Litres Baner
Название книги:

Возможно все…

Автор:
Олег Васильевич Фролов
Возможно все…

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

IX

– На квартире для вас настояли наши американские друзья.

«А вот это уже интересно, – подумал Петр. – Квартиру проще держать под контролем, чем номер в гостинице. Значит, мне или не доверяют, или я настолько важен для них, что меня возьмут под охрану. Хотя и охраняя, можно вести слежку… Да и кто будет это делать: люди БНД или ЦРУ? Попробую уточнить…»

– Они не объяснили зачем?

– Вы же все сами понимаете, – Кляйн пристально посмотрел в глаза Петру, – по их словам это позволит сохранить ваше инкогнито…

– Понимаю, – Петр спокойно выдержал взгляд Кляйна, – это одна из мер по соблюдению первого условия.

– Вот именно, – улыбнулся Кляйн.

– Вот именно, – улыбнулся и Петр.

– Я рад, что мы поняли… – Кляйн сделал паузу, – друг друга…

– Я бы сказал, что мы в очередной раз поняли… – Петр также сделал паузу, – друг друга…

– И вообще, – Кляйн снова улыбнулся, – с вами приятно работать.

– Взаимно.

Кляйн поднялся с кресла, подошел к двери и распахнул ее.

– Все готово?

– Так точно! – Мюллер сделал несколько шагов по лестничной площадке к нему. – Можно ехать.

Петр встал с кресла и направился к двери.

– Счастливой дороги, – сказал Кляйн, – надеюсь, что подготовка справки не займет много времени. Хотя, время вы определите сами…

– Спасибо. Постараюсь побыстрее…

– Удачи!

– И вам.

Петр в сопровождении Мюллера спустился на первый этаж, где их ждал Курт.

– Все нормально?

– Так точно! – вытянулся Курт. – Автомобиль у подъезда, ключ в замке зажигания.

– Я выхожу первым, – Мюллер посмотрел на Петра, – завожу двигатель и открываю заднюю дверь, после этого выходите вы и садитесь в автомобиль.

– Хорошо, – кивнул Петр.

Едва Петр закрыл за собой дверь автомобиля, Мюллер нажал на педаль газа и автомобиль, быстро набирая скорость, помчался по улице.

«Как будто уходим от погони, – подумал Петр, – да и выход из дома с такими предосторожностями… Специальная квартира… Похоже, что я становлюсь «важной птицей»… И эти намеки Кляйна о том, что я сам все понимаю, и время я определю сам… Ну, положим, время будет зависеть от американцев…. Хотя и от меня, разумеется тоже…»»

Ехали молча. Это устраивало Петра. Он мог, не отвлекаясь, проанализировать ситуацию.

«Разговор с Кляйном был полон намеков, – подытожил Петр.– Да и про Александру он спросил не просто из вежливости… А его фраза о том, что похоже опоздали… если так, то ни ЦРУ, ни БНД не ожидали того, что может произойти в Венгрии. Что это: ошибка или просчет? И его неуверенный ответ о возможности военных действий… Но если им понадобилось срочно собрать группу для подготовки предложений, это означает, что события в Венгрии будут очень серьезными… В противном случае они обошлись бы собственными силами. Какого рода предложения они ждут? Судя по тому составу группы, который схематично обрисовал Кляйн, им необходимы практические предложения…»

X

– Подъезжаем, – Мюллер обернулся и посмотрел на Петра, – я остановлю автомобиль за квартал до дома, где вам приготовлена квартира.

– Адрес, ключи? – коротко спросил Петр.

– Вот здесь, – Мюллер взял с переднего сиденья конверт из плотной бумаги передал его Петру.

Конверт был не запечатан. Петр достал из него ключ и небольшой квадратик бумаги, на котором был напечатан адрес. Ключ положил в правый карман брюк, прочитал адрес и вернул клочок бумаги Мюллеру, тот положил его в нагрудный карман костюма.

– Просьбы имеются? – спросил Мюллер, смотря на него в зеркало заднего вида.

– Нет.

– В квартире все есть. Рекомендую вам без особой нужды из нее не выходить. В квартире рядом с телефоном увидите записку с номером. Позвоните, если, что будет надо.

– Это же вы подбирали квартиру и готовили ее для меня? Не так ли?

– Так точно! Я, – подтвердил Мюллер, – естественно, советуясь с Кляйном….

– Понятно. Уверен, что вы предусмотрели все.

– Будьте спокойны, – улыбнулся в зеркало заднего вида Мюллер, – я и мои ребята дело знаем…

– Не сомневаюсь, – кивнул Петр. – Спасибо.

«Итак, я не ошибся, квартира под наблюдением, и наблюдают люди из БНД, а не ЦРУ, – решил Петр. – Хорошо, если только в целях обеспечения моей безопасности… Но, как говорится «дыма без огня не бывает». Да и эта его рекомендация без особой нужды не выходить из квартиры… Получается, что каждый мой выход из нее привлечет внимание… А оно мне ни к чему. Ясно, что одно дело, когда я выйду из нее с Кляйном, и совсем другое, когда выйду один. «Хвост» увяжется…»

– Пора, – Мюллер остановил автомобиль. – Можете выходить. Идите прямо по улице.

– До свидания, – Петр вышел и закрыл дверь автомобиля.

Он, не спеша, пошел, посматривая на номера домов и на обгонявшие его редкие автомобили. Автомобиля Мюллера среди них не было.

«Он или свернул в какой-то из дворов, или развернулся в обратную сторону, или едет, отстав, за мной, или стоит на месте и наблюдает за мной, – просчитал Петр возможные варианты. – Когда я вышел из автомобиля, Мюллер не завел двигатель… Значит, скорее всего стоит на месте…»

Он, не сбавляя шага, быстро обернулся. Автомобиль Мюллера действительно стоял у тротуара.

«Наблюдает… – Петр повернул голову и посмотрел перед собой. – Ну и пусть наблюдает… Похоже, что его люди находятся только около квартиры, если бы это было не так, Мюллеру не было бы необходимости наблюдать самому. Хотя это странно, осуществление наблюдения не его функция, это дело его подчиненных…. Странно…»

Он подошел нужному дому и осмотрелся.

«Дом как дом… обычный… ничем особо не выделяющийся. Вроде ничего подозрительного. Вести наблюдение из двора за домом незамеченным невозможно: негде укрыться. Даже, если из автомобиля, то автомобиль будет заметен. Следовательно, наблюдение или из окон какой-либо квартиры из дома напротив или из квартиры по соседству с приготовленной для меня… Но я бы на их месте наблюдал из дома напротив и из соседней квартиры, так надежнее… Думаю, что так и есть, – Петр вошел в дверь подъезда и поднявшись по лестнице, достал ключ и открыл дверь в квартиру. – Посмотрим, что тут…»

XI

В квартире никого не было. Петр прошел через коридор и вошел в большую комнату, меблированную в современном стиле, из которой выходили две двери. За первой находился небольшой кабинет, за второй – спальная. Он распахнул в спальной платяной шкаф и увидел в нем свой дорожный чемодан.

«Франц привез… Наверняка, люди Мюллера полюбопытствовали, что в чемодане. И пусть. Там только то, что необходимо деловому человеку в поездке… Сейчас главное понять, что стоит за рекомендацией Мюллера и его наблюдением за мной: только ли забота о моей безопасности или что-то другое… Если другое, то что? – Петр закрыл шкаф и подошел к окну. – И почему их так волнует моя безопасность? Стоп! А безопасность ли? Может быть, это намеренное сокращение моих возможных контактов, пусть даже случайных? Но для чего? Для сохранения моего инкогнито, как сказал Кляйн. Возможно… но это относительно рекомендации. А как же быть с наблюдением за мной Мюллером? Он не мог не понимать, что я могу это заметить. А раз так, то сделал это преднамеренно… Почему? И еще… Когда я выходил из автомобиля, он не попрощался со мной… Забыл? Вряд ли… А коли не забыл, это значит, что он появится в квартире. Точно! Но для чего?»

Петр вышел на кухню и решил приготовить себе кофе. Раздался телефонный звонок.

«Мюллер, – сразу решил Петр, – никто кроме него».

Это действительно был Мюллер.

– Устроились? Квартира понравилась?

– Да, все нормально.

– Не возражаете, если я через пять минут зайду к вам?

– Всегда рад.

– Иду, – Мюллер положил телефонную трубку.

Петр быстро подошел к окну, выходящему на дом напротив. Из дома никто не выходил, во дворе тоже никого не было. В дверь квартиры постучали.

«Он был в соседней квартире, – понял Петр, – звонил от своих людей…»

– Я по поручению Кляйна, – сказал Мюллер, входя в открытую Петром дверь.

– Не скажу, что это неожиданно, – Петр закрыл дверь в квартиру и первым вошел в большую комнату. – Располагайтесь…

– Спасибо, – Мюллер сел в кресло около столика с радиоприемником, положив на колени принесенную с собой кожаную папку коричневого цвета. – Нам надо обсудить некоторые вопросы.

– Давайте обсудим, – согласился Петр и сел на диван напротив Мюллера.

– Как вы уже знаете, вам предстоит встреча с известными вам людьми, а также некоторое время взаимодействие с теми, кто будет работать над выполнением поставленной задачи…

Петр кивнул.

– В этой связи я уполномочен передать вам ваши новые документы, – Мюллер открыл папку и достал толстый конверт. – Здесь паспорта для вас и вашей жены, ваше новое водительское удостоверение и прочее…

– При чем здесь моя жена? – спросил Петр, беря конверт. – Она не работает на БНД.

– Не работает, – согласился Мюллер, – но нам и нашим заокеанским друзьям кажется, что она может быть полезна при выполнении вашего задания.

– Вы это о чем?

– Ее знание настроений, типичных черт поведения и реагирования русских очень поможет в разработке практических мероприятий.

XII

«Вот оно что! – подумал Петр. – Американцы решили заняться психологическим обеспечением возможных событий. Получается, что кроме привычных методов воздействия, они ищут способы психологической обработки наших…»

– А они не ошибаются? Нора жила в Латвии, а не в России.

– А разве есть разница?

«Он, как и Кляйн, не видит разницы. Действительно не видит или притворяется? – Петр решил проверить. – Давай-ка поговорим об этом…»

– Конечно, латыши европейски ориентированы, а русские – это огромный народ со своим специфическим самосознанием и мировосприятием…

– Вот это-то и представляет интерес для американцев, – оживился Мюллер, – да и то, что ваша жена хорошо знает уклад жизни латышей тоже важно, возможно, это пригодится для работы с венграми… У тех и у других могут быть похожие поведенческие черты в определенных ситуациях…

 

«Так, теперь еще и психологическая обработка венгров… – отметил Петр. – Глубоко ЦРУ пашет…»

– Но Нора никогда не занималась этими вопросами.

– Не важно, американские коллеги подобрали необходимых специалистов, во взаимодействии с ними у вашей жены все получится. Главное, она должна будет, как можно подробнее, отвечать на их вопросы. Ее ответы и впечатления о русских, как ответы и впечатления других, включенных в группу, помогут достигнуть цели… Тоже самое и о латышах и венграх…

– Как я понимаю, Нору необходимо вызвать сюда?

– Да.

– Хорошо. Но одно условие.

– Какое?

– Я предварительно должен поговорить с ней.

– Конечно. Без вашего и ее согласия, ни о каком привлечении вашей жены к сотрудничеству речи быть не может.

– Очень хорошо.

Билет вашей жене и беспрепятственный проезд мы обеспечим. Вам только надо назвать дату. Когда вы это сможете сделать?

– Думаю, через два дня.

– Нас это устроит.

– Что-то еще?

– Да, – Мюллер достал из папки и протянул Петру несколько листов с машинописным текстом, – это ваша новая легенда господин Карл Витзеер. Надеюсь, что вы проинструктируете и вашу жену о необходимости использования этой легенды в течение всего времени, необходимого для выполнения задания.

– Можете не сомневаться, – Петр взял листы и положил их вместе с конвертом на диван рядом с собой.

– А почему вы сказали, что мой приход к вам не стал для вас неожиданностью? Вас предупредил об этом Кляйн?

– Нет.

– Тогда почему?

– Все очень просто: поскольку я выполняя задание буду не как сейчас бельгийским гражданином Тео Петерсом – владельцем фирмы, занимающейся автоперевозками, продажей и ремонтом автомобилей, а гражданином Австрии с другими именем и фамилией, то мне необходимы новые документы. Вот я и решил, что их мне передадите вы, поскольку ни Курт, ни Франц, как я понимаю, не посвящены в происходящее.

XIII

– Логично, – согласился Мюллер.

– И еще… – Петр решил рискнуть, – вы же не просто так наблюдали за мной, когда я шел на эту квартиру.

– Вы это заметили? – удивился Мюллер.

– Какой же я бы был профессионал, если бы не заметил этого…

– А знаете, почему я наблюдал?

– Догадываюсь, но хочу услышать ответ от вас.

– И все-таки скажите вашу версию, – уклонился от ответа Мюллер.

«Так я тебе ее и скажу, – подумал Петр, – но сказать что-то надо. А если?»

– Вы задумались о моем будущем… – Петр решил использовать только что пришедшую в голову мысль. – Моем будущем после выполнения этого задания…

– Вы проницательный человек! – восхищенно воскликнул Мюллер. – Как вы догадались?

– Ничего сложного. После выполнения задания появятся люди, которые будут знать меня в лицо…

– И не только, – подхватил Мюллер, – но запомнят вашу фигуру, манеру разговаривать и двигаться, держаться на людях.

– А есть ли гарантия, что позже, предположим через несколько месяцев или даже лет, увидев меня, естественно под другими именем и фамилией, они не вспомнят меня нынешнего? И не будет ли это в будущей гипотетической ситуации чревато провалом?

– Такой гарантии, увы, нет, – признался Мюллер.

– И какой же выход?

– Их несколько… – после паузы произнес Мюллер, – во-первых, их можно…

– Вы полагаете, что возможно их устранение? – пристально глядя ему в глаза , спросил Петр, – Или мое?

– Ну, что вы! – воскликнул Мюллер. – Зачем же вы так?

– А как по-другому? – наступал Петр. – Как?

– Вам надо измениться!

– Что?

– Изменить внешность, манеры…

– И это вы говорите тогда, когда принесли мне новые документы с моими фотографиями… Не кажется ли вам, что уже поздно изменяться? Или вы готовы отсрочить начало выполнения мною задания, предоставив мне время, необходимое для изменений того, о чем вы сказали? Ну, а уж, документы вы само собой переделаете…

– Вы правы, конечно, поздно, – согласился Мюллер, – да, и американцы на это не пойдут.

– Так какой же выход?

– Я скажу, – ответил Мюллер, – Кляйн предполагает удалить вас на некоторое время из Европы. Естественно, после выполнения задания. И знаете куда?

– Не в США ли?

– Точно! Туда, – Мюллер с изумлением посмотрел на Петра, – Это вам Кляйн сказал?

– Нет. Сам догадался…

– Правда?

– Правда, – честно признался Петр.

– Когда?

– Только что.

– Ну, у вас и интуиция! – воскликнул Мюллер. – Вы прямо провидец!

– Просто я всегда думаю о будущем…

XIV

– Мы тоже.

– Да, только почему-то предпочитаете играть «в темную».

– Ну, не всегда все можно сказать сразу…

– Не всегда, но когда от этого решается судьба, надо говорить заранее…

– Вы понимаете, ваше участие в выполнении этого задания для нас было неожиданностью…

«Похоже, что действительно так, – подумал Петр, – но, странно, почему мне о моей возможной работе в США ничего не сказал Кляйн…»

– Это еще одно подтверждение, что вы не думаете о будущем.

– Не надо обобщать! – взвился Мюллер. – Просто Венгрия не была приоритетной в сфере наших интересов.

– А я почему- то считал, – спокойно сказал Петр, – что любая страна, граничащая с Советами, не может не быть в числе приоритетных для БНД.

– Это сфера приоритетов Англии и теперь США.

«Проговорился! – отметил Петр. – Еще и Англия».

– С каких это пор, позвольте спросить? Помнится, Венгрия была союзником рейха и воевала с русскими…

– Не надо о рейхе! – Мюллер бросил взгляд на радиоприемник. – Англия – член НАТО, а разведки стран блока договорились о некотором разделении сфер интересов…

– И это соблюдается?

– В некоторой степени…

«Интересно… А мое возможное направление в США – это тоже в рамках договоренности или нет? – молча смотря на Мюллера, размышлял Петр. – Скорее всего в рамках. Если бы наоборот, то это означало бы провал, а этого БНД не захочет. Но тогда, с какой целью меня предполагают отправить в США? Просто скрыть на время, как только что намекнул Мюллер? Вряд ли…»

– Что вы молчите? – не выдержал Мюллер.

– Думаю…

– О чем?

– О том, что вы сказали.

– Не понял…

– Об открывающихся перспективах…

– Каких?

– Перспективах деятельности в достижении поставленных задач в условиях сотрудничества разведок…

– Да, перспективы большие, – согласился Мюллер, – но, как вы понимаете, у каждой разведки остаются свои тайны…

– А по-другому и не может быть, – согласился Петр. – У каждой страны есть собственные интересы и политика…

– Вот именно. Вы правильно поняли, – кивнул Мюллер и встал с кресла. – Ну, мне пора, и передайте, пожалуйста, привет вашей жене: госпоже Кристине Витзеер.

– Непременно, – кивнул Петр.

– Буду рад увидеть ее в скором времени,– улыбнулся Мюллер.

– А уж как я-то буду… – улыбнулся Петр. – Мне еще никогда не доводилось выполнять задание вместе с женой.

– Главное начать, – многозначительно сказал Мюллер, – как знать, может быть это станет правилом… А задание, уверено будет как всегда успешно завершено вами. До свидания!

– До свидания! – Петр проводил его до выхода из квартиры.

XV

«Мюллер пришел не просто, чтобы передать документы и решить вопрос об участии Александры, – оставшись один, сделал вывод Петр. – Да и то, что он сел около радиоприемника, а потом покосился на него, не случайно. Во-первых, они распределили роли с Кляйном. А, во-вторых, радиоприемник… Радиоприемник не работал. Прослушка? Но почему он покосился он на радиоприемник, только тогда, когда я сказал о рейхе? Испугался? Но чего? Например, что слушают молодые, не имеющие отношение к прошлому Германии или… Американцы? Англичане? Может быть, может… Но тогда, это или по согласию БНД или, по тому, что Мюллер завербован ими! Мюллер – двойной агент? А почему бы нет? А если и Кляйн? Интересно… И еще: он не мог не понимать, что я замечу, как он покосится на радиоприемник… А раз так, то он сделал это преднамеренно! Для чего? Чтобы дать мне понять, что меня прослушивают? Но это он мог сделать по другому: например, написать на листе бумаги и дать мне его прочитать… Мог, но не сделал… Почему? Потому, что за мной наблюдают… А что, такое возможно… Наблюдали же за мной через настенное зеркало, когда я вернулся в Европу. Но если, он дал мне понять это, то тогда он не двойной агент! Он лишь играет роль двойного агента, оставаясь полностью сотрудником БНД. Значит и Кляйн может… »

Осознавать, что за тобой наблюдают, с одной стороны было неприятно, а с другой это позволяло скорректировать свои действия и поведение.

«И все-таки, зачем они устроили наблюдение? Причем наблюдают и БНД и, как выразился Кляйн, «друзья из-за океана». Ну, БНД для того, чтобы обеспечить мою безопасность, а «друзья»? Вряд ли только для обеспечения моей безопасности… Они изучают меня, одновременно проверяя меня… Но откуда они могут наблюдать за мной? И в каждом ли помещении квартиры? – Петр не спеша прошелся по квартире, особо ни на чем, не задерживая взгляд. – Трудно сразу определить… Ну, что ж, будем считать, что в каждом… Однако, если Мюллер пришел ко мне из соседней квартиры, то в ней его люди… А как же тогда ведут прослушку и наблюдение «друзья»? Из этой же квартиры? Если да, то или они в ней вместе с людьми Мюллера, или через нее протянуты провода в другую, где американцы одни. Но в таком случае, они не смогут видеть то, что происходит в квартире, где нахожусь я! Но может быть и так, что в соседней квартире только американцы, а Мюллер вхож к ним… В этом случае, люди Мюллера наблюдают из квартиры дома напротив…Интересно, знают ли люди Мюллера об американцах, а американцы о них? Если знают, то действуют сообща, если нет, то не доверяют друг другу. Хотя, даже действуя сообща, можно не доверять друг другу… «Дружба дружбой, а табачок врозь»… Да не может быть никакой дружбы! Скорее вынужденное сотрудничество… А сотрудничество не предполагает раскрытие всего, что отличает деятельность каждой разведки и ее агентуры – это аксиома! Мюллер же сказал: «у каждой разведки остаются свои тайны…» Сказал, зная, что разговор прослушивают… Значит, такова договоренность между БНД и ЦРУ. Вот уж действительно: «с волками жить – по волчьи выть».

Петр вошел в спальню, достал из шкафа свой дорожный чемодан, раскрыл его и некоторое время раскладывал его содержимое.

«Теперь надо подготовить сообщение в Центр и решить как его отправить… Все-таки двойное наблюдение… Ни те, ни другие не должны ничего не заметить… И вызвать сюда Александру… Кстати, вариант ее возможного приезда сюда мы не обговаривали… Ну, ничего, она поймет и сориентируется… А дальше… – Петр, положил блокнот на письменный стол и задумался. – Дальше я ей помогу здесь адаптироваться…А дальше? Дальше надо что-то придумать… Что-то такое…»

Петр подошел к столику с телефонным аппаратом, посмотрел на лежащую на поверхности столика записку, поднес телефонную трубку к уху и набрал номер.

XVI

– Вас слушают, – раздался незнакомый мужской голос в трубке.

– Мне необходимо позвонить в Бельгию…

– Сейчас организуем. Пожалуйста, сообщите номер.

Петр продиктовал номер.

– Кто должен ответить? – поинтересовался незнакомец.

– Софи.

– Вам перезвонят, – в трубке раздались гудки.

«Номер наверняка поверят на принадлежность, – Петр положил трубку и направился готовить себе ужин, – а он принадлежит как раз Софи. Она работает на американцев, вот пусть и работает… Заодно это станет еще одним подтверждением того, что я принял предложение».

Телефон зазвонил, только тогда, когда Петр закончил ужинать. Петр снял трубку.

– Алло! – в голосе Софи были слышны нотки удивления. – Почему вы молчите? Кто это?

– Добрый вечер, Софи, – сказал Петр.

– Ой, это вы, господин Петерс? – голос Софи дрогнул. – Что-то случилось?

– Я. Ничего.

– Извините, я не поздоровалась, – спохватилась Софи. – Добрый вечер. Извините, а почему вы звоните мне? Вам что-то нужно?

– Нужно. Нужно, чтобы приехала…

– Я? – обрадовалась она. – Когда?

«Вот оно как, – подумал Петр, – неужто она ждет, что я ее вызову? Проверим…».

– Через два дня…

– Но почему так долго, Тео? – удивилась Софи. – Я готова сегодня.

«Ого, вот я уже и не господин Петерс, а Тео, – отметил Петр. – Она называет меня по имени…»

– Речь не о вас, – пресек ее откровения Петр. – Речь о моей жене.

– О… о… вашей жене, – Софи стала заикаться. – Как … о вашей… жене?

 

– Вы плохо меня слышите? – поинтересовался Петр. – Именно, о моей жене.

– Извините, извините, господин Петерс, – Петр понял, что Софи плачет, – я неправильно поняла… Прошу вас забудьте то, что я вам сказала… Пожалуйста… Забудьте, пожалуйста…

– А разве вы мне что-то сказали? Я не слышал… Наверное, что-то со связью.

– Да, да, наверное, что-то со связью, – сквозь слезы произнесла Софи. – Я слушаю вас господин Петерс.

– Записывайте, – Петр сделал паузу, – готовы?

– Да.

– Позвоните от моего имени моей жене и сообщите ей, что через два дня я буду ее встречать в Мюнхене. Билет для моей жены вы получите заранее, вам его доставят в мою фирму, и вы передадите его моей жене. Записали?

– Да, все записала.

– Повторите.

Софи повторила.

– Хорошо. Какие-то новости относительно дел фирмы есть?

– Нет. Обычная почта, ничего срочного.

– Хорошо. До свидания, – Петр положил телефонную трубку.

«Вот так дела… Софи хочет стать для меня больше чем секретарем, стать по собственному желанию или по заданию, – он сел за письменный стол, достал авторучку и придвинул к себе блокнот. – Не получится это! Нет, не получится!»


Издательство:
Автор
Поделиться: