкость, они часто посещали его. Отголоски прошлого никак не могли отпустить графа.

Быстро собрав вещи, Алистер вышел из лачуги. Вокруг практически не было ни души, лишь парочка местных сидела и покуривала на лавке возле небольшого домишки. Путник надел капюшон, поправил подсумок и направился в их сторону. Подойдя поближе, он увидел, как два мужчины в возрасте раскуривали трубку, безмятежно общались и над чем-то шутили. Поравнявшись с ними, странник снял капюшон и положил руку на ремень. Не успел он открыть рот, как оба мужчины посмотрели в его глаза и поприветствовали практически одновременно.

– Приветствуем тебя, незнакомец, – в один голос сказали они.

– Доброе утро, уважаемые, – Алистер слегка удивился: давно его так радушно не приветствовали.

– Куда путь держишь, странник? – забивая очередную трубку, спросил первый.

– Ищу место под названием «Архив», не подскажете, где это?

– От чего ж не подсказать. Не в мудреном месте находится. Два квартала на север, мимо лавки цветочника, потом направо, и к площади прямиком выйдешь. Так вот, на этой площади здание с тремя совами на крышах из белого камня, это и будет «Архив», – взяв трубку, он подкурил её и хорошенько затянулся, выпустив затем дым.

– А сам ты откуда, чернокнижник? И как тебя звать?

– Кроули, Алистер Кроули, – холодно ответил он.

– Не похож ты на простачка, скорее на лорда, но одежды твои лохмотья, руки не бархат, а будто ты на каторге всю жизнь проработал. – усмехнувшись, мужчина снова посмотрел на чернокнижника спокойным и хладнокровным взглядом. Второй так же улыбался, но не произнес ни слова.

– Да, я носил титул графа, но это все в прошлом. Одежды пылятся в поместье, прислуга моя распущена на вольные хлеба, а сам я отрёкся от титула.

– Сильное решение, граф. Не ради ли чёрной магии ты отказался от всех благ человеческих? – нахмурив глаза, он прикусил кончик трубки и снова сделал затяжку.

Чернокнижник не знал, почему всё ещё продолжает болтать с ним. Он и так уже выложил слишком много о себе. Но предчувствие не давало ему просто взять и уйти. Алистер насторожился и максимально сосредоточился, подвох скрывался где-то рядом.

– Именно ради неё, незнакомец, но не для того, чтобы обогатиться или обрести бессмертие. Я преследую другую цель, – Кроули не отрывал глаз от парочки, внутри били эмоции: он не любил поднимать эту тему. Но в данный момент у него не было выбора.

– Ни деньги, ни власть не интересны тебе, остаётся лишь одно – любовь. Я ведь прав, граф Алистер Кроули?

– Ты раскусил меня. Зачем нужны виноградники и замки, когда не с кем разделить все эти блага? – в голосе пронеслись нотки грусти и разочарования.

Трубка вся выгорела. Первый взял её, постучал о ладонь, вытряхнул пепел и остатки табака. Снова прикусил кончик, продул её и аккуратно положил за пазуху. Поправив сюртук, он встал перед чернокнижником и, посмотрев ему в лицо, сказал:

– Что же, пусть дорога твоя будет лёгкой, и ты найдешь то, что ищешь, – он похлопал Алистера по плечу и удалился в домик, второй также проследовал за ним.

Кроули качнул головой и направился по дороге, которую ему указали. На улицах всё также не было ни души. Вокруг всё казалось таким пустынным и бездушным. Дойдя до цветочной лавки, он повернул направо в узкий переулок, где ютился бездомный под грудой тряпок и какого-то хлама. В руке у него болталась бутылка с крепким напитком, где изображался рычащий бурый медведь. Обойдя пьянчугу, он направился дальше по мрачному переулку. На пути попадались захудалые полуразрушенные дома с покосившимися крышами, разбитыми вывесками и неприятными существами, которые слонялись повсюду. Некоторые косились на чернокнижника, поэтому Алистер был настороже. Только богам было известно, что у них на уме.

Но вот в конце переулка показался свет: кажется, это была та самая площадь, про которую говорил местный. Подойдя ближе, чернокнижник увидел большое здание из мраморного камня с тремя совами. На входе виднелись гигантские колонны, на них висели какие-то таблички с позолоченными рамками. Площадь имела форму круга, посередине которого стояла статуя. Приблизившись к ней, можно было прочесть высеченные символы на древнем языке. Смысл их был таков: «Город помнит своих героев», автор Самуэль Тёрн. Вокруг площади рос кустарник с клумбами различных цветов. Но так как сейчас было начало зимы, вся эта красота давно завяла и облетела.

Немного приглядевшись, Алистер заметил стражников, которые ходили по площади: четыре человека стояли непосредственно возле «Архива», двое у статуи, несколько бродили по всей площади. Ему не хотелось привлекать внимание, поэтому граф натянул капюшон посильнее и направился вдоль площади к зданию с тремя совами. Страже, которая бродила в округе, он не особо был интересен, но вот тем, которые охраняли вход в книгохранилище, он показался подозрительным.

– Остановись, незнакомец, и сними капюшон, – строго, но спокойно приказал солдат, положив руку на меч.

Чернокнижник не стал спорить, он снял капюшон и посмотрел своими пепельными глазами на стражника.

– Я что-то нарушил? – вежливо спросил Алистер.

– Пока нет, но я тебя раньше не видел – холодно ответил он, осматривая незнакомец.

– Назови себя, и откуда прибыл?

– Алистер фон брук Кроули, с золотых берегов Айрона, – граф тяжело проглотил ком в горле. Напряжение нарастало. Если сейчас ему устроят неприятности, то не видать ему прохода в «Архив».


Издательство:
Автор
Поделиться: