Название книги:

Королевская двойня для медиамагната

Автор:
Мио Вик
Королевская двойня для медиамагната

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Цикл «Миллиардеры»

Трилогия, включающая в себя три книги, которые связаны между собой общей идеей и пересечением главных героев. Романы из цикла «Миллиардеры» можно читать как единое произведение, либо как три отдельные книги.

Книга Вторая

Все имена и события в произведении вымышлены, любые совпадения с реальными людьми, живыми или мертвыми случайны.

ПРОЛОГ

Под серым куполом зимнего неба сквозь снегопад мягко и вальяжно плывёт чёрный седан представительского класса, словно катер. На руле красивые мужские руки Никиты Горина – властного лидера со взглядом повелителя мира, владельца газетно-информационной империи, СМИ, кинокомпаний, издательств, журналов и компьютерной сети финансовых новостей.

Оставив на подземной стоянке автомобиль, мужчина широким шагом отправляется в старый район города. Высокий брюнет, подтянутый, загорелый и в меру накачанный. На красивом мужественном лице легкая ухмылка. Жизнь удалась!

Никита.

Как всегда, тороплюсь на завтрак. Впереди масса дел. Пожалуй, кое-что можно решить по дороге:

– Клим, распорядись освободить день завтра после обеда. Да, я знаю, там встреча с итальянцами. Они же утром прилетают. Организуй переговоры до обеда, или послезавтра, если они захотят отдохнуть и город посмотреть.

– Сделаю. – ответил личный ассистент.

На ветру развевались распахнутые полы пальто из бежевого твида в клеточку. Бордовый шарф слегка прикрывал белоснежную рубашку.

Входящий вызов:

– Ты знаешь какой завтра день?

– Знаю, заюш. Давай после работы встретимся в кофейне на углу? – отвечаю на бегу своей подруге.

Она у меня истинная икона стиля, бывшая победительница конкурса красоты, а ныне известная модель.

Томно отвечает:

– Даже не знаю… Не хочу туда, там фууу!

– Понял. Куда ты хочешь? В твой любимый? – улыбаюсь, представляя, как она сложила пухлые губки бантиком.

Она редко соглашается на встречи в кофейне, считает это ниже своего статуса. А мне нравится симпатичное заведение на углу старого дома в самом центре города. Для меня это вопрос атмосферы – блаженствую, когда в кофейне уютно, тихо, и все разговаривают полушепотом.

– Да! Хочу в наш ресторан! – воскликнула моя Вероника.

– Договорились, отправлю за тобой машину, как обычно.

У неё есть всё, чего может пожелать капризная и взбалмошная красавица. Я готов и дальше вкладывать в неё приличные суммы, ведь эта длинноногая жгучая брюнетка эффектно дополняет статус респектабельного мужчины. Привлекательная спутница с острым умом, хорошими манерами и умением производить впечатление просто незаменима в заграничных поездках и на переговорах.

Не назвал бы нашу связь «отношениями» – это было бы слишком громко! «Взаимовыгодное сотрудничество», пожалуй, больше подойдёт. Пока наши интересы сходятся во всех сферах, включая интимную сторону жизни. Хотя у Вероники, конечно, может быть своё мнение на этот счёт. Как говорится, в связи без штампа в паспорте женщина всё равно считает себя замужней, а вот мужчина – холостым. В мои тридцать девять с хвостиком меня всё устраивает.

– Чёрт! Какого дьявола?! – вырвалось непроизвольно.

В дверях моей любимой кофейни на меня налетели два ребёнка. Мальчик сильно надавил рукой на коробку сока, и вуаля – на моей рубашке расплывается красное пятно, являя миру рельефный пресс сквозь мокрую ткань.

– Чьи это дети?!

Девочка от моего крика начала плакать. Пацан, как ни в чём ни бывало, продолжал журчать соком через трубочку. Как раздражают эти звуки! Ну наконец-то! Соизволила появиться мамашка. Курица несуразная в пуховике начала кудахтать вокруг меня:

– Малыши эти мои. Простите-простите!

– Куда смотрела? – срываюсь на неё. – Здесь не детское кафе. Нянек нет! За дверями дорога и машины. Тоже мне мать года!

Хорошо липкая жидкость не протекла в брюки и трусы. С большим красным пятном в районе солнечного сплетения выгляжу, как подстреленный бандитской пулей. И так всё раздражает, ещё эта клуша продолжает кудахтать:

– Простите, мы вам рубашку испортили. Она, наверное, под тысячу стоит?

Невзрачная мадам вытащила потрёпанный портмоне и начала отсчитывать мелкие купюры.

– Чего?! Сорочка из лондонского ателье! Вообще-то она моя любимая. – разочаровано вздыхаю.

– Ой, у меня больше нет. – трясёт в руках свою мелочь.

Я смотрю на неё, как на инопланетянку. Откуда это чудо сюда свалилось со своими демонятами? Никогда здесь не видел детей и неухоженных женщин. Не понимаю таких совсем, нарожают и перестают за собой следить – издевательство над мужскими глазами!

Вот что теперь делать, кофейню менять? Терпеть не могу отказывать себе в том, что нравится. Я люблю выходить в одно и то же время каждый день, бегать по одному маршруту. Ну и пить самый шикарный кофе в одной и той же кофейне. Знаю, что это не самое лучшее пристрастие, но сделать с собой ничего не могу.

Клуша, заметив моё замешательство, предложила:

– Я не смогу оплатить, но могу всё исправить. Я умею. Я подрабатываю в химчистке и живу в этом же доме. Если вы дадите мне пять-десять минут, я всё исправлю. Пожалуйста.

Жалко её стало, и время своё жалко – некогда искать, во что переодеться. Стиснув зубы, выдавливаю из себя:

– Ладно. Возьму завтрак с собой. – махнул рукой официанту.

Я завсегдатай, к тому же оставляю чаевые, поэтому мой заказ «Как обычно» в момент был собран.

– Вы разве с нами пойдёте? – округлила курица свои глаза.

– Конечно! А я по-твоему голый тут должен тебя дожидаться?!

С каждой секундой она раздражала меня всё больше. Если бы не важная встреча через сорок минут, послал бы её далеко вместе с чертятами.

Прошли вместе в чистый ухоженный двор. Мне всегда было интересно, какие квартиры в этом доме? Особая атмосфера витает в воздухе. Каждая стена здесь хранит секреты своих хозяев.

Первый этаж, старенькая входная двустворчатая дверь. Высокие потолки, лепнина.

– Входите, не разувайтесь.

– Не собирался. – отвечаю нахалке.

Да у меня носки стоят дороже, чем вся одежда на ней. Чувствую, как под итальянскими туфлями гуляет и скрипит старый дубовый паркет.

– Пётр, Лера! Вы оба провинились, нельзя было убегать. Видите, к чему это привело? – строго шептала мамаша своим отпрыскам. – Если вы посидите тихонько, разрешу вечером мультики.

– Я спешу! – тороплю хозяйку.

Эх, может, всё-таки быстрее доехать до офиса и там переодеться? Хотя с утренними пробками вряд ли успею. Одна надежда на мадам в мешковатой кофте.

В центре комнаты круглый стол и стулья с высокими спинками. С потолка свешивается массивная люстра, по всем стенам картины. Ощущение будто я попал в музей, и время остановилось.

– Раздевайтесь, – командует кареглазка. Принесла напольную деревянную вешалку.

Снимаю пальто, пиджак. Знаю, люксовая приталенная сорочка безупречно сидит на моей фигуре греческого бога, подчеркивая широкий торс и спортивную талию. Небось, разглядывает меня и слюни пускает. Не свалилась бы в обморок от вида моих кубиков на прессе – это моя гордость. Снял запонки и рубашку, повернулся – никого. Куда она делась? Ходит бесшумно, как привидение. Странная! Могла полюбоваться, пока есть возможность. Мужика, наверное, видела последний раз, когда детёнышей зачала.

– Ты где?

– Иду. Извините, я детей переодела. Давайте рубашку.

Щёчки покраснели, смущается, как девочка, а на вид взрослая тётка. Ладно, накину, пожалуй, пиджак. Даже жалко кареглазую мышь.

Распаковал свой завтрак. Сел за стол с видом на заснеженный двор из окна.

М-м-м, любимый кофе, смакую каждый глоток. Божественная французская булочка.

Какого чёрта?! Маленькие бесята залезли на соседние стулья, сидят молча и смотрят, как я ем.

Кусок в горло не лезет. Не люблю детей. Везде лезут и вечно орут. А тут целых двое – это уже банда. Разорвут, к чертям собачьим, только дай слабину. Сидят и смотрят в четыре одинаковых глаза. Да что ж такое?! За что мне это?

– Ешьте.

Протянул оставшиеся вкусности. Взял стакан кофе и решил осмотреться. Кругом старинная мебель. Комод с фарфоровыми ручками – классный! Первый раз такой вижу. В мраморной вазочке бусы из натурального камня. Статуэтки, фотографии в рамочках. Что за…

– Это кто? – спрашиваю у мелких.

– Это мама. – отвечает пацан, жуя мой завтрак.

– Ты уверен?

– Да. Это мама, а там я и Лера. – показывает пальцем на другие рамки.

– А кто эта женщина? – уточняю, махнув в сторону двери, – Та, которая нас сюда привела. Она кто?

– Это мама! Ты что, дядя, глупенький? На фотографии мама, и рубашку твою стирает тоже мама. Понимаешь?

Пока пытаюсь догнать происходящее, пацан по имени Петя на вид дошкольного возраста деловито говорит:

– Ты не волнуйся. Мама хорошо умеет отстирывать всё что угодно. Траву зелёную, сопли там разные, даже кровь.

– Какую кровь?

– Человеческую. Дядя, ты какой-то странный. У тебя лицо злое. Ты маньяк?

– Чего? Нет. – огрызаюсь на него.

Не понимаю, о чём толкует этот парень. В сердце что-то кольнуло, да так, что причинило боль. Это не она. Это не может быть один человек. С фотографии мне улыбается богиня. Разве люди так меняются?

Глава 1

– Что случилось с вашей мамой? – спрашиваю у пацана.

– А что не так?

– Раньше она была красавицей?

– Мама всегда красивая. – улыбается маленький Пётр.

Смотрю на него – он же ребёнок, понятно, что для него мама всегда красивая. Не знаю, с чего вдруг, но задаю вопрос:

– А где папа?

Зачем я спросил? Какая мне разница?

– Папа нас выгнал из дома, и мы переехали сюда. Мы раньше в другом городе жили.

– Ясно.

Разглядываю, что ещё лежит на комоде. Странное и непонятное любопытство меня охватило.

 

Вот резюме: Анна Титова, учитель русского языка и литературы, классный руководитель, профессиональные навыки, достижения… бла-бла-бла, несколько листов. Почётная грамота, почётная грамота, почётная грамота. О Боже, они закончатся? Ещё, ещё. Диплом, благодарности, награды.

Ого, а мне это близко – дополнительно: опыт работы в качестве редактора-корректора в издательстве; удаленно через Интернет в качестве редактора-корректора; в звукозаписывающей студии в качестве литредактора. Что ещё? Высокий уровень грамотности. Большая скорость набора текста. Умение качественно выполнять большие объемы работ в предельно сжатые сроки. Креативность и творческий подход (в рамках компетенции). Доброжелательна и коммуникабельна. Семейное положение: не замужем. Дети: есть. Возможность командировок: нет.

– Где работает ваша мама? – спрашиваю Петра.

– Нигде, – пожимает худенькими плечиками, – Мама ищет работу, ещё не нашла.

– Кстати, где она? Время идёт. – кричу в коридор, – Женщина! Всё готово?

– Мама Аня, – поправляет меня пацан.

Точно, в резюме ведь только что читал.

– АННА! Вы скоро?!

Слышу бежит:

– Да-да! Уже всё готово. Погладила и пуговку пришлось подшить. Вы, наверное, дёрнули сильно, она отошла. Я всё исправила.

Сорочка как новая! Супер! Серая мышка рубашку не отдаёт, а держит, показывая, что поможет надеть. Сую руку в один рукав, во второй. Она слегка встряхивает пиджак и тоже подставляет, как служанка. Ненормальная услужливость. Раздражает! Вроде умная баба, а ведёт себя, как мышь. Что это на ногах? Шерстяные колготки? Ох, мышь кареглазая в колготках! Пора прощаться.

– Спасибо за помощь.

– Я вам больше ничего не должна?

– Нет. Всего доброго.

Быстрым шагом по морозному воздуху добегаю до парковки, прыгаю внутрь салона своего автомобиля и завожу двигатель. Из динамиков доносится приятная музыка. Каждый раз, когда сажусь за руль, удивляюсь немцам, как они смогли создать такую превосходную модель. Наконец, погружаюсь в свою привычную атмосферу и успокаиваюсь. Странная ситуация, женщина эта и её дети, обстановка в квартире – словно я побывал в другом мире. К чёрту её!

Встреча за встречей, день пролетает незаметно. Вечером в своём кабинете откинулся в кресле, перевести дух и подвести итоги. Вид из офиса высотки на огни вечернего города – зрелище завораживающее. Смотришь на всё и всех с высоты птичьего полёта, расслабляешься. Кто сегодня молодец? Я молодец! Всё успел, обо всём договорился, всего добился. Вечером обязательно надо себя похвалить…

– Никитос! Это конец! Всё пропало! – голос брата вырвал меня из облака размышлений и самовосхваления.

– Что, Дим? Что опять?

Я старший брат из трёх. Да-да, как в сказке, старший самый умный – это я; средний – Димка, и так и сяк, слишком мягкотелый; а младший Виталя – как водится… дурак! Отец наш долго не раздумывал, кому передать свою империю. Димка занял пост исполнительного директора в издательстве. Паникёр ещё тот! С каждой проблемой «вселенского масштаба» бежит ко мне. А я что? Я брат. Слушаю и помогаю.

– Редактор свинтила в самый ответственный момент! – жалуется Дима. – В отделах корректоров и верстальщиков творится полнейший хаос! Это катастрофа – номер не уйдёт в печать! А это, между прочим, неустойки!

– Ищи срочную замену. У нас такой штат огромный, выдерни кого-нибудь с другого этажа.

– Я уже всех обошёл и обзвонил, ничего не получается. Дал объявление о вакансии, посыпались резюме, но там совершенно не из кого выбрать: или опыта нет, или рекомендация подкачала. Была одна на примете, но она фифа такая скандальная, ни к чему она нам – весь коллектив развалит.

– Это да. Абы кого не надо. – соглашаюсь с братом.

– Где взять прямо сегодня нормальную? Ума не приложу. – горестно вздыхает Димка.

Твою налево! Вспомнилось резюме на комоде. Судьба что ли? Повезло тебе, Анька.

– Ну считай, что я нашёл тебе свободного редактора. Дим, записывай адрес. Имя Анна Титова.

– Она с опытом?

– Там такое резюме, устанешь читать!

– Откуда у тебя этот контакт? – удивился братец.

– Собеседование утром проводил. Аха-ха! Работаю на опережение!

– А телефон?

– Сам достанешь.

– Подожди! Это же адрес кофейни, твоей любимой.

– Кофейня ведь не в поле стоит. Так? Это жилой дом. Отправь курьера с письмом, поищи в соцсетях. Я тебе адрес дал. Дальше сам!

Глава 2

Никита

Вечером едем в ресторан с Вероникой – в мир утонченной красоты и безупречного вкуса. Для меня созерцание прекрасной обстановки и роскошной спутницы – это настоящее эстетическое наслаждение.

Вечер продолжился в её шикарной квартире. К себе я никогда не приглашаю женщин. Моё условие: никаких «мы», никаких «останься», никаких обязательств и привязанностей. Не хочу видеть ни вещи, раскиданные по моей территории, ни женских штучек в ванной и душевой. Это моё пространство и только моё!

Вероника в курсе моих правил и согласна. А иначе была бы другая Вероника, более понятливая.

Я ощущал внутри сгусток неуёмной энергии, и мне нужна была разрядка. Как всегда, я был на высоте, оставил замученную Веронику спать и уехал к себе домой. У неё я тоже за все полтора года ни разу ночевать не оставался. Я вообще не спал ни с одной женщиной, так чтобы уснуть вместе в обнимку и спать. Я брал, что хотел и уходил – спал всегда у себя.

Утром, зайдя в двери кофейни, лишь на миг завис – вспомнил вчерашнее утро. К чёрту серую мышь с её детьми. Как сегодня хорошо, привычно, спокойно – кайф! С удовольствием позавтракал и уехал в офис.

Мой личный ассистент Клим уже подготовил тонну бумаг на подпись. Каждый раз после этого, начинает казаться, что на пальцах и кистях рук у меня самые накаченные мышцы.

Пять минут перерыва, дальше череда звонков, за ними назначены две встречи. Как хорошо, что итальянцы согласились на завтра. Сегодня погуляют по городу, а завтра у нас важный контракт.

Пробирается сквозь моих помощников и советников Дима:

– Никитос, удели две минуты.

– Говори. – продолжаю разбирать бумаги на столе, не глядя на брата.

– Не знаю, что делать с редактором. Беда какая-то. Титова твоя отказалась.

– Кто?! – хмурю брови, силясь вспомнить, кто такая «моя Титова»?

– Ну, эта, которая в кофейне живёт. Ты вчера адрес давал. Я наших админов загрузил, они всё по ней нашли.

Дима положил на стол пластиковую синюю папку.

– Опыт работы внушительный, помимо школы, пару лет даже руководящие посты занимала. Идеальный кандидат. Мой зам вчера ей на почту письмо кинул, она молчит. Думали, может, письмо в спам угодило, позвонили, а она выдала, что занята, и работа наша её не интересует. Вот такие пироги! Эх, даже не знаю, что делать. Первый раз такое! Обычно к нам все попасть хотят, пороги обивают, да что там – дерутся за место! А тут какой-то кадровый голод. Ты даже не представляешь, что в отделах творится. Такой шум поднялся, никто работать не хочет, все бурлят, кипят.

Брат развёл руками и на вид был серьёзно обеспокоен.

– Так! Собери собрание, толкни речь патриотическую, уволь двух-трёх активистов, нагнетающих обстановку, остальные сами прижмутся. Посмотри, кто тебе нравится у конкурентов. Предложи условия лучше. Найдётся твой редактор никуда не денется.

– Всё понял. А с Титовой-то что делать?

– Да брось ты эту папку в шредер. Не хочет и не надо! Забудь!

После обеда я ещё вчера распорядился освободить меня от дел. У Вероники день рождения, она просила встретиться с её агентом, обсудить планы на её модельное будущее, есть у него какие-то важные предложения – не мог ей отказать в праздник. Затем мы с ней определились с отпуском. Год не отдыхал, устал, как собака.

А вечером нагрянул в клуб. Изысканная вип-зона на втором этаже. Внизу культурно отдыхает молодёжь, прилично одетые девушки танцуют, разогревая публику. У нас своя компания: мой партнёр по бизнесу и бывший однокурсник Мишка Градов с молодой женой, друг и партнёр по теннисному клубу Савва Токарев с двумя своими модельками. Одно негласное условие – в клубе о делах ни слова. Отдыхаем!

Собрались узким кругом отпраздновать день рождения Вероники. Именинница изъявила желание приехать сама, в итоге, конечно, опаздывала. Наконец-то доставили умопомрачительный букет. Подарок у меня готов заранее – изумрудное колье в бархатном футляре.

Слышу щебечет сзади знакомый голосок:

– Масик, ты совсем один? – дышит в самое ухо бывшая подруга.

Расстался с ней, потому что начала привыкать и меня подтягивать к отношениям. А я одинокий волк, удовлетворяющий свои потребности и щедро благодарящий за понимание. Бывшая Эллочка хотела большего, замуж, детей любым способом. Пришлось откупиться, чтоб отстала.

– Потанцуешь со мной? – обвивает меня руками, как лианами.

– Ты ведёшь себя вызывающе. – пытаюсь её спровадить, пока не явилась Вероника. Ревность между мной и Вероникой неприемлема, такое условие. Но сегодня всё-таки праздник, и я хотел быть в какой-то мере джентльменом.

Наконец удаётся избавиться от назойливой бывшей. Как раз вовремя. Чеканит шаг, как по подиуму, моя Вероника. Она невероятно прекрасна, все смотрят на неё. Но подойдя ко мне, глаза её меняются:

– Это что?!

Сбоку от меня на столе лежит женский браслет. Я даже не заметил, как Элла успела его подложить.

– А я думаю, с чего это Эллочка вся сияет и улыбается мне во все свои тридцать два зуба. – процедила недовольно Вероника.

– Она просто подошла поздороваться.

Вероника заметно расстроилась, увидев на столе чужую вещь. Да ещё и Эллочки. Они между собой знакомы через модельное агентство. Можно сказать – заклятые подружки.

А я-то наивный рассчитывал на приятный вечер.

Вдруг сотрудница из обслуживания (попросту уборщица) тихим голоском говорит:

– Простите, я не знала, чей это браслет. Нашла его на полу и положила на ваш стол.

Смотрю что-то знакомое. Не поверил сначала своим глазам – Титова собственной персоной. В форме заведения.

Вероника не на шутку завелась и прошипела:

– Не хватало мне ещё, чтобы уборщица прямо под ноги пихала свою швабру! Ты мозги свои на полу поищи! Гости отдыхают тебя тут быть не должно!

У меня челюсть отвисла от такой резкости Вероники. Может праздник в голову сильно ударил? Обычно она всегда сама вежливость.

За Титову вступился Мишка Градов:

– Вероника, не шуми, это я попросил администратора её пригласить. Мы со Светочкой коктейль на пол пролили. Ну подняла она браслет, ошиблась, с кем не бывает.

Вероника впихнула браслет в руки Титовой и пригрозила:

– Я позвоню директору клуба, ты уволена! Собирай свои вещи и на выход! Не известно, чем ты тут вообще занимаешься, может по сумкам шаришь?

Титова вся покраснела и ушла в помещение для персонала.

Неприятная ситуация. Зачем эта мышь Титова влезла? Ну надула губки Вероника, через пять минут бы уже смеялась вместе со всеми. А тут её заело. Набирает номер директора.

Забрал у неё телефон:

– Оставь девочку в покое. Она же просто свою работу делала, и дорогой браслет не в карман положила, а на стол. Ты её видела? У неё зарплата в месяц меньше, чем ты здесь за четверть часа потратишь. Успокойся, пожалуйста. С днём рождения!


Издательство:
Автор
Поделиться: