Название книги:

Сердце академии магии

Автор:
Наталья Владимирова
Сердце академии магии

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Конец августа оказался щедрым на теплые солнечные деньки, и я торопилась от души насладиться ими, пока не пришли в нашу область обещанные метеорологами дожди и похолодание. В аптеку заглянула случайно, просто встретился по пути новый киоск и вспомнилось, что не за горами осень, а с нею и моя извечная демисезонная простуда. Самое время пополнить домашние запасы лекарств.

Капли в нос, спрей в горло, сироп от кашля и жаропонижающие таблетки. Что еще? Ах да! Витамины и антибиотик. Кажется, запаслась на все варианты развития неизбежного осеннего заболевания. Покинув аптеку, я все еще мысленно перебирала покупки, пока наконец не заметила, что вышла в незнакомый парк.

Деревья плотной стеной обрамляли усыпанную желтой хвоей и прошлогодней листвой дорожку. Густые неподстриженные кусты почти скрывали от глаз высокую траву. М-да-а-а… Запущенное местечко. Похоже, я умудрилась выйти через черный ход. Нужно вернуться, иначе с моим топографическим кретинизмом еще долго буду плутать в трех соснах, пытаясь найти путь домой.

Я развернулась на сто восемьдесят градусов, но увидела все то же самое: деревья, кусты, трава. И никакой аптеки! Закрутилась в разные стороны в надежде, что просто просмотрела дверь, из которой вышла. Но нет. Ее не было. Ничего не было, кроме дикого леса вокруг меня.

Теперь понятна причина неухоженности «парка», который совсем не парк. Как я сюда попала? Шагнула в черную дыру? Про такие часто говорили в телевизионных программах о сверхъестественном. Но кто же во всю эту чушь верит?

Стараясь не уходить далеко от того места, где только что стояла, прошлась по тропинке вперед и назад.

– Лю-у-у-ди-и-и!!! – Или что обычно кричат, когда теряются? «Ау»? Глупо, ну да ладно. – А-а-ау-у-у!

Эхо разлеталось вокруг, но цели не достигало. Не было здесь никаких людей. Жаль, конечно, но главное, чтобы и дикие звери не водились. Что маловероятно, судя по тому, как безбоязненно сновали по ветвям белки и совершенно игнорировали меня многочисленные птицы.

Ну почему я именно сегодня забыла мобильник дома? Навигатор сейчас бы совсем не помешал.

Солнце неумолимо заходило за горизонт. Скоро стемнеет. Есть ли смысл стоять на одном месте и ждать, пока кто-нибудь да найдет меня? Особенно если учесть, что никому нет дела, где я, кроме начальства, разумеется, которое вспомнит про мою рабочую единицу лишь в понедельник утром. Или все-таки стоит двинуться по протоптанной дороге? Получается, кто-то же здесь иногда ходит, раз существует проторенный путь.

Соберись, Даш! Как обычно ориентируются на местности? По солнцу. А где оно находилось на момент, когда отправлялась в аптеку? За спиной. Ага! Значит, стоит идти в обратном направлении. Вперед и с песней! Я бодрым шагом устремилась навстречу ускользающим лучам по незнакомой тропинке. Рано или поздно, даже не сомневалась, она выведет меня к цивилизации, а там, на худой конец, такси вызову.

Но ни через час, ни через два желанной цивилизацией даже не запахло. В потемках выбралась к скошенному ржаному полю и рухнула в первый попавшийся сноп. Уснула мгновенно. А открыла глаза на рассвете. Кто-то настойчиво дергал меня за рукав.

– Уважаемая, проснись, вот принесло же дурным ветром, – монотонно бурчал недовольный голос. – Уважаемая, уже утро, делать мне больше нечего, как нянькаться со всякими. Уважаемая…

Щурясь, я уставилась на бородатого дядьку, не оставлявшего меня в покое. Где это я? На улице? Неужели так наклюкалась, что до дома дойти не смогла? Глупости. Сроду не пила лишнего. Да и вообще я вчера… Вспомнила! Я заблудилась!

– Подскажите, пожалуйста, как выйти из леса? – Я схватила мужика за руку, отчего бедолагу перекосило.

Да, не стоило так резко, но вчера уж больно я перенервничала в вынужденном одиночном путешествии.

– Подскажу, конечно. – Мужичок попытался отобрать собственную конечность, но так деликатно, что из этого ничего не вышло. Наконец он перестал дергаться и предложил: – Пойдем, уважаемая, до деревни тута недалече, но у меня еще работы непочатый край, поэтому хорошо бы поспешать.

– Как скажете. – По-прежнему крепко держась за мужскую руку, чтобы, не дай бог, не исчез мой добровольный проводник, выбралась из снопа, отряхнулась и расплылась в широкой улыбке, тем самым продемонстрировав готовность немедленно выдвигаться в путь.

Правда, мужичок среагировал не так, как я ожидала, – нервно передернулся. Ну да, нечесаная, неумытая и в помятой одежде, я совсем не прелесть, но ничего не поделаешь. Он вон тоже не Аполлон в своем староверском прикиде. И куда это меня вчера занесло?

– В Светлонию ты попала, уважаемая, – принялся разъяснять мужчина, словно подслушал мои мысли, торопливо ведя за собой по краю поля, при этом нет-нет да настороженно оглядываясь, как если бы ожидая с моей стороны подвоха. – Страна наша так называется. Тута рядом Белогония – город, тебе, значить, туда надобно.

– Зачем? – из вежливости поинтересовалась я и лишь через несколько секунд осознала, что географические названия какие-то странные, незнакомые.

– Ну так закон у нас в Светлонии таков – все попаданцы должны быть немедля направлены в ближайший город, а тама уже и определены в учение. Ближайший отсюдова город с магической школой – Белогония.

– Чего? – Он сейчас о чем?

– Того. Жить, говорю, теперь ближайшие пять лет будешь в школе магии. Иначе нельзя. Всех, кто нарушает закон, отправляют в тюрьму, будь то попаданец, отказавшийся идти куда велено, или местный житель, не направивший его по нужному пути…

– Подождите, какой попаданец? – перебила я, уверенная, что ослышалась.

– Из другого мира. – Ну точно, мужичок либо с вечера перебрал, либо успел перегреться на солнце.

– Из какого другого? – Лучше его не нервировать и делать вид, что верю каждому слову. Я предусмотрительно отпустила мужскую мозолистую руку.

– Да из любого, – самозабвенно вещал мой проводник, довольно потирая освобожденную ладонь. – Попаданцы – они разные бывают. Из какого мира выпал, там уже нет человека.

– И много у вас попаданцев здесь? – Я чуть отстала, устанавливая между нами солидную дистанцию. В случае чего успею удрать от помешанного.

– Вот как раз здесь, в нашей деревне, нет, ты четвертая на моей памяти, а так школы и академии полнехоньки. Наш Гзон такой, принимает из разных мест пропавших людей. Ты вот шла-шла да зашла незнамо куда. А на самом деле выпала из своего мира, а тут наш – оп! – и тебя принял к себе. Теперь уж туточки твой дом. Привыкай, уважаемая, приспосабливайся, притирайся. Главное, законы не нарушай.

Что-то мне уже кажется, перегрелся на солнышке вовсе не мужичок. Может, я в аптеке чем надышалась?

– А с чего вы взяли, что я – попаданец?

– Попаданка, – поправил меня спутник. – Одежа на тебе странная, незнакомая. Волосы вон стриженные не по-нашему. Говоришь странно. Явно из чужого мира.

Не нравится мне все это. Неужели правду говорит?

– А обратно никак нельзя?

– Кто ж знает, нельзя или можно. Вот учебу закончишь, и сама все уразумеешь. Но я не слышал, чтоб кто-то вернулся в свой мир, все здесь как-нибудь да устраиваются.

– Но я хочу вернуться! – Даже остановилась и притопнула ногой.

Мужичок отпрыгнул от меня в колючие кусты и оттуда принялся осенять себя незнакомыми знаками, по-видимому, обережными. Глаза его при этом выражали неподдельный ужас, будто я сказала или сделала нечто зверское и крайне жестокое.

– Вы чего это, мужчина? А? – осторожно поинтересовалась, пытаясь одновременно оглядеть себя, не выросли ли у меня рога и копыта. А то как еще объяснить его странное поведение.

– Ты это, девка… – погрозил мужичок пальцем, вылезая на дорогу и снимая с себя репьи, – не балуй. У тебя сила немереная. Пока не отучилась, силой не наловчилась пользоваться… В общем, веди себя прилично.

– Какая сила?

– Знамо дело какая – магическая. Из-за нее вас и отправляют всех на учебу в срочном порядке, пока нечаянно не накуролесили.

– «Нас» – это попаданцев?

– Ага. Вот отучишься, силой в полной мере овладеешь, государству за науку послужишь – и живи себе как пожелается. Богатой и знатной можешь стать. Своих-то магов на Гзоне немного рождается. Потому и повелел наш глава всех попаданцев к делу пристраивать, чтоб не разбазаривать силу, а на пользу государству прилаживать.

– Знаете… уважаемый, – я попробовала непривычное обращение к мужчине, и мне оно понравилось, – кажется, вы немного ошибаетесь. Нет у меня никаких магических сил. И никогда не было.

Мужичок беспечно махнул рукой:

– Это у многих так. В своем мире не было магии, потому и ощущать ее не научены. А при переходе все наделяются хотя бы крупицей. Придешь в школу, там и разберутся знающие люди, что да к чему.

– В школу? Так кто меня туда возьмет? Мне двадцать один год!

– В магическую как раз в этом возрасте и отправляются, не волнуйся. И шагу прибавь, уважаемая, а то до вечера не доберемся. Мне ж еще урожай убирать надобно.

На самом деле несколько полевых участков и обрамляющий их лес мы миновали довольно быстро. И часа не прошло, по моим ощущениям, а я уже стояла на пригорке и выбирала дорогу из двух предложенных вариантов.

– Вот по этой пойдешь, – объяснял мужичок, – к вечеру до самого города доведет. Вишь, вдалеке его шпили торчат? Стражникам на воротах скажешь, что в школу магии, тебя направят дальше. А хошь, зайди сначала в деревню, вот по этой тропе будет Ахово. Там тебя накормят, может, кто в город собирается, тогда и подвезут – быстрее выйдет. Выбирай, уважаемая, а я свой долг исполнил. Прощевай.

– Спасибо и до свидания! – крикнула уже в спину уходящему проводнику, имени которого так и не узнала.

М-да. И снова я оказалась одна. С сомнительным выбором: либо топать пешком на голодный желудок в город, либо навязываться местным жителям, обременяя их лишним едоком и попутчицей.

 

Несмотря на заранее испытываемую неловкость, выбор я сделала в пользу деревни, страшась снова заблудиться в одиночестве. А потому решительно шагнула на уходящую под горку тропу и почти сразу наткнулась на ребятню, собирающую в пролеске ягоду. Какой тут шум поднялся!

– Витаг! Витаг! Попаданка туточки!

– Не может быть!

– Точно! Самая настоящая!

– Выська, не трещи, не спугай гостью. Говорят, иномирные бывают нервными да буйными.

– Сам закройся! Она тихая.

– И спокойная.

– И красивая.

– Да не, худая больно, видать, из бедного мира к нам свалилась!

– Ага, на выкормку!

Шумной гурьбой ребятишки меня обступили и принялись рассматривать. А я – их. Чудная одежда, незнакомые имена. Румяные веснушчатые рожицы с любопытством заглядывали в глаза, но разговаривали только между собой.

– А магичить она уже умеет?

– Да кто ж ее знает.

– Я слышал, что при переходе силой наделяются.

– Ух ты… Может, она того? Юньку вылечит?

– Юньке уже не помочь, а вот Юстасу могла бы, наверное.

– И Веньке не мешало бы… Хотя он почти здоров.

Мне надоело быть бессловесным экспонатом, и я решилась заговорить с детьми первой:

– Привет! Я Даша.

Мой дружелюбный настрой привел ребят в восторг.

– Я Выська! Я Витаг! Я Ронька! Я Горлик! Я Крежик! – наперебой принялись представляться мальчишки и девчонки.

Разумеется, запомнить каждого я оказалась не в силах, а потому разговаривать предпочла со всеми сразу:

– Очень приятно. А не подскажете, где здесь ближайшая деревня?

Детвора уставилась на меня удивленно, а кто-то даже захихикал. Оказалось, что я не дошла по тропинке буквально несколько шагов. Но дети этот факт восприняли с большим удовольствием, прониклись важностью миссии и дружно повели в свое поселение. В отличие от мужичка, они от меня не шарахались, хватали за руки, волосы, одежду. Что-то постоянно спрашивали и рассказывали, пока самый старший паренек, лет десяти, не шикнул на малышню, с серьезным видом заявив, что утомили.

– Мне бы перекусить да попутчика в город найти, – обратилась я к старшему мальчику, на что тот деловито кивнул:

– Ща все будет.

Стоило нам появиться в деревне, мальчишка крепко взял меня за руку и целенаправленно повел к аккуратному домику с расписными ставнями.

– Теть Марта! – крикнул он еще от забора, и на крыльце появилась немолодая женщина со следами прежней красоты на лице. Ее, казалось, шатало от усталости, тусклые волосы выбивались из спутанного комка, собранного шпилькой на затылке, а в глазах застыли безнадежность и горе.

– Я вам магичку привел! – сообщил с толикой гордости мальчишка.

А Марта всплеснула руками и устремилась ко мне, но, не дойдя несколько шагов, рухнула в пыль на колени и взвыла дурным голосом:

– Не откажи в милости, мэдью! Заклинаю всеми богами, которым ты поклоняешься! Прошу не за себя, за родное дитятко!

Я мелкими шажочками стала отступать от ненормальной тетки подальше, но мой маневр быстро пресекли – мальчишка заступил дорогу со двора, а Марта вцепилась обеими руками в штанину джинсового комбинезона, продолжая голосить.

– Прекратите это безобразие! – наконец не выдержала я, напуганная неадекватным поведением взрослого человека.

Женщина замерла и – о чудо! – замолкла. Блаженная тишина! Боюсь только, ненадолго.

– А теперь спокойно и внятно, пожалуйста, расскажите, что вы от меня хотите. И встаньте…

Та нехотя поднялась, вцепившись теперь в мой рукав намертво. Прямо как я недавно, когда боялась потерять мужичка, выведшего меня из леса.

– Дочка умирает, вылечи, уважаемая! Рабыней твоей верной стану, прошу, подними на ноги… – Тетка опять уж собиралась на мне повиснуть и заголосить, но я ее опередила:

– Почему вы решили, что я могу помочь? Я не врач и не волшебник.

– Ты – магиня!

– Ни разу!

– При переходе тебе дана сила.

– Я ее не чувствую.

– Это не важно. Главное – захоти помочь, и у тебя все получится.

Как у нее все легко – «захоти помочь»! Если бы все проблемы так решались!

Пока мы общались с женщиной, на крыльце появились три бугая. Под два метра ростом, широченные в плечах, на руках играют перевитые венами литые мышцы. Глазом не успела моргнуть, как меня взяли в кольцо и шаг за шагом повели в дом.

– Ладно, – сдалась я, – посмотрим, что у вас случилось.

Марта радостно устремилась вперед, таща меня за собой:

– Дети играли в прятки, и Юнечка свалилась в старый колодец на окраине. Никто и не заметил поначалу, а когда хватились – не сразу нашли. Долго она пробыла в ледяной воде. Юстас, соседский мальчишка, нашел да никому не сказал, сам полез спасать. Понятное дело, тоже не удержался. Вень постарше, поумнее, сначала отправил малышню за взрослыми, а уж потом сам сунулся. В общем, тому, что все трое заболели, никто не удивился. Но наша травница смогла лишь Веню помочь, он почти не дохает. Юстас с постели не поднимается, кашель его страшно душит. А Юнечка моя сутки глаз не открывает, горячая, словно головешка, травница сказала: уже не спасти! – Женщина залилась слезами, а я уставилась на девчонку лет семи, лежащую на разобранной постели.

Дышал ребенок тяжело, с подхрипами. Бордовый цвет лица. Сосульки свалявшихся волос разметались по подушке. Жалко-то как бедненькую! Но что я могу? Я не врач! Я не разбираюсь в медицине!

Шарахнулась в сторону и наткнулась спиной на одного из местных «терминаторов».

– Ты это, лечи-лечи, – подвинул меня легонько плечом в направлении кровати детина, и я едва не полетела на умирающую, хорошо за руку другого амбала успела ухватиться.

Обернулась и оглядела маленькую душную комнату, забитую людьми. Тут собрались не только уже знакомые мне здоровяки, Марта и сопровождающий меня пацаненок, но еще и пожилой мужчина, две старушки, а также тетка, которую я про себя обозвала «плакальщицей», так как завывала она знатно, да еще приговаривала нечто прощальное и горестное.

– Вы что здесь все делаете? – не удержалась я.

– Так родственники же, – пояснила Марта. – Ближайшие.

– И что?

– Ну как же, это братья родные, волнуются за сестру. – Культуристы местного розлива слаженно поиграли бровями и мышцами, показывая, что вытурить их из помещения мне не удастся. – Это дедушка, – продолжала знакомить меня с семьей Марта. – Двоюродные бабушки и крестная матушка нашей бедной деточки. А вот этому сорванцу здесь действительно делать нечего.

Женщина потянулась было к мальчишке, но тот ловко увернулся, показал всем присутствующим язык и, распахнув ставни, выпрыгнул в окно.

Я попыталась вдохнуть поглубже, но воздуха в комнату по-прежнему почти не попадало из-за тяжелых темных штор. У меня закружилась голова и запершило в горле.

– Прекрасно. У вас дружная семья и любящие родственники. Думаю, магиня вам вовсе не нужна.

– Как же так? – растерянно пробормотала Марта, уже готовая поверить в мое всемогущество. – Без вас нам никак не справиться. У вас магия, а мы просто люди…

– Тогда спрашиваю еще раз: что вы все здесь делаете?

– Поддерживаем? – неуверенно предположила женщина.

– Кого? Девочка, как мы видим, без сознания, а я как-нибудь обойдусь и без вашей поддержки.

– Я не оставлю мою крошечку с этой подозрительной особой, – тут же подала голос одна из старух, и вторая ей поддакнула. Крестная матушка прибавила плаксливых причитаний, а дедок неразборчиво заворчал.

– Либо я магичу без вас, либо вы лечите девчонку без меня, – выдвинула я ультиматум в надежде, что, оставшись без лишних свидетелей, смогу придумать выход из сложившегося положения.

– Ты это, – решил припугнуть меня один из качков, – занимайся делом, а не выпендривайся.

– Не могу. Я еще не научилась владеть силой, а уж при таком скоплении народа мне и вовсе с ней не справиться.

Похоже, отговорка получилась логичной. Во всяком случае, парень задумался, почесал макушку, после чего выдал:

– Вы это, – кивнул родне, – выходите тогда.

Начался жуткий гвалт. Все спорили, пытались перекричать друг друга, но троица атлетов технично вывела родственников одного за другим, после чего и сами качки покинули комнату, напоследок грозно поиграв бровями, предупреждая меня, чтобы не дурила, а честно занялась волшбой.

Оставшись в одиночестве, ну, не считая ребенка в бессознательном состоянии, я первым делом распахнула шторы, впуская в помещение свежий воздух. Вот так-то лучше! Обвела глазами фруктовый сад. Судя по знакомым плодам, в этом мире тоже приближалась осень.

С ума сойти, я – попаданка. Внутри все бунтовало против насильственного переселения. Да, пришлось поверить, что действительно попала куда-то не туда. А как тут не поверишь, когда и одежда, и разговоры, и жизненный уклад людей этой деревеньки – все указывало на иной и неизвестный мир? Только смириться никак не получалось. И вовсе не потому, что у меня дома остались родные люди или друзья, на самом деле даже кошку завести я не удосужилась. Просто чувствовала себя подкидышем, оказавшимся ненужным даже собственному миру. Грустно.

В себя привело ощущение пристального взгляда. Долго искать причину не пришлось: под ближайшей яблоней обнаружила одного из братцев. Ясно, сторожат, чтобы не сбежала. Небось и у дверей охрану выставили. Попробовать, что ли, в самом деле поискать в себе эту силу?

Усевшись на пол, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Увы, напряжение снять получилось, а вот обещанных магических сил или каких-то необычных способностей ощутить не вышло. Ошибочка произошла, господа-товарищи, переход оказался неудачным. И что же мне теперь делать? С медициной я сталкивалась лишь во время самолечения, так как начальство не терпело рабочих, смевших уходить на больничный, – их просто вежливо просили написать заявление по собственному желанию. Я же за работу держалась всеми руками и ногами, а потому каждый «сопливый» сезон самостоятельно, без врачей, выкручивалась, запасаясь лекарствами и употребляя в соответствии с прилагаемыми инструкциями.

Точно! И как я с самого начала не догадалась? У меня же сумка набита медикаментами! Правда, я не знаю, как отреагирует детский организм этого мира на мои препараты, но попробовать стоит, девчушка умирает, и других шансов у нее просто нет.

Прикоснулась ко лбу больной и тут же отдернула руку. Вот это температура! Для начала, думаю, следует сбить жар и дать антибиотик. Позабыв про усталость и голод, я принялась методично выпаивать больную водой и менять компрессы, в промежутках подсовывая то или иное лекарство изредка приходящей в себя девочке.

Нужно отдать хозяевам должное, все то время, что я находилась в доме Марты, обращались со мной крайне уважительно и услужливо. По первому же требованию приносили воду, полотенца и даже по собственному почину – для меня еду. В общем, людьми оказались хорошими и приветливыми, а то, что поначалу действовали напролом, так это от испуга за жизнь малышки, прекрасно понимая, чем грозит, согласно местному законодательству, задержка попаданки на пути к учебному заведению.

Мои старания порадовали положительным результатом – жар стал медленно, но верно спадать, а девочка – приходить в себя. Лечение медикаментами творило с организмом чудеса. Через несколько дней Юня уже ела как не в себя и рвалась на улицу к приятелям, а все благодарное семейство готово было сдувать с меня пылинки и носить на руках.

Второй заболевший, Юстас, оказался сыном старосты. Мальчика лечить мне не пришлось, я лишь дала родителям лекарства от кашля и объяснила, как их применять.

Признательность жителей деревни можно было черпать полной ложкой. Меня не знали куда усадить и чем накормить, вгоняя в краску и смущение. Поэтому, когда одна семья одолжила телегу с лошадью, а другая – качка из троицы «терминаторов», я вздохнула с облегчением и отказываться не стала.

Устроив шумные проводы, меня довели всем Ахово до главной дороги и еще долго махали платочками вслед, а ребятишки бежали за телегой и желали множество приятностей в школе магии и отличных баллов, которые позволят мне в будущем стать величайшей магиней на свете.

Наконец деревня все-таки скрылась за лесом, а самые упорные мальчишки отстали и повернули домой. Я устало откинулась на сено, устилавшее дно повозки, и уставилась в небо.

– Ты это, – подал голос мой сопровождающий, – не серчай на нас. Мы ж от всей души. Вот. Из благодарности.

– Поняла уж, – усмехнулась я, рассматривая пушистые ватные облака над собой. Странно. Мир другой, а небо ничем не отличается от привычного, родного.

– Ежель не ты, то это, потеряли бы мы Юньку, – чуть помолчав, продолжил парень, видимо решивший всю дорогу меня развлекать словами признательности.

– Мм… Напомни, будь добр, как тебя зовут?

– Вельс.

 

– Точно! Вельс. Неужели в вашем мире только травницы и бывают? – перевела я разговор на нейтральную тему. – А доктора, лекари, врачи?

– Как же, лекари есть, магией лечат, – с удовольствием подхватил общительный парень. – Но они в городе, и вызвать их стоит очень дорого. А толку, как правило, никакого: пока доедут, и лечить-то уже, это, как бы некого…

– И у вас на всю деревню одна травница?

– Одна, и та немолодая. Правда, смену себе готовит, и то хорошо.

– И что же, в деревне, кроме трав, никакого другого лечения нет?

– А какое другое может быть, если одаренных своих не имеется? Да и был бы маг – сбежал бы.

– Отчего же? Люди плохо относятся?

– Да что ты! Его бы на руках носили! Но это, чуть сила у кого обнаружится, так сразу учиться отправляют. А там уж после учебы редко кто возвращается в родные места.

– Почему?

– Магические услуги – дорогие. В деревнях не с кого драть три шкуры. Денег особо ни у кого не водится. А кто ж, это самое, за спасибо захочет работать?

– Как плохо.

– Да нет. Деревенский народ выносливый. Редко мы болеем, нас сквозняком да дождичком не возьмешь. Не особо здесь маг и нужен. В редких случаях… Как в этот раз… Кто ж мог подумать, что дети в колодец полезут…

– Получается, не маг в деревне нужен, а быстрый доступ к магу? – сообразила я.

– Хм… А и верно. Если всей деревней скинуться и, это, поставить портал для быстрого хода, совсем недорого выйдет. Зато уйму забот можно было бы решить.

«Вот что значит свежий взгляд на проблему!» – хотелось сказать мне, но Вельс опередил:

– Вот что значит голова магини!

Я промолчала. Ну серьезно, какая из меня магиня? Приподнявшись на локте, оглядела округу и забыла, о чем шел разговор. Дело в том, что видневшиеся до того на горизонте шпили высоких городских построек Белогонии пропали. Куда ни глянь – всюду поля и леса. И ни намека на жилые поселения. По позвоночнику побежал парализующий холодок страха. Ладони стали липкими от пота.

Что мужичок мне втолковывал по прибытии? Про обязанность местных жителей не мешкая проводить попаданца в учебное заведение. Если прознают про мое недельное пребывание в деревне, в тюрьму попадут чуть ли не все жители: кто препятствия чинил, кто молчанием потворствовал беззаконию. И какой выход из сложившегося неприятного положения? Правильно: прикопать иномирянку где-нибудь в лесочке и забыть обо всей этой ситуации.

Вельс что-то весело болтал, подгоняя лошаденку, а я накручивала себя всевозможными страшилками о том, как сейчас… нет-нет, вот прямо сию секунду… или, быть может, за тем поворотом, парень все-таки набросится на меня и…

Накаркала. Набросился. Но не Вельс.


Издательство:
АЛЬФА-КНИГА
Книги этой серии:
Поделиться: