Litres Baner
Название книги:

Возможно все…

Автор:
Олег Васильевич Фролов
Возможно все…

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

XVII

Текст шифрованного сообщения в Центр на листе своего дорожного блокнота Петр написал быстро.

«Теперь надо решить, как его отправить, – Петр задумался. – Но я под наблюдением, надо быть особенно осторожным… Вот приедет Александра, тогда… Но это два дня… И еще неизвестно, будет ли у нее или у меня, а может быть у нас, время для того, чтобы оправить сообщение… Нет, ждать не следует. Сообщение надо отправлять, и отправлять сразу после завтрашней встречи с американцами… Встреча должна многое прояснить: в первую очередь сроки… Но и без сроков узнанное от Кляйна и Мюллера очень важно. Вопрос в том, как сообщить Центру…»

Он, перевернул несколько листов и набросал несколько строк. Перечитал и вырвал сразу несколько листов из блокнота, первым из которых был лист с сообщением, а последним – с только что сделанной записью и аккуратно пополам сложил последним листом сверху.

«Если за мной наблюдают и поинтересуются тем, что написано… А это они могут сделать только спросив у меня, обыскивать меня они не будут… Вот я, если это произойдет и покажу… покажу листок… листок с записью того, что надо купить к приезду Александры! – Петр понимал, что до этого дело вряд ли дойдет, но привычка страховаться сработала и сейчас. – Сколько листов я вырвал, они заметить не могли… Если только то, что писал дважды… Это ничего, завтра улучу момент, возможно в машине с Кляйном по дороге к американцам, и напишу на втором… Вот и получится два».

Он знал, что его почерк остается неизменным практически в любой ситуации, а уж на ровных немецких дорогах да в комфортном автомобиле тем более.

«Итак, завтра многое, если не все, прояснится, и к приезду Александры все более или менее станет ясно, – Петр положил сложенные листы во внутренний карман костюма. – Ясно, но останется еще одно.. Одно, на что я пока не могу найти ответа.. А его надо найти, надо!»

Он понимал, что рано или поздно ответ он найдет, но понимал и то, что ответ надо найти как можно раньше. Найти, и сделать необходимое с минимальным риском…

«Но об этом позже. Сейчас надо посмотреть полученное от Мюллера, – Петр сел на диван и взял в правую руку листы и напечатанным на них текстом легенды. – Ну, что же господин Карл Витзеер, узнайте-ка вашу и вашей жены биографии и истории жизни… Узнайте и запомните».

Много времени для ознакомления с легендой ему не понадобилось, как и для ее запоминания.

«Ничего необычного, – отметил Петр, вскрывая конверт и доставая из него документы, – легенда для элементарного прикрытия. Детально не проработанная, да и зачем это делать? Легенда-то нужна лишь на время и то, только для возможных разговоров с теми, кто будет в составе группы… И потом, всегда можно сослаться на общее для всех разведок правило: чем меньше те, с кем контактирует разведчик, знают о нем и его жизни, тем безопаснее и для него и для них».

Он внимательно рассмотрел документы, запомнил указанные в них данные и положил свой паспорт и водительское удостоверение во второй внутренний карман костюма рядом с бумажником. Остальные документы сложил в конверт, встал с дивана, прошел в кабинет и положил их на середину письменного стола.

«Так, теперь спать, – Петр вышел из кабинета. – Как у нас говорится: утро вечера мудренее. У нас? У нас: русских! Я русский, был им, остался и буду. Буду!»

XVIII

На следующее утро без пятнадцати девять раздался телефонный звонок.

– Доброе утро, – услышал Петр, сняв трубку, уже знакомый вчерашний мужской голос. – Вас просят через десять минут быть у ожидающего вас у подъезда автомобиля.

– Доброе утро. Спасибо. Буду, – Петр положил трубку и подошел к окну.

У подъезда автомобиля не было.

«Все правильно, – усмехнулся Петр, – немецкий педантизм в действии. Кляйн подъедет точно без пяти девять. Ну что ж, я готов. Вперед…».

Он окинул взглядом квартиру, прошел в коридор и вышел на лестничную клетку, закрыв за собой дверь на замок.

«Наверняка, наблюдают, – спускаясь по лестнице, подумал он. – Интересно, «хвост» увяжется за машиной Кляйна? Если да, то кто и зачем? Немцы? Это больше для охраны… Американцы? Эти вряд ли собираются охранять… Да и зачем им это? Кляйн же везет меня к ним…»

– Как спали? – поздоровавшись, спросил Кляйн, когда Петр открыл заднюю дверь «мерседеса». – Как всегда хотите сесть сзади?

– Доброе утро. Хорошо. Хочу, – лаконично ответил Петр. – Не возражаете?

– Нет, – рассмеялся Кляйн. – Даже хотел предложить…

– Что так?

– А там есть шторки на окнах, прикройте их, пожалуйста.

– Хорошо, – Петр сел на сиденье, закрыл дверь и закрыл стекла плотными серыми шторками.

– Вы сегодня в роли водителя, – произнес он.

– Да, так надо, – ответил Кляйн. – Чем меньше людей будет знать, куда и с кем я еду, тем лучше.

– Естественно, – согласился Петр. – Долго ехать?

– Не очень. А почему вы спрашиваете?

– Да, хотел кое-что записать…

– Память подводить стала? – Кляйн взглянул на Петра в зеркало заднего вида.

– Нет, – рассмеялся Петр, – не жалуюсь. Просто хочу зафиксировать в письменной форме поручения, относительно дел фирмы на время пока я буду отсутствовать.

– А разве вы не отдали соответствующие распоряжения?

– Отдал, по текущим делам. Я же не знал, что, похоже, я здесь задержусь надолго. Не так ли?

– Точно, – не оборачиваясь, кивнул Кляйн, – дело, в котором предстоит вам и вашей жене участвовать, несколькими днями не ограничится. А что же вы вчера не отдали эти распоряжения вашей Софи?

– Я не предоставлял ей необходимых полномочий, – отрезал Петр, – она лишь секретарь, а поручения касаются моих заместителей.

– Понятно, – снова кивнул Кляйн, – вы хотите поручения отправить почтой?

– Да.

– А может быть достаточно позвонить по телефону?

– Нет. Не все поручения можно доверить проводам…

– Коммерческие тайны?

– Можно сказать и так…

– Мы можем предоставить вам защищенную линию.

– Не надо.

– Не доверяете?

– Вам доверяю, а с техникой мало ли что может случиться…

– Правильно, – согласился Кляйн, – пишите. Минут в тридцать уложитесь?

– Вполне.

XIX

«Мюллер несомненно доложил Кляйну о вчерашнем разговоре, знает Кляйн и о моем звонке в Бельгию, – заканчивая писать, подумал Петр. – Возможно, знает и о содержании моего разговора с Софи… А, если это так, то он не просто так сказал «вашей Софи»… Проверяет? Или намекает? Все может быть… Да и его слова о том, что правильно, что не доверяю технике…»

Он сложил два листа, приложил их к листу с записями покупок для Александры и поместил во внутренний карман костюма.

«Готово. Теперь мое появление в почтовом отделении не вызовет подозрений: я же отправляю письмо на свою фирму с распоряжениями… А момент для отправки письма с сообщением в Центр я улучу… А если Кляйн предложит свою помощь в отправке? Вряд ли, не его это дело… А если и предложит, ничего, отдам, распоряжения-то готовы… В этом случае придется придумать что-то другое… – решил Петр. – Придумаю… Да и раз мне выдали права на мое новое имя, то будет и машина, следовательно, некоторая свобода действий у меня тоже будет… Наблюдение, возможно, останется… Но это ничего, сколько уже раз за все время работы я отрывался от различных «хвостов», постараюсь оторваться и на этот раз… Оторваться тогда, когда будет нужно… А нужно будет, по сути уже нужно».

– Закончили? – Кляйн посмотрел на него в зеркало заднего вида.

– Да, мы подъезжаем?

– Пока еще нет, думаю, минут через десять будем на месте. Вопросы есть?

– Один.

– Какой?

– Кроме нас и тех двух, к кому мы едем, там кто-то будет?

– Думаю, нет. А это важно?

– Да, не хочу лишний раз засвечиваться.

– По-прежнему не доверяете никому?

– Почему никому, – пожал плечами Петр. – Есть те, кому доверяю, вам, например…

– Спасибо, – рассмеялся Кляйн, – А еще кому?

– Жене.

– А она вам? – не выдержал Кляйн.

«На Софи намекает, – зло подумал Петр. – По себе, что ли судит?»

– Это наше с ней дело…

– Извините, – Кляйн обернулся, – я не хотел…

– Извиняю, – сухо ответил Петр. – Смотрите на дорогу…

– Рассердились, – Кляйн отвернулся, – и правильно сделали…

Петр промолчал.

– Это я к тому, что ожидающие нас, очень часто практикуют использование девушек в качестве агентурных источников, подставляя их мужчинам, к которым проявляют интерес…

– Они не первые, – по-прежнему сухо сказал Петр. – Это не новость, известный способ…

– Не первые, – согласился Кляйн. – Но способ часто оправдывает себя…

– Смотря с кем…

– С вами точно у них не получится, – рассмеялся Кляйн. – Или я не прав?

– Прав.

– В таком случае, считайте, что подготовка к переезду в ту страну, о которой вы вчера говорили с Гансом, началась…

– Можно было об этом сказать по-другому…

– Можно, но мне была интересна ваша реакция. Еще раз извините.

XX

Через несколько минут они подъехали к воротам, створки ворот распахнулись, их придерживали двое крепких парней в гражданской одежде, и «мерседес», не останавливаясь, въехал на ухоженную огороженную высоким забором территорию с редкими стрижеными кустами, за которыми просматривался небольшой аккуратный дом.

«Предупреждены заранее, – подумал Петр о парнях, – не остановили и не проверили документы. Все правильно, кто едет, им знать не положено…»

Автомобиль, сопровождаемый взглядами парней, быстро закрывших ворота, подъехал к входу в дом.

– Пошли, – Кляйн заглушил мотор и повернулся к Петру. – Старые знакомые ждут…

Петр вышел из «мерседеса», закрыл дверь и следом за Кляйном вошел в дом.

«Кляйн здесь не впервые, – отметил он, – идет уверенно, да и не встречает никто…»

– Хелло! – поднялся им на встречу высокий американец, сидевший в кресле.

 

– Хелло! – ответил Кляйн, показывая на Петра, – вот тот, о ком вы спрашивали…

– Привет, старина! – сказал американец, неожиданно подмигнув Петру. – Мы, помнится, встречались…

– Хау ду ю ду, – поздоровался Петр, – встречались…

– Вот как! – восхитился американец, – ду ю спик инглиш?

– Ноу, – ответил Петр и перешел на немецкий, – это почти все, что я знаю…

– А что еще? – вступил в разговор, вошедший в комнату толстяк.

– Могу послать кое-куда, – серьезно ответил Петр, – хотите, чтобы продемонстрировал?

– Не стоит, – рассмеялся высокий. – Откуда такие познания?

– Предпочту умолчать, – ответил Петр, бросив мимолетный взгляд на Кляйна.

Тот прикрыл и открыл веки.

«Одобряет, – понял Петр. – Значит, американцы не в курсе о моем многолетнем пребывании в Латинской Америке… Кляйн не счел нужным им это сообщать… В противном случае, мне пришлось бы рассказать как латиноамериканцы «уважают» янки…»

– Правильно, – обменявшись взглядами с толстяком, после паузы сказал высокий. – Не все и всем можно рассказывать…

– Вот именно, – согласился Петр.

– А он не изменился, не так ли? – спросил высокий у толстяка.

– Почти, и главное все такой же…

– Самоуверенный и дерзкий, – продолжил высокий.

– Мы собрались здесь, чтобы обсуждать меня? – поинтересовался Петр. – Или …

– Или. Конечно, или, – хлопнул его по плечу высокий. – Ты нам нужен, парень.

– Я это знаю.

– Конечно, знаешь, – согласился высокий.

– Может быть, пора перейти к делу? – поинтересовался Кляйн.

– Правильно! – обрадовался высокий. – Рассаживайтесь… Виски?

– Думаю, не надо, – Петр сел в кресло напротив кресла высокого. – Успеется…

– Да? – высокий посмотрел на него и опустился в свое кресло. – Ну, хорошо.

Кляйн и толстяк сели в два других кресла.

– С Фридрихом мы хорошо знакомы, – высокий посмотрел на кивнувшего ему Кляйна. – А вот отношения с Тео Петерсом, надеюсь, будут …

– Называйте меня Карлом Витзеером, – перебил его Петр.

– Хорошо, Карлом Витзеером, так Карлом Витзеером, – согласился высокий. – Так вот, надеюсь, что наши отношения с Карлом Витзеером будут не менее плодотворными.

XXI

– Сделаю все, что в моих силах, – ответил Петр.

– Очень хорошо, – улыбнулся высокий. – Другого ответа я и не ждал.

Петр промолчал.

– Ну, поскольку нам предстоит совместная работа, – высокий впился глазами в лицо Петра, – нам надо представиться. И так, я – Роберт Тиммиштейн, а мой коллега – Джеймс Адамс. Какую организацию мы представляем, думаю, известно…

– Я сообщил Карлу, – сказал Кляйн. – И в общих чертах ввел в курс дела…

– О'кей! – кивнул Тиммерштейн. – А как на счет участия в деле супруги Карла?

– Она будет участвовать, – ответил за Кляйна Петр, – правда, не уверен, что она может быть полезна…

– Напротив! – вступил в разговор Адамс. – Знание вашей супруги особенностей жизни латышей под оккупацией русских очень важны для нас.

«Ах, ты мразь, – подумал Петр. – «Оккупацией»! Оккупантами были фашисты!»

– Джеймс занимается вопросами психологической обработки венгров, – по-своему истолковав молчание Петра, сказал Тиммерштейн, – перспективное, знаете ли, направление…

– Да? И как, успешно? – поинтересовался Петр.

– Дело новое, но успехи уже есть, – ответил Адамс, – правда, еще многого предстоит добиться… Нам важен каждый, кто может что-либо рассказать о психологии русских, их мировосприятии, жизненных ценностях и моральных чертах, равно как и о том, как это можно использовать на практике…

«ЦРУ пытается добраться до самой сути русской нации, – ужаснулся Петр, – а это значит, что начинается борьба за умы. Борьба, результатом которой, американцы хотят видеть утрату национальной самобытности русских… Нет, этим они не ограничатся! Им нужно управлять умами не только русских, а любого народа! В данном случае венгерского…»

– Интересно…

– Кстати, и ваш опыт нелегальной работы в Советской Латвии нам в этом плане интересен, – сказал Адамс.

– Только в этом?

– Конечно, нет! – рассмеялся Тиммиштейн. – Мы просим вас главным образом сосредоточиться на подготовке предложений по всем аспектам организации подпольной и повстанческой деятельности на территории оккупированной русскими Венгрии, особенно на обеспечении ее долговременного существования там.

«Проговорился, – отметил Петр, – если речь о долговременном существовании нелегального подполья, то у них нет уверенности в успехе готовящегося… Это важно!»

– Я не ослышался? – поинтересовался он. – Долговременного?

– Да, – кивнул Тиммиштейн, – долговременного…

– Но это означает…

– Вы правильно поняли, – не дал договорить Петру Тиммиштейн, – у нас нет стопроцентной уверенности, что то, что сейчас готовится в Венгрии, успешно завершится. Но это я сказал только вам, для всех остальных, с кем вы будете контактировать это должно остаться неизвестным!

– Спасибо за доверие.

– Вот именно, вы правильно сказали: доверие. Мы доверяем вам полностью и будем благодарны за оказанную помощь.

Петр промолчал.

– Форма благодарности может быть различной, – Тиммиштейн переглянулся с Кляйном, – вы предпочитаете чек на ваше имя или перевод на счет вашей фирмы?

XXII

«Продали, – подумал Петр. – Кляйн продал меня им. Да и сам продался…»

– Так что вы предпочитаете? – Тиммиштейн недоумевающе посмотрел на него. – Или что-то другое?

– Неожиданное предложение, – ответил Петр. – Вы же знаете, на какую организацию я работаю.

– В данном случае организация не возражает, – вступил в разговор Кляйн. – Я уполномочен передать это.

– Ну, так как? Что вы выбираете? – снова спросил Тиммиштейн.

– Я бизнесмен, – ответил Петр, – и заинтересован в развитии бизнеса…

– О'кей! – рассмеялся Тиммиштейн. – Я понял: на счет. Сумма будет…

– На ваше усмотрение, – обрезал его Петр.

– Да? – удивился Тиммиштейн. – Вам не интересно?

– Интересно. Но предпочитаю не обсуждать подобные вопросы…

– Но бизнес подразумевает торг, – удивился Тиммиштейн. – Как же так?

– Я бизнесмен во второй жизни, а в первой я…

– Понятно, – перебил его Тиммиштейн. – А разве они не взаимосвязаны?

– Предпочитаю, чтобы не были.

– Да, не ожидал, – признался Тиммиштейн. – Другой бы на вашем месте…

– Другой, а не я, – жестко прервал его Петр.

– Карл человек старой школы, – попытался смягчить ситуацию Кляйн. – Я же говорил, что у него есть принципы…

– Поистине Карл редкий экземпляр, – поддержал его Адамс. – Таких в наше время все меньше…

«По себе судят, – отметил Петр. – Хотя, судя по разговору это тенденция: разведка становится бизнесом…»

– Да, удивили… – задумчиво произнес Тиммиштейн. – Удивили…

– Когда приступать к заданию? – Петр решил прекратить разговор. – Где я встречусь с другими членами группы?

– Сегодня, после полудня, – в голосе Тиммиштейна все еще было удивление. – Я познакомлю вас. Джеймс привезет вас на место встречи. В дальнейшем вы будете самостоятельно добираться. В ваше распоряжение будет предоставлен автомобиль.

Петр кивнул.

– Вопросы есть?

– Руководитель группы – вы?

– Да, Джеймс мой заместитель. Еще вопросы есть?

– Да. Один: сроки?

– Сроки?

– Сколько времени есть для выполнения?

– Точно не скажу, – ответил Тиммиштейн, переглянувшись с Адамсом, – но думаю, что сроки должны быть минимальными…

– Минимальными это как?

Тиммиштейн молчал.

– Правильно ли я понял, что конкретного срока начала событий нет?

– Все зависит от обстоятельств, – уклончиво ответил Тиммиштейн, – не все зависит от нас…

«А процесс-то не управляемый… или почти неуправляемый, – понял Петр. – «Проспали» ЦРУ и БНД ситуацию в Венгрии. Точно «проспали»… А англичане? Никто о них во время беседы не сказал ни слова, словно их нет… Странно, Мюллер же говорил мне, что Венгрия – сфера интересов британцев… Намеренно не сказали? Или хотят обойти их?»

XXIII

– А не пора ли нам? – Адамс посмотрел на свои наручные часы и затем на Тиммиштейна.

– Да, – обрадованно согласился тот и встал с кресла. – На этом все. До встречи.

– А виски? – поинтересовался Петр, не вставая с кресла.

– Что виски? – удивился Тиммиштейн.

– Вы предлагали виски…

– Вы и это помните? – удивился американец.

– Запоминать – составная часть моей работы…

– Джеймс! – Тиммиштейн посмотрел на толстяка. – Виски.

Адамс поднялся.

– Не надо, – остановил его Петр. – Виски могут подождать…

– Так зачем же вы сказали о них? – удивился Тиммиштейн.

– Просто вспомнил.

– Да? – Тиммиштейн внимательно посмотрел на него. – Просто вспомнили?

– Вспомнил, чтобы напомнить: обещания надо выполнять.

– Не понял… – Тиммиштейн покраснел, – вы о чем?

– О ваших словах о вознаграждении.

– Вы ставите под сомнение сказанное мною?

– В бизнесе нельзя полагаться на слова…

– Ах, вот вы о чем! – догадался американец. – Вы хотите письменных гарантий?

– Именно.

– Сегодня, когда Джеймс заедет за вами, он передаст вам их.

– О'кей! – кинул Петр. – Это меня устроит.

– Ну, и быстро же вы учитесь! – восхитился Тиммиштейн.

– Я не учусь, я следую правилам бизнеса.

– Отлично сказано! – облегченно выдохнул Тиммиштейн. – Выпьем?

– Теперь можно, – согласился Петр и встал.

Адамс вышел и вернулся с бутылкой и рюмками.

– За наше дело! – произнес Тиммиштейн, когда виски были разлиты, и поднял рюмку.

– За успех! – ответил Петр.

– Да, за успех дела! – поддержал тостующих Кляйн.

– Присоединяюсь, – сказал Адамс.

Они выпили, и Петр с Кляйном вышли.

«Мерседес» был там, где его оставил Кляйн. Они молча сели, Кляйн повернул ключ в замке зажигания и автомобиль тронулся.

– А не слишком ли вы резко с ними? – спросил Кляйн, когда автомобиль выехал за ворота.

– А вы хотели бы, чтобы я вел себя по-другому?

– Ну… Ну, хотя бы помягче…

– Так что же не предупредили?

Кляйн промолчал.

«Гнилая душонка, – подумал Петр. – Хочет быть хорошим и тем и другим…»

Прошло несколько минут.

– Не любите американцев? – не выдержал Кляйн.

– А за что их любить? За то, что Германия не та, какой должна быть?

– Они же помогают нам…

– Или мы им?

XXIV

– С вами сложно спорить, – примирительно сказал Кляйн.

– А разве мы спорим?

– Не похоже?

– По-моему мы только обсуждали итоги встречи.

– Согласен, – кивнул головой Кляйн, – обсуждали.

– Как вы думаете, почему Тиммиштейн не назвал ни точного времени встречи, ни точного времени, когда за мной заедет Адамс?

– Да, мало ли почему, – пожал плечами Кляйн, – может быть это его стиль…

– Странный стиль…

– Почему?

– Помните: точность вежливость королей…

– Ха-ха-ха! – во весь голос рассмеялся Кляйн. – Королей! Да какой он король! Ха-ха-ха!

«Вот ты и попался, – подумал Петр, – раскрыл свое истинное отношение к «заокеанскому коллеге». Мягко говоря, не нравится он тебе, очень не нравится… А, однако, работаешь с ним…»

– А как вы думаете, – вдоволь насмеявшись, спросил Кляйн, – почему?

– Что почему? Почему не назвал или почему не король?

– Ну, почему не король, я думаю, вы уже догадались. А вот почему не назвал?

– Возможно, не все участники группы уже прибыли или не всех из них успели ввести в курс дела… Но может быть и другое…

– Что именно? – Кляйн даже обернулся. – Вы полагаете…

– Да, – кивнул Петр, – возможно, заокеанские коллеги не очень-то доверяют нам.

– Возможно, – Кляйн вновь стал смотреть на дорогу, – вполне возможно…

Оставшуюся часть пути до дома они ехали молча.

– Знаете, – Кляйн остановил «мерседес» напротив подъезда дома и повернулся к Петру, – я прошу вас быть, как бы это сказать…

– Говорите, как считаете нужным.

– Я прошу вас не очень доверять нашим заокеанским коллегам.

– То, чем мы занимаемся, не может не иметь определенной степени доверия…

– Вот именно, – согласился Кляйн, – определенной. Вы правильно сформулировали. И, как вы понимаете, в любое время я готов встретиться с вами, в любое, как только вы сочтете нужным.

– Вы предлагаете для этого воспользоваться телефонным аппаратом в квартире?

– Нет. Ни в коем случае! – воскликнул Кляйн. – Вы понимаете?

– Понимаю, – кивнул Петр. – Тогда каким образом я смогу с вами связаться?

– Вот, – Кляйн достал из нагрудного кармана небольшой прямоугольник из плотной бумаги и протянул его Петру. – Запомните.

 

Петр взял. Это была визитная карточка, на которой кроме номера телефона ничего не было.

«А степень доверия ко мне у Кляйна здорово возрасла, – понял он, – впервые он отдал мне прямой контакт».

– Забирайте, – Петр протянул карточку Кляйну, – я запомнил.

– На телефоне круглосуточно мой человек, вы только назовете дату, время и место встречи. Он повторит и повесит трубку. Только всегда делайте запас времени не менее тридцати минут до встречи, чтобы я успел.

– Естественно, – Петр кивнул.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: