Litres Baner
Название книги:

Эрзань Мастор: движение эрзян за равноправие и развитие в 1989–2019 годах

Автор:
Нуянь Видяз
Эрзань Мастор: движение эрзян за равноправие и развитие в 1989–2019 годах

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

1. МОРДВА – АХИЛЛЕСОВА ПЯТА ЭРЗЯ НАРОДА

Об эрзе до начала двадцать первого века слышно было и писалось мало. На слуху чаще держалось «мордва». Что за термин «мордва» и так называемый «мордовский народ»? Почему на протяжении нескольких веков названия «эрзя» и «эрзянский народ» были мало или совсем неизвестны человечеству? Кто они – эрзя, мокша и мордва? Чем и как они отличаются друг от друга? Разумно и правильно ли эрзян и мокшан называть «единым мордовским народом»? Чем, за что этот «гибрид» так нравится властям, в первую очередь высших уровней?

Без ответов на эти вопросы, без пояснения значения перечисленных этноимён трудно будет понять суть изложенного в настоящей работе. Сложность этого явления заключается в том, что собственное название эрзя народа и его представителей веками скрывалось «импортным» этнонимом «мордва».

В эрзянском языке, как и в мокшанском, нет такого слова, и долгое время о нём, как и о Христе, о Христианской Вере, коренные жители не имели представления. Называли их чужеземным непонятным именем «мордва», но об этом они и не знали. С достопамятных времён говорили, пели по-эрзянски, жили по эрзянским старинным обычаям.

Впервые это название-прозвище народа mordens вошло в исторические трактаты в VI в. н. э. Автор его – готский историк епископ Иордан. Народ такой, если судить по его заключению, есть, а языка… нет. Может ли быть нечто подобное в реальной жизни? В случае с эрзей складывается с точностью наоборот: есть язык, эрзянский, а народа эрзянского как такового… нет. Вместо них, как сказал гот Иордан и как нам сотни лет внушали чиновничий люд и придворные историки, есть мордовский язык и мордовский народ. Получается какая-то головоломка: языка нет – этнос есть! Как такое могло прийти в голову?!

В таком же духе трубили-убеждали власти и их многочисленные средства информации и образовательные системы: эрзя и мокша – субэтносы единого мордовского этноса. И снова недоумение. Как может безъязыкий этнос иметь субэтносы, не ведает и сам Всевышний. Выходит тупиковый каламбур. Ни больше, ни меньше.

Мир, очевидно, не знает такого этноса, который был бы наречён таким странным трёхслойным именем: мордовский (эрзя, мокша) народ. Это уникальнейшая по несообразности дезинформация. У одних она вызывает ехидную улыбку и покачивание головой, у других – едкую горечь в беспокойной душе.

В годы советской власти, взяв за основу ошибочную историческую трактовку, назвали созданный в 1928 г. округ, затем автономную Эрзяно-Мокшанскую область, а в 1934 г. Республику – Мордовской. Термин обрёл политическое значение и административную силу. Таким образом, воевавшие друг с другом в течение долгого времени два близких по языку, но абсолютно разных по ментальности, характеру, темпераменту народа, со временем основательно забывших свои истории, войну под водительством Пургаза с одной и Пуреша с другой, привели под общую административную, по существу, русскую крышу. В результате сложились самые опасные, самые губительные предпосылки для самостоятельного развития Эрзи и Мокши. Первоначально были попытки назвать республику эрзяно-мокшанской. Не вышло, верх взяли сторонники «мордвы», и гособразование было наречено мордовским.

Это ложное имя, помимо прочего, стало для тысяч чиновников и жителей источником получения зарплаты и других социальных благ. Оно их вполне устраивало, и держатся ныне за него усердно. О состоянии национальной культуры, языка, этноса и знать не хотят. Всё это в совокупности в судьбе обоих народов сыграло, на- ряду с другими многими причинами, роковую негативную роль.

То, что эрзя и мокша не «единый народ», видно и невооруженным глазом. Обычно ссылаются на лексическую близость эрзянского и мокшанского языков. При этом забывают: язык – это не только лексика. Это фонетика, орфография, орфоэпия, синтаксис, морфология, фразеологизмы, произношения… Разницы в них – края не знают. К тому же тюркизмов в мокшанском языке в разы больше, чем в эрзянском. Это говорит о проживании народа среди тюрок. Понять эрзе в разговоре мокшанина трудно, поэтому собеседники сразу переходят на «единый мордовский», то есть на русский, язык.

Разница, повторяюсь, не только в языке, она проявляется в менталитете, темпераменте, антропологии (значительная часть мокшан смуглая и кареглазая), в костюмах, обычаях, культуре и другом. Мокшанка, к примеру, не знает, что такое пулай и головной убор панго. Она голову покрывает платком так, как тюрчанка чалмой, а вместо руци панара надевает платье свободного покроя, как женщина-мусульманка. Мокшанки носили штаны. Нетрудно вместе с тем заметить в одеянии мокшанки и элементы эрзянского.

Большая разница между этими двумя этносами и в похоронном обряде. Мокшане хоронили покойника, как показали многочисленные раскопки времён владычества Хазарского каганата и после, головой на юг, эрзяне – на север. Несколько иные у них и нынешние обряды погребения.

Ещё пример. Эрзянская песня «Пандо прясо од килей» («На горе берёзка») поётся протяжно, задушевно и несколько грустно. Став мокшанской под названием «Луганясо келунясь» («На лугу берёзка», текст, считай, идентичен), она стала иной, мелодия обрела иные ритмические краски, стала «скачущей». Напористость и уверенность оттеснили эрзянскую задушевность, напевность, печаль. Быстрота – протяжность.

Между территориями, заселёнными эрзей и отдельно мокшей, исторически сложилась чёткая географическая граница. В восточных муниципальных районах Мордовии живут эрзяне, в западных – мокшане. Это значительно облегчило бы создание Эрзянской Автономной Республики.

Южные пространства проживания эрзян (арисов) с VIII по X век были заняты тюркоязычным Хазарским каганатом. Это иго заменило другое – монголо-татарское. Вот откуда, как и в каких условиях сформировался мокшанский народ, возник мокшанский язык, появились различия между эрзей и мокшей в разных сферах бытия. См. Шаронова А. М. [16].

В далёком прошлом был не мифический мордовский, а единый эрзянский этнос. Об этом говорит и соотношение численности эрзян и мокшан. Эрзян было в пять-шесть раз больше, чем мокшан (см. приложение-статью «Смеяться или плакать?»). Они проживали на территории нынешних Нижегородской, Владимирской, Рязанской, Тамбовской, Пензенской, возможно, части Воронежской областей, а также республик Мордовия, Татарстан и Чувашия.

Следует к тому же помнить: Мокша – это гидроним, название реки, а не народа. Помнить и о том, к чему приводит ассимиляция одного народа другим. Если бы Хазария не распалась, никаких мокшан сегодня бы не было. Но история распорядилась иначе: 969 г., иудейская страна «неразумных хазар». Перестала существовать и тюркинизация.

В результате долгого пребывания в тюркоязычном мире часть эрзян, названных арисами, потеряла самое ценное в любом этносе – национальное самосознание, родилась новая генерация уже с новым мокшанским самосознанием, с иным образом мышления и видения окружающей действительности. Это показала и доказала тридцатилетняя борьба современной эрзи за будущее своего языка, этноса в 1989–2019 гг. Мокшане же стояли на обочине дороги в состоянии, можно сказать, полного равнодушия. Вместо помощи нередко чинили препятствия своим «родственникам». Мало что сделали и для спасения своего мокшанского народа. Вот «дар» от хазар.

2. ПЕРВЫЕ ШАГИ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОБУЖДЕНИЯ. ОБЩЕСТВО «МАСТОРАВА»

Объективную оценку любому историческому событию, отдельному факту, явлению следует давать во взаимной связи с протекающими процессами в прошлом и настоящем, рассматривать их в диалектическом единстве и развитии. Казалось, что может быть общего между кровавыми тридцатыми годами советского периода и «свободной» жизнью начала нынешнего XXI века? Попытаемся поискать эти общие черты.

Средством давления на «вольнодумство», на развитие духовно-бытовой и материальной культуры малочисленных, по сравнению с русским, коренных народов были в руках коммунистических правителей «тройки» и тюрьмы с лагерями. Они были средством управления общественно-политическими процессами. За что угодно подвергались репрессиям и представители русского народа, но только не за «буржуазный национализм». Эрзе же этим страшным ярлыком был нанесён непоправимый урон. И сегодняшние власти стараются не забывать о тех годах и использовать в тех же целях тот опыт. Пример – события в Украине в 2022 г. Духовный кнут, пришли к выводу, порет больнее, чем даже ружьё.

Цель, генеральная линия большевистских руководителей, их партии была одна: не допустить распада воссозданной за реки крови нового типа коммунистической империи. Для этого одних «бунтарей» того или другого нерусского народа отправляли на вечный покой, другим выдавали путёвки в северные широты валить лес. Многих заставили бить в ладоши и петь песни во славу «колхозного вольного края» и советского политико-тоталитарного строя.

Особенно трагично сложилась судьба эрзянского народа. Разбросанный по многим территориям страны ещё в царские времена крещением кнутом и пряником, а также экономическим и культурным гнётом, он, казалось, навсегда потерял чувство собственного достоинства и светлой мечты о самосохранении.

20 декабря 1934 г. на карте СССР появилась Мордовская автономная советская социалистическая Республика (МАССР). Этим была похоронена идея создания двух независимых Республик – Эрзянской и Мокшанской. Саранск, ставший столицей учреждённой государственности, стал неким центром притяжения для образованных, талантливых, настроенных патриотично эрзян. В то же время… «ловушкой». Приехавшие сюда из многих областей Советского Союза писатели, поэты, педагоги, инженеры, артисты, экономисты… были расстреляны или сосланы в необжитые места севера и юго-востока страны. Элита нации была физически уничтожена, народ духовно обезглавлен. Кровавую жатву тридцатых продолжили ещё более суровые военные сороковые годы. Не стало лучше и в пятидесятые.

 

Не пришла долгожданная весна радостей в национальную жизнь и в новых исторических условиях, в конце прошлого и начале нового столетий. Горбачёвская «оттепель» длилась недолго.

Атмосфера духоты, политического и культурного давления держалась, как и в прежние годы, века, только в другой форме. Политика дискриминации коренных народов осуществлялась и осуществляется поныне, иными стали только способы. Но цель осталась прежней – любой ценой стереть с лица земли около 200 автохтонных этносов. Именно для этого упорно продвигается идея воспитания в нерусских народах российской, то есть русской, идентичности.

Истоком возникновения раздумий о свободе, о правах на равенство, самоопределение, на независимость стало то, что СССР во второй половине 1980-х годов исподволь стал переходить на демократические принципы правления государством. Были выведены из Афганистана советские войска, демонтирована Берлинская стена, закончена холодная война, впервые за многие годы проведены свободные выборы. Идеи перестройки государственной системы руководства страной стали знаком того периода времени. Слова «перестройка», «гласность», «ускорение» зачастили на газетных полосах.

Не было взято во внимание одно: подлинная, служащая народу демократия – это антипод имперскому диктату в любом формате и в любой стране. Но сегодня почти во всех государствах, называемых демократическими, во главе – диктат над покорёнными когда-то национальными меньшинствами. Эта форма правления без политически заряженного ружья существовать не в состоянии. Стоило М. С. Горбачёву чуть-чуть ослабить давление, диктат, как могущественный, неприступный СССР развалился на куски, оставив наследницей Россию, империю в несколько сокращённом варианте.

В средствах информации 1985–1990 гг., пусть с оглядкой, стали появляться слова «ассимиляция», «дискриминация» на этнической основе и другие. Многие, почувствовав ветер воли, свободно вздохнули. Как трава, деревья после долгой суровой зимы, пробуждалась общественная свободолюбивая мысль, сознание значимости мнения народа и отдельной личности. Способствовала этому, напомню, Горбачёвская «оттепель». Она продолжалась недолго: с 1985 по 1991 год. Далее…

В результате подписания Беловежских соглашений 8 декабря 1991 г. главами России, Украины, Белоруссии и Казахстана СССР, крупнейшее сухопутное колониальное государство на планете, перестал существовать. Как следствие, от русского имперского ига освободилось несколько десятков народов. Они обрели право учиться и говорить на родном языке, знать свою историю, литературу, религию; заимели свои государства – гарант перспективы полнокровной жизни любого этноса, его древней и современной культуры. Несмотря на некоторые трудности экономического характера в жизни народов, обретших свободу, распад любой колониальной системы – это прогресс.

В этих условиях у части эрзянского населения стали появляться ростки национального самосознания и, как следствие, самосохранения. Этому, можно полагать, в какой-то мере способствовали события 20-х годов прошлого XX столетия – создание национальных государственных образований, предоставление права на самоопределение угнетённым прежде коренным народам. Ничего подобного история человечества не знала. Это неоценимая заслуга советского строя.

В мае 1917 г. М. Е. Евсевьев, великий просветитель эрзянского и мокшанского народов, организовывает в Казани культурно-просветительское общество с целью повышения культуры, образованности и консолидации народов. Он – автор обращения к мордовскому народу [9].

В 1923 г. в Москве было образовано общество «Сыргозема» («Пробуждение») эрзян и мокшан. Будучи членом Научного Совета Национальностей ЦИК СССР, будущий профессор-лингвист А. П. Рябов трудится над систематизацией основ эрзянского литературного языка, выполняет большую работу по освобождению эрзянского языка от заимствований, от русизмов. Он с интересом, увлечённо занимается общественной работой [10].

В московском театре «Коммуна» было открыто множество национальных секций, в том числе эрзянская. Здесь был создан хор, который возглавил А. П. Рябов, хорошо знавший эрзянский фольклор.

На концерты творческого коллектива приходили народный комиссар просвещения Анатолий Луначарский и известный театральный деятель Всеволод Мейерхольд. После выступления по всесоюзному радио в адрес коллектива под управлением Анатолия Рябова пришло множество писем с восторженными отзывами и благодарностями.

Через некоторое время А. П. Рябов назначается заведующим клубом в Марьиной роще. Занялся ликвидацией безграмотности и повышением культуры эрзян и мокшан, организовывал беседы, чтения, литературные вечера, театрализованные представления. Старинные эрзянские обрядовые песни всё чаще стали звучать на радио [5].

В 1925 г. в Москве деятелями культуры учреждалось общество по изучению мордовской культуры [9]. Учредители: Т. В. Васильев, И. Х. Бодякшин, П. С. Глухов, Ф. Ф. Советкин, А. П. Рябов, В. Г. Бажанов, И. Я. Бондяков, М. Е. Евсевьев, Г. К. Ульянов (все 9 человек – эрзя) и другие. Общество признано было Президиумом Совета национальных меньшинств Наркомпроса РСФСР. На совете учредителей был принят Устав; избраны председатель – Бодякшин и секретарь – Рябов [9]. Задача общества – содействие национально-культурному строительству, развитие эрзянской и мокшанской школы.

Отдельные «мордовские» словосочетания пришлось заменить на конкретные названия – эрзя и мокша, так как звучат неправдоподобно.

Не находится объяснение, почему Евсевьев, Рябов, Бодякшин и многие другие, истинные эрзяне, в своей деятельности так часто использовали чужое слово – мордва. По-видимому, были причины. Какие?

Почему эрзянская газета «Якстере теште» называлась чужеродной мордовской? Чья рука водила пером?

Почему общество по изучению культуры, созданное эрзянами Евсевьевым, Бодякшиным, Рябовым, Ульяновым и многими другими, называлось мордовским?

Почему Евсевьев эрзянскую свадьбу назвал «мордовской свадьбой»? Может, действовала привычка, выработанная под влиянием русских, ведь они, не зная языков, не различали, кто есть кто. Поэтому для них что эрзя, что мокша, всё равно – мордва.

Кроме того, все центральные национальные учреждения РСФСР, такие как, к примеру, Совет национальных меньшинств и другие, наименовались мордовскими. Поэтому приходилось вести переписку, работу, общаться под мордовским «флагом». Это, пожалуй, одна из причин того, почему так часто в те годы применялись мордовские названия.

Время неумолимо.

Пришёл апрель 1989 г. В тесном кабинете ответственного секретаря эрзянского детского журнала «Пионерэнь вайгель» (впоследствии «Чилисема») Маризь Кемаль (Кемайкиной Раисы Степановны) по её инициативе собрались те, кто, почувствовав перемены в общественной жизни, был готов сказать во весь голос: эрзянский язык, народ эрзянский надо спасать от русификации. В инициативную группу, кроме Маризь Кемаль, входили: Л. И. Абрамова – радиожурналист, А. К. Анисимов – подполковник, начальник штаба, Е. С. Грачёва – директор дома творчества профсоюзов, Г. С. Гребенцов – литконсультант, Н. И. Ишуткин – главный редактор «Пионерэнь вайгель», М. В. Мосин – декан филфака (МГУ), Д. Т. Надькин – поэт, профессор, филолог (МГПИ), впоследствии избранный председателем общества, А. И. Петайкин – старший редактор журнала «Пионерэнь вайгель», Д. В. Цыганкин – профессор, филолог (МГУ), Е. В. Четвергов – кандидат сельскохозяйственных наук (МГУ), А. М. Шаронов, доцент (МГУ). Первое заседание провели 7 апреля 1989 г. Все эрзя.

Позднее стали приходить на собрания

Г. И. Михатов, представитель обкома КПСС А. С. Лузгин, нанёсший неподъёмно много вреда эрзянским инициативам и делам, Г. Д. Мусалев, В. В. Девяткин и другие.

На следующей встрече, через неделю после первой, 14 апреля 1989 г. были: Маризь Кемаль, Д. В. Цыганкин, Д. Т. Надькин, А. М. Шаронов, Е. В. Четвергов, А. К. Анисимов. В этот день состоялась встреча с писательской организацией Мордовии. Было решено: обществу «Вельмема», как тогда называлось, быть!

Первым ответственным секретарём будущего общества была Маризь Кемаль. Благодаря ей составлялись и сохранились, как документы, протоколы собраний периода становления культурно-просветительского общества «Масторава».

Были рассмотрены на том заседании два варианта программы создаваемого общества: Д. Т. Надькина и А. М. Шаронова. После обсуждения был принят Надькинский вариант, как менее радикальный. Хотя, как потом убедились, обвинили в радикализме и Надькинскую. Её в этот же день представили партийному собранию писателей. После дебатов собрание решило: эрзяно-мокшанскому общественному центру, как было сказано выше, быть.

На встречах шёл обстоятельный разговор о сложившейся критической ситуации с эрзя и мокша языками, культурой, обсуждалась необходимость скорейшей регистрации общественной организации.

На первых началах, как уже отмечалось, будущее общество названо было «Вельмема» («Возрождение»). В мокшанском языке такого слова нет. Поэтому по предложению А. М. Шаронова (Александр Маркович как раз в эти годы работал над эпосом «Масторава») получило другое название – «Масторава».

Эрзянь Мастор, 1 апреля 2019 г.,

№ 6-542

Дела наши, совместно с мокшанами, шли под гору. Финскую благотворительную помощь (два огромных грузовика-дальнобойщика хозяйственно-бытовых вещей) «приватизировал» и превратил в источник личной наживы мокшанин Пивин, избранный кассиром, который через короткое время исчез из общества вообще. Ещё один мокшанин, Вельмискин, показал, кто чего стоит. Став после Маризь Кемаль секретарём «Масторавы», он в неблаговидных целях использовал подаренный финнами ксерокс и помещение.

Да, отношение мокшан к фактически эрзянскому обществу «Масторава», поведение их во время рабочих встреч – это неоспоримый аргумент, подтверждающий абсурдность, в то же время злую коварность призывов идти в борьбе за свои права общим мордовским фронтом. Точно так же из-за «братания» с мокшанами тихо-мирно заснула вечным сном в 1991 г. московская «Масторава». Вероятно, из-за этого, в какой-то мере, не могли долго существовать общества 1917, 1923, 1925 гг.

17 декабря 1989 г., вопреки запретам властей, считай, подпольно, состоялась конференция, поставившая перед властями Республики Мордовия проблемы, стоящие перед эрзя и мокша в то время и в перспективе. Хотя по повестке дня собрания обсуждались вопросы защиты языка, культуры, истории, эта конференция была первым важным политическим актом пока нелегитимного общественного образования.

Начались муки по регистрации «новорождённого», хождения по властным инстанциям и обращений к ним. Требовалось разрешение Москвы. В то время написать или позвонить кому-либо «выше» было непросто. Письма приходилось отправлять, опустив их в почтовый ящик проходящего через Саранск или Рузаевку поезда.

«Письмо-обращение сорока» в высший орган власти СССР удалось отправить в Москву с нарочным. Подписали это письмо сорок самых известных в различных областях жизни представителей Мордовской автономной Республики. Письмо дошло и дало положительный результат. Местным властям велено было не чинить преграды по утверждению документов организации. С большим опозданием, с оттяжкой из-за пустяков, но Мордовское культурно-просветительское общество «Масторава» 28 апреля 1990 г. было зарегистрировано в Исполкоме Саранска, «руководствуясь ст. 51 Конституции СССР и Положением о добровольных обществах и союзах, утверждённым 10 июня 1932 г. ВЦИК и СНК РСФСР».

3–5 августа 1990 г. в Саранске состоялся Первый (и последний) Всесоюзный съезд культурно-просветительского общества «Масторава». С докладом выступил основатель общества Дмит рий Тимофеевич Надькин. Присутствовало 1 200 человек из многих территорий Советского Союза, где более или менее сосредоточенно жили эрзя и мокша.

Подготовке и его проведению помогли и властные структуры Республики. Председатель Совета министров МАССР В. С. Учайкин (эрзя) выделил 5 000 рублей, председатель областного Совета профсоюзов М. Я. Слушкин (эрзя) на три дня без арендной платы предоставил Дворец культуры профсоюзов. В. В. Девяткин внёс 1 000 рублей.

Повестка дня:

1. Духовная культура эрзянского и мокшанского народов и задачи «Масторавы».

2. Эрзя и мокша языки, их статус.

3. Мордовская литература, искусство, культура.

4. Прошлое, настоящее и будущее мордвы.

5. Экология, экономика, демография в контексте мордовской культуры. Проблемы школы.

6. Устав и программа общества «Масторава».

Были избраны члены Совета и исполнительного Комитета.

Одной из первоочередных, главных задач съезда считалось переименование Мордовской АССР в Эрзяно-Мокшанскую (Мокшано-Эрзянскую) Республику. Рассматривались и другие жизненно важные вопросы.

Съезд стал символом народного ликования, праздником надежды на добрые перемены как в материальной, так и духовной жизни этносов. Концерт, поставленный исключительно на эрзянском и мокшанском языках, был демонстрацией интеллектуальной и культурной мощи народов. Такого концерта, такой бури чувств саранская сцена не знала, не знала и Автономная Республика. Событие то было в самом деле значимым, ярким, насыщенным знакомствами между приехавшими из разных точек страны. Песня звучала в коридорах, фойе, на улице – везде…

 

Не всем была по душе весть о таких изменениях. Тут же этот исторический поворот назвали, нашлись и такие… фашизмом, посыпались угрозы в адрес организаторов форума и учредителей «Масторавы». Больше всего стрел направлялось в адрес Д. Т. Надькина. Приходилось вечерами сопровождать его до дома. Мордовский обком КПСС с помощью средств информации, своей лекторской группы и отделения общества «Знание» развернул кампанию по дискредитации не успевшего встать на ноги общества, представляя его активных участников «экстремистами», «ярыми националистами» и т. д.

Увидев в намерениях и практических мероприятиях общественной организации угрозу национальной политике государства, власти Мордовии и России приняли неразглашаемые меры по прекращению деятельности «Масторавы». Наряду с поддержкой, оказываемой больше для видимости, они прилагали немало усилий, чтобы незаметно, без газетных словопрений взять под контроль народную инициативу, движение под свою опеку. Для этого в число активистов внедряли своих, которые, не зная устали, стучали куда следует о каждом шаге. Верность этих слов показало время.


Издательство:
Автор