Название книги:

Цифрогелион

Автор:
Исаак Вайнберг
Цифрогелион

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Где её руки и ноги? – поинтересовался я.

– Посмотри под кроватью, – посоветовал капитан.

Я ногой сдвинул в сторону окровавленный ковёр и, откинув плащ, встал на колени. Подняв край простыни, я заглянул под кровать. Там я обнаружил предплечье с торчащей из него костью, на которой остался кусок локтевого сустава. Ухватив конечность за большой палец, я подтянул её поближе. Отсутствовали большие фрагменты плоти и половина кисти вместе с тремя пальцами.

Опустив простынь, я поднялся на ноги.

– Не хватает ещё одной руки и ног, – сообщил я. – Где они?

Капитан лишь развёл руками.

Я ещё раз огляделся вокруг, затем вернулся к своему саквояжу, и, встав на одно колено, принялся в нём копаться.

– Кто-нибудь слышал шум, крики? – уточнил я. – Может быть, видели кого-то или что-то?

– Нет, – покачал головой капитан Радж. – Никто никого не видел и ничего не слышал. – Жертву обнаружил муж, вернувшись домой. У него алиби – мои люди уже проверили. Так что его из списка подозреваемых можно вычеркнуть, если ты до сих пор считаешь, что убийца мог быть человеком…

– Не считаю, – покачал головой я. – Версию какого-то магического беззвучного взрыва можно исключить: некоторые конечности пропали, одна оказалась под кроватью, вещи остались на своих местах, да и характер распространения внутренностей и крови указывает на то, что они оказались на стенах не в один момент. Версию с обезумевшим мясником я так же не стал бы рассматривать: во-первых, жертву не резали, не пилили, а разрывали, а для нанесения подобных увечий нужна огромная сила. Во-вторых, я вижу фрагменты костей в потолке. Конечно, можно предположить, что кто-то хотел выставить это убийство как нападение монстра, притащил с собой стремянку и принялся вбивать куски костей в штукатурку, но для реализации столь амбициозного прикрытия для своего преступления понадобилась бы целая куча времени, а характер ран и распространения останков говорит о том, что жертву убили и расчленили за несколько минут, а не часов… Хотя, до конца уверенным быть нельзя: убийцы часто проявляют недюжинную изобретательность как в самих преступлениях, так и в сокрытии улик и своих мотивов…

Наконец я нашёл небольшой кожаный чехол, достал из него пластиковую коробку с небольшим экраном и, вытащив из корпуса устройства складную антенну, поднявшись на ноги, я подошёл к телу и поднёс к нему сканер. На экране появилась цифра «ноль».

– Ничего не понимаю… – нахмурился я. – Как такое возможно?

– Вот это тебе и предстоит узнать в Старом Городе, мальчик, – невесело усмехнулся капитан.

– Матерь божья, да из неё высосали все жизни, – на всякий случай я повторил анализ. Снова «ноль». – Нельзя убить человека и забрать всё его Время… Это просто невозможно. У этой женщины явно были в запасе многие тысячи лет, она же из богатого района… Постой-ка…

Я быстро вернулся к саквояжу. Покопавшись в нём, я достал провод и вернулся к кровати. Обойдя её, я наклонился и достал изуродованную руку. Положив конечность на кровать, я вынул из кармана «кошелёк», вложил нижнюю часть цилиндра в холодную покалеченную ладонь и, соединив «кошелёк» со сканером при помощи провода, взялся своей рукой за верхнюю часть цилиндра.

Я нажал несколько кнопок на анализаторе и перед моими глазами появился список последних операций, проведённых со Временем жертвы.

– Какая-то чертовщина, – задумчиво пробубнил я. – Вечером у неё было тринадцать миллионов лет жизни, а потом счётчик просто обнулился без каких-либо транзакций…

– Теперь ты понимаешь? – спросил капитан. – Эти твари высасывают из людей Время…

– Их кто-нибудь видел? – уточнил я. – Есть описание?

– Нет, – покачал головой капитан. – Один из стражников на границе, которому удалось выжить потому, что он отошёл справить малую нужду, слышал какие-то жуткие нечеловеческие звуки в то время, когда убивали его товарищей…

– Они напали на стражников? – удивился я.

– И не раз. Разрывают в клочья наших пограничников, чтобы попасть в Столицу. Именно так мы поняли, откуда они появляются…

– И ты хочешь, чтобы я отправился туда? – удивился я. – Похоже на самоубийство…

– Вся твоя жизнь похожа на самоубийство, – заметил капитан. – А это просто работа. Опасная, но тебе же не привыкать браться за опасные хорошо оплачиваемые дела…

– И то верно, – вздохнув, согласился я. – В общем, тут ситуация предельно понятная: тварь попала в комнату через открытое окно, жертва спала, так что едва ли успела понять, что происходит, прежде чем лишилась жизни. Тварь разорвала её в клочья, с неимоверной силой работая руками, лапами, щупальцами или чем-то ещё, затем сожрала часть внутренностей, ноги и руку, хотя, возможно, она просто забрала их с собой, чёрт его знает. Ну а потом она покинула комнату так же, как и пришла: через окно.

– Неплохая работа, – одобрительно кивнул капитан, – у моих ребят на неё ушло больше времени. Так что, возьмёшься за это дело?

– Ну, не возвращать же мне аванс, – заметил я, отсоединив провод от сканера и наматывая его на кисть своей руки.

Глава третья. Губернаторский Дворец

Мы снова сидели в экипаже, капитан Радж инструктировал меня по поводу крайне опасной работёнки, на которую я подписался по большей части от отчаяния, ведь положение моё было крайне скверным.

– Заедем во дворец, я выдам тебе пропуск, потом тебя доставят на один из блокпостов, где ты сможешь войти в Старый Город.

– Ты не приставишь ко мне телохранителей? – удивился я. – Старый Город – место крайне опасное даже без тварей…

– С телохранителями оно станет ещё более опасным, – ответил капитан. – Во-первых, незнакомец с вооружённой свитой будет привлекать слишком много лишнего внимания: богачей там не любят, ты и сам знаешь, а охрана бывает лишь у тех, у кого водится лишнее Время. Да и оружие – товар ценный, так что вооружённая охрана – это скорее лишний повод убить тебя, потому как пара человек не спасёт тебя от банды из нескольких сотен головорезов, одна из которых непременно захочет с тобой расправиться, явись ты туда с охраной. К тому же ты сын Блада, и этот факт может не только развязать языки местным, но и спасти тебе жизнь. А если при этом ты будешь выглядеть скромно, то твои шансы разговорить местных и вызвать их расположение существенно повысятся…

– Можно взять с собой не пару телохранителей, а хорошо вооружённый отряд… – не сдавался я.

– Нельзя, – отрезал капитан Радж. – Десять человек, двадцать человек, пятьдесят человек… Этого слишком мало, чтобы обеспечить тебе защиту от того, что тебя ждёт, если ты войдёшь туда в сопровождении Дворцовых солдат. А достаточно будет армии за спиной, но полномасштабная военная операция – это именно то, чего мы хотим избежать, и как раз для этого нам понадобились твои услуги. Так что ни о каком сопровождении не может быть и речи, ты пойдёшь туда один. Точка.

– Ладно, – согласился я. – Но что если я влипну в неприятности, с которыми не смогу справиться в одиночку?

– Либо справляйся, либо умирай, – спокойно ответил капитан Радж. – Никто не придёт к тебе на помощь. Так что будь осмотрителен, действуй осторожно и помни, что твою спину никто не прикрывает.

– Знаешь, я уже хочу пересмотреть сумму своего вознаграждения… – заметил я.

– У меня нет полномочий обсуждать с тобой сумму гонорара, – отмахнулся Радж. – Если хочешь, устрою тебе встречу с Адмиралом, обсудишь этот вопрос с ним.

– Нет, спасибо, – решительно отказался от предложения я.

– Я так и думал, – кивнул Радж.

В этот момент экипаж остановился.

– Приехали, – сообщил капитан и, открыв дверь, выбрался наружу.

Я вышел вслед за капитаном, затем поднял взгляд от земли, куда он был направлен, чтобы я случайно не спрыгнул в глубокую грязь, и душу мою в тот же миг наполнило чувство грустной ностальгии…

Губернаторский Дворец… Как давно я здесь не был. Передо мной возвышалось светло-серое здание с белоснежным белёным фундаментом. Пять этажей с высокими пятиметровыми окнами, скругленными сверху, огромное крыльцо с двумя десятками упитанных колон, металлический купол обсерватории на крыше. Дворец окружала массивная кованая ограда высотой в четыре метра, а между оградой и дворцом раскинулся просторный ухоженный парк с деревянными скамейками, фонтанами, аккуратно подстриженными деревьями и прогулочным дорожками.

У ворот нас встретила стража, которая лихо отсалютовала капитану. Капитан ответил коротким кивком и быстрой решительной походкой зашагал ко дворцу. Я последовал за ним.

– Я подожду на улице, – сообщил я, когда мы подошли к ступеням.

– Я тебе не посыльный, – сердито заметил Радж. – Пойдёшь со мной. Никто тебя не потревожит…

Мы вошли в дверь. Холл Губернаторского Дворца совсем не изменился: две просторные лестницы, ведущие на второй этаж, затем круто разворачивались и уводили на третий и так до пятого этажа, где обрывались смотровой площадкой, с которой можно было смотреть сюда – вниз. К лестницам вела расширяющаяся бордовая ковровая дорожка, по краям которой стояли постаменты с рыцарскими доспехами разных времён, вплоть до современной огромной защитной брони с пустыми генераторными отсеками на спине. На серых стенах висели картины, изображавшие предыдущих Губернаторов, а по краям холла, на сорок метров вверх, до самого потолка, высились колонны, вокруг которых на металлических направляющих вились светильники с ярко-горящими лампочками.

Пройдя по ковровой дорожке и свернув направо у самой лестницы, мы дошли до распахнутой двери, за которой нас поджидал тесный короткий коридор, освещённый лишь парой тусклых настенных ламп. Пройдя этот коридор насквозь, мы попали в правое крыло Губернаторского Дворца, где располагалась Дворцовая стража. Сначала мы шли через основной зал – огромное помещение без каких-либо дизайнерских изысков: стены грубо выкрашены в неприятный тёмно-зелёный цвет, а верхняя треть побелена; паркетный пол весь затёрт; не слишком высокий, в сравнении с центральным блоком, потолок (три с половиной метра) тоже побелён; освещение – длинные прямоугольные лампы в металлических корпусах, свисающие на тросах с потолка; окна закрыты решёткой со внутренней стороны.

 

В этом зале суетились сотни вояк: кто-то занимался физическими тренировками на тренажёрах со штангами, гирями и боксёрскими грушами; кто-то упражнялся в стрельбе или фехтовании; другие выстроились в шеренги и получали дневные наряды от своих офицеров или, рассевшись на подоконниках, приводили в порядок свою одежду.

Пройдя основной зал, мы вошли в столовую: тут за длинными рядами деревянных столов, стучали ложками те, у кого сегодня был выходной (они завтракали позднее, так как им полагались дополнительные часы сна). Многие из них были одеты не по форме, что вполне допускалось для тех, кому полагалась увольнительная в город.

Из столовой мы попали в очередной тесный коридор, заваленный оружейными ящиками, между которых приходилось буквально протискиваться, а в конце него нас ждала обшарпанная дверь с неприметной табличкой: «Капитан Дворцовой стражи».

За дверью нас поджидал скромный, но довольно просторный кабинет: деревянный стол, за которым возвышалось деревянное кресло с прямой спинкой, обитое грубой кожей, несколько стеллажей с книгами, папками документов и свёрнутыми в трубку планами и картами. Перед столом стояло ещё три кресла, таких же, как и кресло капитана, но с более низкими спинками. У одной из стен разместился просиженный диван, обтянутый плотной серой тканью, покрытой катышками, перед которым стоял кофейный столик. На столике лежали перевёрнутая открытыми страницами вниз книга и очки в массивной оправе.

– Зрение уже подводит? – поинтересовался я, указав рукой на очки.

– Угу, особенно в левом глазу, – буркнул капитан и тыкнул пальцем в диван. – Садись. Мне понадобится несколько минут, чтобы приготовить пропуск.

Я откинул плащ и послушно плюхнулся на диван.

– Смотрю, стражу совсем ужали в финансировании… – отметил я.

– Это с чего это ты так решил? – спросил капитан, не отрывая глаз от выдвинутого из стола ящика, в котором он что-то искал.

– Правое крыло выглядит совсем запущенным, – пожал плечами я. – Видно, что вы пытаетесь держать его в должном виде, но, честно говоря, получается плохо… Чувствуется недостаток средств.

– Ты прав, мальчик, – согласился Радж, по-прежнему не поднимая на меня глаз. – Нам приходится тратить огромные средства на эвакуацию прилежащих к Старому Городу территорий. Затопление наступает, а амбициозный план Адмирала по возведению нового многоэтажного района требует колоссальных инвестиций. При этом богачи предпочитают тратить своё Время на Дары, а не вкладываться в проект Адмирала, что ещё больше осложняет задачу. Никто не хочет тратить Время на бедняков, а перспектива оказаться в зоне затопления через несколько десятков лет кажется им настолько далекой, что до неё им попросту нет никакого дела. Но Адмирал по-прежнему не теряет надежды донести до них всех мысль, что без бедняков будет жить куда как хуже, чем с ними, и что если мы не позаботимся об их и нашем будущем сегодня, то завтра будет уже слишком поздно…

– Да уж, незавидное положение, – согласился я. – Но богачей тоже можно понять. Многоэтажный район на задней границе города – это отличный план, который позволит протянуть долго. Долго, но не вечно. Рано или поздно вода достигнет и задней границы. И что тогда? Сколько времени мы сможем просуществовать, как первый и последний в мире плавучий город?

– Пожалуйста, не заводи эту пластинку, – попросил капитан, который уже откопал то, что искал – бланк, и теперь писал в нём что-то перьевой ручкой. – Я эти россказни слушаю по четыре раза в месяц, на каждом субботнем открытом обеде у Адмирала. Гости считают так, а Адмирал думает иначе. Я служу Адмиралу, так что в любом споре занимаю его позицию – это мой долг. Но если ты спросишь моего мнения, то я скажу вот что: нужно ввести войска в Старый Город, смести любые агрессивно настроенные силы и обыскать территорию тщательнейшим образом, чтобы отыскать причины затопления и способы его устранения.

– Так уже искали, – напомнил я. – И ничего не нашли.

– Да потому что искали наспех, без особого энтузиазма, и постоянно воюя с местными. Старый Город и до затопления был крайне неприятным местом…

– Трата времени, – сообщил своё мнение я. – Наверняка, затопление стало последствием применения очередного Дара. А если это Дар, то нам нужно искать другой Дар, который сможет нивелировать его действие…

– Да, да, версий масса, – отмахнулся Радж. – Сейчас популярна другая, про то что нас топят с той стороны Тумана, из Южной Столицы. А чтобы туда попасть, нужно отыскать вход, а чтобы его отыскать, нужно прочесать Старый Город… Понимаешь, к чему я клоню?

– Нужно вводить армию, – усмехнулся я. – У тебя для всех бед одно решение, старый ты пёс. Хотя я вот тут подумал, а что если эти твари пришли с южной стороны? Ведь на наших землях никаких чудовищ никогда не водилось… Да, возможно, какой-то идиот снова применил Дар, но что если эти твари всё же пришли из Южной Столицы? Не значит ли это, что проход действительно существует?

– Раз ты такой любознательный, то можешь заодно поискать и его, – вздохнул капитан, пододвигая бланк в мою сторону. – Вот твой пропуск. Лучше отправляйся в Старый Город прямо сейчас, не задерживаясь, чтобы успеть там освоиться до наступления темноты…

– Освоиться? – не понял я.

– Найти, где заночевать, – пояснил Радж. – Едва ли ты конечно не хочешь спать в тех местах ночью, под открытым небом.

– Нет уж, увольте – демонстративно поежился я, вставая с дивана и беря со стола капитана свёрнутую бумагу. – В тех местах лучше и вовсе не спать…

Провожать меня капитан не стал, сославшись на дела, так что обратно мне пришлось возвращаться самому. В главный холл я отправился тем же маршрутом, каким пришёл в кабинет капитана. Теперь, когда со мной не было капитана, Дворцовая стража гораздо чаще и куда менее осторожно и деликатно бросала на меня взгляды, некоторые из них даже откровенно пялились в моё лицо, силясь понять, что я, сын предыдущего Губернатора, здесь делаю. Подобные взгляды не были для меня в новинку, так что я быстро вернулся к своим мыслям, перестав обращать на стражу хоть какое-то внимание.

Наконец, я оказался в тесном коридоре, а по нему вышел в холл, и тут сердце моё ёкнуло и бешено заколотилось в груди. По ближайшей ко мне лестнице спускалась молодая темноволосая девушка. Она была одета в платье для визитов, персикового цвета, а в руках, облачённых в перчатки, она сжимала шляпку.

Я хотел было податься назад и скрыться в тени коридора, но было слишком поздно: она бросила взгляд в сторону, увидела меня, рот её немного приоткрылся от удивления, и она замерла… Казалось, в ней борются разные чувства, но в следующий миг она, подхватив платье, поспешила вниз. Обогнув постамент, которым оканчивались перила, она почти бегом достигла меня и сжала в объятиях, прижав голову к моей груди.

От её волос пахло карамелью, как и всегда. Моя сестрёнка, Элли…

– Что ты здесь делаешь, братик? – Элли отступила на шаг от меня и заглянула в глаза.

– Кое-какие дела, – уклончиво ответил я.

– Какие дела? – не сдавалась Элли. – Ты был в правом крыле? Значит, дела с капитаном… Только не говори, что… Нет, Круто, они ведь не хотят отправить тебя на это дело?

Лицо её в один миг побледнело. В этот момент с лестницы раздался строгий голос:

– Дочка! Сейчас же отойди от него!

Я поднял взгляд и увидел на лестнице Адмирала – крепкого мужчину в белом выходном губернаторском мундире. Крючковатый нос, тяжёлый строгий взгляд, пышная тёмная борода аккуратно уложена, волос на голове нет.

Его нынешним титулом был «Губернатор», но он предпочитал использовать титул, который носил при правлении моего отца – «Адмирал». Разумеется, никаким флотом он не командовал – флота у нас не было уже сотни лет. Когда-то давно титулы раздавали кому попало и за что попало, а потом и вовсе стали передаваться по наследству и оставаться закреплёнными за людьми вне зависимости от их реальных постов. Так что теперь Адмирал мог называться как «Адмиралом», так и «Губернатором», по своему усмотрению.

– Мы не делаем ничего противоправного, – не оборачиваясь, отрапортовала Элли, – Я как раз пыталась узнать у брата, зачем он посетил Губернаторский Дворец, в котором не бывал уже очень много лет…

– Думаю, он получал здесь работу, – сообщил Губернатор.

– Очень любопытная новость, – Элли круто развернулась, голос её был холодным и напряжённым. – Какую же работу он получал, папа?

– Хорошо оплачиваемую, – попытался уклониться от ответа Адмирал (совсем как я).

– Ты отправляешь его в Старый Город? – всё тем же холодным тоном спросила Элли.

– Нет, – соврал Адмирал, бросив взгляд в мою сторону. Он уже успел спуститься и теперь стоял всего в каких-то трёх метрах от нас. – Он получил задание по поиску и обучению новых Дворцовых детективов. Как ты знаешь, все предыдущие детективы пропали без вести в Старом Городе. Нам понадобятся новые, чтобы отправить их на поиск старых в сопровождении вооружённых стражников.

Элли повернулась ко мне и несколько секунд изучала мои глаза, силясь понять, правду ли сказал её отец.

– Это правда? – наконец спросила она.

– Да, – моментально соврал я, ответив Адмиралу тем же коротким взглядом.

Ещё какое-то время Элли смотрела в мои глаза.

– Ладно, – сказала она как-то отстранённо, – Береги себя, братик…

Коротким движением сняв перчатку, она протянула ко мне руку и на мгновение сжала мою ладонь в своей. Затем быстро развернулась и зашагала к выходу.

– Ты плохо выглядишь, – не оборачиваясь, сообщила она уже у самых дверей. – Тебе нужно заняться своей жизнью…

Адмирал стоял всё там же и задумчиво смотрел на меня.

– Согласился на работу? – наконец спросил он.

– Да, – ответил я.

– Вот и славно, – коротко кивнув, он вышел за дверь вслед за дочерью.

Я какое-то время простоял в холле, чтобы дать Элли и её отцу уехать, а затем тоже покинул дворец.

У ворот меня ждал транспорт. К моему удивлению это был не экипаж Дворцовой стражи, а самый обычный городской извозчик на чёрном такси с жёлтой полосой, идущей по боку. Когда я подошёл к экипажу, меня догнал стражник в водительском кителе.

– Господин Круто! Капитан Радж просил передать вам это, – он протянул мне мой саквояж.

– Спасибо, – коротко ответил я, принимая саквояж, о котором я совершенно позабыл.

Я забрался в пассажирскую кабину, и экипаж сразу же тронулся в путь (видимо, пункт назначения водителю озвучили при заказе).

За окном одни районы сменяли другие: рабочий район с его фабриками, грузовыми экипажами, строительной техникой, приводимой в движение живыми двигателями, уставшими людьми в грязных робах, плетущихся по домам после тяжёлой шестнадцатичасовой рабочей смены; научный район, на улицах которого почти всегда было пусто, потому что учёные предпочитали проводить всё время за научными изысканиями и даже спали в рабочих кабинетах и лабораториях; рыночный район, где кипела торговля и в дневное время суток было не протолкнуться ни людям, ни экипажам.

Наконец, мы выехали к Стене, отделяющей Северную Столицу от Старого Города. Эта высокая сорокаметровая глухая Стена из дерева, обтянутая паутиной проводов, была сконструирована особым образом и могла при необходимости разъединяться на удобные для транспортировки модули и перемещаться в другое место. Паутина проводов не только ударила бы током любого, кто попытается перелезть по ней на другую сторону, но и сигнализировала диспетчерам о разрыве и даже о простом прикосновении к ней, указав блок, в котором произошло это событие, и в течение минуты на место прибудет отряд пограничной стражи. При этом в землю на несколько десятков метров уходили стальные штыри, которые чутко реагировали на любые вибрации не только вокруг себя, но и на сотни метров вглубь, передавая сигналы туда же – в диспетчерскую. Преодолеть эту Стену было практически невозможно, хотя исключения случались. Единственным способом попасть в Старый Город были блокпосты: проходы в Стене, но и они тщательно охранялись и были обстоятельно защищены таким образом, чтобы их нельзя было быстро преодолеть, даже имея в своём распоряжении многократно превосходящие силы.

Когда-то эту Стену разрабатывали как дамбу, призванную спасти Старый Город от затопления, но в итоге оказалось, что дерево, то каким оно стало теперь, после применения какого-то неизвестного Дара, стало неспособным сдерживать воду под сильным давлением. Вода буквально проедала дерево насквозь и за несколько лет могла преодолеть несколько метров древесного заграждения. Так что в итоге из Стены, призванной спасти Старый Город, сделали заграждение, призванное заточить его жителей в водяной тюрьме.

 

Пока мы ехали параллельно Стене, я обратил внимание на то, что большинство блокпостов теперь были забаррикадированы – на них не было пограничной стражи, лишь глухие завалы, обтянутые защитной сенсорной паутиной. Видимо, проблема тварей действительно очень серьёзная, просто Дворцовая стража заботится о том, чтобы люди о ней не проведали, и не началась паника. Но пунктов быстрого реагирования на прорыв, напротив, стало куда больше: теперь они стояли через каждый километр. Такие пункты состояли из небольшой одноэтажной постройки – блокгауза, в котором размещался отряд из двадцати пограничных стражников и экипажа, способного вместить их всех, на крыше которого был установлен многозарядный коломёт. При этом увеличилось и количество патрулей: вооружённых экипажей, курсирующий по периметру Стены.

Вскоре я увидел рабочий блокпост: огромные распахнутые ворота, под которыми стояли несколько тяжёлых многозарядных коломётов с гидравлическими наконечниками массового поражения (при ударе они силой давления воды выстреливали в стороны сотни острых стальных игл). Установки были защищены деревянными щитами. Перед щитами в Старый Город уходил лабиринт из тяжёлых заграждений, который не позволил бы противнику быстро преодолеть блокпост. По эту сторону стояли шесть перевозных казарм, в каждой из которых могло разместиться до пятидесяти человек.

Мой экипаж свернул к этому блокпосту и остановился в каких-то десяти метрах. Я вышел из салона и направился к блокпосту. Мне навстречу вышел стражник в офицерском мундире.

– Господин Круто? – поинтересовался он, когда оказался всего в паре метров от меня.

– Да, – ответил я, протягивая ему свой пропуск.


Издательство:
Автор
Поделиться: