Название книги:

Некро

Автор:
Олеся Витальевна Козлова
Некро

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 16

– Ха…! Кто же ты такая, Айли Мива? – тяжело дыша, произнес весь в поту Ханг, упавший на колени. Сердце так билось, что были видны колебания тела и вен, идущих по горлу. Маска юноши треснула на лице, превратившись в прах, развеявшийся по церкви и обратившийся в ничто.

– Пора прекратить этот фарс и стереть с лица Земли еретика, проникшего в Святую Обитель. – держась за правое плечо, которое выглядело обгорелым от огня, прищурившись, гневно произнес архангел.

Люцифер выглядел весьма потрепанным и уставшим: нижняя губа была рассечена, как и брови. Золотистые волосы поблекли от темной пелены дыма, темно-синие глаза выглядели чересчур холодными (в них была налита злоба). Роясь в мантии раненной рукой, архангел достал фальшион, сверкнув лезвием. Собрав все силы, Люцифер занес руку и собирался нанести удар.

– Стой! – крикнула я, преграждая путь архангелу руками. Скажу точно, что не подумала, что фальшион может насквозь разрубить меня, как топор мясо. Но Акира вовремя остановил руку, опрокинув оружие и потеряв сознание. Создав сферу из воздуха, я смягчила соприкосновение головы парня с каменным полом.

– Отвечай, где правитель народа Хигаши? – повернувшись резко к Хангу, у которого была тяжелая отдышка, спросила грубо я.

Парень язвительно улыбнулся и сплюнул кровь, которая запекалась у уголков рта. Не выдержав наглости Ханга, взяла парня за шиворот и припечатала к стене. Схватив пальцами подбородок Лиу, я громко и отчаянно закричала:

– Как ты мог?! Даже после всего, что ты натворил, учитель Вейж беспокоится о тебе!!! Не смей служить Тоирисе, не смей оставаться равнодушным к людям!!!

Глаза Лиу сначала взволнованно и испуганно забегали, но потом парень отвернулся и равнодушно сказал:

– Страхи – это все, что держит меня в человеческом мире. Если бы не людские переживания и страхи, то не было меня. Отчаяние…

Ударив Хенга по щеке со всей силы и схватив за волосы, приподняла челку, скрывавшую глаза, и раздраженно сказала:

– Отчаяние – это то, что хочет видеть Тоириса, а не ты! Неужели Лиу Хенг не имеет собственных желаний и целей? Хотел оживить мать? Ради кого? Ради нее? Или себя? Ты – эгоист, которые ищет простые пути для достижения целей! Но стой! У тебя нет целей!

Только после того, как разозлила парня, я смогла увидеть то, что скрывалось под маской: точно такие же уродливые, налитые злобой и кровью, глаза, в которых не было зрачков. Только зияющая бездна, которая тянула и манила к себе, вытягивая душу. Ударив ногой по моей коленной чашечки, Ханг вырвался и прыгнул на стену. Образовав водоворот в центре храма, Лиу достал шпагу и нарисовал букву «Р», целясь в голову Люциферу, который спал на полу, изредка подёргиваясь. Я создала воздушную сферу и направила на архангела, чтобы защитить.

– Не получиться, тварь! – злобно крикнул Лиу, щелкнув пальцем. Образовалась змейка из дыма, которая обволокла мое тело, перекрыв доступ к магии. Так вот кто поставил три защитных купола и не давал использовать магию на корабле… Черт, этот выскочка бесит! Как бы то ни было, нужно поймать Хенга и узнать информацию о хранителе Восточных Врат. Но магия не подчиняется телу…

– Довольно! Evanescunt! (от латин. – «исчезнуть»). – раздался поблизости знакомый голос.

В дверях храма стояла Хефина и целилась в голову рыжеволосому. Но девушка была не одна. По всем четырем углам церкви рассредоточились архангелы и держали оружия наготове.

– Нуала. – крикнула Аин. Блаанид кивнула и начертила быстро круг, в который села и пронзила стремительно грудь сариссой. Быстро заморозив кровь, девушка вытащила копье из тела и коснулась острием земли, по которой побежала ледяная змейка, двигавшаяся к Лиу.

Противник ухмыльнулся, а потом истерически засмеялся, ядовито сказав:

– Вот же…, твари…. Неужели не понятно?! Сила, которая растет с каждым днем и столетием, это смертельное оружие. Хоть понимаете, что мне более двух тысяч лет?! Конфуцианство зарождалось тогда, когда мне было 12 лет. Думаете, под силу одолеть столь сильного бога?!

После слов Хенг обернулся против своей оси и повернул ледяную змейку на Хефину, испуганно посмотревшую на отраженную магию. Пока Лиу отражал удары и занимался самолюбованием, контроль над магией, которую наложил на меня, немного ослаб. Не дожидаясь, я создала два меча и наступила на лезвия, встав, как на лыжи. Отдав мысленный приказ, помчалась к парню, не заметившему противника.

– Отдаешь тело, отдаю душу. – прикоснувшись правой ладонью к затылку Лиу, на полном ходу произнесла я, прыгнув на спину парня и обхватив ногами. Тем самым перекрыла поток магии.

Хенг от неожиданности вздрогнул, поняв, что я начала копаться с памяти и забирать жизнь.

– Достаточно! Уходи. – скинув меня со спины Лиу, сказал черный силуэт. Накрыв темной дымкой Хенга, силуэт и Лиу исчезли. Только сердце нервно забилось, почувствовав присутствие кого-то знакомого. Тот запах, что оставил неизвестный… Мята и яблоко… Сантери?! Точно! Дымка была очень похожа на магию Джуны.

– Твою же налево! Источник информации все-таки ушел…! Теперь точно не найдем ключ от Западных Врат. – цокнув языком, недовольно сказала Хефина, внимательно разглядывая разрушенную, теперь и изнутри, церковь.

Я улыбнулась довольно и бодро произнесла:

– Вообще-то, координаты успешно получены… Пока враг отбивался, то ослабил защитную систему, перекрывшую доступ к мозгу, а собственно, к памяти. Когда человек расслабляется или отвлекается, то мозг перестает реагировать на окружающую среду, концентрируясь на чем-то одном. Следовательно, открывается «отсек», ведущий к памяти. Когда не контролируешь тело, не контролируешь мысли.

Аин прищурилась и настороженно спросила:

– Тогда почему враг не достал этот ключ, если знает место, где находится Ниши?

Хефину, которая смотрела на меня, передернуло. Затем девушка с широко открытыми глазами начала ходить вокруг и всматриваться во что-то.

– Все предельно понятно, ангелы мои. Не достаточно знать место. Нужно знать, как открывается вход в обетованные земли. Эти подлецы хотят облегчить жизнь, дождавшись, пока проход кто-нибудь другой откроет. А так, как Тоириса в курсе того, что мы тоже ищем ключ, дожидается удобного момента и делает милость сделать первый ход врагам. – слабо встав на ноги и облокотившись о Нуалу и Меинвен, сказал спокойно Люцифер. Архангел язвительно улыбнулся, посмотрев в сторону дверей, за которыми все еще находились Арн и Иэрос.

– Стой! Не двигайся! – резко закричала Хефина, с разбега набросившись на меня и прикрыв рукой голову.

Взрыв! Взрыв рядом с тем местом, где я стояла. Если бы не Аяна, то мощная волна расщепила тело на молекулы. Теперь-то от храма действительно ничего не осталось: стены рухнули, стекла разбились на нескончаемое количество осколков, свечи растаяли, а лавочки сгорели дотла. Дым от пепелища был таким густым, что не хотелось открывать глаза. Искры, которые сверкали из-под горящих обломков, поднимались ввысь и рассеивали тьму. Было ощущение, что тьма сражается с тьмой. Только не виден был исход этой битвы, ведь когда черное смешивается с черным, то получается самый темный на свете цвет или оттенок.

– Метка Фауста. – слабым голосом проговорила Хефина, лежавшая на мне и державшаяся за бок, который окрасился в алый цвет. Сколько уже архангел пролил за сегодня крови? Разве это справедливо?

– Черная тень, что спасла Хенга, поставила метку великого чернокнижника на твоей ауре…, – откашлявшись, сказала Меинвен. – Хефина заметила поздно. Но лучше поздно, чем никогда. Если метка стоит на ауре, значит, при перемещении, аура еще на какое-то мгновение остается на прежнем месте, находясь в воздухе, в отличие от тела. Плюс, Аяна – далекий потомок Фауста. Поэтому без труда может перекрыть наполовину магию.

– Не время валяться, пора двигаться к Ниши. – послышался недовольный голос в тумане.

Ветер, что так лениво подталкивал дым, резко стал усиливаться и поднимать пепел, загоняя в воздушные вихри. В серости появился отблеск фиолетовой ленты, развевающейся на ветру. Рубашка, залитая кровью и усыпанная грязью, красиво и резво пыталась слететь с тела юноши с длинными пепельно-серыми волосами, которые были растрепаны. Лента выскочила из перебинтованных рук силуэта, несколько раз сделала сальто и приземлилась нежно на мою голову. На ленте были инициалы: «А. Э.».

– Тебе не стоило вставать! – обеспокоенно крикнул Минотавр, подбежав к силуэту. Но юноша резко развернулся и указал на место, где располагалось сердце. Тогда Иэрос молчаливо опустил голову и медленно кивнул.

– Магнит заработал. Не знаю, почему в это время… Не знаю, почему меня тянет непонятно куда… Но нужно не допустить, чтобы враги достали ключ и окунули Землю в такой хаос, который окружает нас сейчас… Люди должны жить, а не страдать из-за разборок потустороннего мира. Давайте предотвратим конец света и… спасем этого дурака – Сантери! – стирая прозрачную слезу со щеки, отважно и серьезно произнес Арн, крепко сжав лук.

– Брат, ты чертовски прав! – послышался рядом знакомый голос, после которого задребезжал воздух.

– Только не… – прищурив глаза, недовольно произнес Люцифер, доставая фальшион.

– Это не обязательно, Люциферушка. Не будь таким негостеприимным. – бодро и весело, приобняв раненного и недовольного архангела, сказал брюнет с голубыми глазами. Парень был одет в красный кожаный костюм из облегающего материала. Чем-то форму Синей Звезды напомнило. Только красного цвета.

– Эрно?! – крикнула я прямо в ухо Хефины от неожиданности. Регнер подмигнул и улыбнулся, произнеся довольно. – Ждали помощь? Я так люблю Айли, что даже и секунды прожить без нее не могу! Тем более, у Ивера есть много полезной информации, которую Эрни успешно раздобыла в…

После имени Эрнесты, которое было сказано в нелюбимой форме девушки, Регнер успешно отправился в небо, сверкнув вдалеке, словно звезда.

– Сколько… раз… говорить…? Не называй меня так!!! – сквозь зубы проговорила недовольно блондинка, поставившая на землю основу для палатки, которая сама себя собрала. Несмотря на недовольство, Эрнеста дружелюбно обняла меня, сказав, что беспокоилась и рада, что все в порядке.

 

– Эти двое… – почесав затылок револьвером, который поднес ко рту, сказал спокойно Ивер. Парень нажал на курок, выстрельнув в сигарету, мгновенно зажег и удовлетворенно облокотился о Минотавра.

Посмотрев на ребят из отряда Красной Звезды, душа заликовала. Из глаз потекли слезы радости. Ведь так важно знать, что с дорогими тебе людьми ничего не произошло. Даже показалось на долю секунды, что прежние времена вернулись обратно. Что сейчас подойдет Сакура и вальяжно раскроет веер. От одной мысли тело грелось и радовалось, но холод и пустота заставили возвратиться в реальность.

– Айли. Скажи, пожалуйста, координаты. – прервал мои мысли Эрно, чесавший затылок, где росла громадная шишка.

Но как я скажу координаты, если в голове лишь последовательно всплывают картины? Вроде подсказка есть, а вроде и нет. Сейчас не хватает Амора, ведь именно этот парень умеет мысли читать. Тогда, думаю, вступив в контакт с Далией, которая является живой «Википедией», смогли определить точное местонахождение.

– Правда в том, что ни широты, ни долготы я не получила от Хенга. Только приблизительные картины, которые описывают путь к непонятному озеру… Озеро находится около горы и делится на две части. Только не могу понять, какие именно. Из одной половинки выходит пар, а другая – блестит, словно лед… – виновато посмотрев на парня, сказала я.

Так неловко. Особенно, когда говоришь, что знаешь, а на самом деле и понятия не имеешь, о чем говорить и как лучше объяснить. Это похоже на то, если человек обещает другому быть вместе навсегда, но через день уезжает, ничего не объяснив. Регнер растерянно покосился на капитана Красной Звезды.

– Кажется, я знаю это озеро… Бэйдэйю… Озеро двух драконов. – грустно произнес Акира, расстегивавший пуговицы на рубашке, которая оказалась под мантией. Архангел тяжело дышал.

– Хорошо. Тогда позволь узнать, в какую сторону лететь? – активировав большой компьютер, сказала удивленно Эрнеста. Архангел усмехнулся, сильно закашляв. Изо рта Люцифера хлынула кровь.

– Это не хорошо…, – совсем не удивившись и посмотрев на ладонь, сказал Акира голосом одинокого человека. – Скажу только одно: мы не полетим, а пойдем пешком. Боюсь, даже корабли СИРИУСа не способны лавировать между зарослями лиан, в гуще джунглей. Озеро Бэйдэйю – магическое озеро, которое можно увидеть, лишь заслужив этого…

Девушки-архангелы устало переглянулись, тяжело вздохнув. Да, уж. Похоже, этот мучительный и обессиливающий день еще не скоро закончится…

– Тогда, позволь узнать, как мы пойдем? – настойчиво повторила свой вопрос Эрнеста, изменив конец предложения.

Архангел закрыл глаза и поднес указательный палец кверху, а затем указал на небольшой кусок острова, который при суматохе никто не заметил.

Разумеется, островок находился далековато от нашего места расположения. Вода, что недавно бушевала и окрашивалась в цвет заката, стала темно-синей и смывала с разрушенного полуострова всю грязь, что впиталась в траву. От нее исходил запах свежести, который прекрасно дополнял прохладный ветерок. Казалось, что мы находимся на небольшой льдине, что плывет по течению. Именно льдина хорошо отражает тех людей, что решили сдаться и идти на поводу у Судьбы. Тот, кто позволяет тело нести в ту сторону, куда стремятся тела других людей, совершенно не старается пробовать что-то новое, ограничивая себя рамками законов и морали.

Есть те, кто остается на одном месте, постепенно тая и сливаясь с водой. Именно такие люди не вмешиваются в конфликты, обходят проблемы стороной и теряют самих себя, позволяя поглотить темной сущности остатки светлой. Это те, кто запер душу на замок, в надежде уберечь сердце от новой боли. Однако, потом они из этой клетки не смогут выбраться никогда и останутся там навсегда, забыв о таких чувствах, как «любовь» и «надежда».

Последний тип – льдины, что плывут против течения. Воины, эксцентричные люди, борцы и отчаявшиеся. Глупцы, что заставляют сердце умирать от жажды справедливости. Несогласные с поставленным жизненным сценарием. Что толку бороться, если вода намного сильнее какого-то куска льда? Пусть даже айсберг, и то, он тоже со временем поглощается водой. Волны стесывают его, обтачивая, словно камень. Каждая волна шепчет и говорит, что против системы ни один не может пойти и изменить мир под себя.

Вот и архангелы, и Красная Звезда, и Синяя Звезда (без командира) вынуждены считаться с приказами Судьбы, что подготовила такой сценарий, что даже Американские горки выглядят куда более безопасными и распутанными.

– Сегодня переночуем в палатке, а с первыми лучами солнца поплывем к острову. – прервав мои мысли, строго сказала Эрнеста, собрав компьютер. Девушка хорошо разбиралась в этой непонятной магической технике. Увидев серьезность намерений девушки, архангелы кивнули, а потом затряслись от холода.

– Прошу. Проходите в палатку. Там есть тепло, вода и еда. Не стойте на холоде. Здесь больше нечего ловить. – расплетая волосы, которые подбирал и трепал ветер, сказала грустно Асдис.

Да, настроение у всех было подавленным. Было ощущение, что воины сдались и захотели оставить все, как есть. Было бы логично перестать бороться и встать в сторону от разборок, найдя укромное место и дождавшись исхода боя. Однако, не обладатели инородной силы ли в ответе за свой дар? Возможно, нести на плечах груз десятилетиями довольно сложно…, этого людям не понять. Да, и мне пока тоже… Но если имеешь больше, чем другие, то нужно делиться и отвечать за это.

К тому моменту, как стемнело, архангелы улеглись в спальные мешки, предварительно отмывшись от грязи и поев. Эти небесные создания выглядели очень усталыми… и одинокими, несмотря на то, что сражаются в одной команде. Да, они друг другу доверяют и в бою, и просто… Но о дружбе не шло и речи. Архангелов объединяла общая печаль и боль. Отношения строились именно на этом… Зная о схожем роке… Роке, что отличался лишь рамкой, в котором было аналогичное с другими содержимое. Ивер, Эрно и Минотавр спали тоже, правда это выглядело забавно: первый спал в обнимку с револьверами и иногда засовывал дула в рот. Как же надо любить пистолеты… Эрно спал с открытым ртом, изредка бормоча что-то во сне обо всем, что только можно. При этом брюнет катался от одного конца палатки в другой. Иэрос спал сидя, сложа руки на груди. Выглядел, будто охранял спящих людей от врагов. Эрно докатился до Минотавра и положил голову на ноги, сладко засопев.

Я же не могла уснуть и ворочалась, как уж на сковородке. Поняв, что не сомкну глаз, решила краем глаза взглянуть из палатки на лунный свет, который был так прекрасен. Серебряный диск отображался в темной воде, переливаясь. Посмотрев на рябь на воде, вспомнила, как из-за ошибки Хенга, чистая вода в пруду так резко поменяла оттенок. Жаль, что не могу спасти того мальчика чье желание унесло множество жизней. Учитель, простите…, но черную душу уже не перекрасишь в белую.

– …этого не предотвратить, Арн. К сожалению, вирус не остановить. Если клетки разрушаются у регенерированного, то значит, хозяин теряет силу и умирает… Даже силы Мивы не хватит, чтобы предотвратить смерть Джуны… Если только одна сторона любит, а вторая лишь терпит эту любовь, то будущее потеряно, как и сама жизнь. А Сантери не любит Айли… По правде, его сердце давно уже ничего не чувствует, судя по анализу Белой Звезды и бывшей главы СИРИУСа. Соул сказал, что Титаны не допустят исполнения пророчества: связь между Мивой, Эйлертом и Сантери должна быть разорвана, а хранители Врат Азазеля, как и враги, должны сгинуть…, забрав ключи с собой на Тот Свет… Прости… – послышался шепот Эрнесты, которая тяжело вздыхала и плакала.

– За себя и Джуну я не беспокоюсь. Ибо Даркнесс с самого начала сказал, что сила и судьба хранителей Врат не определена…, но склоняется к уничтожению больше, чем к помилованию. Наши души были прокляты, когда зарождался Мир… Поэтому каждую реинкарнацию Титаны решают: казнить или помиловать, – прижав голову девушки к груди, сказал спокойно Арн. – Они думают, что с каждой реинкарнацией вероятность Хаоса снижается…, но нельзя предугадать конец истории, пока не прочтешь книгу и не доверишься писателю. Но самое ужасное… Я – ужасен тем, что пообещал дорогому человеку спасти Джуну…

Что это??? Почему Арн и Эрнеста такое говорят??? Руки задрожали, в горле застрял ком, а тело готово было вылететь из палатки, чтобы обо всем расспросить и наивно предположить, что слова, сказанные ранее, всего лишь шутка… Но неправильно будет… Неправильно… Вор будет выглядеть глупо, если после ограбления пойдет и сдастся с поличным. Кое-как подавив крик, разрывающий тело и душу, закрыла глаза и прижала колени к груди, впившись ногтями в кожу. А потом провалилась в сон.

Глава 17

Солнечный луч обжег глаза, опухшие от слез и тяжести прошлого дня, просочившись через щель в палатке. Подавив желание еще чуть-чуть поспать, резко скинула одеяло с тела и встала на ноги, почувствовав кончиками пальцев невероятный холод. Разлепив веки, осмотрелась и поняла, что стою в палатке одна. И этот холод… Быстро надев штаны, схватила катану и выбежала из укрытия, занеся меч за плечо, приготовилась к удару.

– О, наша королева проснулась! – помахав весело рукой, сказал бодро Эрно, стоя у края островка. Посмотрев на мой грозный вид, парень выпучил глаза, а затем рассмеялся.

– Ты думала, что без тебя уедем, глупышка? – подойдя и погладив ласково меня по голове рукой, спросил умиленно Регнер. Тогда в голову пришла мысль: может повторить «удар Эрнесты» и отправить друга в полет? Смущенно переведя взгляд на землю и опустив меч, я скинула ладонь Эрно с головы и фыркнула. Регнер лучезарно улыбнулся и накинул что-то мне на плечи.

– Надень! Тут стало очень холодно. – поправляя шубу, которую накинул на плечи, сказал заботливо брюнет.

– Спасибо, – все еще смущаясь от собственной оплошности, сказала тихо я. – А почему тогда стало холодно?

Парень указал пальцем на воду, которая стало совершенно иной. Рябь на воде пропала, будто совсем перестала двигаться и омертвела полностью. А от нашего островка до того, куда должны отправиться, шла тоненькая, едва заметная дорожка изо льда. На тропинке стояла лодка, вылепленная из пластика. По центру лодки располагалась мачта и небольшой парус из грязной и прожженной ткани.

– Пока ты спала, Люцифер принял решение соединить все способности архангелов и некромантов, создав эту конструкцию. – гордо произнесла Эрнеста, которая закуталась, словно на Северный Полюс собралась. Правда, шуба, вязаный шарф и милая шапочка придавали девушки все равно изящность и грациозность. Даже глаза сияли.

Увидев Асдис, сразу вспомнила диалог девушки с Арном, поэтому принялась быстро рассматривать пластмассовую лодку. Ибо мои глаза сразу нервно забегали, а утренняя тупость на лице сменилась озадаченностью. Жажда узнать правду была настолько велика, что вопрос, вертевшийся в голове, застревал в горле, периодически вырываясь наружу. Приходилось кашлять, чтобы не начать говорить, или вообще молчать и кивать.

– В основном работали С5. Здесь некроманты бесполезны. – положив руку на мое плечо, сказал спокойно Арн.

Волосы друга были сегодня заплетены в косу, поэтому можно было рассмотреть и найти то, о чем говорили прошлой ночью. Может, на шее? Ведь, думаю, голова – это главная часть того, откуда функционирует жизнь у оживленного человека. Ибо сердце уже не работает и не подает кровь. Хотя, у некромагии Джуны совершенно непредсказуемая сила и последствия. Возможно, создавая жизнь умершего правителя Западных Врат, Сантери смог как-то сохранить сердце парня… Но, тогда почему у самого Джуны сердце отсутствует? Здесь что-то недоговаривается… Секрет Сантери намного глубже, чем кажется на первый взгляд…

От прикосновения Эйлерта я вздрогнула и чуть не взвизгнула от неожиданности: каждый нерв был напряжен, заставляя мозг испытывать стресс и давление; благо, успела вовремя закрыть рот руками. Но друг, все равно, не понимая данной реакции, вздернул брови и резко убрал руку.

– Холодные… Руки у тебя, Арн, холодные. Надень перчатки…, – потерев место, где лежала рука Арна, сказала с улыбкой я. – Слушай, почему сегодня волосы заплел в косу? Решил сменить внешний вид?

Недоверчиво покосившись, Эйлерт кивнул и перевел взгляд на Эрнесту. Девушка стояла в лодке, рассматривая изнутри. Эрнеста искала недочеты и дыры в конструкции.

– У тебя локон выпал из косы… – заметив непослушную серебряную прядку, сказала я, прикоснувшись к голове друга.

Пару мгновений и разум мгновенно перенесся в сознание Эйлерта. Странно, но кроме темноты ничего видно не было. Обычно появляются образы, ну, или хотя бы едва заметные очертания, дымки.

 

– Ту-дум! – раздался сильный и отчетливый звук, исходящий где-то издалека.

– Сердце! – застыв от неожиданности, проговорила тихо я, заслонив ладонями рот. Затем тьму стали прорезать красные нити, переплетающиеся между собой, словно паутина. На нитях образовывались шипы, которые извивались и создавали глубокие дыры. Из дыр сочилась красная и теплая кровь, льющаяся прямо мне на ноги.

– Тик-так! – стала различать наряду с сердцебиением еще один звук, который перебивал стук. Осмотревшись вокруг, заметила золотой свет, к которому, как, оказалось, стремятся те самые нити с шипами. Среди шипов виднелись карманные круглые часы золотого цвета, которые были открыты. Шестеренки часов были видны на рамке, где должна была располагаться фотография. Но сам циферблат был затертым, где были лишь единицы, нарисованные разными шрифтами. Да и стрелок было двенадцать.

– Когда двенадцатая стрелка достигнет двенадцати, то душа Арна перейдет к хозяину. Хозяин поглотит душу регенерированного тела. Однако, Высший Суд Титанов будет ждать обоих. Тот, кто отдал душу, будет прощен и постигнет реинкарнацию вновь. Кто же поглотил душу, должен отдать Титанам душу регенерированного и свою. После, сгинет он в пучине небытия: дарованный шанс на жизнь и изменение сценария судьбы не могут быть прощены двенадцать раз. – раздался голос из часов, после чего они закрылись и перестали сиять. Все, что я запомнила: стрелка была где-то на десятке…

– Хватит стоять, время отплывать… – не успела договорить Меинвен, как какая-то зеленая жидкость пронеслась мимо щеки девушки, расцарапав кожу. Рана стала превращаться в ожог. Обернувшись, все увидели на островке тварей. Откуда они взялись, если мы всех перебили?

– Черт! Метка Фауста! Поле, что состояло из трех слоев, оставило после себя еще одно: вся нечисть может еще раз ожить… – достав лук из-под мантии, сказал обозленно Хефина. Нацелившись на несколько зомби, которые бежали гуськом, девушка выстрелила и приказала бежать.

– Нет! Как же мы оставим тебя? – заорав, сказала я. Эйлерт загородил грудью обзор на архангела, которая ласково, но грустно улыбнулась, кивнув головой и прицелившись в очередных монстров. Схватив на руки меня, Арн подбежал к лодке и насильно посадил, обняв.

– Крылья ангела! – крикнул Люцифер, вытащив крест и направив на парус. Поднялся сильный ветер, который стал толкать лодку.

Нуала проткнула грудь копьем и села в центр лодки. Синее пламя обвило тело девушки, после чего архангел встала и кинула копье в сторону Хефины. Не знаю, что произошло, ведь Эйлерт изо всех сил держал меня и не давал что-либо увидеть, как бы не использовала силу и магию. Друг терпел любые удары. Ну, и Эрнеста, Ивер и Эрно сдерживали порывы и притоки магии, чтобы особо не разбушевалась.

– Аеронвен (Хефина) в следующей жизни будет намного сильнее. Я уверен! – перекрестившись и посмотрев на небо, сказал Люцифер, размахивая фальшионом, словно веером.

– Нет!!! Только не говори, что Хефина умерла!!! Невозможно!!! – била Арна кулаками и орала я.

– Хефина… – начал Люцифер, но внезапно лодка натолкнулась на что-то и встала. За несколько мгновений остров, что стоял вдали, приблизился вплотную. Бросив товарища в беде, мы успешно доплыли до того места, где располагалось озеро Бэйдэйю. Толкнув Арна, я кинула отчаянный взгляд на остров, где располагалась Церковь. Но ничего не увидела… Лишь дымок…

– Не стой на месте, Айли! Времени нет! Да, и земли острова кишат всем, чем только можно… – схватив больно за кисть рук, строго проговорил Люцифер, на лице которого появились морщины от того, что щурился много.

Кинув меня на песок, архангел ударил по лицу и взял за шкирку. Некроманты и архангелы слегка находились в шоке…, как и я, собственно. Потерев щеку, непонимающе уставилась на Акиру.

– Акира, не смей так обращаться с Айли! – занеся кулак, сказал сквозь зубы Эрно.

Архангел цокнул языком и устало произнес:

– Хефина – потомок Фауста, способный перерождаться. Благодаря способности создания из земли жидких веществ, она переместилась чуть ли не до самого Ада, тем самым унеся прогнившие души тварей в Преисподнею. Поэтому через несколько часов, дней, месяцев, лет или столетий Аяна восстановит силы и переродиться. Забудьте пока о ней и выполняйте задание, что было возложено на наши плечи. Ибо груз миссии слишком тяжелый. Особенно, на этом острове…

Посмотрев на гору, покрытую белоснежным снегом, располагавшуюся вдали, Акира протянул мне руку, помогая встать. Эрнеста подбежала и спросила о состоянии здоровья.

– Я конечно, все понимаю, – спокойно произнес Арн. – Но бить девушку по лицу… Как-то не по-мужски, знаешь ли…

– Да, за это меня ждет особая кара. Но смотреть на то, что человек, который силен духом и способностями вот так паникует, забыв о настоящем предназначении… Не смог выдержать. Слабости делают людей мягкотелыми и глупыми. – сбросив испачканную мантию на песок, отчаянно проговорил Люцифер, улыбнувшись своей коронной улыбкой.

– Не говори так. Именно слабости указывают людям на их недостатки. На то, что можно поменять и сделать лучше. Слабости подталкивают человека, сбившегося с истинной дороги, к вершине горы, что казалась так далеко. – вступилась Аин, у которой красные глаза потемнели.

Девушка, что была всегда спокойной и отмалчивалась в стороне, вспыхнула, как вулкан, обнажив трезубец и направив на горло предводителя. Аин гневно посмотрела на Люцифера, будто тот был всегда главным врагом. Акира недовольно хмыкнул, коснувшись пальцем кончика трезубца. Капелька крови упала на белоснежный сапог архангела, оставшись на поверхности. Мисс Рэн резко опустила оружие и упала на колени, жадно смотря на невпитавшееся пятно. Арн достал лук, зарядив стрелы и нацелившись на Рэн.

– Да, вы совершенно ничего не знаете о С5, считая орден кучкой выпендривающихся святош. Однако, видите ли, много что связывает архангелов и меня. Например, Аин Рэн, «Агрона», погибла в бою от моих рук, получив проклятие вдогонку. Мать девушки – ангел, который связался с вампиром, чье очарование было выше и сильнее, чем чистота и любовь к Небесам. Затем родила Аин, тайком спрятав дочь и скрывая происхождение ребенка. Даже в армию архангелов отдала. Но девочка выдала себя, когда увидела рану у одного из новобранцев на поле боя. Тогда я и сверг несчастную в Чистилище, что явно не помогло… – достав фальшион из сапога и проведя лезвием по ладони, сказал величественно и спокойно Акира. Архангел капнул кровью, что с ладони текла, на лицо Аин. Девушка заскулила и встала на четвереньки, словно собака. Затем Акира присел и дал прикоснуться Рэн губами к ладони и испить кровь. Златовласый парень улыбнулся той улыбкой, когда только встретила его. Такая наглая, но в то же время теплая улыбка…

В кустах что-то зашуршало. Песок стал уходить из-под ног и шевелиться, будто змеи ползли под ним. Вода, которая от магии застыла на месте, начала вспениваться, разбушевавшись окончательно. Голубое небо закрыли черные тучи, из которых повалил громадный град, больно бивший по затылку.

– Вот, говорил же…! Ай! Я заметил в десяти метрах большой камешек, похожий на крышу. Спрячемся там…! Небеса! Больно! Следуйте за мной! – схватив за руку, присосавшуюся к ладони Аин, крикнул Акира, почесывая затылок и проклиная град. Архангел так резко рванул, что никто особо не уследил, в каком направлении помчался Люцифер, разрезавший град фальшионом на несколько частей. Арн, Эрнеста, Эрно и остальные из С5 как-то ловко успели уловить движение Акиры и скрылись через мгновение в той же стороне. Однако, осталась я одна…

– Кхм, кха-кха… Черт, слюни изо рта пошли… Спать меньше надо… Что за фигня тут происходит…? Бесит…! – пробубнил кто-то, лежавший в лодке. Бац! Из лодки вылетело несколько пуль, после чего показалось несколько знакомых револьверов. Лениво встав и приподняв красные волосы кверху, как обычно они лежат, Ивер достал сигариллу и поднес револьвер к кончику, выстрелив снова. И Райл не только разжег сигариллу, но и раскрошил градинку, которая была в несколько сантиметров от «божественной» прически парня. Разжав усталые глаза, Ивер без особого интереса посмотрел на меня и лениво спросил:


Издательство:
Автор
Поделиться: