Название книги:

Ревизор в Академии, или Пикантная особенность

Автор:
Франциска Вудворт
Ревизор в Академии, или Пикантная особенность

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Дэрин

– Я планировала еще два месяца поработать, кто знал, что роды начнутся раньше!

В трехмерном изображении кристалла связи видок у моей любимой подруги был тот еще. Она сейчас находилась в роддоме столицы, куда ее спешно увезли прямо с пар. На заднем плане я видела мелькающее лицо тролля-акушера.

– Дэри! – взвизгнула она от очередной схватки и попыталась правильно дышать. – Фух…

Я машинально начала дышать вместе с ней, потом опомнилась:

– Фиора, я с радостью тебя подменю, но согласится ли…

– Начальство в курсе! – простонала подруга. – Бери документы и дуй в Академию, иначе нам хана! Экзамены через два месяца! О-о-о!

Изображение прервалось, а я еще пару минут стояла и тупо смотрела на синий потухший кристалл. Рухнула в кресло, потом подпрыгнула и начала собирать вещи. Но поняла, что просто мечусь по комнате, хватаясь за все подряд, и заставила себя остановиться. Высунулась в окно и пару раз глубоко вдохнула свежий весенний воздух.

Онора – столица империи Асдор, место, куда тянуло всех, включая меня. И теперь, вместо фамильной усадьбы в эльфийском государстве, я живу здесь, в небольшой квартире на третьем этаже. Дом сдается молодым специалистам, которые приехали сюда сразу после учебы и ищут работу. Квартирки размером с собачью будку. Зато чистые и с мебелью. И даже с окном.

Вот в чем огромный плюс Оноры – работу здесь найти может каждый, у кого есть конечности и хоть какое-то подобие мозга. Никакой тебе предвзятости, как, например, в государстве Лорэдиль или северном Харране.

Мне, правда, особенно повезло. Приехала три дня назад, и вот уже подвернулась вакансия, спасибо Фиоре! Она – моя близкая подруга – отучилась двумя годами ранее и за этот срок сумела стать преподавателем выживания в Академии Боевой Магии имени Великого Вилхджалмера Потрясателя Материков и Осквернителя Чужбин. Я не шучу, именно так название и звучит. Лично у меня язык свернулся в трубочку при попытке произнести имя демона – основателя Академии. Почему у них все имена под стать характерам? Такие же невозможные и ужасные? Зато герои, победители черной нечисти, что пять лет назад пролезла к нам откуда-то с севера. Да и вообще герои хоть куда.

Поняла вдруг, что уже минут пять пялюсь в одну точку, а надо хватать документы и бежать в Академию. А перед этим привести себя в порядок, отыскать приличный костюм и посмотреть, сколько осталось денег. Забавно, как быстро они тратились в столице.

Спустя сорок минут – рекордное для меня время – выскочила из дома к вызванному экипажу. Тот укоризненно моргнул фарами, мол, ждал три минуты, и поехал в сторону Академии, огромная территория которой была окружена стеной.

Поговаривали, что иногда там можно найти скелеты тех адептов, что заблудились в многочисленных коридорах, а порой в них бродят такие призраки, при виде которых ты поседеешь и онемеешь. И еще кучу страшилок придумали, которые я сейчас старательно вспоминала.

Но это ведь просто слухи. АБМ – заведение солидное, его постоянно подвергают проверкам. И Фиора уже успела мне в лицах рассказать, какие демоны зануды и педанты. Надеюсь, меня это обойдет стороной.

А внутри все сжималось от радости. Работа! Я буду учить! Дарить свет знаний и все такое. Тем более выживание – специальность сложная и требует не только способностей, но и стальных нервов.

И пока начиналось хорошо. Фиора родит здорового малыша, я ее временно подменю, покажу адептам, как правильно выживать и маскироваться, а потом, глядишь, мне предложат постоянное место в Академии.

Столица со всех сторон оглушала грохотом, обдавала яркими красками и вгоняла в ступор количеством существ вокруг. Я смотрела на орков, что проходили мимо, на утонченных эльфов, проносившихся в экипажах, на деловых гномов, на стайки детей – и понимала, что мне здесь нравится.

* * *

Наверное, я сильно размечталась и сглазила себя. Начать с того, что привратник на воротах, к которым меня подвез экипаж, отказывался пускать, не веря, что я будущий преподаватель. Называл деточкой и просил не смешить его и не отвлекать от службы. Это унизительно, но пришлось мне показывать документы, а ему сверяться со списком. Лишь с третьего раза он нашел мое имя и неохотно пропустил. Мне бы еще тогда задуматься – может, судьба давала мне последний шанс уйти?

Я шла по длинной аллее к главному корпусу, а спину прожигал сочувствующий взгляд привратника. Клянусь, даже почудилось слово «бедняжка», но в своей самоуверенности пропустила его мимо ушей. Мне же завидовать надо! Я в столице и в стенах прославленной АБМ!

Вдоль аллеи стояли устрашающие статуи. Краем уха слышала, что они являются одной из достопримечательностей Академии. Говорят, ректор привез с войны окаменелые фигуры побежденных чудовищ и личных врагов. Коллекция у него такая, и он ее периодически пополняет. Иногда нерадивыми адептами. Судя по количеству изваяний, врагов у него было много, а меня Фиора уверяла, что ректор добрейшее существо, даром что василиск.

Это был следующий тревожный звоночек, на который я не обратила внимания.

Я еще даже не подозревала, как мне повезло, что адепты были на лекциях. Добравшись до главного корпуса и войдя внутрь, вздрогнула при взгляде на огромный портрет основателя Академии. Поверьте, когда вас встречает оскаленная морда демона в боевой трансформации, любой содрогнется.

Сглотнув, я поневоле отшатнулась к стене и увидела большой стенд с планом здания. Отыскала на нем кабинет ректора и бочком, бочком пошла из пустынного холла, а глаза на портрете хищно следили за каждым моим шагом.

Не выдержав, сорвалась на бег и, лишь взбежав по лестнице на самый верх, приложила руки к груди, унимая сердцебиение. Стало стыдно за свой недавний страх. Вспомнила напутствие Фиоры быть смелой и настойчивой, выровняла дыхание и уверенно зашагала по коридору.

Подруга предупреждала, что на ее место метят многие, и никому нельзя верить, какие бы ужасы мне ни рассказывали и как бы ни пытались отговорить. Поэтому, когда секретарша ректора, после того как я ей представилась, смерила меня жалостливым взглядом и сказала, что он занят, я ей не поверила. А когда посоветовала прийти через неделю, подозрения мои усилились вдвойне.

Окинув ее осуждающим за вранье взглядом, гордо вскинула голову и уверенно заявила:

– Меня ждут!

И, пока она не успела среагировать, метнулась к дверям кабинета, врываясь внутрь.

– Дэрин Цвет Ночи из рода Айбихан прибыла для замещения должности Фиоры из рода Шелест Ручья, – радостно отрапортовала я. Подруга предупреждала, что ректор, как человек военный, любит, чтобы говорили четко и по существу.

Еще я тихо радовалась, что моя ненормальная подруга выбрала в мужья просто василиска, а не демона, к примеру. Если женщина выходила замуж за демона, то получала его имя и фамилию как приставку к своим инициалам. Вот тогда бы я попала впросак. Имея зубодробительные имена и фамилии, демоны очень трепетно относились к тому, чтобы их произносили правильно. Любая ошибка считается оскорблением. А я очень плохо выговаривала сложные имена.

Сидящий за столом ректор при моем стремительном появлении несколько опешил и изумленно смотрел на меня.

– Вы меня ждете! – зачем-то добавила я.

– Да? – почему-то спросил он.

– Да, – кивнула в ответ, глуша в душе нехорошие подозрения. Уж слишком удивленный у него был взгляд.

– Хм, я вас несколько иной представлял.

– Мы с Фиорой учились на одном факультете, и могу заверить, что я обладаю такой же квалификацией, что и она.

– Да? – послышалось сбоку, и я повернула голову узнать, кто это такой во мне усомнился. – Судя по тому, что она умудрилась выскочить замуж, не успев проработать и года, и тут же забеременела, хотелось бы уточнить, о какой квалификации вы говорите?

– Пф… – захлебнулась я воздухом при виде высшего демона, стоящего перед книжным шкафом.

Зеленые глаза, темные волосы и чуть выдвинутая вперед челюсть вкупе с мощным телосложением и дорогим серым костюмом. Как я сразу его не заметила?

Секретарша не соврала, ректор действительно был занят, а я к нему вторглась и прервала важный разговор. То, что он был важный, я не сомневалась: высшие демоны занимаются исключительно делами государственной важности.

– Позвольте представить вам прибывшего к нам проверяющего, Хамсферженвальда Заурронского дель Аби.

«Аби – принадлежность к королевской ветви», – промелькнуло у меня в голове, и я едва не рухнула в обморок. Такие могут мимоходом и головы лишить за прерванную беседу.

На помощь, как ни странно, пришел ректор, переключив внимание на себя.

– Как видите, замена преподавателю есть, и учебный процесс никак не пострадает, – бодро заключил он. – Хорошо, что вы сейчас встретились, вам придется тесно сотрудничать. Хамсферженвальд Заурронский дель Аби желает лично оценить качество подготовки адептов.

Пребывая в прострации, я не оценила широкого жеста ректора, повторившего для меня имя демона. В ушах звенело после слов «тесно сотрудничать». И нет бы промолчать, но тут не вовремя проснулись вбитые в меня манеры.

– Приятно познакомиться, Хам… Хам… – как во сне твердила я, не в силах выговорить имя полностью. – Хам… – повторила слабым голосом, с ужасом осознавая, что мне теперь конец. Мало того, что имя произнесла неправильно, так еще и сократила – хуже не придумаешь. Я говорила, что демоны трепетно относятся к собственным именам? Забудьте! Это ничто в сравнении с высшими демонами.

В кабинете резко похолодало от властного:

– Довольно!

Одно слово упало как камень, и у меня пропал голос. Язык завязался в узел, намекая, что отказывается работать. Я могла лишь сглатывать и жалобно смотреть.

 

Он мне голову откусит? Судя по сузившимся зеленым глазам, высший как раз обдумывал такой вариант. Без головы преподавать станет в разы сложнее.

– Дэрин, – голос ректора показался мне небесной музыкой, – я понимаю, Фиора ваша подруга, но не стоит обзывать высшего. Согласен, он слегка погорячился с выводами. Лорд Хамсферженвальд, мы же простим мою новую сотрудницу? Думаю, это просто нервы.

– Тогда как она с такими нервами будет преподавать выживание? – не смягчился лорд высший.

Язык наконец пришел в себя.

– Прошу прощения, – мой голос хоть и подрагивал, но хотя бы не срывался на писк, – но как вы можете оценивать мою компетентность вот так, с ходу?

Показалось или в темных глазах ректора мелькнули веселые огоньки?

А вот высший лорд-Ужасное-Имя сообщил тоном, от которого внутри все замерзло:

– Пока я сделал соответствующие выводы, леди Дэрин. А в ходе проверки, думаю, они лишь подтвердятся.

– Надеюсь, ваше мнение будет непредвзятым.

– Леди Дэрин, – ректор явно постарался разрядить обстановку, – ваши занятия начинаются завтра в десять утра. Теорию адепты прошли, а вот с практикой вышла накладка. Так что сейчас с бумагами идите в отдел кадров, там получите ключ от комнаты и пропуск в Академию. И, пожалуйста, прикрепите его куда-нибудь на видное место. А то, уж извините, но внешность у вас как у наших первокурсниц.

– Я сочту это комплиментом… В смысле – ключ от комнаты?

Ректор потер указательными пальцами виски и вдруг обратился к высшему, который успел сесть в одно из роскошных кресел и теперь в упор меня разглядывал.

– Хамсферженвальд, еще минуту.

– Конечно, – повел тот широченными плечами. – Такую сотрудницу надо вводить в курс дела очень тщательно. – Зеленые глаза, в которых плескалась сила, смерили меня задумчивым взглядом, потом высший добавил: – На твоем месте я бы повторил ей все раз десять и выдал бумажную инструкцию. На всякий случай.

Все хорошо, я выдержу это, выдержу. Просто встала спиной к высшему и моментально ощутила, как от взгляда задымилась белая блузка.

Ректор и правда быстро сообщил нужную информацию, подсказал, как добраться до отдела кадров, и выпроводил из кабинета. Мне показалось, он втайне опасался, что у высшего терпение лопнет – и всё, преподавателя в моем лице они лишатся. При этом я ничего ужасного не делала. И вообще старалась молчать, помня о фиаско с именем.

В отделе кадров оформление прошло быстро, благо там работали… кикиморы. А они в нашем мире известны как самые трудолюбивые. Хлеще них только гномы, но те еще и ворчат. А местные кикиморы, пока заполняли бумаги, напоили меня чаем, рассказали, какие тут порядки, и похихикали, когда поняли, на какое место я пришла.

– Прямо как заколдованное оно, – сообщила одна из сотрудниц, чьи волосы отливали приятным синим оттенком, а сама она со всеми своими позвякивающими украшениями напоминала елку с шишками.

Впрочем, в кабинете все было какое-то пестрое, аляповатое и такое, словно я попала в гнездо стирхов. Они обожали собирать хлам и тащить его в дом.

– Проклятое? – поинтересовалась из вежливости.

Фиора не стала бы меня так подставлять. Да и сама не рискнула бы лезть сюда, будь что-то неладное. Подружка любила работу, но еще сильнее любила себя.

– Ну, смотря как ты к тому относишься, – проговорила синеволосая, а ее коллеги снова захихикали.

Я отставила чашку и молчала, дожидаясь, пока приступ веселья пройдет.

– Мало у нас в государстве специалистов по выживанию, – ответила наконец собеседница, – и девки в основном. Парни все больше по боевой магии, по тому, что брутальнее. А выживание – оно терпежа требует, спокойствия. Был один мужчина-преподаватель, так потом его король к себе сманил. Разные там слухи ходили. А потом девки пошли, одна за другой. Которая придет, так через год-другой беременеет и замуж выскакивает.

Я порадовалась, что допила чай.

– Я не собираюсь замуж!

В нашей семье девушки старались прожить первые лет пятьдесят, работая и достигая высот в карьере. А замужество… да что я там не видела?

– Они вроде тоже не собирались, дорогая. Но тут как поведется. Первую вообще демон утащил.

Я все же закашлялась.

– К-как утащил?

– А так. Года четыре назад это было. Да, девочки?

Девочки закивали и забренчали бижутерией. Я сглотнула и тоскливо посмотрела в окно. Нет, стекло толстое, да и Фиору подвести не могу. Что же здесь за порядки такие, если честных эльфиек похищают?

– Приезжали к нам тут герои Ледяной войны, – продолжила кикимора, отхлебывая чаек. – Ох, какие бравые молодцы! Какая стать! А когда они в шутку в боевую ипостась перекинулись, так потом половину адептов откачивали и отпаивали успокоительным. Шутники! А преподавательница… как же ее… Лорна, точно! Лорна Шелест Ветра. Она вышла и давай их отчитывать. Мол, вы в стенах учебного заведения, не пугайте детей. А те дети выше ее на голову. В общем, вечером ее один из демонов уволок. Так и живут.

Я икнула и решила про себя: на демонов не орать, не смотреть, общаться исключительно с адептами и на лицо натянуть маску тролля.

А потом кончились занятия. Как раз в тот момент, когда я пробиралась по широким каменным коридорам Академии, то и дело сверяясь с выданной мне картой. Заблудиться я не могла, выживание включает в себя идеальную ориентировку на местности. Но в легенды о скелетах заплутавших адептов почти поверила.

Заодно ощутила на себе массу заинтересованных, любопытных, а порой и похотливых взглядов от местной учащейся братии. Столько рас в одном месте! Такое я видела, пожалуй, только в Аквилоре, когда ездила туда по обмену. Да и то там все же лидировали тритоны и другие водники. А тут кого только нет! Со всех концов континента! Орки, тролли, гномы, водники, эльфы, люди-маги – все-все-все.

Глядя перед собой и практически чеканя шаг, я добралась до жилого крыла преподавателей.

– Здравствуйте, – вежливо улыбнулась высокому худому троллю, чьи клыки буквально притягивали взгляд. – Добрый день, – кивнула кругленькому человеку с длинной бородой.

Вот так, здороваясь с местным составом, добрела до выделенной мне квартиры. Захлопнув дверь, выдохнула, потом огляделась.

Ну, ничего так. О преподавателях тут явно заботились. Довольно просторно, чисто и уютно. Прижимая бумаги к груди, медленно прошлась по новому жилищу. Оно состояло из гостиной и небольшой спальни, где поместились кровать и комод. Еще из мебели я заметила шкаф, полукруглый диван и магический камин. На стене в гостиной висел плоский кристалл, транслирующий местные каналы. А в крохотном закутке обнаружились не только необходимые удобства, но и кухня с небольшим набором посуды. Отлично! Утром не придется тащиться в столовую за чашкой чая.

Мои вещи уже принесли. Видимо, ректор боялся, что я после такого приема сбегу куда глаза глядят и оставлю его на растерзание проверке из министерства. Так что я раскидала пожитки по полкам и ящикам, приготовила на завтра костюм и рискнула выбраться в библиотеку, благо та, что для преподавателей, находилась буквально в двух шагах.

Врага надо знать в лицо. Про себя я господина Мое-Имя-Самое-Крутое называла Хамом и не иначе. Полностью отражает суть его натуры.

Спустя полчаса я поняла, что незнание – благо.

Глава 2

Хам-Как-Его-Там был довольно известной личностью, героем войны. О нем написано в десятках учебников, а о тактике боя слагают легенды. Хотя, как по мне, какая тактика, когда после него остается лишь выжженная земля? Города сдавались без боя, слыша одно его имя.

Одно счастье для мира, что этот высший предпочитал одиночество и в военных кампаниях участвовал редко. Но метко. В последней стычке, когда тролли решили заявить о своей независимости и отстоять исконно родные земли, собираясь выселить с них всех чужаков, именно участие в конфликте Хама-Как-Его-Там привело к появлению среди троллей большого количества философов, ратующих за толерантность и терпимость к другим расам, а также дружбу между народами. Конфликт угас на корню сам по себе. Теперь тролли самый гостеприимный народ.

А на минувшей войне на стороне противника выступали гурры, отличительной тактикой которых была деморализация противника перед боем: всю ночь напролет они выли свои патриотические песни, не давая спать. Разбуженный завываниями Хам-Мое-Имя-Самое-Крутое пошел на прогулку в стан врага, наглядно показывая, что хуже высшего демона есть только невыспавшийся высший демон. В итоге гурры в совершенстве овладели тактикой отступления и бесследного исчезновения в ночи. У них вообще теперь по ночам шуметь не принято, даже дети в колыбелях не плачут.

И таких случаев описано множество, за свою долгую жизнь он успел отличиться везде, куда бы ни направил его император. Я вычитала, что после войны демон отправился на отдых в Арзанскую долину, окруженную неприступной горной грядой. Климат там как на курорте, озера, водопады, горячие источники, плодородная земля. За столь лакомый кусочек испокон веков велись войны между воинственными местными племенами бушенов, и долина переходила из рук в руки, но стоило там поселиться высшему, как споры мгновенно утихли, а бушены, забыв о предмете раздора, объединились и единодушно мигрировали, покинув землю предков.

Одного понять не могла, что столь прославленная личность забыла в АБМ? Или стоило поставить вопрос по-другому? Чем же провинился ректор перед императором, что тот прислал в качестве проверяющего этого Хама-Как-Его-Там? И устоит ли наша Академия после инспекции? Вопрос меня волновал, ведь я планировала задержаться здесь надолго и построить успешную карьеру.

В весьма задумчивом настроении вернула книги обратно и пошла к себе. Следовало еще съездить в город и пополнить запасы продуктов. Взяв в комнате деньги, под прицелом все тех же взглядов я прошествовала по аллее до ворот, но была остановлена привратником, который отказался меня пропускать.

Документ мне еще не оформили, и ответ был один: «Не положено». Еще у блюстителя врат обнаружился талант мастера ведения допросов. Сама не поняла, как рассказала ему, зачем мне понадобилось в город, и перечислила необходимые покупки. Выжав всю информацию, мне посоветовали идти к себе и не беспокоиться.

Беспокоиться действительно оказалось не из-за чего. Уже через час мне доставили все по списку, и даже дорогой эльфийский чай «Лунная песня». Подарок от ректора в честь начала работы. Фиора все же оказалась права, рассказывая о нем, он очень душевный и радушный. И, продумывая план будущего занятия за чашечкой изумительно ароматного чая, я чувствовала себя как дома.

* * *

«Куда я попала?!» – внутренне поежилась, глядя на построенную группу будущих элитных боевых магов. Лучшие представители своих рас были как на подбор: выше меня головы на две, выправку имели военную, а взгляд – нахальный. Для занятий на природе из одежды я подобрала узкие брюки и жакет, и теперь все, как один, пялились на мои ноги. Лишь появление Хама-Мое-Имя-Самое-Крутое заставило поднять взгляды выше. Адепты напряглись, когда я поставила группу в известность, что он будет присутствовать на нашем занятии.

Хм, зная теперь репутацию этого демонюки, я их понимала. Интересно, устоит ли лес, где запланировано наше занятие? Одно успокаивало, что для начала практики стационарный портал настроили на безлюдный участок.

Мы перенеслись на поляну, окруженную вековыми соснами. Хам-Мое-Имя-Самое-Крутое за нами не последовал. В самый последний момент ему доставили письмо, и он задержался, дабы ознакомиться с содержанием. Занятие решила начинать, не дожидаясь инспектора.

– Для начала давайте проверим уровень ваших знаний. Мое первое задание: постарайтесь слиться с местностью, используя природный ландшафт. Я закрываю глаза, и на все про все у вас минута. Время пошло!

Судя по звукам, адепты бросились врассыпную. Через положенное время я открыла глаза и обвела взглядом поляну и близлежащие деревья. На первый взгляд никого. Хм, неплохо. Легкий шорох сзади заставил обернуться и обомлеть. Все адепты группы – все!!! – лежали на земле в разных позах и смотрели из травы на меня снизу вверх. В довершение кошмара позади этих неучей открылся портал, из которого вышел проверяющий. Стараясь сохранить лицо, холодным тоном поинтересовалась:

– Вы считаете, что данная позиция наилучшим образом вас маскирует?

– Нет, она наилучшим образом позволяет любоваться вашими ножками.

Я выругалась про себя. Ладно у русала гены, склонные к размножению, но их ценят за скорость и юркость в бою, а остальные-то чего?!

– И попкой! – добавил орк.

Я задохнулась от такой наглости, а потом и вовсе забыла, как дышать, поскольку вид высшего демона в боевой трансформации напрочь отключает мыслительные процессы, включая основной – самосохранение!

 

Будущие боевые маги опасность чувствовали даже спиной и в тот же миг кинулись врассыпную, сливаясь с окружающей средой. Орк в два с половиной метра ростом белкой взлетел на громадную сосну и слился с зелеными иголками, огромный тролль залез в маленькое дупло дерева. Не увидь я это своими глазами, не поверила бы. Но он решил, раз пролезла голова – пролезет и все остальное, и, видимо, прогрыз себе дорогу внутрь. На пути к цели боевого мага ничто не остановит! Русал вообще подпрыгнул на месте и зарылся в землю. Как?! Его же стихия вода, а не земля, но, наверное, сработал условный рефлекс нырять.

Остальные исчезли так же бесследно. Я осталась стоять лишь потому, что, на беду, у меня основным на тот момент был инстинкт преподавателя, и, пока не отследила каждого адепта, с места не сдвинулась.

А потом, взглянув на ноги-колонны, мускулистый синий торс, горящие расплавленной лавой глаза, острые загнутые рога, крылья, закрывающие небо, так и осела на землю без чувств. Ускользающим сознанием успела отметить, что земля мягкая, как пух, и теплая.

* * *

Пришла я в себя в Академии, но не у целителей или, на худой конец, в своей комнате, а в мягком кресле в кабинете ректора. Сам он в напряженной позе стоял напротив демона. Высший ткнул в мою сторону пальцем.

– Я требую уволить этот Цветочек по причине несоответствия занимаемой должности!

Его тон и мертвого был способен поднять на ноги, слова быстро привели меня в чувство. А еще я хоть и не демон, но тоже не любила, когда коверкали имя моего рода.

– Цвет Ночи, – произнесла я, вставая, и повторила с нажимом, когда мужчины удивленно посмотрели на меня: – Мой род – Цвет Ночи! И позвольте узнать, на каком основании вы требуете моего увольнения?

Меня смерили пренебрежительным взглядом и буквально выплюнули:

– Вы упали в обморок на занятии.

– Ну и что? – не дрогнула я. – Не замертво же? При виде высшего демона в боевой трансформации умирали и закаленные воины. Это вы перешли в боевую форму в невоенное время и без угрозы собственной жизни или окружающим. Не хотите это объяснить?

Судя по скрежету зубов, до меня не находилось смелых, чтобы требовать его объяснений, но у меня не было выхода, я отстаивала свое место.

– Вы не смогли организовать учебный процесс! Когда я появился, все адепты валялись на траве и пялились на ваши ноги.

– Протестую! Они с удобной позиции изучали окружающий ландшафт. А потом в кратчайшие сроки слились с окружающей средой. Должна заметить, – перевела взгляд на ректора, – что адепты очень способные и проявили недюжинные способности и фантазию в маскировке.

– Они это сделали лишь с моим появлением! – рыкнул рассерженный демон.

– Позвольте, в учебном процессе не запрещается пользоваться подручными средствами. Или инвентарем, – зачем-то добавила я.

Глаза Хама-Мое-Имя-Самое-Крутое зажглись алым, что являлось вестником близкой трансформации. В кабинете ректора запахло паленым. Или мне показалось, или одежда высшего задымилась.

Резкий скачок температуры тела у демонов свидетельствовал о сильном гневе. И только тогда до меня дошло, что я своими словами приравняла высшего к инвентарю. Это ж практически к швабре и тряпке… Ой!

Ректор – душка – ощутил, что ситуация на грани, и снова пришел на помощь.

– Уж не знаю насчет инвентаря, – заметил он весело, – но если адепты так хорошо проявили себя при виде высшего в боевой ипостаси, то, думаю, нежить им обмануть – раз плюнуть. Как считаешь, Хамсферженвальд?

Надо взять у него пару уроков речевого развития. Он долго тренировался, чтобы выговорить зубодробительное имя? Или у василисков это в крови?

Высший, скрестив руки на мощной груди, продолжал разглядывать меня в упор. Симулировать обморок я не умела и потому взирала в ответ. Хотя, если честно, смотреть в зеленые ледяные глаза было тем еще испытанием. Но отвести взгляд – признать себя неправой.

– Завтра, – процедил высший, мысленно сдирая с меня одежду, кожу и мышцы, – завтра я лично подберу нежить для практики. И буду присутствовать с самого начала занятий.

– Только в нормальном виде, пожалуйста, – произнес мой язык раньше, чем я его прикусила.

Ректор на мгновение закрыл глаза и, кажется, с трудом удержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу.

– Дэрин, вы лучше идите к себе, хорошо? Мы скажем адептам, что вы переволновались.

– Я отмечу это в отчете. – Высший голосом мог запытать любого.

– Не забудьте отметить еще, отчего я потеряла сознание, – не осталась в долгу, – и объясните, почему вы приняли боевую трансформацию в месте скопления адептов.

– Я ничего не забываю.

– Поверю вам на слово. – Я развела руками и ретировалась, так как ректор уже взглядами давал мне понять, что пора выметаться.

Первый день комом. Да, я должна была об этом догадываться, но розовые очки намертво прилипли к переносице.

* * *

– …и потом я шлепнулась в обморок на глазах у всего курса.

Я закончила рассказ и подумала, не всхлипнуть ли. Хотя не стоит, Фиора не поверит. И так вон скептически косится на меня одним глазом, а второй не спускает с младенца. Так и косоглазие заработать можно. Первая эльфийка с подобным казусом.

– Фиора!

– Заткнись, – прошипела подруга. – А… заснул. И что ты страдаешь?

Думаете, эльфы – утонченные создания и не ругаются? Почти так, за исключением одной вещи. Мы идеально приспосабливаемся к любым условиям. Вот и мы с Фиорой… приспособились во время учебы в университете. Я могу надеть длинное платье, вздыхать и томно прикрывать ресницы, но, согласитесь, во время практических занятий это будет выглядеть как минимум странно.

Поэтому я с легким сердцем и в крепких выражениях сообщила подруге все, что думаю насчет первого дня.

– Ты понимаешь, что моя репутация среди адептов сейчас ниже пивных подвалов?

– А ты думаешь, когда я пришла, они мне в ножки кланялись? – Подруга усмехнулась. – Все в твоих руках. Находчивость у тебя есть, ум тоже. Язык, правда, иногда вперед мозгов бежит. Используй нестандартные методы, экспериментируй. Я на первом занятии разревелась, а потом сказала, что это психологический прием, и его не прошли.

– Оу, – ответила ошарашенно.

Фиора права, я уже не на учебе, я других обучаю. А обучать хорошо могут те, у кого есть авторитет среди адептов. Значит, надо его заработать.

Я так задумалась, что пропустила вопрос, и не сразу поняла, что Фиора шипит, окликая меня.

– А?

– Дэр, ты где витаешь?

– Ты что-то спросила?

Синие глаза подруги сверкали от любопытства, а голос стал прямо как у кошки. У весенней озабоченной кошки.

– А высшие в боевой ипостаси как выглядят?

Я попыталась объяснить, показать, какие там мышцы, когти и клыки, но слов не хватало. Поэтому обрисовала фигуру в воздухе.

– Э-э-э… они круглые? – с недоверием переспросила Фиора.

– Большие, – уточнила я, – очень большие. Огромные. Везде такие прямо огромные.

– Везде?

– Ты стала озабоченной после свадьбы, – посетовала я. – У тебя муж есть, а ты спрашиваешь, везде ли огромны высшие.

Мне резко стало жарко, и я подошла к окну, чтобы открыть пошире. Из сада Академии тянуло сладким запахом жасмина. Фонари перемигивались со светлячками.

– Да ладно, – не смутилась подруга, – я бы потрогала.

Меня аж передернуло от ее признания.

– Что там трогать? Зачем там трогать? Не надо там трогать!

– Тебе не надо, а другим надо. Хотя, думаю, там есть кому трогать.

– Нету, – угрюмо ответила я, облокачиваясь на подоконник. – Была пассия, но что-то у них, видать, не срослось. Разные слухи. Так что ходит один и рычит на всех. А все почему? Правильно!

– Женщины давно не было! – кивнула Фиора в кристалле и вдруг заторопилась. – Муж пришел. Давай, я завтра позвоню. Удачи тебе, и держись смелее!

Я кивнула и отвернулась к окну. Перед тем как кристалл потух, услышала воркующий голосок подружки и бархатный баритон ректора. Эх, повезло им. Ректор и на внешность хоть куда: статный, высокий, глаза темные, а волосы русые, длинные.

– Потрогать ей надо, – проворчала в теплую темноту ночи. – Тут с адептами проблемы, а Фиоре лишь бы мужчин лапать. Муж есть, вот его пусть и трогает.

Фыркнула, представив ректора в домашней обстановке. И поняла, что немного завидую подруге. Семья – это здорово. Я скучала по своим, когда уехала учиться, а навещать удавалось редко. Ладно, хоть кристаллы связи позволяли видеть друг друга в любое время суток.


Издательство:
Эксмо
Книги этой серии:
Книги этой серии:
Поделится: