bannerbannerbanner
Название книги:

Антидемон. Книга 10

Автор:
Серж Винтеркей
Антидемон. Книга 10

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Эйсон, военный лагерь

Наконец наше подразделение оказалось полностью укомплектовано, и испытания новичков для службы в разведке закончились. Капитана теперь в его подразделении было и не застать – он поручил мне все тренировки боя без магии, а Анри занимался с новобранцами изучением армейского устава и учил маршировать в строю. Ну а где сам капитан пропадал, я тоже догадывался – человек он был дружелюбный, а по всему лагерю офицеры играли в карты. Вечером еще и вином наливались доверху, помимо этого. Днем, правда, пили более умеренно. Капитан даже меня позвал было однажды с собой, но потом сам и передумал, сказав, что я слишком молод для такого.

Ну ладно, я все равно не умею играть в карты. Пока был малышом в семье аристократов, меня этому никто и не собирался обучать, само собой, а потом на войне я был занят с утра до вечера, несмотря на возраст, и в свободное время падал от усталости. То делал что-то полезное, то изучал что-то, чтобы быть более полезным в будущем для армии… Поесть у костра, краем уха послушав какие-то разговоры, а потом рухнуть тут же на подстилку до следующего утра – вот такое у меня было свободное времяпровождение в течение моих восьми лет на войне. Только в Академии отдохнул и расслабился немного. Четыре занятия в день, зачеты и экзамены… праздник какой-то. Пока это праздное времяпровождение не наскучило.

Запрос на коммуникационный портал появился внезапно, когда я был один в нашей с капитаном большой палатке. Увидев, что он от Джоан, я его немедленно одобрил. Хотя я, наверное, одобрил бы любой запрос, даже от незнакомца – меня переговорными порталами не баловали. А зачем отсекать от себя какую-то информацию, даже от незнакомого человека? Не маленький, пойму, если меня попытаются обмануть.

Сразу же, конечно, встревожился – наверняка что-то произошло нехорошее.

Только Джоан появилась передо мной, как завыли походные флейты по всему лагерю, призывая нас готовиться к немедленному выступлению.

– Эйсон, беда! – закричала Джоан, пытаясь перекричать начавшийся шум, солдаты по всему лагерю забегали и зашумели. – Корнела и Хастера мобилизовали в армию вместе с двумя другими новичками с четвертого курса, и отцу только что сообщили, что они по прибытии попали в самое пекло боя. Портал открыли, как оказалось, на территории только что начавшейся битвы! Войска противника атаковали лагерь второго корпуса, куда их перекидывали на усиление!

– Понял! Нас, скорее всего, туда же перекинут, буду их искать!

Короткое общение, но информативное – хотя суть услышанного мне очень не понравилась. Вот тем и опасны порталы в военное время – между получением подтверждения, что местность безопасна, и открытием портала всегда проходит какое-то время. И в этот промежуток много может произойти плохого. Не случайно я каждый раз захожу в любой портал в полной готовности немедленно действовать. Но вряд ли Хастер и Корнел вместе с новыми членами клана могут быть готовы к подобному, ни разу не побывав на полноценной войне… Чем дольше ты выживаешь на войне, тем больше у тебя вырабатываются инстинкты, способствующие выживанию. Рассказать, как себя правильно вести на войне, новичку можно, но пока он сам как следует во всем этом не поварится, это все останется для него лишь теорией. Эх, как бы все плохо не закончилось с моими сокланами…

Я выскочил из палатки, прихватив сумку, в которой лежало все необходимое для внезапного выступления. Анри уже построил солдат. Осталось дождаться капитана – он примчался еще через две минуты и тут же нырнул в палатку за своей сумкой. Я почувствовал запах вина – ясно, он опять играл в карты в своей компании. Ну что же, не мне его обвинять в том, что он пытается сделать для себя войну менее неприятным делом, развлекаясь между битвами. Тем более что я сам способствовал его расслабленности – взял на себя многое в управлении подразделением в его отсутствие. К тому же благодарность командования за мои две успешные разведывательные вылазки в Загинру распространилась и на него, как на моего начальника. Того и глядишь, майором станет вместо капитана.

Выскочив из палатки с сумкой, он закричал то, что я уже знал:

– На второй корпус внезапно напали! Похоже, начинается новая большая битва, и мы следуем на нее! Движемся к центру лагеря, там откроют порталы.

Ну что же, оставалось надеяться, что порталы для нашей переброски откроют более удачно, чем для подкрепления, в котором оказались Корнел и Хастер.

Побежали к центру лагеря, порталы для переброски уже начали открывать. Наше подразделение собралось одним из первых, нас сразу и перебросили. Повезло, выкинули не в самую гущу битвы, хотя она гремела совсем рядом, заглушая любые крики. Приходилось ориентироваться на жесты. Один из офицеров, – видимо, местный, – активно жестикулировал, показывая, куда двигаться.

Нас отправили налево. Там сортировкой войск, выходивших из порталов, занималось трое высокопоставленных офицеров. Капитан одному из них доложил о прибытии нашего подразделения, практически крича в ухо.

Наконец, тот понял, о чем он докладывает, и махнул нам рукой следовать к линии фронта. Похоже, там все было серьезно, раз разведку отправили в рубку. Все-таки столь специализированные подразделения практически без магов обычно используют сугубо по назначению, а не как пушечное мясо.

Было громко, но когда подошли к линии фронта вплотную, стало еще громче. Поднялись на небольшой холм, и я присвистнул, увидев открывшуюся передо мной картину. Плотность войск с обеих сторон была выше раза в два по сравнению с прошлой битвой. Похоже, враг использовал новую тактику, пытаясь взять плотностью огня, обеспечиваемой на коротком промежутке фронта при наступлении. У такой тактики был и серьезный минус – чрезмерно увлекшиеся сражением войска можно было попытаться обойти с флангов или атаковать с тыла.

Все достали луки, даже капитан, и мы рванули к прорехе, образовавшейся в наших рядах. Буквально на наших глазах удачный удар вражеского архимага или грандмага уложил несколько десятков магов и солдат, что сражались на этой позиции. Наповал – раненых не оказалось. Использован был огненный шторм, а в нем, если уж какой-то из собственных серьезных магов не поставил против него защиту, выжить достаточно сложно. Оставалось надеяться, что наши маги заметили допущенную досадную ошибку, и против нас его снова не используют с теми же последствиями.

Не прошло и минуты, как я увидел огненное зарево над нашей позицией. Это заклинание состоит из вертящихся огненных лучей, которые обрушиваются сверху, изрубливают и изжаривают все, с чем соприкоснутся. Приготовился использовать эспандер – погибать со всеми из солидарности я готов не был. Но в последнее мгновение над нами вспыхнул барьер, отразив вражескую атаку. Правда, он лопнул под самый конец – похоже, атаку скастовал очень мощный маг, либо барьер был чрезмерно растянут нашим магом. Пару огненных росчерков даже смогло упасть на нашу территорию после того, как лопнул барьер, – к счастью, достаточно далеко от любого из нас.

Я определил, кто нас атаковал – седой старик в группе магов из десяти человек прямо напротив нас. Их с двух сторон поддерживали два десятка солдат, стрелявшие, как и мы, из луков, в том числе используя и взрывные артефакты. А вот наша позиция оказалась далека от выгодной. Шесть магов и десяток солдат стояли от нас слева, семеро магов с такой же поддержкой из солдат – справа. Занятые боем, нас они могли защищать лишь эпизодически.

Я так понял, что в каждой из наших групп было минимум по два мага уровня архимага, способных скастовать защитный барьер. Один из них держал постоянный барьер над своей группой, возобновляя его, когда он лопался, другой атаковал и ставил барьеры при необходимости, в том числе и защищая нашу группу. А вот во вражеской группе было минимум четыре архимага. Они оставили много пустого пространства по бокам от себя, но, с моей точки зрения, это было разумное решение. Ну и что, что там пусто – вряд ли кто решится попробовать проскочить мимо группы из четырех архимагов, чтобы попытаться зайти им в тыл.

Несколько раз подряд нас прикрыли барьером от вражеских атак маги то справа, то слева, но я чуял, что дело кончится плохо, если не принять экстренных мер. Будет как с прежней группой – враги используют момент, когда кто-то из наших защитников отвлечется, и перебьют нас. Я бросил взгляд на капитана, кивнув на группу справа, что была ближе к нам. Рухес явно колебался, но мой взгляд, совпавший с его мыслями, помог ему решиться.

– Двадцать шагов вправо! – скомандовал он.

С огромным облегчением мы отошли под прикрытие от вражеских атак в соседней группе. Да, теперь формально на линии фронта образовалась дырка в сорок пять метров шириной, но пусть враги попробуют использовать ее для атаки! Им придется для этого оказаться между двумя нашими группами и выдержать атаку с флангов. Сомневаюсь, что они решатся так рисковать.

Под защитой барьера воевать гораздо спокойнее. Я начал швыряться во врагов своими ледяными глыбами, активно преобразуя прану погибших в ману. Вот только мне приходилось постоянно перемещаться из стороны в сторону в пределах нашей группы, чтобы не вызвать удивление местных магов такими способностями в юном возрасте. Если бы ледяные глыбы летели на врага все время из одного места, они бы точно начали ко мне присматриваться. А так, когда я атаковал то с одной, то с другой позиции, это внимания не привлекало.

К сожалению, как мои атаки, так и атаки других наших магов давали крайне мало результата. Сражаться днем намного хуже, чем ночью, результативность никакая. Достать можно разве что кого-то из врагов, кто случайно выйдет за пределы барьера. Повезти может также, когда вражеский барьер лопнет от нашей групповой атаки, и чье-то атакующее заклинание ударит по врагу, пока вражеский архимаг не успел возобновить защитный барьер. Но это уже больше зависит от везения, чем от искусства вести бой, а это профессионалу всегда неприятно. Потому как архимаг возобновлял разрушенный барьер примерно за секунду, а за это время можно только заметить его отсутствие и скастовать новое атакующее заклинание, а ведь ему еще нужно время, чтобы долететь до врагов!

 

Конечно, и мы, и враги использовали стратегии, чтобы попытаться нанести друг другу больший урон. Самой простой была атака в две волны – первая должна перегрузить вражеский барьер, а второй удар нужно произвести так, чтобы урон попал во врага сразу после того, как барьер лопнет. Объединяли силы и маги, и солдаты, стрелы и копья которых были увенчаны активированными взрывными артефактами.

Самой главной проблемой подобной стратегии было полное ее понимание другой стороной, а если знаешь замыслы врага, то кто тебе мешает принять меры к их разрушению? Проще всего второму архимагу скастовать второй барьер в тот самый момент, когда наша первая атака обрушивается на врагов.

Положительной стороной сложившейся ситуации было то, что как мы, так и враги почти не несли потерь. Самое жестокое сражение тут произошло до того, как появилось нынешнее равновесие на этом участке фронта. Вот тогда, пока преимущество было у атаковавшего нас внезапно противника, на этом узком участке фронта погибло сотни полторы человек. В основном такие же группы, как наша, с недостаточным количеством в них серьезных магов.

А мы еще живы лишь потому, что капитан принял непростое решение отойти с занятого первоначально участка фронта. Непростое потому, что стоило этот маневр заметить издалека какому-то командиру, не очень разбирающемуся в нашей нынешней ситуации, как его могли бы обвинить в трусости и отходе с занимаемых позиций. А это полный крах военной карьеры, даже если потом отмоешься. Потому он так напряженно и думал в тот момент, когда мы были на грани гибели.

За следующие полчаса с нашей стороны погибло пятеро солдат и один маг, у противника – чуть больше. Все пали жертвой ударов, попавших в них после лопнувших неожиданно барьеров. Нашему подразделению пока везло – все были живы.

Тем не менее настроение у меня было мрачным. Волей-неволей я размышлял, кидая взгляд на трупы на ничейной полосе, не лежат ли среди них Корнел и Хастер. Плохо я их подготовил к подобной ситуации, и нечего утешать себя мыслью, что времени было очень мало для любых подготовок. Если они все же погибли, я очень расстроюсь. Хоть и понимаю, что на войне возможно все…

Неожиданно ситуация на фронте изменилась. Видимо, наши полководцы собрали в одной из низин поблизости серьезные силы, и внезапно они оттуда вырвались и понеслись в атаку на фланг противника в трех сотнях метров от нас. Тысяч пять человек навскидку, а учитывая, что в нашем корпусе всего около двадцати пяти тысяч, это были серьезные силы. И они немедленно изменили ситуацию на фронте – враг впервые начал отступать. Сначала с атакованного фланга, потом начал пятиться и на нашем участке.

Наши силы рванули вперед с воодушевлением, которое я не разделял. Да, я не полководец, и никогда и офицером не был на прежней войне в силу возраста. Но когда ты выжил в сотнях битв, в которых присутствовал от начала и до конца, поневоле сформируется стратегическое мышление, если мозги у тебя на месте.

Сам метод первоначальной атаки противника был рискованным, и полководцы Сисерии не могли не знать про это. Значит, они должны быть совсем тупыми, чтобы не предвидеть фланговую атаку, едва мы соберем подкрепления. А если они ее предвидели, то наверняка предусмотрели и контрмеры. Ну что же, остается только надеяться, что они тупые…

Нет, все же тупыми они не были. Мы их оттеснили на четыре сотни метров в сторону большой низины, на которую, пока мы к ней двигались, я посматривал с возрастающими опасениями. А затем, когда из нее вдруг повалили войска противника, среди наших только я один и не удивился, похоже… Нет, конечно, так оно и должно быть, когда командующие армиями воюют не чаще, чем раз в десять лет, но мне все равно было обидно, что мы попались на такую простую уловку… Вот армией противника наверняка тоже командует кто-то, кто вряд ли много воевал, но он же смог придумать и реализовать эту ловушку!!!

На наши пять тысяч почти в тыл им выскочило десять тысяч. Мое подразделение находилось в этот момент на возвышенности, и мы прекрасно увидели, что и с другого фланга нас атакует новое подкрепление противника. Но там было полегче, там мы подкрепление не выставили в уязвимое положение. Оно тоже было и тут же пришло на помощь, так что наступление противника с того фланга захлебнулось. Ну а у нас все было совсем иначе – на наши же позиции обрушились убегающие от врага остатки из этих пяти тысяч. И повлекли за собой в отступление. Паническая волна замедлилась только в сотне метров от позиций нашего подразделения, и хотя мы тоже начали отступать, но делали это уже организованно.

Линию фронта удалось выровнять лишь через полчаса. Наше отступление прекратилось, фронт был сильно смят с этого фланга и загнулся на тридцать градусов в нашу сторону. Из-за того, что попались в западню противника, как дети, мы потеряли, по моим оценкам, несколько тысяч убитыми и пару тысяч пленными. Пленных, попавших в окружение, враги уводили сотнями прямо на наших глазах, что сильно уронило моральный дух наших солдат.

Да уж, уже вторая серьезная битва, и мы в ней тоже показываем себя не с лучшей стороны. Неудивительно, если местные офицеры кинули прибывшее на подмогу подразделение разведки на линию фронта, вместо того чтобы поручить нам заниматься нашими профессиональными обязанностями.

Ну и что поделать? Попробовать напроситься в советники к нашему главнокомандующему, кем бы он ни был? Кто там командует, наследный принц, официальный главнокомандующий, или все же один из генералов? Я же даже этого не знаю. Но это неважно – стоит только высказать такое предложение, и вся свита ляжет от хохота. Семнадцатилетний пацан решил стать советником главнокомандующего… Животики надорвать от смеха можно…

Так что остается только терпеть, стиснув зубы, пытаться выжить и надеяться, что кто бы нами ни командовал, он все же наберется опыта и станет действовать поумнее… Или попытаться помочь нашей армии еще каким-то образом? Да я уже и так кучу информации скинул, они теперь и армию противника очень хорошо знают, и мобилизационные возможности. Я им даже имена всех предателей принес на блюдечке… Что им еще нужно – вражеского главнокомандующего принести, увязанного подарочными ленточками с ног до головы? Так он минимум архимаг, не мне на него охотиться.

Но ладно – придумаю, как еще помочь, и помогу, конечно. Пока что у меня главная задача – узнать, что случилось с Корнелом, Хастером и двумя новыми членами клана. Джоан даже не успела назвать мне их имена, хотя я и догадывался, о ком идет речь. С курса Корнела мы давно изучали нескольких человек на предмет включения в наш клан, так что они точно из этого списка.

И хорошо еще, что пока призвали только четвертый курс, иначе и Тивадар, учащийся на третьем, тоже попал бы под эту внезапную атаку. Хотя, если войну наши командиры будут вести и дальше так, как первые две битвы, то скоро и другие курсы мобилизуют и отправят воевать. Каждый, кто хоть как-то может сражаться, нам понадобится.

Начнут набирать и команды наемников по всем королевствам, хотя это и будет очень болезненным ударом по бюджету страны. Но лучше влезть в долги, чем лишиться не только денег, но и самого королевства. И кстати, что-то забрезжило на краешке памяти про наемников, что я узнал во время недавнего допроса призрака. Что-то важное, что мне обязательно нужно знать. Той ночью, допрашивая покойного помощника главы шпионов, я не старался ничего запоминать – больше думал над вопросами, что нужно успеть задать столь ценному источнику информации, пока есть такая возможность. Потому конкретику про наемников и не помнил. Нужно входить в глубокий транс при ближайшей возможности и шерстить всю полученную информацию.

Хотя на войне это и рискованная вещь, конечно, – быстро из транса не выйти, при внезапном нападении противника на лагерь можно погибнуть или попасть в плен. Ну что же, придется положиться на защиту солдат нашего подразделения…

Глава 2

Во время смятения на фронте я смог аккуратно и незаметно провести эксперименты, позволяет ли мне новый амулет, ускоряющий каст сложных заклинаний на треть, использовать что-то более убойное, чем я сейчас могу кастовать. Попробовал скастовать пару заклинаний – облако капель и рой ос из заклинаний одиннадцатого разряда, – но нет, скорости все равно хронически не хватало. Видимо, заклинания одиннадцатого разряда мне раньше девятого разряда не поддадутся, несмотря на все мои старания улучшить качество маны и мощные артефакты.

Стал тогда экспериментировать с известными мне заклинаниями десятого уровня. Использовал, конечно, из их числа только те, что не являлись сейчас тайной того или иного клана и были широко известны, – чрезмерно рисковать я не мог. Все тайное и неизвестное я проверю в порталах или в каком-нибудь уединенном месте, где точно не будет лишних глаз.

Новости были хорошими. Раньше мне из заклинаний этого разряда подчинялись только огненная удавка и ледяная глыба. А с новым артефактом мне стали подвластны все заклинания десятого уровня, что я попробовал кастовать в битве.

Прекрасно сработали «огненные осадки» – это был очень усеченный вариант того самого огненного шторма, которым наше подразделение едва не перебили в самом начале битвы. Не такое мощное, да и по площади раз в десять меньше, но прекрасный сюрприз для невнимательного противника, поскольку наносит удар сверху.

Порадовала мощь «водяного всполоха» – из точки в десяти метрах от меня неожиданно в противника вылетала острая и быстрая плоскость воды, которая могла разрезать человека пополам.

А заклинание «рука из воздуха» оказалось таким мощным, что при его помощи я поднял валявшийся неподалеку от противника валун, весь обросший мхом, и швырнул его в неприятеля. Вес валуна был не меньше полутора сотен килограммов, а он взвился в воздух послушно, как небольшой камушек. Заклинание такой силы обычно могут продемонстрировать только маги, находящиеся на пике десятого разряда и близкие к переходу на одиннадцатый.

Из каменной магии я использовал «удар с небес» и «пылевое облако». Первым заклинанием материализовал высоко в воздухе камень весом примерно в полсотни килограмм, и ударил им сверху по барьеру. Вторым – взметнул в воздух и отправил в сторону врага неплохую такую пылевую завесу, скрывшую нас на несколько секунд от взора минимум четверых магов противника.

После стабилизации фронта эксперименты пришлось прекратить, чтобы не привлекать к себе внимания. Повезло, что наш участок неожиданно оказался сильнее вражеского. Часть магов противника, что раньше нам противостояла, потерялась в ходе всей этой беготни, а к нам, напротив, прибился архимаг с парой товарищей пониже уровнем. И действуя все вместе, мы начали наводить шорох на своем участке фронта. За двадцать минут убили два десятка солдат и семерых магов.

Теоретически мы могли и вовсе смять сопротивление и пойти в атаку, но это было нереалистично. На большинстве участков фронта преимущество было не у нас, а у противника. Рискни мы пойти в атаку, быстро были бы окружены и погибли бы или попали бы в плен. А вскоре противник подтянул на наш участок подкрепление, и такая возможность и вовсе исчезла. Снова установилось относительное равновесие.

Мы стали осторожнее, противник стал агрессивнее, но все же мы смогли сдержать его наступление. И через два часа зазвенели фанфары – я снова не понял, с чьей стороны. Главное, что на них тоже ответили фанфарами, что означало окончание резни на сегодня и временное перемирие.

Джоан трижды пыталась установить со мной коммуникационный портал во время битвы, но я каждый раз его отклонял. Любопытство любопытством, но во время боя нужно быть дураком, чтобы начать болтать, когда в любой момент тебя могут убить. Более того, это напрямую запрещено уставом, и правильно, потому что могут убить не только болтуна, но и его соседей, которых он подведет, выключившись из боя. Так что я быстро подскочил к нашему капитану, за которым следил во время боя, чтобы слишком от него не отдалиться.

– Капитан, сэр! У меня просьба!

– Говори, Эйсон, – капитан был утомлен боем, но сейчас расслабился после страшного напряжения.

– Можете установить портал с моей девушкой?

Рухес начал снисходительно улыбаться, мол, ох уж эта молодежь:

– Хочешь успокоить ее, что выжил?

– К сожалению, не только это. Наш четвертый курс перекинули как пополнение для армии, и он попал под удар при высадке из портала. И там было четверо членов моего клана…

Улыбка с лица капитана сразу исчезла, он сочувственно кивнул:

– Помогу!

Я скинул ему образ Джоан. Хорошо, что он чувствует вину за свои прежние подозрения в том, что я шпион, поэтому не стал отказывать. А ведь мог потребовать от меня подождать, когда восстановится связь посредством армейского пункта.

 

Рухес вызвал мою невесту. Поблагодарив офицера, я отошел в сторону и тут же сообщил Джоан:

– Битва закончена перемирием на сутки или двое, еще точно не знаю. Пожалуйста, срочно выясни, где именно открыли тот портал, при выходе из которого Корнел и остальные попали в засаду, буду искать!

– Уже выяснила! – ответила Джоан и рассказала мне про ориентиры на местности, которые я могу использовать, чтобы найти это место. Какая умница!

Прикинул на местности, куда нужно двигаться. Получалось, что мне нужна местность с нашего левого фланга, на которую я во время битвы не попал. Определившись с ориентирами, я поблагодарил Джоан и, уже спеша в нужную сторону, попросил ее рассказать, что еще известно.

– В Академии все в ужасе. И со студентами пошло еще полтора десятка преподавателей, так что сам понимаешь…

– Уточни, кто вошел в наш клан из новичков! – вспомнил я то, что меня интересовало.

– Долен, Роже и Фарук, – покладисто ответила Джоан.

– Первые двое с четвертого?

– Все верно.

На ходу без труда вспомнил, как они выглядят. Не самые сильные маги, тем более один из них артефактор. Но так как источники мы им по-любому планировали менять, для нас главным критерием была нормальная репутация, чтобы их характеризовали как честных и дисциплинированных студентов. Поэтому обсуждали их тщательно и собирали всю известную информацию, даже сплетни.

Я добежал до нужного места. Тут, как и везде на поле битвы, бродили отряды из солдат под руководством офицеров, искавшие выживших и сортировавшие трупы. Наши и вражеские отряды перемещались совершенно свободно, словно только что не было кровопролитного сражения. Зорко следили лишь за тем, чтобы кто-то из солдат не утащил ценный артефакт или кошелек, принадлежавший магу из противоположного лагеря.

Меня интересовала совершенно определенная часть поля битвы, та, на которую и был открыт портал. Я договорился с Джоан, что она свяжется со мной сама через час. Она сказала, что никуда не будет отходить от переговорной комнаты в Академии весь этот час, и пожелала мне удачи в поисках членов нашего клана. Живыми… Затем мы попрощались, и я приступил к поискам. Они осложнялись тем, что линия фронта неоднократно смещалась в ходе битвы вперед и назад, так что трупов тут было очень много, и их только начали разбирать.

Принялся бродить между ними, при необходимости стаскивая тела одно с другого. С содроганием обнаруживал одного знакомого студента-четверокурсника за другим. На подмогу себе подозвал группу солдат с одной из наших частей – властный тон помог, ну и они сами видели, что я маг, так что спорить никто не стал. Подкрепил их энтузиазм кошелем с золотом, который метнул самому высокому из них, приказав после разделить между всеми, и они стали двигаться гораздо проворнее, растаскивая лежавшие грудами тела в стороны.

Вскоре нашел мертвым артефактора Роже. Вот и первые потери среди новичков в нашем клане… Аккуратно снял с его рук и припрятал браслеты магоудара – молодцы наши, дали ему целых два. Одна беда, даже использовать их шанса не было – похоже, накрыло каким-то мощным заклинанием сразу, как вышел из портала. Шлем на затылке смят в кашу, вместе с черепом. Я приказал солдатам оттащить тело в сторону, чтобы не завалили другими.

Работа по разбору трупов оживилась, когда почти одновременно подошли еще два подразделения – нашей армии и вражеской. Под бдительным обоюдным присмотром тела начали быстро поднимать одно за другим и складывать в ряды по принадлежности к той или иной армии. При сомнениях их тут же обыскивали в поисках писем или традиционной одежды, которая часто так была залита кровью, что ее приходилось тщательно осматривать. Немалую помощь в опознании оказал и я, узнав много знакомых лиц из коридоров Академии. Как студенческих, так и преподавательских.

Полчаса – и все тела на той территории, где был открыт портал из Академии, и на полсотни метров в округе были аккуратно разложены. Корнела, Хастера и Долена я не нашел. Тут как раз и Джоан вышла на связь.

Сообщил ей о первых результатах и о том, что теперь начну поиски троих сокланов в рядах нашей армии. Вдруг их успели спасти наши. Тем более у Корнела и Хастера были эспандеры… Вслух мы это, конечно, не обсуждали, но в душе надеялись.

Я осмотрел и землю на месте выхода из портала – мало ли Корнел и Хастер обронили здесь свои эспандеры. Но ничего не нашел. Хотя, могли и затоптать глубоко…

Перед уходом распорядился о том, чтобы тело Роже доставили в Академию, там о соклане позаботится Джоан.

Наш лагерь кипел – солдаты и офицеры разбивали доставленные палатки и шатры, но я сразу направился к подразделению наших лекарей. Уже выяснил, где они обычно устраивают свой госпиталь в нашем лагере, и в этот раз они своим привычкам не изменили.

Обычных раненых быстро ставили на ноги и отправляли прочь. Среди лекарей было много архимагов, так что главное было успеть доставить к ним умирающего, а уж излечивали его за пять минут. В наскоро поставленных палатках отлеживались лишь те, что получили тяжелые ранения в голову, – самим уйти им после лечения было затруднительно, голова слишком кружилась. Хотя кто-то сам и не уйдет в ближайшее время, если мозг сильно при ранении пострадал. Могла и личность частично стереться, и двигательные навыки. А в основном здесь лежали люди, потерявшие в битве конечности.

Принялся искать своих сокланов среди изувеченных солдат и офицеров. Людей без конечностей оказались сотни, среди них я опознал знакомого профессора боевой магии. Несмотря на то что он был укутан в одеяло из-за прохладной погоды, видно было по его контурам, что он потерял левую руку и правую ногу… Его жизни уже явно ничто не угрожало, а культи наверняка теперь были в том состоянии, которое без лечения магией было бы достигнуто лишь через несколько месяцев.

– Профессор Норкел! – бросился я к нему. – Рад, что вы выжили!

– Эйсон? – узнал он меня. – Я тоже рад. Думал, что в том аду это невозможно. Теперь, как видишь, придется переквалифицироваться в артефакторы или алхимики. Вернее, в ученика представителя одной из этих славных профессий…

– Уверен, что из вас со временем получится прославленный артефактор или алхимик, с вашими упорством и молодостью! – сказал я искренне. Профессор и правда был одним из самых молодых в нашей Академии.

Тот лишь горько улыбнулся. Ему предстояли десятилетия труда, чтобы добиться в одной из этих профессий тех высот, что он уже добился в боевой магии. Он почти достиг уровня архимага, насколько я знал, не так и много оставалось.

– У меня для вас есть предложение, что вас наверняка заинтересует, – почти неожиданно для самого себя сказал я, настолько велико было мое к нему сочувствие, – но работать в таком случае вы будете уже на мой клан.

Несмотря на тяжелые раны и шок от них, профессор нашел в себе силы улыбнуться:

– Ну что же, в таком состоянии я явно не буду привередничать. Поговорим после войны!

Я попытался выяснить у него что-нибудь о судьбе моих сокланов. К сожалению, все, что он запомнил, прежде чем сам потерял сознание, так это как люди разлетались во все стороны от взрывов.

– В такую заварушку я попал впервые, Эйсон! – горько сказал он. – Как неприятно было чувствовать себя абсолютно беспомощным! По нам били и боевой магией, и разрывными артефактами без всякой жалости! Пассивная защита слетела почти сразу. Я очень удивлен, что выжил, и нога с рукой – небольшая плата за такое чудо…

Пожелав ему удачи, я отправился на дальнейшие поиски. Кроме профессора нашел еще четверых покалеченных студентов. Никто из них моих сокланов не видел. Рассказы были одинаковыми – взрывы повсюду и быстрая потеря сознания. Я так понял, что выжили те, кого после ранения завалило телами убитых…


Издательство:
Автор
d