Название книги:

Ирис и Дэн

Автор:
Лора Вайс
Ирис и Дэн

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава18
Я прошу, вспомни хотя бы мгновение

Когда приехала в AS, сразу же направилась к Фрэнку, он уже ждал меня:

– Привет! Извини, что задержалась, но мне надо было проводить отца в последний путь.

– Как? Он умер? – Фрэнк очередной раз застыл и побледнел.

– Да. Еще раз извини, что не сказала, но я была сама не своя и, тем более, Стив сопровождал меня на похоронах.

– Прими мои соболезнования. Ничего, ты все правильно сделала, – тогда он подошел и обнял. Несмотря на свою немногословность и скованность в проявлении чувств, Фрэнк всегда стремился утешить меня.

– Спасибо. Но, это было неизбежно.

– Может быть, ты хочешь отложить дела?

– Нет, ни в коем случае. У нас и так мало времени. И еще, на похоронах случилась очень неприятная вещь.

– Какая? – Фрэнк напрягся и пристально посмотрел мне в глаза.

– Стив понял, что я встречалась с адвокатом до смерти отца. Возможно, он даже понял, что я общалась с генералом перед смертью. Меня это беспокоит, Грейнер слишком хитер…

– Остается надеяться, что он будет придерживаться непоколебимости генерала и не решит, что тот мог рассказать тебе об андроиде.

– Я на это очень надеюсь…

– Ладно, тогда к делу. Я расшифровал координаты. А в десять часов в Управление были отправлены битые андроиды, так что ждем мольбы о помощи…

– Скольких ты вывел из строя?

– Сорок из ста.

– Фрэнк. Я переживаю за тебя. Давай договоримся, если что-то пойдет не так и нас засекут, всю вину я возьму на себя. И это не обсуждается!

– Ничего, все будет хорошо. Не думай о неудачах накануне войны, тогда проиграешь, даже не вступив в бой.

Оставалось всего два дня до того, как я снова увижу Дэна. Я готова была отдать жизнь за него, ведь мне не за что больше держаться, а жить и чувствовать вечную незатихающую боль, это все равно, что добровольно отдать себя на пытки и сказать: «спасибо, что приняли».

Стив явно что-то заподозрил, но он не мог найти ни одного тому подтверждения. С Фрэнком связались на следующий день и вызвали на базу, он, в свою очередь, смог договориться, чтобы взять себе помощника, и пока все шло по сценарию. А завтра мы с ним должны были ехать в Управление и устранять неполадки.

Я заставила себя уснуть, но всю ночь мне снились кошмары, впервые за много лет. Снилось, что Дэн не вспомнил меня, что он увидел во мне опасность и выстрелил, отчего я, истекая кровью, умирала на руках у Фрэнка, и этот кошмар повторялся каждый раз, когда закрывала глаза.

Проснувшись утром в холодном поту, чувствовала, что сердце готово выпрыгнуть из груди, однако времени на переживания не было. Я быстро поднялась, приняла душ, оделась и отправилась к месту встречи с Фрэнком. Когда уходила, Стива уже не было.

Встретившись на стоянке около нашего кафе, пересела в машину Дилейни, и мы отправились в Управление. Всю дорогу руки дрожали, воздуха в груди не хватало. Тогда Фрэнк сказал:

– Послушай. Вот, когда мы пытались тебя спасти, то все до одного сохраняли спокойствие и выдержку. Если ты не успокоишься, смысла ехать нет, я высажу тебя по дороге, а сам просто сделаю свою работу и отправлюсь домой. Ясно?

– Ясно. Я постараюсь привести себя в порядок.

– Не старайся, а делай! Ты должна быть раскована, довольна и готова работать.

– Хорошо, – тогда мне пришлось заставить себя успокоиться, но внутри все продолжало трястись.

Подъехав к Управлению, мы вошли внутрь, прошли идентификацию и направились на базу. Стив достал оборудование и принялся настраивать ботов, я ему ассистировала. Мы работали около трех часов, затем прошел сигнал по Управлению о перезагрузке системы слежения и о блокировке всех выходов. Тогда Фрэнк выбрал бота и полностью уничтожил ему мозг, мы поместили его в капсулу для транспортировки и отправились в другое крыло, где по имеющимся данным должен был находиться Дэн. Как выяснилось, там же располагалось помещение для реанимации андроидов, что значительно облегчило нам работу в случае возникновения вопросов со стороны военных. Проследовав по указанным координатам, оказались в устаревшей лаборатории, там была дверь в помещение для утилизации элементов тела андроидов. Я ввела все необходимые ключи, дверь открылась, автоматически включился свет. Комната походила на морг с множеством ячеек, но они нужны были для растворения отработанных ботов. В одни помещали скелет, в другие – полимер, который формировал ткани. Осмотревшись вокруг, я заметила несколько капсул, лежащих друг на друге. Мы стали их открывать и убирать, а когда дошли до последней и открыли ее, то из моих глаз потекли слезы. Там лежал он, подключенный к системам питания. Его глаза были закрыты, а мониторы регистрировали жизнедеятельность. Фрэнк тогда вкатил капсулу с уничтоженным ботом:

– Давай. Поторопимся, у нас всего полчаса. Надо перетащить его сюда, – военные андроиды были значительно тяжелее других, поэтому удалось вытащить бота только с третьего раза, после этого Фрэнк отключил Дэна от питания, и мы перенесли его в транспортировочную капсулу. Поменяв их местами, вывезли Дэна из утилизационного помещения.

– Ну, что? Сколько у нас времени?

– Пятнадцать минут. Срочно возвращаемся, – сказал Фрэнк и принялся толкать каталку с капсулой.

Мы спешили, как могли и успели вернуться на место вовремя. Через секунду после возвращения прозвучал сигнал включения системы, после чего мы снова приступили к работе, которую закончили еще через два часа, затем собрали оборудование, взяли транспортировочную капсулу с «битым» андроидом и направились к выходу. Военные открыли капсулу, считали табельный номер, тот совпал с номером испорченного бота, и выпустили нас из Управления:

– Всё. – Фрэнк оглянулся назад. – Теперь надо возвращаться в компанию. Чем быстрее мы его подключим и модернизируем, тем быстрее все закончится.

Загрузив все в машину, поехали в AS. И только на середине пути смогла немного расслабиться, хотя сердце все еще колотилось, но на душе стало невероятно легко. Ведь, он здесь, живой и невредимый. Целых пять лет я прожила вслепую, а теперь мои глаза снова открылись, и это было счастье!

Мы подъехали к дверям компании, Фрэнк немедленно отправился с Дэном в лабораторию, переместил его из капсулы в кресло, а я начала запуск системы «Бионик», все программы активировались. Фрэнк подключил его к необходимым датчикам, подготовил стартовую базу и осуществил запуск. «Бионик» начала загрузку с последующим изменением мозга Дэна, его strap-система тем временем также менялась. На мониторах было видно, какую шоковую терапию выдерживал сейчас Дэн, его тело дергалось, сосуды заполнял новый видоизмененный матрикс. Я смотрела на него и просила небеса, чтобы все получилось, чтобы он выдержал нагрузку. Когда процесс модернизации подходил к концу, Фрэнк подключил мозг Дэна и убрал датчики. А по завершении процедуры я убрала оставшиеся датчики с тела, и мы стали ждать. Дэн должен был включиться сам.

Время шло, но он так и не открывал глаза. Мониторы не работали, поэтому невозможно было понять, что сейчас с ним происходит. Я сидела напротив, а Фрэнк находился около него:

– Его сердце работает? – спросила я.

– Вяло, нитевидный пульс. Надо еще подождать. Его организм подвергся серьезным нагрузкам и изменениям. Все равно, что пересадить человеку все органы и заставить их сразу работать на полную мощность.

– Если он не очнется…– у меня очередной раз скатилась со щеки слеза.

– Не паникуй. Здесь этому не место. Просто жди, Дэн мощный андроид, он однажды выдержал серьезные испытания, выдержит и сейчас.

– А что же будет, если он так и не вспомнит меня?

– На это я ничего не могу ответить, извини… На все воля небес. Ладно, пойду, возьму нам кофе.

– Хорошо…– я смотрела на Дэн, вспоминала его глаза и ждала.

Фрэнк вышел из лаборатории, я же осталась сидеть. Но через пять минут встала и подошла к нему. Это Дэн, мой Дэн, которого потеряла, и снова нашла. Я взяла его руку и посмотрела в окно.

Там природа совершала обряд, готовилась к зиме. Она сбрасывала с себя лишние одежды, а ветер уносил их вдаль, как бы сейчас оказаться на месте этих листьев и тоже нестись в неизвестном направлении. Пока мои мысли улетали прочь, почувствовала, как рука Дэна дернулась, когда же опустила взгляд, увидела, что его глаза открыты, и он смотрит на меня:

– Дэн? Ты проснулся… Я понимаю, ты не помнишь меня, но я… Я та, которую ты любил, – после этих слов отпустила его руку и села на стул, слезы очередной раз полились из глаз, я уже не смотрела на него, только тихо говорила. – Тебя так долго не было. Если ты больше не вспомнишь меня, я все равно буду любить тебя и ждать…

Дэн сидел неподвижно и продолжал смотреть, тогда, осознав все, я встала и пошла к двери, больше не было сил находиться здесь, и когда коснулась ручки, услышала его голос:

– Почему вы мне кажетесь такой знакомой? – после этих слов я обернулась.

– Потому что мы любили друг друга.

– Как может андроид любить человека? – Дэн спрашивал и одновременно изучал.

– Поверь мне, ты можешь, тем более сейчас… Ты уже не андроид, ты бионик.

– Что значит бионик?

– Это значит, что ты почти человек. Можешь чувствовать эмоционально и физически наравне с людьми, но это придет чуть позже, как только твой организм приспособится.

– Как вас зовут?

– Ирис… А теперь отдыхай…

Я вышла из лаборатории, Фрэнк в это время возвращался с кофе:

–Ну, что? Как дела? Еще не пришел в себя?

– Пришел…

– Правда? – он сразу же отставил стаканы в сторону. – И как?

– Все в порядке, организм пока еще не освоился…

– Но почему столько грусти в голосе? Он вспомнил тебя?

– Нет. И вряд ли вспомнит… Ладно, пусть он остается здесь на ночь, а я поеду домой…

– Ирис. Не отчаивайся, все еще может быть. Ему нужно время. Откуда столько отчаяния? Я тебя не узнаю.

– Фрэнк. Пойми, не тебе пришлось отдать свое сердце андроиду, не тебе пришлось его потерять, и не тебе суждено было услышать, что больше тебя для него не существует. Поэтому я чувствую себя полностью раздавленной и хочу просто уйти… Самое главное, что он жив.

 

Я вышла из дверей компании и побрела к воротам, там поймала такси и попросила отвезти в «Under the sky», где оставила машину.

Когда приехали, я зашла внутрь кафе и села за свой любимый столик. Многое вспоминала и пила самый лучший латте во всей округе. Что же во мне не так? Почему от одних отказываюсь я, а другие отказываются от меня? Загадка на миллион долларов. Только вот, отгадав ее, счастья не прибавится. У меня теперь даже дома нет. У отца все напоминало о старой жизни, а у мамы выжидал Грейнер. Может быть, улететь прочь из Штатов и обосноваться где-нибудь подальше от всего этого. Действительно, отличная идея, надо только съездить домой, собрать вещи и отправиться в аэропорт. Хотя, лучше сразу в аэропорт. Точно!

Встав из-за стола, оплатила по счету и вышла на улицу. На парковке меня смиренно дожидался старичок МарсТайп. Я направилась к машине, но тут меня окликнули:

– Далеко собралась? – я обернулась и увидела Стива, он стоял около въезда на парковку.

– Стив? Что ты здесь делаешь?

– Да вот, наблюдаю за тобой.

– И давно?

– С самого утра. Столько интересного увидел, ты себе не представляешь, – его губы искривились в злорадной ухмылке. – И когда ты собиралась рассказать мне о том, что вызволила свою вечную любовь?

– Честно говоря, никогда, – все. Это конец.

– Ну, я так и подумал, поэтому сам решил все узнать. А теперь садись в мою машину, поговорить надо.

– Я к тебе не сяду.

– Да? Что ж, тогда люди из Управления встретят твоего Фрэнка со всеми почестями.

– А я возьму вину на себя.

– Они тебе не поверят, я замолвлю словечко. У меня есть выходы на нужных людей. Так что, садись.

Я села к нему в машину, и мы поехали домой.

– А теперь слушай. Я уже понял, что ты в курсе всего и вся. Поэтому без лишних слов хочу выставить свои условия. Если сделаешь все, как скажу, твоего Фрэнка не тронут, да и этого бота тоже. Итак! Первое – мы зарегистрируем брак завтра с утра, второе – ты перепишешь все имущество твоего папочки на меня и третье – передашь все права на биоников.

– И что потом будет со мной?

– А с тобой будет то же самое, что было со мной, пока я стоял на услужении у генерала.

– То есть?

– Будешь делать все, что я скажу. Знаешь, твой отец был редкостным подонком, я буквально дышал на него, а он вытирал об меня ноги. А когда я попросил помочь мне с самостоятельными проектами, то просто вышвырнул из дома. В общем, я хочу добиться справедливости.

– Я не имею никакого отношения к своему отцу. И ты это знаешь.

– Мне плевать, ты его дочь, а это главное.

– Хорошо, я согласна, если ты обещаешь не трогать Фрэнка и Дэна.

– Обещаю – и он сверкнул белозубой улыбкой.

Глава 19
Заново рожденные

Стив привез меня домой, а сам отправился в город. Он прекрасно знал, что я никуда не пойду и никому ничего не скажу, ведь стоило ему проронить хоть слово в Управлении, как беды не миновать. Я же не для этого столько страдала, терпела одиночество и работала сутками напролет, чтобы в одночасье потерять верного друга и единственную любовь, поэтому оставалось принять то, что окончательно уничтожит меня, но сохранит жизнь им.

Возможно, я заслужила подобного отношения, так как за все в жизни приходится расплачиваться, рано или поздно. Отец был жесток и груб с подчиненными, он никогда не извинялся, никогда не сожалел о своих поступках, и судьба его покарала, сначала отобрала маму, а потом отдалила единственную дочь, но, видимо, этого мало. А кто, кроме меня может расплатиться до конца? Никто! Значит, так надо.

Мне не хотелось сидеть дома, не хотелось работать, единственное, что могло помочь, это мамин сад, там все печали слабли и отходили на второй план. Я пришла туда и села около дерева. На небе уже начали появляться звезды, их было огромное множество, и все до одной излучали бело-голубое, чистое сияние. Листья продолжали падать, но магнолия держалась, как могла, старалась сохранить на себе остатки лета. Кто знает, что в этот период чувствует природа? То ли ей хорошо и она уже ждет, когда белый снег укроет землю, то ли она сомневается и не хочет прощаться с солнечным теплом, с обильными ливнями и зелеными красками. Я, например, уже с нетерпением ждала холодных белых облаков, пышных сугробов, морозного воздуха.

Я сидела и думала, что пора бы уже смириться со своей судьбой, пора принять ее и больше не пытаться бороться с тем, что уже давно известно. Может быть, расплатившись по долгам, смогу после смерти обрести свободу, отпустить все переживания, забыть все, что заставляло страдать сердце. Возможно, кто-то скажет, что я сдалась, а я скажу, что просто исполнила свой долг и смиренно приняла уготованное. Самое главное, спасла того, кто вдохнул в меня жизнь, кто сделал ее интереснее и насыщеннее, поэтому теперь можно и отступить.

Пока была в саду, услышала шум со стороны улицы, наверно, Стив вернулся. Но в мое «царство одиночества и смирения» вошел не он, а Фрэнк.

– Надеюсь, не помешал? Решил, вот, заехать и подбодрить тебя.

– Спасибо Фрэнк, но лучше тебе вернуться домой. Сегодня был тяжелый день, и у меня совершенно нет сил на задушевные беседы.

– Я понимаю. Но все же не могу не сказать.

– Хорошо, только быстро, да и Стив вот-вот вернется, вам лучше не встречаться.

– Ок, – в этот момент Фрэнк глубоко вдохнул. – Ты думаешь, что все кончено, и ваша история останется только в твоих воспоминаниях, но это не так. Дэн еще может вспомнить, хоть и не сразу. Нельзя сдаваться так быстро. Мы такое совершили, что сдаваться сейчас – просто верх идиотизма.

– Фрэнки. Пойми, я сделала главное – вернула его и подарила новую жизнь. Он теперь сможет ощущать окружающий мир, сможет познать то, что сделает его настоящим и уникальным в своем роде. А отсутствие воспоминаний, это к лучшему, Дэн не будет зациклен на мне и сможет полностью раскрыться. Мы однажды были вместе и познали счастье, какому можно только позавидовать, так что все нормально. Мы все успели…

– То есть, ты решила окончательно отступиться. А вдруг он вспомнит? Что тогда? – Фрэнк никак не мог понять моего пессимизма, он смотрел удивленно, во взгляде чувствовался укор.

– Тогда скажи ему, что Ирис больше нет. Пусть Дэн живет при тебе, а я найду способ больше не пересекаться с вами.

– С нами? Ты о чем вообще? Ты и от меня решила отказаться?

– Фрэнки, в моем сердце места были, есть и будут только для вас троих: тебя, Дэна и Кати. Но сейчас так надо. Мне надо. Кстати, как Дэн?

– Дэн хорошо, он как раз у меня дома. Катя занимается его адаптацией.

– Я рада. А теперь нам лучше попрощаться, – я поцеловала его в щеку и направилась к двери. – Ах, да! Меня не будет некоторое время на работе.

– Как пожелаешь. Пока. И еще одно! – не поворачиваясь, я слушала слова, после которых захотелось провалиться сквозь землю. – Дэн спрашивал про девушку по имени Ирис. Он чувствует, что знает тебя и уже сейчас испытывает притяжение, хоть еще и не помнит. Так что, знай…

После Фрэнк уехал, а я зашла в дом и спустилась в лабораторию. Как же хотелось все уничтожить, все, что таким трудом создавала столько лет, лишь бы не отдавать в руки озлобленного и беспринципного существа. Но, увы. Я готова сама стать игрушкой в его руках, только чтобы у Фрэнка и Дэна была нормальная жизнь.

И совершенно обессиленная села, положила голову на стол. А спустя несколько часов, когда на дворе царила глубокая ночь, вернулся Стив. Он зашел в дом, затем спустился ко мне:

– Ну, привет. Я обо всем договорился. Завтра в восемь утра мы поженимся, после чего встретимся с адвокатом, – тогда я подняла голову и с презрением посмотрела ему в глаза.

– Скажи, Стив. А чего ты хочешь? От жизни? Стать богатым, влиятельным и счастливым? Или повторить жизнь моего отца?

– Я человек прагматичный, поэтому счастье для меня не первостепенно сейчас. Да и что такое счастье? Вот, ты. Неужели ты считаешь себя счастливой, любя машину? Это не только глупо, но и отвратительно. Вообще, вы с отцом стоите друг друга. Вы всегда хотели получить то, что априори получить нельзя. Поверь, для своей дальнейшей жизни, для создания семьи, ты мне не нужна. Я лишь хочу добиться справедливости, а потом отдам тебя Первому судье. Но прежде ты еще поработаешь на меня.

– Да. Ты не станешь продолжением генерала, ты станешь значительно хуже него. Он был великим человеком, хоть и жестоким, а ты просто никчемная шестерка, так ей и останешься. – Стив невероятно разозлился на эти слова и со всей силы влепил мне пощечину, ударил он рукой, на которой носил старинный рифленый перстень, им-то и рассек кожу чуть ниже глаза. Я вынесла удар, молча, с высоко поднятой головой.

– А теперь убирайся! – рявкнул он. – И чтобы до завтрашнего утра я тебя не видел!

Стива Грейнера невероятно сильно задевало мнение людей, считающих его посредственным и несамостоятельным, но это была правда. За всю свою карьеру, коя сводилась к расшаркиваниям перед генералом, он даже не попытался заставить себя уважать, не попытался проявить свой ум и находчивость. Грейнер научился лишь молчать и хитро изворачиваться, отец знал это, поэтому считал его недостойным и мелочным подхалимом, но, видимо, недооценил. Допустив Стива ко всей информации, он запустил бомбу замедленного действия, которая ждала нужного момента, чтобы взорваться, а этот взрыв теперь приходился на меня.

Из-за столь сильного удара всю ночь пришлось просидеть с куском льда около глаза, но обиды я не чувствовала, очевидно, прошлый горький опыт сделал свое дело. Жизнь очередной раз подставила подножку. Наверно человек на этой земле неспособен всегда идти ровно, не падая. Что ж, успокаивало то, что я это делаю не для себя. Завтра все решится и будет положено начало долгому и мучительному пути, но и этому пути настанет конец рано или поздно, как и всему живому в нашем мире.

Поспать все равно не смогла, поэтому начала собираться с пяти часов утра. Нашла красивое платье, купила его когда-то, то ли для симпозиума, то ли для конференции, затем припудрила лицо, особенно в области пореза и спустилась вниз, чтобы выпить чая. Грейнер, к счастью, все еще спал. Когда же взяла в руки чашку, то увидела в окно заезжающую во двор машину.

Ну, кому вздумалось приехать в столь раннее время? Тем более, сейчас совершенно не до гостей. Я тихонько встала из-за стола и вышла на улицу, чтобы Стив не услышал звонка. А когда закрыла за собой дверь и обернулась, сердце остановилось на мгновение, напротив стоял Дэн. Он смотрел на меня как раньше, но немного по-другому. Через несколько минут, совладав с собой, спросила:

– Дэн? Что ты здесь делаешь?

– Я не знаю. Связался со спутником и получил адрес. Что у вас с лицом?

– Ничего, упала и ударилась об угол. Зачем ты приехал?

– Это ложь, параметры удара другие. Кто это сделал?

– Не знаю, хулиганы, я не успела их рассмотреть. Была попытка ограбления и не более того. А теперь лучше уходи и спасибо за внимание.

– Не могу, ваш образ не выходит из головы с тех пор, как мы расстались в AS. И потом, Фрэнк сказал, что я ваш телохранитель.

– Был. Много лет назад. И я давно уже отказалась от защиты, поэтому в твои задачи больше не входит охранять меня. Дэн, прошу, уходи…

– Простите, Ирис, я очень хочу вспомнить все, что было раньше, но не могу. Если вы мне поможете… – он попытался взять мою руку, но я ее выдернула, отчего испытала сильное чувство ненависти к самой себе.

– Нет, не нужно ничего вспоминать. Что было, то прошло, у меня теперь другая жизнь и другие планы. Все! Прощай, Дэн!

Едва сдерживая слезы, я зашла обратно, но он помешал закрыть дверь и зашел за мной. Тем временем Стив уже стоял у лестницы со сложенными за спиной руками:

– Так ты, видимо, не осознала всей серьезности моего настроя. Позвала подмогу? Ничего, сейчас все встанет на свои места.

– Стив, я его не звала! Клянусь! – Дэн попытался выйти вперед, но я его остановила. – Дэн? Уходи! Это приказ!

– Вы не можете мне приказывать, я больше не служу вам.

– Нет, нет. Он отсюда не уйдет, – и Стив достал из-за спины полуавтоматический огнестрел непонятного происхождения и назначения. – Знаешь, Ирис, что я держу в руках? Это моя новая разработка, то, чем я занимался последние годы. Оружие против ботов, парализует все системы, а самое главное, выводит из строя мозг. Так что, сделаю два дела сразу, и этого монстра уничтожу, и испытаю образец. – Стив нацелился в голову Дэна. – Отойди в сторону!

– Стив, я лучше умру здесь и сейчас, чем позволю тебе что-нибудь с ним сделать. А если я умру, то плакал весь твой план. Позволь ему уйти, тогда мы все сделаем, как и планировали.

 

Грейнер колебался, он не хотел лишать себя таких денег и научного открытия, но и отпускать потенциальную опасность – тоже. Через несколько минут алчность победила:

– Хорошо. Пусть уходит. Он всего лишь андроид, который не даст в обиду свою человеческую подружку. Не так ли? А, Дэн?

Я повернулась к Дэну и со слезами на глазах попросила в оный раз уйти, но он не отступал и, как будто, не слышал меня.

– Так что ты решил? Время на исходе!

– Ладно. Я уйду.

Однако, когда Дэн хотел повернуться к двери, то резко схватил меня и повернул вместе с собой. В этот момент прозвучал выстрел. Стив выпустил пулю ему в спину. Только Грейнер не учел одной особенности, Дэн был не просто андроидом, он был биоником, а на биоников не действовал капсульный нейролептик, но, выпустив вещество, металлическая капсула прошла на вылет и застряла как раз около моего сердца.

Сначала наступил шок, я ничего не почувствовала, а через минуту ноги подкосились. Дэн держал меня за руки. Стив в этот момент опустил пистолет и стоял в оцепенении. Спустя несколько секунд ощутила, как что-то теплое растекается по одежде, затем резкая разрывающая боль прокатилась по всему телу, тогда я тихо сказала:

– Дэн? Опусти меня на пол… – он положил меня, сам же повернулся к Стиву.

Грейнер снова схватился за оружие и начал выпускать в него пулю за пулей. Но Дэн шел к нему непоколебимо и быстро, после чего, выхватив пистолет и отбросив в сторону, уложил Стива на пол и одним ударом ноги раздавил грудную клетку, у Грейнера хлынула кровь изо рта, и это был конец.

Я же все это время лежала и наблюдала за происходящим. Глядя, как Грейнер умирает, мне хотелось лишь одного, вздохнуть полной грудью, но не от облегчения, а от нехватки воздуха. В тот момент я не очень сильно отличалась от него, разница была только в том, что Стив уже ничего не чувствовал, а мне приходилось терпеть адскую боль и постепенно задыхаться. Через минуту Дэн подбежал ко мне:

– Ирис? Ирис! Ты жива?

– Пока да, – я уже с трудом могла отвечать, почему-то немела грудная клетка.

Он поднял меня и понес в машину, затем связался с Фрэнком и мы куда-то поехали.

– Ирис?! Не отключайся, дыши. Ты не имеешь права уходить, я все вспомнил! Все!

Ты вспомнил, я унесу эти слова с собой. Вот она – шоковая терапия в действии, хоть в чем-то Ирис-Грейс пригодилась.

Я больше не могла говорить, только смотрела на него и мысли хаотично метались в мозгу. Возможно, в этот момент у меня текли слезы, но я этого не ощущала, как и большую часть своего тела, легкие почти полностью парализовало, и от нехватки кислорода отключилась спустя пару минут. Что со мной происходило дальше, узнала из рассказа Фрэнка.

Дэн приехал в AS, там нас ждал Дилейни. Они пронесли меня через запасной выход, после чего направились в лабораторию. В помещении уже собралась команда из лучших нейрохирургов и специалистов по андроидам. Дэн положил меня на операционный стол, а команда реаниматологов подключили легкие к искусственной вентиляции. Тогда у Фрэнка было всего несколько минут на принятие решения, он приступил к обсуждению ситуации с командой:

– Что это было за оружие? – спросил он.

– Новая разработка, выдает капсулы с нейролептиком, они предназначены для андроидов. Но сама капсула содержит токсин Z-4, и при попадании в организм человека парализует органы очень быстро. Сейчас она уже не может дышать, сердце практически остановилось, а через несколько минут отключится мозг. Ей уже не выжить. Увы, но вариантов нет.

Тогда Фрэнк подошел к своему верному помощнику Чарли и произнес то, что повергло остальных в шок.

– Есть один вариант. И действовать надо немедленно. Вытаскивайте мозг!

– Что? Мистер Дилейни, это же абсурд. Она фактически мертва!

– Мы сейчас проделаем очень рискованную, но абсолютно уникальную операцию. И если все получится, то вы – господа станете величайшими учеными. Так что, не теряйте драгоценного времени, вытаскивайте мозг, пока он еще жив.

Пока бригада нейрохирургов вскрывала мой череп, Фрэнк связался с производством и заказал немедленно изготовить модель бионика по заранее заданным параметрам, он отправил им всю необходимую информацию и вышел в коридор, где стоял Дэн.

– Что с ней?

– А ты все вспомнил? – Фрэнк очередной раз закурил сигарету.

– Да. Так что?

– Она мертва, – тогда Дэн сел на пол и закрыл лицо руками. – Да, подожди ты убиваться! Она мертва как человек, однако у нас есть шанс оживить ее, как бионика. Но высока вероятность, что ничего не получится. Мы с Ирис работали над уникальной методикой внедрения живого мозга в бионика, сначала многое не получалось, а потом я разработал вещество, которое должно реанимировать мозг и помочь ему связаться со strap-системой и искусственными тканями. Только вот Табэкс еще не совсем готов к использованию, а времени ждать дольше нет. Поэтому будем вводить. Но каков окажется результат, никому неизвестно.

И Дэн поднялся:

– Она станет андроидом?

– Биоником, даже более совершенным, чем ты. Тебя-то мы модернизировали, а ее тело будет создано заново со всеми доработками и усовершенствованиями. Я сейчас послал заказ на производство, бионик будет готов через час и он будет полной ее копией.

В это время один из членов команды вышел из лаборатории и вызвал Фрэнка, а когда тот зашел внутрь, увидел, что мозг успешно извлечен и помещен в камеру.

– Все получилось? – спросил Фрэнк.

– Да, но времени немного, чуть больше часа. Мы подсоединили его к регистратору и нагружаем кислородом.

– Хорошо. Теперь подготовьте систему запуска «Бионика», принесите из другой камеры капсулы с Табэксом. Скоро прототип будет готов.

Пока команда ждала бионика, Фрэнк стоял рядом с мертвым телом и гладил мою руку:

– Прости Ирис, прости, что ничего сразу не понял. Прости, что лишил тебя жизни. Но я обещаю сделать все, чтобы вернуть тебя обратно. Мы все постараемся это сделать.

Через двадцать минут в лабораторию вкатили капсулу с новым био-ботом, Фрэнк открыл ее, а там лежала молодая девушка похожая на меня как две капли воды: такие же каштановые волосы до плеч, такие же глаза цвета сумеречного неба, такие же алые губы.

– Все! Приступаем. Чарли, подготовь бионика, вскрой черепную коробку.

– Есть!

– Теперь подключите к системе и будьте готовы к запуску, а пока подносите мозг, – нейрохирурги подвезли мозг, отключили от регистратора и кислорода, затем переместили в черепную коробку био-бота, запустив процесс сращивания. – Хорошо! Несите Табэкс, как только сращивание закончится, я его введу.

Через несколько секунд прозвучал сигнал завершения процедуры, и Фрэнк ввел Табэкс, вещество быстро распространилось, заполнив межклеточное пространство.

– Закрывайте мозг. Через три минуты начинайте запуск системы. – Фрэнк делал все быстро и четко, он боялся только одного – не успеть.

Черепная коробка была закрыта, швы сращены, и все с напряжением воззрились на таймер. Когда истекла последняя секунда, Чарли запустил систему. Миллионы сигналов пронизывали тело бота, информация закачивалась со скоростью света, матрикс заполнял сосуды, а Табэкс связывал strap-систему и мой мозг, посредством сильнейших электро-разрядов. В этот момент вся команда, затаив дыхание, пребывала в состоянии забвения от того, что происходило у них перед глазами. Фрэнк смотрел на мониторы и надеялся, что мозг выдержит. Ведь он однажды сказал: «это все равно, что заставить только что пересаженные органы работать на полную мощность»

Через десять минут кибер-помощник сообщил об окончании загрузки и отключении системы, тогда Фрэнк отсоединил датчики от головы бионика, а остальные отключили тело. После чего все отошли от стола.

– Теперь остается только ждать. Я благодарю вас, господа за оказанную помощь в спасении замечательного человека, который создал систему «Бионик» и предложил уникальный метод сращивания живого организма с искусственным. Даже если у нас ничего не получилось, вы, все равно, гении своего дела и смогли прикоснуться к чему-то совершенно уникальному. А теперь прошу, проследуйте в мой кабинет и отдохните…

Когда команда удалилась, Фрэнк вышел в коридор и пригласил Дэна внутрь:


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: