Название книги:

Тиран

Автор:
Стейси Вегас
Тиран

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Я вошла в кабинет босса, немного робея. Остановилась возле входа, не рискуя пройти дальше.

– Подойди ближе, Джессика, – сказал он хриплым тихим голосом, но я хорошо его услышала и сделала несколько робких шагов.

– Сними блузку.

Я торопливо расстегнула две пуговицы, но он меня остановил:

– Медленно!

Жестокий. Он ведь знает, что для меня это пытка, и всё же хочет её продлить. Только я все равно подчиняюсь его приказу. Медленно, пуговица за пуговицей, расстёгиваю тонкую шёлковую блузку. Ткань мягко поглаживает кончики пальцев, приятная на ощупь, дорогая, чертовски дорогая.

Моему боссу нравится наряжать свои игрушки. И я – не исключение.

Наконец с последней пуговицей покончено, и я опускаю руки, вытянув их по швам, словно не знаю, что делать дальше.

– Я сказал, сними.

Я выполняю этот его приказ и бросаю блузку на подлокотник кресла. Слежу за ней взглядом и убеждаюсь, что она не упала на пол.

Дорогая вещь. Мне не так просто смириться с мыслью, что я ношу настолько дорогие вещи, а если бы я её ещё и испортила – не знаю, наверное, сошла бы с ума.

Теперь на мне остаётся только полупрозрачный бюстгальтер. Кожу легонько покалывает кондиционированный воздух. Здесь прохладно. По спине пробегают мурашки, и я не могу разобраться от чего. То ли от холода, то ли от страха, то ли от какого-нибудь другого чувства, названия которому я пока ещё не знаю.

– И бюстгальтер тоже, – велит мне мой босс.

Я коротко щёлкаю застёжкой, и он улетает вслед за блузкой.

Горячий взгляд обжигает меня, я чувствую его кожей.

Босс поднимается из кресла и в несколько шагов оказывается сзади меня. Его руки ложатся мне на грудь. Мои соски мгновенно реагируют на это – разбухают, кончики становятся острыми, и я шумно выдыхаю.

От того возбуждения, что зарождается там, под пальцами босса, и золотыми искрами рассыпается по всему телу, а еще от досады, что я никак не могу это возбуждение скрыть.

– Сядь, – говорит он, указывая мне на стул.

Я сажусь в офисное кресло-вертушку, не особенно даже обдумывая этот приказ – словно я и вправду всего лишь кукла, марионетка.

Он разворачивает меня к себе лицом, зачем-то корректирует высоту кресла так, что я оказываюсь очень высоко и теперь едва касаюсь пола носками туфель. Он расстёгивает брюки и выпускает на волю огромный эрегированный член.

Я приоткрываю рот, догадываясь, чего от меня хочет босс, и почти угадываю: он проводит головкой члена мне по губам, слегка погружает его в мой рот. Я торопливо облизываю головку, вбираю её в себя, пытаюсь насадиться глубже, но босс не позволяет.

Я не угадала.

Он пристраивает член между моих грудей, крепко сжимает их, заставляя меня вскрикнуть, то ли от боли, то ли от удовольствия, которое электрическим разрядом прошило позвоночник, и начинает двигаться.

Это кажется мне настолько порочным и неправильным!

Я не чувствовала бы такого смущения, даже если бы он просто разложил меня на столе и ворвался в меня одним рывком.

Но я, разумеется, не спорю. Все эти мысли я держу при себе, потому что выполнять любые приказы босса – это моя работа.

Просто работа и ничего более. По крайней мере, мне хочется так думать.

За несколько дней до этого

– Я на собеседование. Джессика Гордон…

Мой голос звучал не слишком уверенно. Я вообще не чувствовала себя уверенно с той самой минуты, когда вошла в это огромное здание из стекла и металла. Оно подавляло, заставляло чувствовать себя маленькой и ничтожной.

Секретарша окинула меня оценивающим взглядом. Поджала губы, словно ожидала увидеть тут кого-то поприличнее. Уверенности мне это не добавило.

– Ожидайте!

Она небрежно кивнула на диван красивого кремового цвета. Я присела на краешек, боясь испачкать, и теперь украдкой рассматривала ее. Красивая, холеная. Из тех, кто знает себе цену. Светлые волосы струятся и сияют… На губах алая помада. Яркая, такую могут позволить себе только те, чья форма губ идеальна. У нее – идеальна. И острые коготки, выкрашенные в тот же яркий цвет, тоже идеальны. Полагаю, ее маникюр стоит больше, чем весь мой гардероб.

Яркая вспышка осветила стены. Сквозь огромные панорамные окна было видно крыши небоскрёбов и тяжёлые, нависшие над городом тучи. Молния разделила небо пополам, и по стеклам забарабанил дождь.

Секретарша досадливо поморщилась и застучала по клавишам в такт ливню.

Гром и молния в день моего собеседования! Надеюсь, это не знак.

Так, Джессика, соберись! Не хватало ещё, чтоб погода влияла на твою уверенность! Я отогнала от себя невеселые мысли и, чтобы отвлечься, пробежалась глазами по своему резюме.

Его нельзя было назвать идеальным.

В графе «Опыт» – лишь два месяца практики в небольшом провинциальном агентстве…

Да, негусто. И почему меня должны взять?

У меня не было ответа на этот вопрос. Я даже не имела понятия, почему именно мое резюме выбрали из сотен других и пригласили меня в это крутое место на собеседование!

Я представила, как судорожно перебираю свои плюсы, точно такие же, как и у десятков претенденток до меня, а босс презрительно указывает мне на дверь.

Внутри все сжалось от страха, ладони вспотели, а в горле пересохло. О хозяине этой компании я слышала ещё в университете. Тиран и деспот – так чаще всего его характеризовали те, кто пробовал у него работать. Долго они не задерживались, с треском вылетая за малейшие провинности, или увольнялись, не выдержав давления.

Однако некоторые считают, что именно благодаря его жёстким требованиям компания достигла таких высот.

Глупо надеяться, что меня, девчонку с улицы, без сильных рекомендаций и опыта возьмут в такое место, но попытаться я обязана. Мне очень нужны деньги, очень!

Массивная деревянная дверь наконец открылась, и оттуда, трясясь от негодования, вылетел пузатый лысеющий мужичок в деловом костюме и побежал к лифту.

Я представила, как такой же противный босс будет орать на меня за недостаточно горячий кофе, и тут же ощутила, как по спине пробежал холодок. Так себе перспектива, но я должна получить эту работу. Не ради себя. Ради Синди.

– Мисс Гордон, мистер Кент ждёт вас, – не отрываясь от монитора, произнесла секретарша.

Я сглотнула подступивший к горлу страх и, пытаясь унять дрожь, прошла в кабинет.

Около окна спиной ко мне стоял высокий мужчина и разговаривал по телефону. Я в нерешительности остановилась у двери и огляделась. Светло-серые стены, большой черный письменный стол с мягким креслом, кожаный гарнитур для затянувшихся совещаний, стеллаж для документов и пара фикусов в горшках. Ничего лишнего.

– Всего доброго. – Босс положил трубку и, не поворачиваясь ко мне, холодно сказал: – Я вас слушаю.

Я приоткрыла рот, но слова словно застряли у меня в горле. Сжав кулаки и глубоко вдохнув, я выпалила:

– Меня зовут Джессика Гордон, и меня пригласили на собеседование…

Мистер Кент повернулся и оценивающе посмотрел на меня.

А я во все глаза смотрела на него.

Я совсем не таким его представляла. Он точно не был потным старикашкой.

Довольно молодой – ему от силы лет тридцать пять. Высокий красивый мужчина с пронизывающим насквозь глубоким взглядом. Волевой подбородок, лёгкая щетина, добавляющая брутальности. Чёрный дорогой костюм не может скрыть его развитые, накачанные мускулы. Верхняя пуговица на рубашке не застегнута, и можно разглядеть изгиб мощных ключиц.

А он хорош! Даже слишком…

И это про него ходят такие жуткие слухи? Конечно, внешность бывает обманчива, но я не могу поверить, что этот холеный красавец может быть таким ярым педантом, доводящим свой персонал до сумасшествия.

Я робко протянула ему резюме:

– Здесь вся информация обо мне, образование, опыт…

– Оставьте себе, – жестко перебил меня мистер Кент, – я не просил.

О, вот оно что! Теперь я уже готова была признать, что слухи ходили не напрасно. Его взгляд – суровый, строгий – отбивал всякую охоту спорить.

Не зная, что сказать и что вообще делать, я замерла в ожидании, что будет дальше.

Ледяной взгляд продолжал бродить по мне, словно ощупывая. Мне было не по себе. Будто я оказалась на невольничьем рынке, где белый господин выбирает себе рабыню. Я чувствовала себя раздетой, хотя на мне было плотное платье-футляр. Под этим пристальным взором я боялась шевельнуться. Застыла как статуя.

Минуты казались вечностью, а карие пронзительные глаза словно видели меня насквозь.

– Сколько вам лет, мисс Гордон? – спросил он.

– Двадцать два, – тихо ответила я и забеспокоилась: вдруг он сочтет меня слишком юной?

Я вглядывалась в его мужественное лицо, стараясь прочесть на нем его эмоции. Что он думает сейчас? Что именно оценивает? Но мне не удавалось. Он был непроницаем, как скала.

– В резюме написано, что вы не замужем. У вас есть бойфренд?

– Что? – растерянно спросила я. И тут же себя отругала. Это ведь собеседование. Я должна быть готова к любым вопросам. Может, он проверяет мою стрессоустойчивость, а я тут стою и хлопаю ресницами как деревенская дурочка!

– Бойфренд, жених, парень… – пояснил мистер Кент. Он говорил тихо и ровно, но мне показалось, что он раздражен моей непонятливостью.

– Нет. Никого подобного нет.

Босс, не отрывая от меня глаз, сел в кресло и нажал кнопку на селекторе:

– Марианна, проводите мисс Гордон.

Моё сердце замерло и провалилось в тёмную глубокую яму. И это все? Мне не дали и малейшего шанса…

В кабинет вошла секретарша, и я уже собралась уходить, как вдруг мистер Кент сказал:

– Выпишите ей пропуск. – А затем обратился уже ко мне: – Мисс Гордон, вы начинаете завтра, в восемь утра. Марианна передаст вам дела.

Мне показалось, что я ослышалась. Меня приняли? Вот так просто? И я начинаю завтра? Такого не может быть! Но на выходе мне действительно вручили карту с чипом – временный пропуск, пока не будет готов именной, с фотографией, – и отсканировали документы.

 

Секретарша – та самая Марианна – все время, пока сопровождала меня, была хмурой и неприветливой. Потому что меня брали на ее место? И вообще. Почему ее заменяют мной? Впрочем, как раз это и не мое дело.

На ватных ногах я вышла из здания, все ещё не понимая, что произошло. Крупные капли быстро намочили мою тонкую блузу и превратили волосы в мокрые сосульки. Телефонный звонок заставил меня прийти в себя, дрожащими пальцами я достала телефон: звонила Синди.

Звонила! Сама. Это уже хороший знак. Кажется…

– Привет, малыш! Я уже еду, есть хорошие новости!

Я дождалась автобуса и, окрыленная, поехала домой.

Глава 2

Утро было добрым.

Я проснулась очень рано. Наскоро приготовила завтрак для Синди и битый час провела перед зеркалом. Мой первый день! Все должно быть просто идеально. И будет!

Почти паря над землёй, я подошла к зданию компании. У меня все получится, жизнь наконец повернулась ко мне передом, Синди будет красавицей!

При воспоминании о сестре сердце кольнуло острой болью и жалостью. Год назад наш автомобиль попал в аварию. Родители погибли на месте, я отделалась переломом руки и парой синяков. Синди (ей тогда едва исполнилось пятнадцать) тоже чудом осталась жива, но ей повезло меньше, чем мне: осколки изранили ей все лицо.

Она была очень симпатичной девочкой, но теперь ее милое личико изуродовано глубокими, безобразными шрамами.

Поэтому мне нужны деньги. Очень много денег на дорогие пластические операции. Ради этого я готова терпеть самого ужасного босса в мире!

Воспоминание о трагедии, которая всех нас настигла, разом накатили тяжелой волной… Мама, папа… Как же мне вас не хватает сейчас!

Стоп! Нельзя! Нельзя даже думать об этом, если я не хочу явиться в свой первый день заплаканной и с потекшей тушью. Отогнав ненужные мысли, я чуть дыша открыла дверь.

У лифта стояла вчерашняя секретарша. Как ее? Марианна. В нос ударил приторный аромат её духов. Она мельком взглянула на меня и пропела, отвратительно растягивая гласные:

– Хм… милый костюмчик! – Она еще раз окинула меня презрительным взглядом.

Я сразу поняла, что это не комплимент, а желание уколоть, унизить. Конечно, у меня нет брендовых шмоток и много другого, что есть у нее. И этот костюмчик действительно миленький: я купила его на распродаже. Прошлогодняя коллекция. И все равно это было слишком дорого для меня. А для нее – убожество, на которое она бы и не взглянула.

Но я здесь не затем, чтобы соревноваться в крутости с какой-то там Марианной, которую я вижу второй раз в жизни и которая мне никто!

У меня совсем другая цель, поэтому, пожалуй, прикинусь дурочкой.

– Спасибо. – Я широко, искренне улыбнулась: сделала вид, что не заметила издевки.

Пусть не думает, что ее ядовитая стрела достигла цели!

Марианна хмыкнула и отвернулась.

– Вы же должны передать мне дела… – робко напомнила я.

– А я и передала. Они лежат на столе. Разберешься сама.

Марианна вышла этажом раньше меня. Мне сделалось неуютно. Я точно смогу со всем разобраться? Теперь я в этом уже сомневалась. Но, кажется, помощи мне ждать не стоит.

Стол секретаря был почти пуст. На нем стоял лишь телефон с селектором и компьютер. Интересно, сколько работы предстоит выполнить мне сегодня? Судя по той кипе документов, что лежала здесь вчера, я едва ли найду время выпить кофе, не говоря уже о полноценном обеде.

Я одернула новый пиджак, пригладила волосы и постучала в дверь.

– Войдите.

Кабинет босса дохнул на меня запахом свежести, точно всю ночь его надраивала бригада уборщиц. Тут была идеальная, безупречная чистота.

В кресле, такой же безупречный, сидел мой босс. Весь его вид говорил о том, что он во всем стремится к полному идеалу: рубашка без единой складочки, тонкая стрелка на брюках, лаковые туфли, словно только что натертые воском. Готова поспорить: даже в причёске нет ни одного торчащего не в ту сторону волоска.

– Доброе утро, – тихо и неуверенно произнесла я.

Это трудно объяснить, но есть в нем что-то такое, что заставляет меня цепенеть каждый раз, как вижу его. Может, это взгляд?

– Садитесь, Джессика. – Мистер Кент указал на стул за длинным столом для совещаний.

Он помнит мое имя?

Вот это неожиданность!

Я усилием воли заставила свои деревянные ноги двигаться. Это было непросто. И с этим надо что-то делать. Хороша же секретарша, которая при виде босса впадает в ступор.

Мистер Кент положил передо мной две стопки бумаги. Я взглянула и… очень удивилась. На первом листе каждой было написано «Договор» и вписаны мои данные.

Но почему их два?

Надеюсь, что сейчас узнаю.

– Перед тем как начнёте работу, надо определиться с кругом ваших обязанностей.

Я приготовилась внимательно слушать. Раз уж Марианна не позаботилась о том, чтобы передать дела, краткий инструктаж от босса – это как раз то, что нужно.

– Перед вами два договора, – сказал он. – Они абсолютно одинаковые, кроме одного пункта. Это ваша оплата. Сумма жалования существенно отличается.

Я внутренне сжалась от какого-то нехорошего предчувствия, но продолжала внимательно слушать.

– Первый – с более низкой оплатой – сказал босс. – Нужен на тот случай, если вы хотите быть секретарём, и не более того, и выполнять только обычные обязанности, которые входят в список дел для личного помощника.

С этим было всё понятно, но тревожное чувство никуда не делось.

– Если же вы подписываете второй, более дорогой контракт – это значит, что вы готовы выполнять всё, абсолютно всё, что бы я вам ни приказал.

Я поёжилась. Это «абсолютно всё» звучало как-то уж слишком зловеще, и поэтому, преодолев свою робость перед боссом, я всё-таки выдавила из себя:

– Это что-то незаконное? Ну, то есть криминальное?

Он усмехнулся.

– Нет, разумеется. Это было бы уже чересчур.

– А что же тогда? – я всё никак не могла уловить, к чему он клонит.

– Я занятой человек, Джессика. – сказал он. – А личная жизнь… Отношения требуют слишком много сил: ухаживания, совместные вечеринки с её друзьями, ссоры, капризы… На всё это у меня нет времени. Да и желания ввязываться во что-то подобное тоже нет. А вот определённые потребности, как у любого молодого и здорового мужчины, у меня есть.

О боже! Так вот он о чём! Мои щёки запылали, уши загорелись так, будто к ним приложили обогреватель. Несколько долгих мгновений я даже не могла поверить своим ушам. Но вот мистера Кента такая постановка вопроса, кажется, не смущала. Он подходил к этому как деловой человек.

– Девушками из эскорта я брезгую, – он едва заметно поморщился, – так что мне гораздо проще платить одной постоянной любовнице. Надеюсь, теперь вы понимаете меня? Когда я говорю выполнять всё, что я прикажу, я имею в виду секс.

Я кивнула и еле слышно просипела:

– Да, понимаю.

– И ещё один важный момент. На всё время действия нашего контракта вы обязуетесь не вступать в отношения и избегать случайных связей. Как я уже сказал, я очень брезглив.

Меня резко бросило в жар.

Конечно, я слышала, что секретарши спят со своими боссами, но никогда в своей жизни я даже представить не могла, что такое может произойти со мной.

Не в силах вымолвить больше ни слова, я с ужасом смотрела на босса. Уверенный, жёсткий взгляд заставил меня побледнеть. Это не шутка. Не моргая, босс смотрел прямо мне в глаза, проникая в самую душу и подавляя мою волю, подчиняя меня себе.

Мелкая дрожь пошла по моему телу, капельки пота противно защекотали спину.

Это точно происходит со мной? Может, это просто страшный сон, навеянный чрезмерным волнением перед первым рабочим днем?

– Ознакомьтесь внимательно с каждым пунктом, подумайте. Шанса изменить решение не будет. Когда я вернусь, один из договоров должен быть подписан.

Мистер Кент снял пиджак со спинки стула и вышел из кабинета, оставив меня наедине с моими мыслями.

Я взяла первый договор и стала обмахиваться им, как веером. Сердце колотилось с бешеной силой, от волнения у меня онемело лицо.

Глубоко дыша, я принялась себя успокаивать, нужно было прийти в себя. Конечно, он красив и богат, но…

Возможно, я слишком старомодна и считаю, что секс должен быть по любви. По крайней мере, лишаться девственности вот так, с боссом, из-за денег, выше моих сил.

«Всё, что захочу…» «Без права отказаться…»

Его слова набатом звучали в моей голове, вызывая все новые приступы страха и отчаяния.

Я открыла договоры и сравнила суммы: интересно, во сколько он оценивает подобную «работу»?

М-да, вторая сумма больше первой почти в три раза.

В памяти всплыл прайс-лист клиники пластической хирургии.

Чтобы привести лицо Синди в порядок, требуется очень много операций, включая периоды адаптации, лекарства, оплату палаты и питания…

Кажется, судьба не оставляет мне выбора.

Я взяла ручку и поднесла к листу.

Давай, Джессика, ты можешь! Ради Синди!

Но рука меня не слушалась.

Стоило мне поднести ручку к бумаге, как пальцы сводило судорогой и будто кто-то невидимый уводил мою руку от нужной графы.

Я зажмурилась и представила сестру. Её большие серые глаза, полные слез, когда врачи впервые согласились дать ей посмотреться в зеркало…

К черту сомнения!

Я быстро схватила договор и, пока не пропала уверенность, поставила подпись – и сразу испытала облегчение. Дело сделано, обратной дороги нет.

Стараясь не думать, что за желания могут стоить таких денег, я подошла к окну.

Утренний туман почти рассеялся, открыв вид на просыпающийся город. Улицы все больше заполнялись людьми и машинами, сверху кажущимися не больше муравья. Спокойная, размеренная жизнь текла под ногами, в то время как моя судьба раскручивала колесо событий.

Громкий хлопок закрывшейся двери вернул меня в реальность. Вздрогнув от неожиданности, я обернулась.

Мистер Кент молча подошёл к столу и взял в руки подписанный мною договор. Ну вот, теперь он все знает.

И пути назад действительно нет.

Я всмотрелась в лицо босса. Оно было каменным. Ни капли эмоций, ни один его мускул не дрогнул, когда он увидел подпись на том самом договоре.

Внутри меня похолодело. Я ожидала увидеть что угодно – удовлетворение, похоть, презрение, ухмылку, но не равнодушие…

На что способен человек, который так умело скрывает свои чувства? Или он действительно ничего не испытывает? Наверняка я далеко не первая такая секретарша и он просто слишком хорошо изучил реакции соискательниц?

Босс вернулся к дверям. Щелчок замка отозвался в моих ушах тревожным колоколом, словно отстукивая секунды до приговора. Сердце замерло.

Неужели все случится прямо сейчас?

Ну разумеется… Иначе зачем бы он стал запирать дверь кабинета? Но я не готова… Да, я подписала контракт, и все же мне просто необходимо было время, чтобы… Чтобы как-то свыкнуться с этой мыслью, что ли…

Все с таким же холодным лицом босс сел в кожаное кресло, сложил руки в замок и, сверля меня глазами, скомандовал:

– Раздевайтесь.

Силы разом покинули меня, коленки подкосились, и я чуть не рухнула прямо на пол.

Жёсткий, абсолютно пустой взгляд, сжатые, неподвижные губы… Все верно. Он решил воспользоваться своим правом приказывать мне.

Я оперлась на стол, выпрямилась и, не мигая, стала смотреть на противоположную стену. Надо просто представить, что я на пляже. В гардеробной. На приеме у врача. Где угодно – только не под прицелом этих холодных глаз. Это не так уж и сложно – всего-то снять одежду.

Но руки отказывались мне подчиняться, и несколько бесконечно долгих мгновений я стояла, глядя куда-то перед собой.

Что последует дальше? После того, как я сниму одежду? От мысли об этом становилось ещё страшнее. Поэтому я постаралась просто не думать. Или думать о чем-то другом.

Медленно мои руки заскользили вверх, перебирая складки одежды, словно цепляясь за последнюю возможность оставить ее. Я глубоко втянула носом почти стерильный воздух кабинета и до боли стиснула зубы.

Это всего лишь одежда. Погасив в себе жгучее желание разорвать этот проклятый договор на мелкие кусочки и бросить ошметки в этого надменного негодяя, я расстегнула верхнюю пуговицу.

Пуговица за пуговицей поддавались непослушным, словно деревянным пальцам. Сантиметр за сантиметром открывалась кожа, матовая в свете ламп.

Края блузки разлетелись, как крылья белой чайки, и я снова замерла в смущении.

Нет! Я не хочу!

Я была готова разрыдаться. Стены, стильная мебель, окна – все закружилось перед глазами, и вот передо мной снова его лицо. Надменное, грубое, самоуверенное. Он ждал молча, терпеливо, а внутри меня разгоралось пламя противоречий.

 

Щеки запылали огнём, по коже пошли мурашки – не от холода… от смеси отчаяния и стыда. Когда из-под рубашки показался простой, дешёвый лиф, я вновь посмотрела на босса.

Его глаза заблестели, чувственные губы приоткрылись, а грудь вздымалась от дыхания чаще. И все же он держал себя в руках. Я не увидела в его взгляде торопливой жадности. Мужественное, красивое лицо приобрело наконец человеческие черты, и на мгновение мне стало легче: всё-таки не бездушный урод.

Впрочем, разве похоть – это чувство? Уж наверняка оно идет не от души!

Наблюдая за боссом, я потянула вниз белоснежную ткань.

Рубашка скользила с плеч к локтям, обнажая все больше того, что принято скрывать от посторонних глаз. Странная, но приятная дрожь пронизала все мое тело, и кожа внезапно покрылась мурашками. Вроде здесь не настолько холодно…

Я уже мало что соображала, погрузившись куда-то глубоко в себя, отстранившись от происходящего. И с удивлением понимала, что происходящее доставляет мне какое-то странное, болезненное и ненормальное удовольствие.

На секунду задержавшись на локтях, блузка упала на пол. Пальцы, скользнув по плоскому упругому животу, легли на край юбки.

Босс уже не был так холоден и равнодушен. Кажется, его всерьез заводило происходящее.

Медленно, медленно юбка скользила вниз и, наконец, вслед за рубашкой упала на пол. Мистер Кент наблюдал за мной напряженно. Ему нравилось то, что он видит, в этом я не сомневалась.

Но я не знала, как к этому отношусь. Мои собственные чувства перемешались. С одной стороны, произведённое впечатление мне даже немного льстило, а с другой… я была готова выскочить в окно, лишь бы скрыться от его внимания.

Смущение преобладало над разумом, заставляя заливаться краской и сбивая и без того слабое дыхание. А босс ждал продолжения. Я потянулась к застежке бюстгальтера и в смятении остановилась: надо ли снимать белье? Может, хватит?

Мне было страшно и неловко оказаться совершенно голой перед человеком, которого знаю несколько часов. Но и остаться без работы, которую получила всего несколько мгновений назад, я не хотела.

Слезы подступили к горлу, я попыталась их проглотить, но не получалось. Я плотно закрыла глаза, мешая солёным каплям пробраться наружу, и дрожащими руками справилась с застежкой.

Лямки соскользнули с моих плеч, но я все ещё прижимала чашечки к груди.

Полное опустошение.

Меня словно вывернули наизнанку, вырвали сердце и растоптали, закидали тухлыми помидорами на главной площади, на потеху грязной публике.

За что мне это? Чем я заслужила такое обращение с собой? Душа металась внутри меня, не желая участвовать в этом безумии. И что будет дальше?

Я вскинула глаза на мистера Кента. Словно дожидаясь этого, он стремительно поднялся с кресла, взял мои ладони в свои и развел их в стороны. Бюстгальтер ненужной тряпочкой упал на пол. Я стояла перед боссом, почти касаясь его пиджака обнаженными грудями. Слезы подступали все сильней. Еще секунда – и они прорвут плотину.

Внезапно он сделал шаг назад, отпуская мои руки. Словно мертвые плети, они упали вдоль тела. А босс стоял напротив, явно наслаждаясь моим смущением.

– Достаточно.

Я открыла глаза. Надеюсь, мне не показалось. Слишком много для первого дня.

– Мне нужно было убедиться, что вы понимаете, на что согласились. – Уже не обращая на меня внимания, он сел за стол и занялся делами. – Одевайтесь и принесите мне расписание встреч и кофе.

Боясь, что он передумает, я схватила одежду, быстро натянула ее на себя и, еле волоча ослабевшие ноги, вышла за дверь. Сердце стучало в груди, эхом отдаваясь в уши. Словно онемевшими руками я застегнула пуговицы и обмякла в кресле. Всё тело трясло, а мысли хаотично разбегались, мешая мне сосредоточиться.

М-да, вот ты и попала, Джессика…

Собрав волю в кулак, я включила компьютер, распечатала расписание и налила горячий напиток из кофеварки. Терпкий аромат окончательно отрезвил моё сознание, и с невозмутимым видом я вернулась в кабинет босса.


Издательство:
Автор
Поделится: