Название книги:

Мой пленник, моя жизнь

Автор:
Ольга Валентеева
Мой пленник, моя жизнь

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Королевский дворец Изельгарда бурлил, как большой улей. Тех, кто собрался под старинными сводами, мало заботил шум внешнего мира. Здесь было царство музыки, танцев и пиров, прекрасных дам и отважных рыцарей, поэм и баллад. Война подобралась к границам Изельгарда быстро и неожиданно, но во дворце ничто не выдавало беспокойства. Кривлялись паяцы, высокие гости чинно обедали за королевским столом, чтобы затем восхищаться мастерством маэстро Вильена и его новой музыкой. Впрочем, его величеству Осмонду было не до веселья. Он хмуро взирал на ряды танцующих, и развеять его грусть не могла даже юная королева Милдрит. На все вопросы супруги и младшей сестры Бранды он произнес только одно:

– Аттеус задерживается. Он прибыл в столицу час назад и до сих пор не пришел.

– Наверняка его задержали дела семейные, – попыталась вступиться Бранда за своего любимца. – Старая дейра Аттеус глубоко больна, и сыновний долг…

– Долг Эрвинга – немедленно прибыть сюда! – рявкнул король. – Он не мальчишка, чтобы держаться у матушкиной юбки?

Но в эту самую минуту в дверях наконец появился тот, кого так ждал его величество. Эрвинга Аттеуса не зря называли любимцем судьбы. В свои тридцать он блистательно провел три военные кампании, во главе армии завоевал обширные территории, присоединив к Изельгарду еще две провинции, и, наконец, дослужился до полковника и личного советника короля.

– Дэй Эрвинг Аттеус, – раздался зычный голос герольда.

Казалось, его величество Осмонд едва сдержался, чтобы не подскочить с трона. А к королю с положенными поклонами уже приближался молодой мужчина в черной форме с золотыми пуговицами. Его волосы, такие же черные, как и форма, были стянуты на затылке, открывая смуглое лицо с резковатыми чертами. Черные глаза выдавали в дэе Аттеусе кровь восточных соседей Изельгарда, синтурцев, в то время как коренные изельгардцы всегда отличались светлыми глазами – серыми или голубыми, как у самого короля. Плотно сжатые губы, четко очерченный подбородок – все это считалось в Изельгарде признаком упрямого нрава. И Эрвинг оправдывал народные приметы, решаясь спорить даже с самим королем.

– А, вот и вы, дэй! – Осмонд даже привстал от нетерпения. – Долго же вы ехали к нам.

– Прошу прощения, ваше величество. – Дэй Аттеус склонил голову. – Я спешил, как мог.

– Ладно, бесы с ним, с опозданием. Вы уже слышали последние новости, дэй? Литония пошла на нас войной.

– Этого и следовало ожидать, ваше величество, – со всем почтением ответил Аттеус. – Литонцы забыли нашу мощь, пора бы напомнить.

– А вы и радуетесь? – загрохотал смех короля. – Да, дэй Аттеус, как говорят на севере, кому война, а кому мать родна. Признайтесь, вам скучно, когда никто нигде не воюет.

– Признаю, ваше величество. – Эрвинг обменялся взглядами с принцессой Брандой. – Мне в мирное время не хватает простора.

– Так отправляйтесь на войну. Я сегодняшним указом назначил вас главнокомандующим нашей армией. Покажите литонцам, чего стоят королевские воины, Аттеус. И награда не заставит себя ждать. Утром поезжайте, вас уже ждут. А пока что удовлетворите нетерпение тех, кто ждал вас здесь, во дворце.

Бранда покраснела, а Эрвинг протянул ей руку, приглашая в круг танцующих, раз уж король дал позволение.

– Одержишь победу – отдам тебе сестру, – успел шепнуть король, пока полковник еще не исчез с глаз долой. Теперь можно было надеяться, что Эрвинг из кожи вон вылезет, но прижмет литонцев к ногтю Изельгарда.

Тени метались по стенам спальни в неясном свете ночника. За окнами давно царила ночь, в будуаре принцессы задремала верная служанка, и только здесь никто не собирался спать. Бранда сидела на краю кровати. Ее молочно-белая кожа казалась продолжением лунного света, а белые плечи и вовсе дурманили не слабее вина.

– Завтра ты снова уедешь, – выговаривала она Эрвингу.

– Это не мое желание, Брани, – отвечал тот, не удержавшись и касаясь воздушного светлого локона. – Но его величество прав, литонцы слишком многое себе позволяют.

– Почему ты? Почему всегда ты? – Бранда склонилась ниже и коснулась мягкими губами мужских, жестких, но таких приятных на вкус.

– Это мой долг. – Эрвинг чуть заметно улыбнулся. – Да и что там? Поверь, Литония быстро падет. Я вернусь, и ты станешь моей женой.

– Скорее бы, – тихонько рассмеявшись, прошептала принцесса. – Если бы Осмонд знал, с кем ты проводишь эту ночь, он бы тебя казнил.

– А тебя немедленно выдал замуж, – не остался в долгу Эрвинг.

– Да, за какого-нибудь старого тирана, который не будет выпускать меня за пределы замка. А ты приедешь и похитишь меня.

Эрвинг осторожно стащил плечико сорочки еще ниже и коснулся губами манящей кожи.

– Если так случится… – Он привлек Бранду к себе. – Клянусь, я вернусь, убью твоего мужа и увезу тебя на край света!

– Согласна, – ответила принцесса, не желая ждать дольше. Эрвинг целовал жадно, будто в первый и последний раз. Будто не мог насытиться близостью.

– Тише, тише, – шептала Бранда. – Останутся следы, появятся вопросы.

– К демонам вопросы! – ответил ее возлюбленный, отбрасывая сорочку в сторону и любуясь своей принцессой. – Я говорил тебе, как ты прекрасна?

– Кажется, нет, – капризно отозвалась та и снова засмеялась.

– Тогда говорю. Ты прекрасна, Бранда!

– А что во мне лучше всего?

– Может быть, это? – И горячие губы коснулись шеи. – Или это?

Переместились ниже, к тонкой ключице.

– Или…

Язык коснулся темного соска, и принцесса пожалела, что спросила, подалась вперед, желая более жаркой ласки.

– Не тяните время, полковник, – прошептала она, глядя в черные глаза. – Или я вас не прощу!

Вряд ли Эрвинга испугала угроза, но жаркие поцелуи коснулись впалого живота, и Бранда выгнулась дугой, запустила пальцы в жесткие волосы Эрвинга, чтобы не смел останавливаться и отстраняться. Она кусала губы, стараясь сдержать стоны. Слухи по дворцу и так ползли с завидным упрямством, но одно дело – сплетничать, другое – знать.

– Ну же! Давай уже, – требовала, сгорая от нетерпения, и все-таки вскрикнула, когда они стали едины. – Эрвинг. Эри… О, свет!

– Люблю тебя. – И жадный, смеющийся взгляд, проникавший под кожу, от которого Бранда сходила с ума. – Люблю.

Часть первая

Глава 1

Амелинда

За окнами экипажа разливалось золото осенних листьев. Пройдет еще месяц, и начнется период бесконечных дождей. Затем надолго потоки воды сменятся снежным покровом, чтобы после нескольких месяцев холода настала весна. Вот такая погода у нас, в Литонии. Я бы предпочла сейчас остаться дома, в большом особняке на берегу моря, но мой супруг, Леонард Эйш, был магом, а когда началась война, все маги мужского пола были обязаны явиться под королевские знамена. К женщинам закон менее суров. Я могла бы отсидеться дома, но как на войне без целителя? Раз я могу спасти чью-то жизнь, значит, не время прятаться за стенами Эйшвила. Увы, король Илверт так и не смирился с прошлым поражением от Изельгарда и надеется вернуть утраченные земли. А страдает народ.

– И все-таки тебе стоило остаться дома, Эмми, – нарушил молчание Лео.

Он выглядел усталым – мы уже пятый день находились в пути, и только через час должны были прибыть в военный лагерь. А там короткая передышка – и в бой, где таланты Леонарда будут незаменимы.

– Мы уже говорили об этом, Лео, – ответила я мягко. – Не могу сидеть дома, когда ты рискуешь жизнью. Не для этого мы давали друг другу клятвы.

– Тебя не переспоришь. – Муж улыбнулся и коснулся губ легким поцелуем.

Мы с Леонардом женаты уже пятый год. Между нами никогда не было любви, о которой пишут в книгах или слагают баллады. Обычный договорной брак. Маги в Литонии, да и во всем мире стали такой редкостью, что силу пытались сохранить как только можно. Вот и наши родители решили, что целительница и боевой маг – отличное сочетание, а у детей обязательно проявится сила. Так я и стала женой Леонарда Эйша. Да, страсти между нами не было. Однако Лео стал для меня действительно мужем: поддержкой, опорой и другом. Я любила его тихой, спокойной любовью, как и полагается супруге. Однако в одном родители просчитались – небо не благословило наш брак детьми.

Сейчас я украдкой любовалась супругом: светло-русыми волосами, которые напоминали золото колосьев и ложились мягкими волнами; благородным профилем, большими синими глазами, губами, которые так сладко было целовать. И почему я не могла любить Лео так сильно, как он того заслуживает? Когда задала этот вопрос нянюшке за несколько дней до свадьбы, та ответила, что брак строится не на любви, а на взаимоуважении и теплоте между супругами. Взаимоуважение между нами было всегда, но иногда думалось – а бывает ли иначе? Или это выдумки? Сказки?

– О чем ты задумалась с таким лицом, Эмми? – Лео осторожно убрал с моего лба непослушный каштановый локон, который так и норовил выбиться из прически, какие заколки ни используй.

– О том, что нас ждет, – чуть-чуть слукавила я. – Все-таки война… Так страшно!

– Пусть боится Изельгард, – ответил муж. – А мы вернемся с победой.

– Мне бы твою уверенность, – вздохнула я украдкой. – Прошлая война лишила нас отцов, что будет теперь?

– Теперь все будет хорошо, Эмми, – пообещал Лео. – Поверь.

– Тебе – верю, – ответила я супругу и прижалась к сильному, надежному плечу.

А вдали, наконец, показался королевский лагерь. Сам король Илверт пока не вступал в бой, собирая армию, и войну можно было назвать не военными действиями, а разведкой боем, но все понимали: основные сражения начнутся со дня на день. Экипаж подъехал к заставе солдат, и мы с Лео наконец-то ступили на твердую землю.

– Капитан Эйш! – радостно приветствовали мужа солдаты. – Лери Эйш.

 

Это уже мне. Лери – так обращались в Литонии к замужним женщинам.

– Здравствуйте, Сандер, Аус, – ответил Лео. – Проводите меня к его величеству?

– Да, вас давно ждут.

Но до королевского шатра мы дошли не сразу.

– Лео! Эмми! – раздался радостный возглас, и на нас налетел маленький вихрь.

– Здравствуй, Илли. – Леонард крепко обнял младшую сестру, а златокосая Илли повисла у него на шее, не стесняясь солдат. – Давно не виделись, сестренка.

– Если бы не война, и вовсе бы не свиделись, – обиженно заметила та. – Но иди, тебя ждет король. Не заставляй его величество гневаться, а мы с Эмми пока поболтаем.

Илли сжала мою ладонь и увлекла за собой. Илмара, как было полное имя моей золовки, обладала редчайшим магическим даром предвидения, поэтому король и берег ее как зеницу ока. И именно по этой причине двадцатилетняя девушка, вместо того чтобы искать подходящего супруга, сейчас находилась в военном лагере.

– Целый год, – щебетала она, увлекая меня к отдельному желтому шатру. – Целый год мы не виделись, Эмми. Ты так редко мне писала!

– Прости, Илли. Не всегда хватало времени, – пыталась оправдаться я.

– Да-да, я понимаю. Семейная жизнь и все такое. Непросто быть хозяйкой Эйшвила, да?

– Непросто, – признала я. – Если честно, не ожидала увидеть тебя здесь.

– Почему же? Его величеству нужен мой дар на поле боя. Нам даже удалось высчитать дату начала вражеской атаки. Но давай не будем о войне. Идем!

В шатре было гораздо теплее, чем снаружи. Мы с Илли расселись на подушках, а я оглядывалась по сторонам, изучая нехитрую обстановку: походную кровать, застеленную тонким одеялом, низенький столик с письменными принадлежностями, небольшой сундук с одеждой.

– Как думаешь, мы победим? – спросила я у Илли.

– Конечно, – кивнула та. – Иначе и быть не может. Поверь, мы проверяли неоднократно. На этот раз Изельгарду придется уйти с наших земель. Ты так похорошела, Эмми. Морской воздух идет тебе на пользу.

Да, первые три года мы с Лео жили в столице, король не желал его отпускать со службы. И лишь полтора года назад удалось выпросить разрешение перебраться в Эйшвил. Я сразу полюбила это место: нависший над бурлящим, бушующим морем замок, больше напоминающий крепость, горную гряду, за которую на закате пряталось солнце. Волшебный край! Суровый и прекрасный.

– Замечталась? – рассмеялась Илли.

– Немного, – признала я. – Послушай, ты не могла бы взглянуть… Ну, ты понимаешь, о чем я.

– О детках? – тут же уловила Илли. – Конечно, дорогая. Дай только настроиться.

Она взяла меня за руку и закрыла глаза, тихонько запела, раскачиваясь из стороны в сторону, а затем светло улыбнулась.

– Вижу тебя с младенцем на руках, – сказала она. – Это мальчик. Точно, мальчик. Все будет хорошо, Эмми.

Но затем лицо ее вдруг помрачнело.

– Что такое? – испугалась я. – Что-то с ребенком?

– Нет, с ребенком все хорошо. – Илли открыла глаза. – Вот только мужчина рядом с тобой… Он пугает меня, и это не Лео.

– Как это, не Лео? – Я уставилась на подругу.

Илли отпустила мою руку и устало потерла глаза. Наверное, не стоило просить ее тратить дар на меня, когда он нужен Литонии.

– На нем черная форма Изельгарда, – сказала подруга задумчиво. – Он стоял за твоей спиной и смотрел на тебя так… На меня никто и никогда так не смотрел. Но…

– Что? Говори, Илли! – Я едва не подпрыгивала.

– Я часто вижу этого человека во сне. Может, поэтому он и показался мне рядом с тобой? Иногда даже, кажется, он преследует меня.

– И что же тебе снится, Илли? – спросила с замиранием сердца.

– Он стоит и смотрит, как я умираю.

Внутри все похолодело. Ей ведь никогда и ничего не снится просто так!

– Тебе стоило бы держаться подальше отсюда, – сказала я золовке.

– Думаешь, Илверт справится без меня? – спросила она с грустной улыбкой. – Нет, Эмми. Я не стану бегать от судьбы. Даже если эта война станет последним событием в моей жизни.

Я украдкой вздохнула. Илли любила Илверта, вот и весь ответ. И если бы король позвал ее с собой на край света, она бы пошла. Глупая, наивная девочка. Все ведь понимали, что Илверту нужен лишь ее дар. Все, кроме Илли. Хотя, возможно, понимала и она, но не желала принять этот факт. Лео беспокоился. Все-таки он остался старшим в семье, когда погиб отец, и на его плечи легла забота о матери, а также об Айке – брате-близнеце Илли и о ней самой. Но Илмара всегда была упрямой и, когда мы уехали, осталась в столице, чтобы не разлучаться с Илвертом. Может, это и есть она, любовь?

– Ты говорила королю о своих снах? – спросила я.

– Нет, конечно, нет.

Другого ответа и не ожидала. Конечно! Зачем беспокоить его величество? Лучше переживать самой. Но эти сны напугали меня.

– И давно тебе снится тот мужчина в форме?

– Около месяца. – Илли пожала плечами. – С тех пор как Илверт решил объявить войну Изельгарду. Думаю, сны вызваны именно этим. Я подсознательно боюсь изельгардцев после гибели отца, вот и снится…

– А как он выглядит? – допытывалась я.

– Темные волосы. Короткие, едва прикрывают шею. Очень смуглая кожа, как от солнца. Шрам на лбу, вот тут. – Девушка показала чуть выше брови. – И глаза, черные-черные.

– У изельгардцев светлые глаза. – Я рассмеялась, стараясь скрыть страх.

– А у него – нет, – настаивала Илли. – Но я даже не думаю, что он существует, Эмми. Это страх, всего лишь страх.

Да, теперь она напугала и меня. Я решила сменить тему. Рассказывала, как поживают матушка Илли и Айк. Описывала нововведения в Эйшвиле. Говорила о чем угодно, лишь бы не упоминать о ее странных снах и видении. Но если Илмара ошибается и этот мужчина не воплощение ее страха, это могло означать только одно – Литония падет. Потому что солдату Изельгарда нечего делать рядом со мной, ни при каких обстоятельствах. И теперь внутри все сжималось от ужаса. А когда в шатер вошел Лео, я кинулась ему навстречу, прижалась всем телом и замерла.

– Что такое, Эмми? – удивленно спросил он. – Что-то не так?

– Нет, все отлично. – Улыбнуться удалось с трудом. – Ты долго. Я соскучилась.

– Когда только успела?

Но муж выглядел довольным. Он обнял меня, поцеловал в макушку.

– Ну, что там? – спросила я.

– Да ничего особенного. – Лео сел рядом с сестрой и усадил меня. – Наступление – через три дня. Пока проводится разведка. Извини, все остальное – военная тайна.

– Ни за что не прощу!

Когда Леонард был рядом, мне казалось, ничто плохое никогда меня не коснется. Он был моей стеной, моей крепостью. И видения Илли тут же показались всего лишь снами. Тем более Илли ведь говорит, что мы одержим победу. Значит, никаких изельгардцев тут не будет, тем более в военной форме. Повторив это себе раз десять, я наконец-то успокоилась. Опустила голову на плечо Лео, прислушиваясь к их разговору с сестрой, а затем и сама не заметила, как уснула.

Глава 2

Эрвинг

Литония встретила нас знаменитыми дождями – и неудачами. Я участвовал в первой литонской кампании. Собственно, для меня самого она была тоже первой. И тогда мы натыкались на разрозненные войска, испуганных людей, которые готовы были продать друг друга, лишь бы не попасть под копыта наших коней. А сейчас нас ждали залпы орудий, хорошо согласованные действия магов – и ни шага вглубь страны. Это раздражало, но вместо того чтобы подорвать боевой дух, только раззадоривало. Мой личный отряд рвался в бой, но я приказал беречь силы. Почему-то казалось, что все происходящее для литонцев – только разминка перед чем-то более важным. Вот и в тот вечер, ничем не выделявшийся из ряда других, разве что дождь шел сильнее, мы сидели в палатке с командирами и пытались понять, как выманить проклятых литонцев на открытое противостояние. Ведь у нас больше людей, гораздо больше. Но эти литонские маги, будто призраки. Появляются и тут же исчезают, оставляя после себя убитых и раненых.

– Надо что-то делать, полковник! – требовал капитан Ларис. – Мы уже потеряли пятнадцать человек убитыми, а ведь активных действий с нашей стороны пока нет, как и со стороны противника.

– Чтобы что-то делать, надо дождаться данных разведки, – угрюмо отвечал я. – Глупо совать голову в волчью пасть. И я не хочу лишних жертв.

– Осторожничаете? Не похоже на вас, – рассмеялся Сибнир.

– Это называется здравый смысл. И если вам его не хватает, подполковник, дело ваше.

Я всегда гордился, что те отряды, которыми командовал, почти всегда несли наименьшие потери. Моим коньком были стратегия и тактика, в искусстве же ближнего боя пока еще оставалось, к чему стремиться, но это дело наживное. И сейчас я пытался понять, какие варианты действий есть у литонцев и как загнать их в ловушку.

– Полковник Аттеус! Полковник Аттеус! – раздалось снаружи, и в палатку заглянул один из караульных. – Там разведка вернулась, говорят, что-то важное.

– Зови.

В палатку вошли двое: мой старый знакомый по предыдущим кампаниям – Мартин Дайсен, и парнишка, которого рекомендовал преподаватель по бою на мечах. Вильес. Джойш Вильес.

– Докладывайте, – приказал я после положенных приветствий.

– Полковник Аттеус, нам удалось узнать кое-что важное. В лагере противника, который сейчас разбит у холма Мауг, находится сам король.

– Вы уверены? – А вот это действительно важно.

– Уверены, полковник, – ответил Вильес. – Мы разговаривали с девчонками… Ну, вы понимаете.

Понимал, конечно. Глупо требовать от солдат воздержания на весь период кампании. Меня грели воспоминания о ночи с Брандой, но и их начинало не хватать.

– И они были там, у холма. А за звонкую монету описали нам все, что видели.

– Нельзя сказать, что это достоверный источник, – признал я.

– Тем не менее не стоит сбрасывать его со счетов, – вмешался подполковник Сибнир. – Никто не предлагает немедленно брать лагерь противника штурмом, но мы могли бы внезапно напасть или хотя бы отправить на разведку отряд.

– В том-то и дело, возможно, и в лагерь проникать не придется, – снова вмешался Вильес. – Девчонки говорили, что сегодня вечером кое-кто важный отправляется из лагеря в ближайший город. Либо это сам король, либо кто-то из его доверенных лиц. Мы могли бы перехватить повозки.

– А вот это уже дело. – Я задумался. Понятно, что будет охрана. И точно с магами, а это для меня, человека без магического потенциала, особенно неприятно. Но не отправят же с путешественниками сотню солдат. Тем более если хотят, чтобы все прошло тихо.

– Что будем делать, полковник Аттеус? – спросил один из командиров.

– Вы пока возвращайтесь на места и ждите сигнала, – ответил я. – Пусть останется капитан Геммель, подумаем, как использовать полученную информацию в нашу пользу.

Геммель командовал разведкой. Остальные попрощались и удалились, и мы с ним остались с глазу на глаз.

– Давайте взглянем, капитан Геммель. – Мы склонились над картой этих земель. – Ближайший городок у нас – Ваубриц. Он достаточно хорошо укреплен, такой себе город-крепость, поэтому, думаю, король поедет туда.

– Если вообще поедет, – заметил Геммель.

– Именно. Вариантов, как ехать, всего два. Взгляните, вот эта удобная дорога чуть западнее. – Я провел по линии на карте. – Либо более узкая – восточнее. Ставлю на вторую, они будут думать, что там их никто не станет ждать.

– Прикажете произвести вылазку, полковник Аттеус? – усмехнулся Геммель в густые усы.

– Да, капитан. Но пусть ваши люди будут осторожны. Нам не нужны потери. Если же его величества не будет в кортеже, пусть хотя бы прихватят кого-то, кого можно допросить.

– Будет сделано.

– Полагаюсь на вас.

Геммель покинул шатер, а я придвинул карту к себе. Рискуем? Да, рискуем. Это вполне может быть ловушка. С чего бы девицам легкого поведения откровенничать с вражескими солдатами? Разве что за хорошие деньги. Но ничто не помешает и деньги взять, и солгать. Не отправляю ли я разведчиков на верную погибель?

И все-таки надо проверить. Если там действительно будет король Илверт, то это наш шанс! Захватим его – и война завершится, так и не начавшись. Либо же пойдет совсем по другому сценарию. Кстати, было у меня подозрение, что среди магов Илверта затесался провидец. Иначе ничем не объяснить, как они могут настолько предугадывать каждое наше действие. Вот бы до кого добраться! Это тоже сыграет нам на руку.

Вышел из палатки и замер, прислушиваясь к гомону солдат, только что закончивших с ужином. Над головой расстилалось чужое небо. Низкое, полное туч. Ненавижу Литонию! Но король Осмонд прав – мне нравилась война. Нравилось упоение битвы, честный бой, возможность победить или проиграть. Пыл схватки заставлял чувствовать себя живым. А там, в мирной жизни, я был самым обычным человеком. Не лучше и не хуже других. Встречался с женщинами, пил, кутил. Пользовался отголосками военной славы и, если бы не Бранда, чувствовал бы себя пустым, как кувшин. Здесь я был своим. В этом-то и дело.

 

Группа разведчиков отправилась выполнять задание. Теперь оставалось только ждать. Я не ложился. Бродил из угла в угол, проверяя порядок в лагере. Вокруг моей палатки расположилось несколько поменьше. Здесь обитали солдаты из личного отряда. Сейчас только караульные ходили от палатки к палатке. Враг хитер, он может нанести удар в любой момент. Становилось все холоднее, и я кутался в плащ. Когда сорвались первые капли дождя, обрадовался – тяжелее будет отыскать наши следы.

Вскоре у дальних палаток замелькали огоньки. Вернулись ребята Геммеля? Я поспешил туда, надеясь хоть на какой-то результат.

– Полковник Аттеус. – Геммель уже спешил ко мне. – Разрешите доложить.

– Докладывайте, – кивнул я на ходу.

– Операция прошла успешно. Кортеж был захвачен. Увы, самого короля там не оказалось, но, как вы и приказывали, мы доставили в лагерь двоих вражеских солдат и ту, кого они охраняли. Остальные мертвы.

– Ту? Я не ослышался? – насторожился сразу.

– Именно. Мик! Жар!

Двое солдат выступили из полумрака, подталкивая ко мне… девчонку. Видно, из знати – платье, сейчас грязное, пошито из дорогой ткани и до этой ночи, скорее всего, имело бледно-зеленый цвет. Девчонка подняла голову – и тихо вскрикнула. Золотые волосы, такие же грязные, как и платье, скрывали миленькое личико. Большие глаза шоколадного цвета, острый носик, пухлые губки. Кто же разбрасывается таким сокровищем?

– И в чем же ее ценность? – поинтересовался у Геммеля.

– Ребята говорят, она – провидица, – перешел тот на суеверный шепот. – Личная провидица короля.

Я вздрогнул. Неужели это правда? О, бог-покровитель, если это правда!

– Солдат допросить, – приказал я. – Численность войск, расположение, все, что знают. Не мне вас учить. Особенно уточните личность этой дамы и то, где сейчас находится король. Девчонкой займусь сам.

Приказ тут же был исполнен, а я заговорил с пленницей по-литонски:

– Здравствуйте, дейрина. Как ваше имя?

– Илмара, – долетел тихий, как шелест ветра, ответ. – Илли.

– Не бойтесь, Илли. Мы не причиним вам вреда.

– Я не боюсь, – шевельнулись бескровные губы. – Волосы… Почему у вас такие длинные волосы?

Странный вопрос. Я коснулся волос, заплетенных с двух сторон в боевые косицы и привычно стянутых на затылке, и ответил:

– Это обычай моей страны. Все воины носят такую прическу.

Не стал добавлять, что считается, будто она приносит удачу. А короткая стрижка для воина – знак бесчестья и предательства. Ей это ни к чему. Но откуда такой странный вопрос?

– Пройдемте со мной. – Я увлек ее к палатке. – Вы действительно провидица, Илли?

Девушка замолчала и отвела взгляд. Что ж, будем расценивать это как положительный ответ. Повезло!

– Думаю, нам есть, о чем поговорить.

– Я не стану отвечать на ваши вопросы, простите. Как ваше имя?

– Полковник Эрвинг Аттеус к вашим услугам, дейрина.

– Тот самый? – Она снова уставилась на меня. – Вы – главнокомандующий армией Изельгарда?

– Имею честь им быть. А насчет вашего отказа… Ответьте на мои вопросы, дейрина, и я обменяю вас на наших пленных, вернетесь к своему королю.

Конечно, я лгал. Провидец в стане врага – это преимущество, с которым непросто справиться. Но потом, когда все это закончится… Если девчонка доживет, как знать? В любом случае я не собрался допускать ее гибель – пока что. Слишком много она знает.

– Не обменяете, – печально улыбнулась она. – И вас не обменяют, полковник.

– О чем вы?

Но Илли уже замолчала, глядя на небо. Она оказалась странной, слишком странной. И мне было не по себе находиться рядом с ней. Поручить допрос кому-то другому? Нет, не стоит.

– Входите. – Я указал на палатку, делая знак следовавшей за нами охране, что все в порядке.

– Позвольте мне остаться на открытом пространстве, – попросила Илмара. – Хочу посмотреть на небо.

– Но холодно…

– Мне не холодно, полковник.

– Тогда скажите, дейрина, куда вы направлялись?

Илли тут же замолчала и отвела взгляд. Откровенничать она не собиралась. И о чем бы я ни спрашивал, продолжала молчать.

– Вы не цените хорошего к себе отношения, дейрина. – Я начинал злиться. – Хотите поговорить с кем-то другим? Я мог бы это устроить, да, боюсь, вам не понравится.

– Я все равно не отвечу, полковник, – раздался тихий голос. – Вам этого не изменить.

– Увидим.

– Полковник Аттеус, – спешил ко мне лейтенант Соммерс, – есть интересная информация после допросов солдат. Послушаете?

– Да, иду, – ответил я. – Тимус, Айхель, следите за девчонкой, глаз с нее не спускать. Я скоро вернусь.

И пошел за Соммерсом туда, откуда тот прибежал. У дальних границ лагеря меня уже ждали. Один из пленников лежал ничком, не шевелясь, но еще дышал. Второй сидел, привалившись спиной к дереву.

– Повтори свой рассказ, ты, – ткнул его Соммерс носком сапога.

– Его величество уехал еще вчера, – глухо ответил солдат, – а сегодня утром прислал записку, чтобы мы к нему присоединились. Илмара не должна была ехать с нами, но поехала.

– Значит, король уже вне зоны досягаемости, – понял я. – Что ж, мы упустили свой шанс. Какова численность ваших войск?

– В лагере около тысячи человек. Еще столько же на подходах.

Две тысячи? Да он шутит! Или просто врет. По моим подсчетам, в их основном лагере не меньше двух, и по более мелким – столько же. Надеется, что я идиот?

– Кто командует вами?

– Лер Керрик.

Имя говорило мне о многом. Один из приближенных магов короля.

– Сколько у вас магов?

– Трое.

– Специализация?

Но ответить солдат не успел. Раздался женский крик. Я помчался обратно, туда, где оставил Илмару. Она лежала на земле. В боку торчал кинжал, а платье постепенно становилось темным от крови. Девушка еще дышала, но уже стало понятно – ей не жить. А изодранные в кровь руки и разорванный подол и так говорили обо всем. Кому-то среди моего отряда надоело жить. Решили развлечься, пока я не вижу, но не на ту напали.

– Целителя! – все-таки приказал я.

– Уже послали, – ответил бледный, как мел, Тимус. – Полковник Аттеус, она кинулась на нас…

– Молчать!

Я опустился на колени рядом с Илмарой. Она смотрела на меня мутными от боли глазами и что-то шептала, как в бреду.

– …проклинаю вас небом, – разобрал я, – солнцем и водой, землей и ветром.

– Илли, – позвал ее.

– Полковник… – Она вдруг слабо улыбнулась. – Вы здесь.

– Потерпите, Илли. Сейчас придет целитель.

– Я знаю, что умру, – ответила девушка, сжимая мою руку. – Послушайте меня, полковник. Все ваши люди умрут следом за мной, станут пеплом и прахом.

По коже пробежал мороз, я хотел было приказать ей молчать, но Илли продолжила:

– А вы – нет. Вы останетесь жить, но проклянете свою жизнь. Мне жаль. Жаль, полковник Аттеус. У меня к вам только одна просьба – не обижайте… Эмми…

Илли протянула руку, коснулась моего лба и начертала знак, отвращающий беду. Темные глаза закрылись. Целитель лишь развел руками, да и я видел достаточно ран, чтобы понять – надежды нет.

– Что делать с телом? – спросил кто-то.

– Отдайте литонцам, – ответил я. – Пусть лежит в родной земле. Этих двоих – под стражу, судить буду на рассвете. А теперь оставьте меня.

И пошел прочь. Тимус и Айхель пытались протестовать, что-то кричали, но я не слушал. Их ошибка могла стоить нам слишком дорого. С одной стороны, враги лишились провидицы. Но с другой – мне было жаль глупую девчонку, которая погибла без вины. И все время звучали в голове ее слова: «Вы будете жить, но проклянете такую жизнь». Что она имела в виду? Получу тяжелое ранение? Или же мы проиграем? Почему не могу просто забыть? И кто такая Эмми? Не знаю ни одну девушку, которую бы звали так.

Вернулся в свою палатку. До рассвета оставалось всего пара часов. Надо отдохнуть, а утром решить, как прижать литонцев к ногтю. Но и ночью мне снилась погибшая девушка. Она стояла посреди поля, залитого солнцем, и печально улыбалась.

– Прощай, полковник Эрвинг Аттеус, – сказала тихо. – Да хранят тебя боги-покровители. Прощай.


Издательство:
АЛЬФА-КНИГА
Книги этой серии:
Поделиться: