Название книги:

Призрак-похититель

Автор:
Флориан Бекерхоф
Призрак-похититель

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Florian Beckerhoff, Barbara Scholz (ill.)

NICKEL UND HORN AUF SAFARI

© 2020 by Thienemann in Thienemann-Esslinger Verlage GmbH, Stuttgart

© Гилярова И., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

* * *

Посвящаю Виктору и Леа и всем остальным детям – маленьким детективам


Глава 1. Письмо и много слёз

– Ты готов? – спросила Никель.

– Ну, если надо, то готов, конечно, – проскрипел Хорн.

– Тогда начинай, пожалуйста! Если бы я умела петь, я бы сама спела. Ведь не каждый день человеку исполняется девяносто три года! – попросила морская свинка.

– Подумаешь, всего-то девяносто три! Моей бабушке стукнуло сто двенадцать лет, и она всё ещё была удивительно активной! А наш любимый хозяин теперь только сидит и спит, – ответил попугай.

– Вот именно! – воскликнула Никель.

– Что значит «вот именно»? – уточнил Хорн.

– То, что он человек, а не попугай! Иначе как господин Локон смог бы забрать нас из приюта для животных?

– И из-за того, что наш хозяин – человек, он так устаёт? – недоверчиво произнёс попугай.

Вислоух залаял – он ужасно не любил, когда обсуждали его любимого хозяина. Однако Хорн уже вспорхнул и сел на спинку кресла. Старый сыщик спокойно дышал во сне. Попугай встряхнулся, открыл и закрыл клюв для пробы, а потом загорланил:

 
Капитан, хватит спать и проснись наконец,
Позволь нам сегодня устроить праздник в твою честь!
 

Господин Локон не пошевелился, даже когда Хорн легонько щипнул его клювом за ухо.

– Проснитесь! У вас же день рождения! Поздравляем! – застрекотал он.


Никакой реакции! Вислоух забеспокоился, положил голову на колени хозяина и заскулил.

– Это не похоже на песню-поздравление! – возмутилась Никель.

– Гром и молния! Почему же не похоже? Клянусь бизань-мачтой, мы всегда пели такую песню капитану Трюфелю. Да-да! И он всегда просыпался, когда её слышал, – воскликнул Хорн.

– Но господин Локон – не капитан Трюфель. Зачем их сравнивать? – насупилась морская свинка.

Попугай подумал и согласился с Никель, правда, мысленно. И тут же спел другие строчки:

 
Корабль приплывёт, вкусный торт привезёт,
А мы песню споём и вам чаю нальём!
 

Господин Локон по-прежнему не издавал ни звука. Зато послышался скрежет ключа в дверном замке. Вислоух тут же вскочил и бросился встречать фрау Перламутр.

– Тише-тише! Осторожно! – пропела она. В руках у экономки был огромный торт, а под мышкой она зажала письмо.

– Святые кокосы! Вот я и говорю! – воскликнул Хорн. – «Корабль приплывёт и вкусный торт привезёт!»

– Что? Разве я похожа на корабль? Ах ты невоспитанный пиратский попугай! Знаешь, что твоя песня была похожа на крики стаи ворон? Я даже с лестницы слышала. Ужас какой-то! – возмутилась фрау Перламутр.

– Какой ещё ужас! Конечно, вам приятнее слушать писк волнистого попугайчика, а не моё пение! Я должен был поздравить господина Локона с днём рождения, и я это сделал. Да-да! – ответил попугай.

Вислоух заскулил и потащил фрау Перламутр к старому сыщику. Экономка увидела, что господин Локон крепко спит. Она с удивлением потрясла его за плечо и покачала головой. Что-то было не так! Фрау Перламутр торопливо поставила торт на стол и повесила пальто. Потом встала в позу, откашлялась и запела как оперная певица:

 
Поздравляю с днём рожденья, дорогой наш человек!
 

– Что? Что случилось? – закричал господин Локон и, вытаращив глаза, вскочил с кресла. – Сирена? Пожар? Мы горим?

Фрау Перламутр покраснела, а Никель и Хорн громко захохотали. Вислоух же залаял, защищая экономку.

Старый сыщик постепенно пришёл в себя и огляделся. Он обвёл взглядом собравшихся перед ним домочадцев и увидел торт.

– Ага, – сказал господин Локон. – Если я не ошибаюсь, сегодня у кого-то день рождения.

– Абсолютно верно, господин знаменитый детектив! Очень проницательно! – проскрежетал Хорн.

– Но у кого же день рождения? Для кого этот торт? – спросил старый сыщик.

– Для вас, конечно! Мы от всего сердца поздравляем вас с девяностотрёхлетием, – пропищала Никель.



– Гром и молния! – проскрипел попугай. – Желаем вам хорошего ветра в паруса и всегда семь футов под килем, да-да!

– Всего вам хорошего! Желаю вам счастья и любви, – пропела фрау Перламутр.

Вислоух с облегчением гавкнул и, повизгивая, побежал к двери.

– Ой, беда! Мой любимый зайчоночек, как мы могли забыть про тебя! – торопливо воскликнула экономка и снова надела пальто. При этом на пол упало письмо. Она нагнулась за ним и протянула конверт господину Локону.

– Вот, я вынула из почтового ящика, – сказала фрау Перламутр. – Письмо пришло из Африки: даже там помнят про ваш день рождения!

После этого она торопливо удалилась вместе с собакой. Дверь захлопнулась.

Внезапно в квартире стало совсем тихо. Старый сыщик разглядывал письмо.

– В самом деле из Африки! – воскликнул он. – Почтовая марка не оставляет никаких сомнений.

– Святые кокосы! Значит, вы действительно мировая знаменитость! – проскрежетал Хорн. – Чемпион мира среди детективов! Клянусь бизань-мачтой!

– Весьма загадочно, – пробормотал господин Локон. – Некоторые расследования уводили нас далеко от дома, это точно.

– Карамба, да! Я летал на Канарские острова, чтобы поймать бананового вора! – закричал попугай.



– Вообще-то, мы вместе плавали туда на корабле, – запротестовала Никель. – Точно так же, как на остров Длиних, когда мы спасали пукалку.

– О да, я задал тогда трёпку чайкам! Это было круто! – добавил Хорн.

– Но в Африке мы с вами никогда не были! Наверняка это было до того, как вы взяли нас из приюта для животных, правда? – спросила морская свинка.

– Если бы я мог вспомнить! – грустно вздохнул господин Локон. – Вероятно, я забыл про тот случай. В старости становишься таким забывчивым. Память у меня абсолютно дырявая!

– Вы вовсе не старый! – воскликнул попугай. – Всё помнить просто невозможно, даже слон в расцвете сил не может всё помнить. Ведь если голова полна всякой всячины, то несколько воспоминаний обязательно куда-нибудь забьются, скажем, в уши или хобот.

– У господина Локона нет хобота! – перебила его Никель.

– Тогда воспоминания спрячутся в шее или где-нибудь ещё. Господин Локон, просто прочтите письмо и сразу поймёте, откуда доставать ваши воспоминания, – подсказал попугай.

– Почему ты такой нетерпеливый? – упрекнула друга морская свинка. – Наш хозяин прекрасно знает, что ему делать!

Старый сыщик вздохнул. Он только что проснулся – и сразу столько событий! Господин Локон открыл конверт и вынул из него листок, сложенный несколько раз. Разгладив письмо, детектив надел очки и начал читать.

– Я ничего не слышу! – проскрежетал Хорн.

– Тише! – одёрнула его Никель. – Не мешай господину Локону читать.

Старый сыщик не шевелился и глядел на листок, исписанный ровным почерком. Господин Локон вдруг задрожал, и по его щеке скатилась слеза. Никель уже хотела спросить, что же там написано в письме, но тут в квартиру влетели фрау Перламутр и Вислоух. Пёс сразу почувствовал, что хозяин расстроен, и, заскулив, лизнул ему руку.

– Что случилось? – воскликнула экономка и повернулась к Никель и Хорну. – Что вы тут натворили?

– Мы ничего не натворили! – возмутился Хорн. – Это вы натворили, потому что резали лук и не помыли руки. Ну а потом этими руками схватили письмо.

– Лук? На завтрак? – воскликнула фрау Перламутр.

– Тогда бы господин Локон заплакал раньше, – возразила морская свинка. – Луковый сок остался бы только на конверте.

– Но почему наш именинник плачет? Скажите, пожалуйста, фрау Суперхитрая Свинка? – съязвил попугай.

– Это неважно! В любом случае господину Локону сейчас нужен покой, – заявила экономка, и Вислоух гавкнул, подтверждая её слова. – Дайте хозяину отдохнуть и больше ни слова об этом письме!

Она взяла письмо из рук старого сыщика, убрала его в конверт, а конверт положила в карман фартука. Никель и Хорн ничего не понимали, но решили не возмущаться. Фрау Перламутр всегда заботилась о господине Локоне и была готова ради его покоя на всё. Экономка вложила в руку старого детектива носовой платок и поставила перед ним огромный кусок торта.

Глава 2. Единственный нераскрытый случай

Как фрау Перламутр и Вислоух ни старались подбодрить господина Локона, он весь день молча сидел в своём кресле и даже не притронулся к торту. Несколько раз экономка хотела вызвать врача, но старый детектив останавливал её. Он просто хотел немного отдохнуть.

– Дорогой господин Локон, – уговаривала его фрау Перламутр. – Конечно, грустно стать старше ещё на год. Но зато сегодня вы можете съесть кусочек вкусного торта, который поможет избавиться от любых печалей!

Господин Локон ничего и слышать не хотел.

Никель и Хорн с нетерпением ждали, когда экономка наконец-то уйдёт домой. Они тоже тревожились за господина Локона, ведь он никогда не плакал! Поэтому маленькие детективы должны были срочно выяснить, что написано в том письме. Как только дверь закрылась на замок, Хорн подлетел к Никель, и она забралась к нему на спину. Друзья отправились к старому сыщику. Но тот даже не собирался ничего им объяснять.

 

– Тогда мы сами прочтём письмо, – обиженно прострекотал попугай.

Вислоух тут же заворчал и улёгся в дверях кухни, где висел фартук экономки с письмом в кармане.

– По-моему, Вислоух не позволит нам взять письмо, – пискнула морская свинка.

– Ты думаешь, капитан Трюфель испугался бы собаки?

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Никель.

– Ну, я надеюсь, что тебе придёт в голову какая-нибудь идея. Клянусь бизань-мачтой! Ты ведь у нас умная морская свинка и всегда без проблем находишь выход из любой тяжёлой ситуации, не так ли? – сказал Хорн.

– Вот так всегда! – буркнула Никель. – Сначала ругаешь меня, а потом ждёшь, что я придумаю, как нам быть.

Попугай лишь промолчал в ответ. Он знал, что его напарницу иногда нужно рассердить, чтобы у неё появилась куча идей. Так получилось и на этот раз. Никель неожиданно вскочила на стол, схватила лапками кусочек торта и кинула его в Хорна.

– Гром и молния! Ты что творишь? – заверещал попугай.

– Ачи-бачи-таракачи! – крикнула Никель и кинула ещё один кусочек. Хорн вспорхнул ради безопасности на высокую полку.

– Господин Локон, скажите ей что-нибудь! Что Никель делает? – воскликнул Хорн.

Старый сыщик продолжал молчать. Вислоух рычал, но не двигался с места. Он считал, что это всего лишь отвлекающий манёвр. Пока пёс сторожил вход на кухню, у попугая и морской свинки не было никаких шансов достать письмо.

– У меня склеились перья! – возмущался Хорн. – Кошмар! Никель, что тебе взбрело в голову?

– Я пыталась отвлечь Вислоуха, – ответила морская свинка.

– Ну и что? Зачем ты стала кидаться тортом в меня, а не в собаку, которая не даёт нам помочь господину Локону? – уточнил попугай.




– Считаешь? – отозвалась Никель. – Точно! Именно так я и сделаю. А ты пока что помой перья в ванной.

Хорн ещё какое-то время сидел на полке и пытался сообразить, что имела в виду Никель, а морская свинка снова схватила кусочек торта и повернулась к Вислоуху, у которого уже текли слюнки. Она попала тортом прямо ему в мордочку.

– Шикарная идея! – насмешливо проскрипел Хорн.

– Иди помойся и обрати внимание на открытые окна! – крикнула ему Никель.

– Окна? – переспросил попугай.

– Иди же, не теряй времени!

Пока Вислоух слизывал новую порцию сливок, залепивших ему мордочку, Хорн полетел в ванную и вымылся под подтекавшим краном. При этом он размышлял над словами Никель про открытые окна. Что она имела в виду? Окно в ванной было, как всегда, чуточку приоткрыто сверху, но оно там одно. А морская свинка сказала про окна…

– Святые кокосы! – проскрежетал попугай. – Никель просто гений! – Он тут же выпорхнул в окно, обогнул угол дома и увидел там приоткрытое кухонное окно. Фрау Перламутр считала, что в квартире сильно пахнет животными, и часто проветривала кухню. Как можно тише Хорн сел на подоконник и пролез через щёлку на кухню. Там он посмотрел на лежавшего в дверях пса и подмигнул Никель, чтобы она продолжала отвлекать собаку. Вислоух, несмотря на старость, всё ещё обладал отличными слухом и чутьём. Вот только сейчас ему залепил мордочку очередной кусок торта. ШЛЁП! Хорн воспользовался этим, спикировал к фартуку, выхватил из кармашка письмо и, когда Вислоух зарычал и обернулся, успел нырнуть в кастрюлю с гороховым супом. Но тут на голову пса обрушился новый заряд сливок. Пока Вислоух возился с ним, попугай выбрался из кастрюли и на пути к окну оставил за собой след из горохового супа. Дело было сделано!




Никель ждала Хорна за своим ящичком. Там Вислоух не мог их увидеть да и услышать тоже, если они будут разговаривать шёпотом. Попугай прилетел из ванной с письмом в клюве, и морская свинка почуяла запах горохового супа.

– Бедняга! – воскликнула она. – Сначала торт, теперь суп.

– Ерунда, – проскрежетал попугай. – Клянусь бизань-мачтой! Когда-то приходилось вляпываться и в вещи похуже, чтобы спасти наш корабль!

Он положил конверт на пол. Никель достала письмо, развернула его и стала читать.

– Прочесть тебе вслух? – спросила морская свинка.

– Нет, сверни из него бумажный самолётик! – буркнул Хорн.

Никель сообразила, что попугай, пока они решали проблему с Вислоухом, попал в кучу неприятностей. Морская свинка не стала обижаться и прочла письмо вслух:

– «Дорогой Хольм! Мною найден похититель бессмертия. Он живёт на ранчо Билли Билтонга в Южной Африке. Я отправлюсь к нему. Если ты больше не получишь от меня писем, значит, я в большой опасности. Лишь ты можешь мне помочь! Об этом больше никто не знает. М.К.»

– Это всё? И кто же, интересно, этот Хольм? – задумался попугай.

– Да, больше тут ничего не написано. Но это точно не письмо с поздравлением, это крик о помощи! И автор письма находится в дружеских отношениях с этим Хольмом, – объяснила морская свинка.

– Святые кокосы! Почему ты решила, что они дружат? – спросил Хорн.

– Потому что он называет получателя по имени! – воскликнула Никель.

– Так господин Локон и есть Хольм! И поэтому он заплакал? Потому что он такой знаменитый, с ним многие дружат и нуждаются в его помощи даже в Африке? – уточнил попугай.

Никель снова и снова перечитывала письмо, но всё равно мало что понимала. Господин Локон должен был сам объяснить им, что это значит. И если у них не получилось узнать обо всём до этого, то может стоит попробовать, пока хозяин спит?



Морская свинка посвятила Хорна в свой план, и маленькие детективы дождались, когда Вислоух и господин Локон крепко заснут. Тогда Никель залезла на спину попугая, и они полетели к креслу.

– А что теперь? – проскрипел Хорн.

– Тс-с-с! Тише! Господин Локон не должен проснуться! – зашипела Никель.

– То он должен проснуться, то уже нет! – возмутился попугай. – Может, мне спеть песенку, чтобы господин Локон спал ещё крепче?

– Нет! Только не сейчас! Сиди тихо! – приказала морская свинка.

Хорн не совсем понял, что она задумала, и обиженно отвернулся. Никель подбежала к уху старого сыщика и прошептала:

– Хольм! Хольм! Хольм! Только ты можешь помочь! Отыскать рецепт бессмертия! Только ты можешь мне помочь, Хольм! Южная Африка!

Господин Локон беспокойно заёрзал и отвернулся, словно ничего не хотел слышать об этом.

– Мэри! – простонал он. – Я не могу тебе помочь. Я слишком старый и слабый. Мэри, пожалуйста, прости, Мэри!

– Значит, это леди! – воскликнул Хорн. – И она в опасности!

– Тс-с-с! – прошипела Никель.

– Мы должны её спасти, клянусь попугайской честью! – не успокаивался Хорн.

– Не сейчас! Подожди! – прошептала морская свинка.

Никель снова подошла к уху господина Локона и снова зашептала:

– Кто такая Мэри? Что такое рецепт бессмертия?

– Нет! – тут же закричал старый сыщик. – Я не мог тебе помочь! Единственное дело, с которым я не сумел справиться, касалось именно тебя! Мэри, мне очень жаль! Кто мог украсть рецепт бессмертия? Тогда я не сумел это выяснить, а теперь я слишком стар.

У господина Локона снова потекли по щекам слёзы, и Вислоух забеспокоился.

– Святые кокосы! Конечно же, мы поможем, а не будем плакать, сидя в кресле! – воскликнул попугай.

– Хорн, пожалуйста, тише! Эти слова сейчас ничего не значат! Ведь господин Локон всего лишь говорит во сне! – сказала морская свинка.

– Говорит и плачет! Надо его разбудить! Или самим спасти ту даму, как мы когда-то спасли зверушку Пукки, – продолжал попугай.

– Ты что, превратишься в перелётную птицу и полетишь со мной в Африку? – уточнила Никель.

– Почему это в перелётную? – возмутился Хорн. – Сам я никогда бы не покинул джунгли, да к тому же я приплыл сюда на корабле. Да-да! Поезда туда не ходят, я точно знаю!

– Ну вот видишь? Давай пойдём спать, пока Вислоух не проснулся. А завтра выясним всё у господина Локона.

Наконец Хорн успокоился, перенёс Никель к её ящичку, а сам вспорхнул на жёрдочку. Но маленьким детективам не спалось.

– У меня так дрожат усы, что даже голова кружится, – сказала Никель.

– Так и должно быть, – проскрипел Хорн. – В Африке нас ждёт интересное расследование! Клянусь бизань-мачтой!

Вислоух снова заворчал во сне, маленькие детективы замолчали и с нетерпением стали ждать утра, чтобы наконец-то расспросить старого сыщика.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Поделиться: