Название книги:

Выживальщики 2. Свалка

Автор:
Константин Денисов
Выживальщики 2. Свалка

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 6

Все принялись за еду. Лиана посмотрела на своих и недосчиталась нескольких. Не хватало Игоря, Валеры и Василисы. С некоторых пор команда перестала нуждаться в прямых указаниях к действию. Все примерно знали что должно быть сделано, и если вакансия была не занята тут же брались за работу.

Вот и сейчас, она была уверена, что Игорь решил, на всякий случай, потихоньку присмотреть за бывшими пленниками и, наверное, прихватил с собой Валеру. Василиса наверняка исследует посёлок на предмет скрытых угроз, возможно знакомится с людьми и не исключено, что сидит уже где-то с местными за одним столом и непринуждённо болтает. Остальные за столом, потому что если все разбредутся, то это будет уже подозрительно. А отсутствие троих могут и не заметить. Однако она ошиблась, и по крайней мере Дарий заметил.

– Я не обижаюсь, что твои люди ведут наблюдение, – сказал он Лиане немного погодя.

Она удивлённо подняла брови.

– Вас приехало десять, не считая Элеонору. Троих не хватает. Это нормально. Доверяй, но проверяй.

– Несмотря на почтенный возраст ни зрение, ни наблюдательность, ни разум вас не подводят. Молодым остаётся только позавидовать. Не удивлюсь, если вы уже изучили всю мою команду и знаете кого именно не хватает.

Дарий усмехнулся и кивнул.

– Я управляю общиной. Люди зависят от меня. Да и живу давно.

– Рискну предположить, что вы из первой волны поселенцев. То есть родились не здесь.

– Ты права, я родился на Земле.

– На Земле?

– Да! Только я её почти не помню. Родители увезли меня оттуда, когда мне было восемь лет. Воспоминаний и так было мало, но столетия жизни затёрли и их. Я, кстати, знал твоего деда.

Лиана замерла с куском мяса поднесённым ко рту.

– Не удивляйся. Я знаю многое и многих, да и факты тоже умею сопоставлять. С Фёдором мы были знакомы не очень близко, но были. И здесь он у меня был, перед тем как уплыть. Всё хотел вдохнуть новую жизнь в сопротивление. За ним уплыл твой отец, но с ним я знаком не был и не виделся никогда. Теперь вот ты собралась, думаю по их следам.

– Такое чувство, что в кого не ткни пальцем, то все знают кто я, куда и зачем еду и, наверное, что меня ждёт.

– Нет, что тебя ждёт я не знаю. И советовать ничего не буду. По крайней мере пока.

– А вот от хорошего совета мудреца я бы как раз не отказалась.

Дарий усмехнулся.

– Я подумаю, что тебе посоветовать, – он на минуту задумался, – знаешь, посмотрел я на вас и меня совсем не удивляет, что вы не то что справились с нашими архаровцами, но и сделали это очень деликатно, никого не убив и не покалечив. Просто спеленали как младенцев. Сразу начинаешь верить и в историю про противостояние с охотниками и захваченный корабль. Хотя сначала это воспринимается как байка.

– Где тот секретный провод, по которому передаётся информация между общинами?

Дарий в голос рассмеялся.

– Это знают только руководители и старейшины. Как говорят в таких случаях – слава идёт впереди вас. И, наверное, узнав что вы уехали, много охотников за удачей кинутся искать спрятанный десантный корабль.

– Пускай попробуют найти. Но если даже найдут, думаю, не составит труда узнать кто это сделал и наказать.

– Именно поэтому, я на их месте делать бы этого не стал. И сейчас я серьёзен как никогда.

Дарий отпил из своей кружки.

– Насчёт совета я правда серьёзно подумаю, но мне кажется пришло время поговорить о делах. Расскажи мне, что вам нужно.

– Мы отправляемся в длительную экспедицию, поэтому хотим сделать большие запасы, неизвестно как нам удастся их пополнять. И если мясо и рыбу можно добыть, то вот крупы под большим вопросом. Того что долго хранится нам нужно побольше. Разного. Возьмём что есть. Того что хранится поменьше, но тоже не скоропортящиеся продукты, всякие корнеплоды в основном, наверное чуть меньше. Ну и овощи, фрукты, сыры и другая молочка – на первое время. Чтобы успеть съесть. Хотелось бы закупить тонн пять – десять. В зависимости оттого, что вы можете предложить.

Дарий привычно поднял подбородок и почесал под бородой.

– Раз вы собираетесь покупать подводную лодку, значит деньги у вас есть. Если они перекочуют к Лодочнику, значит со временем перекочуют и в общину. Так устроена экономика нашего региона. Лодочник, как говорят в индустриальных мирах, это градообразующее предприятие. Когда у него есть деньги, вся община начинает жить лучше. Но не всё измеряется деньгами.

– Так что вам нужно?

– Мы живём, как и все, на электричестве. А вот с генерирующими мощностями у нас проблема. Старые ветшают, ломаются, а специалистов чинить и создавать новые у нас нет. Если бы была возможность поспособствовать нам с генерирующими мощностями, то благодарность наша не знала бы границ.

Лиана на минуту задумалась, что-то взвешивая в уме, потом резко встала и направилась к вездеходу. Вскоре вернулась неся за боковые ручки чёрный куб с гранями по пятьдесят сантиметров. Взгромоздила его на стол и нажала кнопку. Высоко вверх выехала длинная телескопическая штанга и достигнул высоты трёх метров наверху разложилась наподобие зонта в большой чёрный круг диаметром около двух с половиной метров. На маленьком экранчике сверху начал прыгать столбик и скакнув сначала на самый верх, потом спустился и начал подрагивать в районе середины.

– Здесь тень, поэтому выдаёт всего процентов пятьдесят. Вообще мощная штука. Солнечная батарея с КПД почти сто процентов. Плюс штанга на ветру резонирует и переводит колебания в электричество, что практически удваивает мощность. Так что, даже ночью может работать. Только накопитель нужен.

– Этого добра навалом, – глаза у Дария азартно заблестели, – а вот накапливать нечего. Это, – он указал на сцену где работала аппаратура, – пир во время чумы. – и немного взяв себя в руки добавил, – морозильные камеры, где мы храним мясо общины, питать нечем. Всё остальное ерунда. Конечно, этот прибор всех проблем не решит, но значительно улучшит ситуацию.

– Осталось только его оценить. Я, честно говоря, даже не знаю сколько за него назначить.

– Зато я знаю. Я вообще с вас денег брать не хотел. Но с морозилками действительно проблема. Так что, эта штука идёт в уплату за всё.

– Прибор конечно дорогой, но не настолько. Мы собираемся довольно сильно ударить по вашим запасам и думаю одной солнечной батареи будет маловато.

– Не волнуйся, голодать мы не будем. И урожай вырастим новый. Будет мало купим. Охотники у нас хорошие есть. Я умею считать и знаю наши возможности. Вы для нас и так много сделали, чтоб ещё торговать с вами по рыночным ценам.

– Но нам то это ничего не стоило. Это было не сложно.

– Лиана, знаешь что главное? Вы взяли на себя ответственность. Как внешняя сила навели порядок и устранили разлагающие элементы. Если бы мы смогли это сделать своими силами, то остались бы недовольные. Ну, там, родственники, друзья, сочувствующие и в обществе мог бы возникнуть раскол. А тут внешняя сила. С нас взятки гладки.

– Но решение кого казнить принимали всё же вы!

– Да, но об этом кроме нас с тобой никто не знает. Я не ответственности боюсь, а раскола в общине. Но это всё, если бы мы сами справились. А на это шансов почти не оставалось. Ситуация вышла из под контроля.

– И вот так, просто, удалив опухоль из нескольких человек, можно всё наладить?

– Да, представляешь? Конечно всё не так просто. Конечно, не все довольны вашим вмешательством. В обществе никогда не бывает полного единодушия. Но весы склонились в другую сторону и те, кто может и хотел более лихой жизни, будут вынуждены жить по правилам порядка. И ведь как от малого всё порой зависит. Этот Джонни, который был у них главный, в детстве тонул. И спасли его случайно, девчонка младше его мимо проходила и вытащила. Он подрос, проявил свои дурные наклонности, начал вокруг себя собирать людей и развращать лёгкой наживой. Постепенно склонил чашу весов на сторону хаоса. Я момент упустил, их со временем вся община бояться стала и противопоставить было нечего. А утонул бы в детстве, и жили бы нормально…

– Ну что ж теперь, детей топить, которые плохо себя ведут?

– Нет конечно! Я вообще не об этом. Я про то, как от одной секунды в прошлом, может зависеть жизнь целой общины в будущем. Пройди девочка там прям вот чуть-чуть попозже, может и не успела бы вытащить. Он её кстати за спасение отблагодарил год назад. Изнасиловал в лесу. Вот тогда-то, чаша весов в его сторону и перевесила. Не смогли наказать, он и почувствовал что всё можно. Трусанули мужики мальца. Он же бешенный был. Неуправляемый. Его или сразу убить, или потом жизни не даст. Убить никто не решился, а просто наказать – мести испугались. Так вот община себе приговор и подписала. Я бы сам удавил гадёныша, да сил нет. Возраст, чтоб его. Даже на этой планете годы берут своё. Не так быстро, но берут. Машку только жалко.

– Кого? – удивилась Лиана, – на секунду показалось что старик потерял нить, но не тут-то было.

– Машку! Девчонку, которая его спасла. У нас таких случаев отродясь не было. На моей памяти этот единственный. Опозорил он её. И вроде бы она не виновата ни в чём, а народ её сторонится. Парни не общаются, девки избегают. Испорченная типа. И как бы не со зла, но так уж повелось. В изгоя девку превратили. А она девчонка хорошая была, жизнерадостная, боевая. А теперь вянет на глазах. Как бы с жизнью не рассчиталась.

Лиана с удивлением увидела в глазах Дария слёзы. Это была неожиданная исповедь, немного понесло старика, и он видно сам это поняв немного смутился.

– Ладно, чего это я! У тебя список то есть, того что нужно? – Дарий протёр глаза рукавом своей хламиды.

– Да, но это я для себя набросала, чтоб ничего не забыть, – Лиана достала сложенный листочек.

– Давай сюда, – Дарий протянул руку, – вы как, здесь, в общине заночуете?

– Да нет, поедем наверное, дел много, – сказала Лиана, решив что закончить всё это лучше на высокой ноте.

 

– Хорошо, понимаю. Тогда мы ваши вездеходы прямо сейчас загружать начнём, а остальное завтра и послезавтра на подводах перевозим.

– Да мы и сами…

– Не обсуждается, – Дарий поднял руку, показывая что спорить бесполезно.

Лиана пожала плечами. Дарий даже на заглянул в список, который она ему дала, но сейчас слегка потряс им и сказал.

– Постараемся в точности выполнить, если чего не хватит, найдём чем заменить.

Дарий медленно встал и, опираясь на посох, направился в ту сторону, откуда в самом начале пришёл. Лиане было неловко от всего этого и она крикнула ему вслед:

– Только не забывайте про здравый смысл!

Он обернулся, посмотрел на неё с улыбкой и ответил:

– Эх, девочка, здравый смысл, это моё второе имя, – повернулся и пошёл дальше.

Лиана подумала что и правда хватит рефлексировать. Дарий не восторженный юнец, который может в порыве снять последнюю рубашку. Если он что-то делает, значит может себе это позволить. Она увидела как он подозвал к себе двух ребят, те выслушали его и бросились к ней. Она сразу поняла зачем. Нажала кнопку и зонт солнечной батареи сложился и уехал внутрь куба. Ребята как раз подбежали к столу и, не дожидаясь пока они начнут объяснять зачем их прислали, она щедро махнула рукой.

– Забирайте.

Те схватили за ручки с двух сторон и поковыляли вслед за старейшиной. Прибор и впрямь был очень тяжёлый. И Лиане стоило немалых усилий принести его, не кряхтя и не сгибаясь. Ей удалось не потерять лицо. А этим похоже было всё равно, по всему было видно, как они надрываются, несмотря на то, что несли вдвоём. Лиана откинулась на спинку стула и улыбнулась. Ей почему-то было очень хорошо.

А праздник продолжался. Люди веселились, причём веселились неистово, словно изголодались по веселью и гуляниям и теперь отрывались на полную катушку. Сёма подошёл и сел рядом.

– Как прошли переговоры?

– Кажется хорошо. Из-за того что всё так удачно складывается, у меня присутствует чувство тревоги. Я жду подвоха. Но может это просто излишняя мнительность.

– Мне кажется что так и есть. Я не думаю что эти люди держат камень за пазухой.

– Вон, похоронная команда возвращается, – Лиана указала на кучку людей идущих с лопатами, – вроде всё нормально прошло.

– Мы долго здесь ещё пробудем?

– Нет. Просто уходить прямо сейчас невежливо. Не будем портить людям праздник. Я сказала старейшине, что мы уедем сегодня. Положимся на Дария. Как только нам начнут подвозить продукты, значит пора собираться.

Откуда-то из толпы появились Игорь и Валера, уселись на свободные места за столом и набросились на еду. Лиана поймала взгляд Игоря и слегка вопросительно кивнула подбородком, тот в ответ пожал плечами. Этот обмен знаками можно было перевести так:

– Что выяснил?

– Ничего заслуживающего внимания.

Отсутствие новостей в этой ситуации само по себе было хорошей новостью. Сразу после того как ребята уселись за стол, встали и растворились в толпе Крис и Сюз. Молодцы. Команда работает. Уроки и тренировки проведённые Лианой за время пути не прошли даром. Народ вообще подобрался сообразительный и инициативный. Лиана огляделась, ища глазами Василису, но пока что не нашла.

Народ постепенно смелел и подбирался к ним всё ближе. Приносили стулья, усаживались рядом, начинали о чём-то расспрашивать. Уже почти все были так или иначе вовлечены в разговоры. Только к Лиане никто не подходил. Наверное, потому что она старшая и её уровень общения это старейшина. Лиана наклонилась к Сёме.

– Пойдём немного пройдёмся. Хочется размяться и осмотримся заодно.

– Давай, – Сёма с готовностью вскочил, – а то сидим тут в центре внимания, все на нас смотрят, не очень уютно.

Лиана взяла его под руку и они, как заправская деревенская парочка, пошли гулять по посёлку.

***

Племя дошло до дороги ведущей от заброшенного города к свалке и, всё так же , тремя группами, пошло вдоль неё. Они дошли до контрольной точки, откуда обычно велось планирование операции и остановились. Все три группы остались ждать в лесу, с Мразотой дальше пошли всего несколько человек. Ближний круг.

Они прошли вперёд ещё метров сто и оказались возле высоченного хвойного дерева. Она сходу полезла наверх. Внизу в стволе были набиты дырки и в них вставлены палки, получалось что-то вроде лесенки, выше лезть приходилось уже используя настоящие ветки, но там где их не хватало вновь были установлены палки. Долезть можно было почти до самого верха.

Мразота добралась до последней крупной ветки и уселась на ней. Это был её наблюдательный пункт. Она достала из поясной сумки небольшую подзорную трубу, разложила и стала смотреть. Там, где горная гряда мусорных терриконов разрезалась широкой просекой, прямо на границе свалки, по центру дороги стоял подарок. Это было странно. Обычно Папа оставлял их гораздо глубже на территории. А здесь выкатил прямо на границу. Но то, что это был подарок, сомнений не было, Гадёныш не ошибся.

Помимо того что оставлен он был в необычном месте, сам подарок тоже был необычным. Он был очень большим. Даже огромным. Видно Инженер, которого они по недоразумению называли Папой, но так уж повелось и ничего поделать было уже нельзя, очень долго его готовил. Он решил вывести противостояние на новый уровень.

У Мразоты под ложечкой неприятно засосало и появилось нехорошее предчувствие. Она подумала, что может не стоит на этот раз связываться. Просто увести племя и забыть. Но как она объяснит это своим людям? Да и Инженер почувствует себя победителем, и следующие подарки начнут уже рыскать по лесу, как уже бывало.

Нет, эту схватку нужно обязательно выигрывать. Если он вложил в этот подарок много ресурсов, то его уничтожение надолго остудит его пыл и даст им время спокойной жизни. Она опять посмотрела в подзорную трубу. Даааа… штука была серьёзная, пока было непонятно даже как к ней подступиться. Но ничего. Может ребята идей накидают. Как говорится – глаза боятся, а руки делают. Она продолжала разглядывать монстра, пытаясь запомнить его во всех подробностях.

Монстр стоял на четырёх гусеничных платформах. Сама форма корпуса была не ровной, со множеством выступов, торчащих стволов, манипуляторов, но если мысленно отсечь детали и прищуриться, в общем была похожа на пирамиду.

Очень высокую пирамиду, четыре угла которой покоились на гусеничных платформах. Два гигантских манипулятора находились по бокам. Это были исполинские руки чудовища. Они были очень длинными и сейчас, в состоянии покоя были упёрты в землю. В одном был зажат остов старого полусгнившего трактора, в другом что-то вроде дубинки из скрученных косичкой рельс.

И как они должны были противостоять ему со своим оружием? Он рельсы вяжет как верёвки и тракторами кидается. Боже, как же ей не хотелось быть лидером и решать эти задачи. Она подумала, что больше всего на свете хочет сейчас залезть дома под одеяло, укрыться им с головой и лежать так вечность. Но это было невозможно.

В голове как будто блеснул яркий лучик. Вспышка осветили разум и погасла. Но она, краешком глаза, успела заметить небольшую идею, которая могла дать надежду. Наверное это называется озарением. Или вдохновением. Неважно как, но она вздохнула полной грудью и вновь взглянула в трубу.

Посмотрела на монстра, потом на горы по бокам от него, потом на уходящую вдаль дорогу. Когда они с ним закончат, им будет чем гордиться. И Мразота полезла вниз, воодушевившись пришедшими в голову мыслями.

К счастью, так происходило почти всегда. Даже когда было очень трудно, когда казалось что выхода нет, на грани полного отчаяния – всегда происходила такая вспышка. Её нельзя было вызвать специально и каждый раз она не верила что всё повториться. Но пока что ей везло. А может везение здесь и ни при чём, просто она была прирождённым лидером.

Спустившись на землю, она сразу начала отдавать распоряжения.

– Праздник продлится гораздо дольше, чем мы думали. Поэтому план такой. Отходим назад в лес и разбиваем временные лагеря. Нам придётся провести здесь не меньше недели. Первые три дня – разведка, изучение, планирование; вторые три дня – провокации и разведка боем; дальше, разворачиваем подарок до конца, чтобы даже болта от него не осталось.Ходить и смотреть на него можно, только очень близко не приближаться и своего присутствия ничем не выдавать. Режим максимальной осторожности. Во всех трёх лагерях обеспечить быт. Нарубить веток для ночлега и укрытия, построить шалаши. Заслать охотников и собирателей, пускай запасают еду. Людей надо кормить. Никто не должен болтаться без дела. Пускай запасаются впрок. Когда начнётся настоящая работа, будет уже не до охоты. Да, и пришлите ко мне Гадёныша, он мне нужен. Выполняйте.

Трое человек бросились в лес, по одному на каждую группу. Мразота повернулась к оставшимся.

– Ну, кто первый полезет смотреть? Интересно ведь? – сказала она и протянула подзорную трубу.

Бешеная Тварь первым выхватил её из протянутой руки, бросился к дереву и стал быстро карабкаться вверх.

– Ах, ты… – крикнула Конченая Тварь и полезла за ним.

– Не подеритесь там! – крикнула Мразота вверх, – а то ещё свалитесь нам на головы, а у нас на сегодня планы.

– Не свалимся! – донеслось сверху.

Глава 7

Гуляния продолжались до самого вечера. Хотя, задолго до их окончания, стали потихоньку подъезжать по одной подводе с мешками и ящиками. Лиана поставили Сан Саныча с Людмилой наблюдать за погрузкой, помечать товар и записывать сколько и чего привезли. На учёт в общем.

Погрузка шла с перерывами и вразвалочку, потому затянулась до конца дня. Лиана подозревала, что Дарий устроил это специально, чтобы они не уехали раньше времени. Если бы гости отчалили, то веселье бы постепенно сошло на нет. Хотя они и не являлись заводилами, но всё равно, всё движение происходило вокруг них. Они были как бы смыслом этого праздника. А старейшине хотелось, чтобы люди нагулялись от души. Чтоб праздник закончился сам по себе, логично, вместе с закатом.

Так и произошло. Когда солнце стало садиться, столы незаметно стали исчезать с улицы, людей постепенно становилось всё меньше и меньше, и под конец остались только самые ненасытные.

Несколько последних столов были сдвинуты вместе, все остатки еды и напитков были собраны на них и самоотверженные гуляки ни в какую не желали расходиться, пока ещё что-то осталось.

Сцену уже разобрали, аппаратуру унесли, музыканты разошлись, остался только один скрипач. Он одиноко сидел на ящике и продолжал играть. Только мелодии уже были не весёлые и заводные, а всё больше лирические и даже грустные. Лиана подумала, что сейчас не в каждой общине найдётся хотя бы один музыкант. А тут сразу несколько.

А скрипку она слышала живьём вообще всего один раз за всю жизнь. Ещё ребёнком, когда они с отцом ездили по делам в какую-то дальнюю общину. Это было очень красиво. Особенно сейчас, когда он играл уже без оркестра. И эти грустные мелодии разрезающие сгущающиеся сумерки заставляли что-то в груди сжиматься в каком-то необъяснимом томлении.

Лиана заслушалась и не заметила как подошёл Дарий и сел рядом. Он слегка прикашлянул, чтобы обозначить своё присутствие.

– Вам очень повезло, у вас столько музыкантов – сейчас это редкость.

– Везение здесь ни при чём. Это сознательная работа. Я всю жизнь, если есть возможность, скупаю музыкальные инструменты. Зачастую совершаю очень невыгодные, на первый взгляд, сделки. Но есть вещи, которые не измеряются деньгами. Большинство инструментов ещё со времён колонизации. Значит очень старые. Редко попадаются завезённые позже. То есть их становится всё меньше и стоят они всё дороже.

– Неплохое вложение капитала.

– Да, но я покупаю их не для этого. Просто… потом уже может и не быть. Те, кто владеет инструментом, обязаны передать своё мастерство. Община их кормит, а они учат других музыке. Двоих музыкантов мне удалось переманить к нам. Скрипача и гитариста.

Лиана взглянула на скрипача. Дарий поймал её взгляд.

– Не этого, это местный, которого он научил.

– Я слышала скрипку только один раз, в детстве, возможно это был тот же самый скрипач.

– Возможно, как знать… он кстати вернулся в свою общину. Научил и уехал. У него там родня, его можно понять. Да и община покрупнее нашей будет.

– Значит вы активно занимаетесь сохранением культуры? Это заслуживает уважения.

– Понятно, что эти навыки не кажутся нужными для выживания. Из скрипки не убьёшь оленя, ей не вспашешь землю, не забьёшь гвоздь. Но это даёт что-то другое, что отдаляет нас от того, чтобы мы начали рыть норы, рядиться в шкуры и мычать вместо речи. А ведь некоторые приходят к этому со временем. Я и сам видел, и мне рассказывали. Одичать, потерять человеческий облик легко. А музыка… вообще, то, что не приносит видимой сиюминутной пользы, на что мы тратим время и силы, но это не делает наши тела более сытыми и защищёнными от холода, а вместо этого заставляет нас испытывать разные чувства, заставляет шевелиться что-то там, – он похлопал себя по груди, – в глубине. Всё то, что можно назвать словом культура, или искусство. То, что дураки считают бесполезным и иррациональным, и отличает нас от животных, и удерживает от одичания.

 

– Да, – поддержала Лиана, – эти навыки легко утратить. А восстановить уже практически невозможно. Если пропустить одно поколение, то потом учить уже будет некому.

– Я видел людей, которые умели играть, но по разным причинам лет сто не брали инструмент. Не было времени, нужды или самого инструмента. Так вот, через сто лет ты уже не сможешь вспомнить. Навык уходит. Всё это очень хрупко и зыбко. Требует постоянной заботы и внимания. Ты просила совет? Он будет простой, но для исполнения сложный. Если ты увидишь что-нибудь такое же – иррациональное и бесполезное, но ты поймёшь, что это элемент человеческой культуры – не проходи мимо, помоги этому, чем бы оно ни было. И со временем это окупится так, как ты скорее всего даже не ожидаешь. Это закон. Так устроен мир. Главное, не жди прямого вознаграждения, а просто помоги.

– Спасибо! Думаю, что мне не сложно будет следовать этому совету, потому что я с ним согласна. Я разделяю ваши взгляды. Но сейчас мне хотелось бы вернуться к более материальным вещам, – Лиана полезла в карман и достала сложенный вчетверо лист бумаги, – мы тут записывали, что вы нам даёте. И вот здесь уже справедливостью и не пахнет. Один генератор не покрывает этого ни в каком случае. Вы нам загрузили двадцать ящиков тушёного мяса. Этот продукт долго хранится и нам очень подходит. Но это очень дорого. Даже пустые банки сами по себе уже большая ценность для общины. У вас что, свой стеклодув?

– Не поверишь, но да! У нас стеклодув есть.

– Это дела не меняет. Одни банки уже целое состояние. Почти целый вездеход загрузили мукой. Мы на муку вообще не рассчитывали. Она очень дорога, пшеницу трудно выращивать незаметно, она сразу выдаёт расположение поселения. Не все вообще за это берутся.

– Мы придумали способ, – Дарий улыбнулся.

– Учитывая, что это далеко не все продукты, которые нам понадобятся, я даже предположить боюсь, что вы нам ещё привезёте. Всё это мы не можем принять просто так. Я просто чувствую что мы, как банда грабителей, просто обираем общину и бросаем на голодную смерть.

– Ну, грабители обычно не упираются и не отказываются забирать добро, – усмехнулся Дарий.

Лиана взяла с соседнего стула свёрток и протянула Дарию.

– Мы хотим заплатить.

Это был прямоугольный кусок кожи с кармашками, в которые были вставлены прутки золота. Десять прутков по сто грамм. Скатаны в трубочку и завязаны шнурочками. Такую расфасовку золота использовали при совершении крупных сделок. Дарий никак не отреагировал.

– Здесь килограмм.

– Я знаю, я вижу цвет кожи, да и без этого могу понять сколько золота в свёртке. Но это дела не меняет. Я не занимаюсь благотворительностью и не хочу вреда своей общине. Да и из ума надеюсь пока не выжил. – он улыбнулся, – конечно, тебе было бы проще заплатить, чем чувствовать себя в долгу перед нами. Так что, как видишь, я не такой уж и щедрый. Но чтобы тебе было проще, так и быть, обозначу условия. Я хочу оставить за собой право обратиться к тебе с просьбой. Не сейчас, как-нибудь. И не смотри скептически. На этой планете можно понять когда ты состаришься, но нельзя понять сколько ты проживёшь стариком. Я уже давно живу в таком состоянии. И как знать, может быть проживу ещё не одну сотню лет, – он сделал паузу, – а может и нет. Но просьбу от меня может передать и кто-нибудь другой. Поскольку просьбы пока нет, я не могу взять с тебя обещание её исполнить. Ведь ты же не знаешь что у тебя попросят. Честно говоря я и сам не знаю. Но я хочу, чтобы ты дала мне честное слово что постараешься. Это мне кажется хороший компромисс, который жёстко тебя ни к чему не обязывает.

– Да, и очень похоже на уловку, чтобы не брать денег.

– Недооценивать себя, ничем не лучше чем переоценивать. Иметь в союзниках, а тем более в должниках, тебя с твоими людьми – это дорогого стоит. Ты просто сама пока не понимаешь своего веса в нашем обществе. Видишь, из-за твоего упрямства мне пришлось раскрыть тебе все карты и возможно теперь сделка не покажется тебе такой уж выгодной. Ну да ладно. Как будет, так будет.

Дарий встал и собрался уходить.

– На этом простимся, я уже еле на ногах держусь, день был долгий. Удачи вам в наших начинаниях, – он повернулся и сделал шаг, но остановился и добавил, – возможно я обращусь к тебе с просьбой быстрее, чем мы оба думаем, как знать, жизнь полна неожиданностей, – опять повернулся и медленно пошёл опираясь на свой посох.

– Спасибо вам за всё! – сказала ему вслед Лиана.

Он не оборачиваясь поднял руку, что наверное означало пожалуйста, и пошёл дальше. Лиана сидела и задумчиво смотрела ему вслед. Сема подсел к ней.

– Вид у тебя, надо сказать, озадаченный.

– Понимаешь, десять минут назад мне казалось, что мы обираем бедных местных жителей и вывозим последнее что у них осталось, а они из страха перед нами выгребают всё из своих закромов. А теперь у меня чувство, что меня облапошили как наивного простачка. Скорее всего ни то ни то не правда. Но старый лис напустил туману и совсем сбил меня с толку.

– Должен сказать что я подслушивал.

– Я знаю.

Сёма не смутился.

– Так вот, а если нет никакого тайного смысла? Если всё так, как он и сказал.

– Возможно, но интуиция говорит об обратном.

Лиана встала.

– Пора ехать, уже совсем темно. И Элеонора вон совсем извелась.

Жена лодочника и правда себе места не находила. Она боялась, что муж придёт и будет волноваться. Ведь информация в записке была тревожная. Да и покормить его надо. Потому что сам он, когда работает, то забывает об этом.

– По машинам! – крикнул Сёма и те, кто ещё стоял на улице в ожидании, тут же полезли внутрь.

***

Первые три дня всё шло по плану. Разведчики выполняли указания Мразоты и исследовали пространство вокруг нового монстра. По большому счёту, они знали эти места как свои пять пальцев, но в этот раз, были более чёткие инструкции на поиск определённых мест и вещёй, которые могут понадобиться.

Иногда начинало казаться, что эта гигантская штука вообще не работает, но вдруг случайно сорвавшийся камень или грохнувшая в завалах железка приводили его в движение, и он резко дёргался в ту сторону. Но ни разу ничего не предпринял. Не выстрелил, не кинул, даже не сдвинулся с места. Наверное, пока не была установлена реальная цель, он воспринимал все эти звуки, как помехи в эфире.

Это было хорошо, может благодаря этому никто из разведчиков не пострадал. К исходу третьего дня план был готов, и все необходимые места и ресурсы для его реализации найдены. Было пора переходить ко второй фазе. Она была более активная и более рискованная. По сути, нужно было вступить в затяжной бой, целью которого была не победа, и даже не изматывание противника, а отвлечение его внимания, для того чтобы подготовить плацдарм для настоящей битвы.

Все уже были проинструктированы и знали, что им нужно будет делать. Работать будут по сменам, чтобы не прерывать процесс, который они должны завершить за трое суток. А сейчас все получили команду спать. Кроме часовых разумеется.

Мразота лежала на мягких листьях и смотрела в небо. Ночь была неожиданно тёплая, но она чувствовала, что уснуть ей не удастся. Поворочавшись около часа, она встала и пошла пройтись. Часовой её сразу заметил и махнул рукой, она поприветствовала его в ответ. Ноги принесли её к наблюдательному пункту. Вздохнув, она полезла на дерево. В темноте этого делать не стоило, но она не нашла убедительных доводов, чтобы не лезть.

На самом верху она устроилась на ветке и достала подзорную трубу. На дороге, среди двух огромных гор мусора была густая тень и трудно было что-то различить. Очертания механического монстра с трудом угадывались. Всё было на месте, но, в тоже время, что-то было не так. Мразота напряжённо вглядывалась в темноту, глаза потихоньку привыкали и начинали различать всё больше деталей.


Издательство:
Автор
Поделиться: