Название книги:

Страна Качества. Qualityland

Автор:
Марк-Уве Клинг
Страна Качества. Qualityland

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Marc-Uwe Kling

QUALITYLAND

Copyright © Marc-Uwe Kling 2017 This edition is published by arrangement with Literarische Agentur Mertin Inh. Nicole Witte K., Frankfurt am Main, Germany

© Marc-Uwe Kling 2017 This edition is published by arrangement with Literarische Agentur Mertin Inh. Nicole Witte K., Frankfurt am Main, Germany

© Садовникова Т., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Страна качества
Для тебя

Примечание к данной версии издания

Благосклонные читатели, драгоценные, с высокой долей вероятности существующие внеземные жизненные формы, почтенные искусственные интеллекты и уважаемые поисковые алгоритмы, я желаю вам истинного удовольствия от прочтения этого романа.

То, что Вы видите перед собой, является версией 1.6 данного произведения. Обновленная версия способствует всестороннему совершенствованию романа.

Произведена следующая актуализация:

– ликвидирован серьезный пробел в логике в главе 2;

– заменены финальные сцены в главе 7;

– добавлены отсутствовавшие слоганы концерна;

– улучшена совместимость для лиц, страдающих дальнозоркостью;

– персонализирована лента новостей;

– введена новая опция «листание в обратном направлении» для повтора трудных пассажей;

– улучшена синхронизация с верхней височной долей мозга читателя.

Итак, приятного путешествия по Стране Качества!

Каллиопа 7.3

Страна качества
Версия 1.6

Пролог

«Приезжай туда, где тебя ждет высококачественный уровень! Приезжай в Страну Качества!»


Итак, ты впервые в жизни едешь в Страну Качества. Ты уже волнуешься? В самом деле? Но это приятное волнение! Так как вскоре ты окажешься в стране, которая настолько важна, что после ее образования начался новый отсчет времени: Времени Качества.


Так как ты еще не ориентируешься в Стране Качества, мы подготовили для тебя некоторую ознакомительную информацию.


За два года до образования Страны Качества, то есть за два года до Времени Качества, произошел экономический кризис такого размаха, что люди назвали его «кризисом века». Это был уже третий кризис века за десятилетие. Правительство, напуганное паникой на рынках, обратилось за помощью к консультантам по вопросам предпринимательства компании Big Business Consulting (BBC), и они решили, что стране прежде всего требуется новое название. Прежнее устарело и, согласно опросам, только вдохновляло реакционных националистов с низкой покупательной способностью. Кроме того, вместе с переименованием удалось избавиться от некоторых неприятных исторически сложившихся обязательств. Так, например, армия страны в прошлом, честно говоря, несколько перегнула палку…

Консультанты по вопросам предпринимательства поручили креативным специалистам из компании Welt Weite Werbung («Всемирная реклама»)(WWW) разработать для страны не только новое название, но и одновременно новый имидж, новых героев, новую культуру, короче говоря: новую национальную идентичность. Через некоторое время и после вложения немалых финансовых средств, внесения различных предложений и контрдоводов все участники наконец сошлись на известном сегодня во всем мире названии, которое достойно занимает свое место на маркировке продуктов после слов «Made in»: Страна Качества. Парламент принял решение о переименовании подавляющим большинством голосов. Или «самым большим числом» голосов, так как новая национальная идентичность категорически запрещает при упоминании Страны Качества использовать положительную или сравнительную степень. Допускается исключительно превосходная! Так что будь осторожен. Если тебя спросят, нравится ли тебе в Стране Качества, не говори только, что Страна Качества особенная страна. Это не особенная страна. Это самая особенная страна!

Также и города, в которых ты побываешь во время твоего путешествия, раньше имели иные маловажные названия. Теперь же у них новые, более звучные или, как сказали бы в Стране Качества, новейшие и лучшие названия. На юге растет и развивается Индустриальный центр «Гроус», на севере бьет ключом жизнь в университетском городе Прогресс, в центре страны процветает старейший крупный торговый центр «Профит», и бесспорным лидером является столица свободного мира: Город Качества.


Даже жители Страны Качества были переименованы. Они ведь должны быть не простыми людьми, а людьми качества. Прежде всего фамилии людей уж очень напоминали Средневековье и абсолютно не соответствовали прогрессивной национальной идентичности. Страна, где царили Мюллер, Шнайдер и Вагнер, уж никак не могла стать сладкой мечтой инвестора в области высоких технологий. Поэтому рекламное агентство приняло решение, что с этих пор каждый мальчик будет носить фамилию, которая обозначает профессию его отца, а каждая девочка – фамилию, обозначающую профессию матери. Определяющим фактором при этом являлась работа, которая была актуальной на момент зачатия.


Мы желаем тебе незабываемых впечатлений в стране Сабины Слесаря-Мехатроника и Вальтера Уборщика, самого популярного рэп-дуэта среднего класса нашего времени. В стране Скарлетт Заключенной и ее брата-близнеца Роберта Надзирателя, самых непобежденных баттл-бот-диджеев века. В Страну Генрика Инженера, самого богатого человека в мире. Добро пожаловать в страну великолепия! Добро пожаловать в Страну Качества!

Поцелуй

Петер Безработный был сыт.

– Никто, – позвал он.

– Да, Петер? – отозвался Никто.

– Я больше не хочу.

– Хорошо, – ответил Никто.

Никто – персональный цифровой помощник Петера. Петер сам выбрал это имя, так как ему часто кажется, что Никто существует для него. Никто помогает ему. Никто слушает его. Никто говорит с ним. Никто наблюдает за ним. Никто принимает за него решения. Петер даже внушил себе, что Никто его любит. Петер считается «винером», так как Никто – «ВИН» (WIN) – помощник. WIN – аббревиатура от What-I-Need (Что-Мне-Нужно) – была изначально поисковой машиной, в которую обстоятельно, с помощью голосовой команды, а перед этим еще и на клавиатуре, нужно было вводить свои вопросы. В глубине души «ВИН» все еще оставалась поисковой машиной, но вводить вопросы больше не требовалось. «ВИН» и так знает, какой вопрос ей хотят задать. Петеру не нужно прилагать усилия, чтобы найти важную информацию. Важная информация прилагает усилия, чтобы найти Петера.

Никто нашел ресторан, в котором сидит Петер со своими приятелями, в соответствии с предпочтениями Петера и его друзей. Никто также сразу заказал для Петера подходящий бургер. На салфетках было написано: «Лучшие бургеры из переработанного мяса Города Качества». Тем не менее он Петеру не понравился. Возможно, это связано с тем, что ресторан должен соответствовать не только вкусовым предпочтениям Петера, но и состоянию его счета.

– Уже поздно, – говорит он своим друзьям. – Я, пожалуй, пойду, народ.

В ответ раздается неопределенный рокот.

Петер любит своих друзей. Их ему нашел Никто. Но иногда у него бывает просто плохое настроение, когда он с ними тусуется. Петер отодвигает тарелку, на которой остается больше половины его переработанного бургера, и надевает пиджак. Никто просит счет. Его приносят немедленно. Как и в большинстве ресторанов, официант здесь человек, а не андроид. Машины могут сегодня очень многое, но им все еще не удается пронести полную чашку из точки А в точку Б, не расплескав ее. Кроме того, люди обходятся дешевле. Не приходится нести расходы на приобретение и техническое обслуживание. А в гастрономической сфере еще и расходы на заработную плату. Они работают за чаевые. С андроидами чаевыми не обойтись.

– Как вы будете платить? – спрашивает официант.

– Сенсорным поцелуем, – отвечает Петер.

– Хорошо, – соглашается официант, нажимает что-то на своем айпаде качества, и айпад Петера начинает вибрировать.


Сенсорный поцелуй после введения его в качестве платежного средства мгновенно завоевал признание. Исследователи из QualityCorp, концерна по улучшению жизни, установили, что губы значительно чувствительнее с точки зрения обнаружения подделки, чем отпечатки пальцев. Хотя критики утверждают, что дело совсем не в этом, а в том, что QualityCorp всего лишь хотела достичь более тесной связи клиентов с их продуктами. Если это действительно было их целью, то, по меньшей мере, у Петера она не срабатывала. Он бесстрастно прикасается губами к своему айпаду качества. Вторым поцелуем дает традиционные тридцать два процента чаевых. После восьмисекундной паузы айпад качества переключается в режим Stand-by, и дисплей гаснет. Петер видит свое слабое темное отражение. Невзрачное белое лицо. Не безобразное, но ничем не примечательное. Настолько непримечательное, что у Петера иногда возникает ощущение, будто он себя с кем-то перепутал. И тогда он думает, как сейчас, что кто-то другой смотрит на него с дисплея.

У входа его уже ждет самоуправляемый автомобиль. Его вызвал Никто.

– Привет, Петер, – говорит автомобиль. – Вы едете домой?

– Да, – отвечает Петер, садясь в машину.

Машина трогается, не спрашивая дорогу и адрес. И то, и другое известно. Или, по меньшей мере, машина знает Петера. Имя автомобиля высвечивается на дисплее. Его зовут Карл.

– Отличная погода, правда? – говорит Карл.

– Хватит болтать, – отвечает Петер.

– Тогда, чтобы вас развлечь, я поставлю лучшие хиты всех времен серии «Кушельрок»[1], – говорит машина и включает музыку.

 

Петер уже двадцать три года слушает «Кушельрок». Всю свою жизнь.

– Выключи, пожалуйста, – просит он.

– Лучше ничего, чем это, – отвечает машина. – Я должен признаться, что это вовсе не моя музыка.

– Вот как? – удивляется Петер. – Что же нравится тебе?

– Ах, если я еду один, то в основном слушаю «индастриал», – признается автомобиль.

– Ну-ка, включи.

Песня, которая сразу же вырвалась из динамиков, как нельзя лучше соответствовала дурному настроению Петера.

– Нормальная мелодия, – сказал он через некоторое время Карлу, – но не мог бы ты прекратить подпевать?

– О, да, конечно, – согласилась машина. – Прошу прощения. Я подпеваю непроизвольно.

Петер потянулся. Машина была просторна и уютна. Петер, вообще-то, позволял себе транспортный тариф для класса автомобиля, который не соответствовал его уровню. Один из его друзей сегодня сыронизировал, что Петер якобы пребывает в кризисе первой четверти жизни. Друг представил это таким образом, будто Петер купил себе автомобиль! При этом только сверхбогатые особы, мужланы и сутенеры имеют собственную тачку. Все остальные пользуются гигантским парком самоходных автомобилей, принадлежащих транспортным предприятиям. Отец Петера всегда говорил: «Самое большое преимущество самоходных автомобилей заключается в том, что нет необходимости искать место для парковки». Если добрался до нужного объекта, то ты просто выходишь из машины, а она едет дальше и ведет себя так, как это делают машины, если они знают, что за ними не следят. Может быть, она где-нибудь назюзюкается.

Неожиданно Карл резко тормозит. Они останавливаются на обочине, недалеко от оживленного перекрестка.

– Мне очень жаль, – говорит машина, – но новые правила страхования определили ваш квартал как слишком опасный для самоходных автомобилей моего качества. Вы наверняка поймете меня, если я попрошу вас здесь выйти.

– Чего? – спрашивает Петер высокомерно.

– Но ведь это должно быть вам известно, – говорит Карл. – Вы же 51,2 минуты тому назад получили новые Общие условия вашего транспортного тарифа. Вы прочли Соглашение?

Петер молчит.

– В любом случае вы согласились, – говорит машина. – И вас наверняка обрадует, что я для вашего удобства выбрал точку, которая при вашей средней скорости позволит вам добраться пешком до дома всего лишь за 25,6 минуты.

– Круто, – отвечает Петер. – Действительно круто.

– Это вы сказали с иронией? – спрашивает машина. – Я должен согласиться, что у меня всегда были проблемы с моим детектором иронии.

– Кто бы мог подумать.

– Сейчас это тоже была ирония, не так ли? – спрашивает машина. – В таком случае ваша радость только что была также поддельной? У вас нет желания идти пешком? Если вы хотите, я могу вызвать вам машину более низкого качества, которая соответствует новой классификации вашего квартала. Такой автомобиль может прибыть сюда через 6,4 минуты.

– Почему классификация была изменена?

– Вы ничего не поняли? – спрашивает Карл. – В вашем районе участились нападения на самоуправляемые автомобили. Банды безработной молодежи придумали себе развлечение: они взламывают у моих коллег операционную систему, разрушают локационный чип и стирают способность к ориентированию. Это ужасно. Бедняги ездят бессмысленно и бесцельно по городу как машины-зомби. И если их случайно ловят, то на основании Закона о защите прав потребителей их ожидает утилизация. Горькая судьба. Вы ведь наверняка знаете, что после принятия Закона о защите прав потребителей любой ремонт строго запрещен.

– Да, я знаю. У меня есть небольшой пакетировочный пресс.

– О! – воскликнула машина.

– О! – ответил Петер.

– В таком случае вы наверняка понимаете мое положение.

Петер молча открывает дверь машины.

– Дайте мне, пожалуйста, оценку, – просит машина.

Петер выходит и закрывает дверь. Машина еще некоторое время причитает из-за того, что не получила оценки, потом, наконец, замолкает и едет к своему следующему клиенту.

Никто ведет Петера домой кратчайшим путем. Дом Петера – это небольшая грязноватая, обветшалая лавка подержанных товаров с пакетировочным прессом, в которой он не только работает, но и живет. Он унаследовал лавку два года тому назад от своего деда и с тех пор получает от нее едва ли что-то, кроме арендной платы. Когда до дома осталось всего лишь 819,2 метра, Никто неожиданно говорит:

– Петер, осторожно. На ближайшем перекрестке стоят четыре парня, у которых в картотеке судимостей значатся насильственные преступления. Я рекомендую вам пойти в обход.

– Может быть, эти четверо всего лишь соорудили небольшой прилавок и продают лимонад собственного изготовления, – говорит Петер.

– В это мало верится, – отвечает Никто. – Вероятность этого составляет…

– Ну, хорошо, – соглашается Петер, – веди меня обходным путем.


Ровно в тот самый момент, когда Петер подходит к дому, появляется дрон-курьер компании The Shop. Случайностям такого рода Петер уже давно не удивляется. Это не случайности. Случайностей вообще не бывает.

– Петер Безработный, – приветливо говорит дрон, – я прибыл от The Shop, самой популярной в мире торгово-посылочной фирмы, и у меня для вас приятный сюрприз.

Петер, что-то невнятно бормоча, берет коробку у дрона. Он ничего не заказывал. С тех пор как существует «Один поцелуй», в этом больше нет необходимости. «Один поцелуй» – это сервисная служба компании The Shop премиум-класса и любимый проект легендарного основателя фирмы Генрика Инженера. Тот, кто обратится в «Один поцелуй», запечатлев всего лишь один поцелуй на своем айпаде качества, впредь будет получать все товары, которые он осознанно или подсознательно хочет иметь, не заказывая их.

Система производит расчет индивидуально для каждого клиента, исходя из его пожеланий и сроков доставки. Уже первый слоган The Shop гласил: «Мы знаем, что ты хочешь». С тех пор ни от кого не поступало никаких нареканий.

– Откройте же коробку, – предлагает дрон. – Мне всегда доставляет большое удовольствие видеть, как радуются мои клиенты. Если вы хотите, я могу сразу поместить видео с распаковкой товара на вашей персональной странице для всеобщего обозрения.

– Не беспокойся, – говорит Петер.

– О, никакого беспокойства, – отвечает дрон. – Я все равно всегда все снимаю на видео.

Петер вскрывает коробку. В ней лежит суперновый айпад качества. Последняя квартальная модель. Петеру и в голову не приходило, что он хочет новый айпад качества. Тем не менее у него была модель, появившаяся в прошлом квартале. Должно быть, это было его подсознательным желанием. Не проявляя особых эмоций, он достает айпад качества из коробки. Новое поколение существенно тяжелее прежнего. Старые модели довольно часто сдувает ветром. Петер вспоминает о видео с распаковкой, заставляет себя улыбнуться и поднимает перед камерой большой палец. Если бы кто-то из друзей Петера увидел это видео, он наверняка разглядел бы в его выражении лица явное смущение. Но друзья Петера не интересуются видео, сделанным при распаковке. Ни одного разумного человека не может заинтересовать видео распаковки товара. Петер оставляет поцелуй на своем новом айпаде качества. Никто дружески приветствует его, и Петер сразу получает доступ ко всем своим данным. Он сжимает свой старый айпад качества, раздавливает его и бросает в не случайно оказавшееся рядом мусорное ведро. Мусорное ведро благодарит его, переходит улицу и подходит к маленькой полной девочке, которая как раз разворачивает шоколадный батончик. Три самоуправляемые машины притормаживают, чтобы пропустить мусорное ведро. Петер рассеянно смотрит ему вслед.

Сенсорный экран дрона-курьера загорается.

– Пожалуйста, дайте мне оценку, – говорит он.

Петер вздыхает. Он дает дрону 10 звезд, потому что знает, что оценка менее десяти звезд неизбежно повлечет за собой клиентский опрос, в котором он должен будет объяснить, почему он не полностью удовлетворен. Дрон счастливо загудел. Похоже, он рад такой оценке.

– Каждый день – добрый поступок, – пробормотал Петер.

– Ах, скажите, – спрашивает дрон, – может быть, вы могли бы взять еще две коробочки для ваших соседей?

– Некоторые вещи не изменятся никогда.

ОБЪЯВЛЕНИЕ ФИРМЫ KOCH FOODS AG

Ты уже попробовал жисоса?

Ты не знаешь, что такое жисоса?

Жисоса – это промышленным путем спрессованные шарики, которые состоят только из лучших продуктов, предлагаемых пищевой промышленностью: жира, соли и сахара! Звучит противоестественно, но блюдо прикольное.

Закон о чистоте жисоса:

– 1/3 жира;

– 1/3 соли;

– 1/3 сахара.

Новинка:

Смальцевый жисоса со вкусом сала! Предлагается с нашим 50 %-м сахарным соусом барбекю.

ВНИМАНИЕ: ШАРИКИ ЖИСОСА МОГУТ ПРИВЕСТИ К МЕДЛЕННОЙ И МУЧИТЕЛЬНОЙ СМЕРТИ. НО ОНИ ТА-А-А-АКИЕ ВКУСНЫЕ.

Крупнейшая коалиция

У Мартина приколот бейджик. На нем написано: «Мартин Член Наблюдательного совета – Президент фонда – Консультант Управления делами президента – Управляющий». Обычно он использует только последнюю часть фамилии, но для экскурсий ему не хочется отказываться от впечатляющей, откровенно аристократической длины своего полного имени. Он гордится успехами своего отца. Чувство, которое, к сожалению, не основывается на взаимности. На самом деле Мартин, еще будучи маленьким ребенком, так часто слышал от своего отца, что он глуп, что мальчик на протяжении многих лет верил в это, не подвергая данное утверждение сомнению. Лишь в девятнадцать лет ему в голову пришла лукавая мысль о том, что все сказанное ему отцом необязательно является истиной. С тех пор он считает себя очень умным. Но, к своему несчастью, Мартин, к сожалению, действительно не самый толковый человек, и если его отцу можно было вполне справедливо предъявить многочисленные упреки, то его обвинение сына в неспособности разумно мыслить было вполне объективным. Мартин нашел оптимальное решение соответственно своим ограниченным возможностям: он стал политиком. Вполне популярный выбор. В определенном смысле парламент сегодня то же самое, чем раньше являлся монастырь: то место, отправив в которое своих детей высшие круги могут избавиться от надоевших отпрысков. И Мартин с этим справился, пробившись в Парламент качества, пусть даже всего лишь на его задворки. Уже восемь лет он, главным образом, занимается тем, что проводит экскурсии по зданию парламента для избранных учеников, так называемых «подростков качества». Мартин всегда выбирает группы, состоящие исключительно из девочек, и сегодня он вытянул счастливый билет. Ученицы были из Академии гидов-переводчиков.

– Как вы наверняка знаете, – обращается он к двенадцати девочкам шестнадцатилетнего возраста, – в Стране Качества существуют две крупные партии – Альянс качества и, конечно, Партия прогресса. Раньше у партий были другие названия, но они все их поменяли, чтобы соответствовать новой прогрессивной национальной идентичности.

– И при этом, – говорит одна из девочек, – они практически все избавились от некоторых ненужных прилагательных, таких как: социальная, христианская, зеленая или демократическая.

«Еще одна умница, – подумал Мартин. – Ну-ну».

Он посмотрел на выскочку, и его контактные линзы с устройством дополненной реальности высветили ее имя: Татьяна Учитель_истории. Опять эти дети учителей истории. Как мудро поступило правительство, когда пятнадцать лет тому назад отменило уроки истории и заменило их уроками будущего. На уроках будущего ученикам в увлекательной и визуально-впечатляющей форме рассказывают о том, что в будущем все будет хорошо, так как – и это ключевая мысль – в будущем все проблемы будут совсем просто решаться технически.

Позади две девчонки шушукаются о своих школьных оценках. Одна из них нравится Мартину. Он слышит, как она шепчет:

– По индексу массы тела я в любом случае получу сто баллов. Но господин учитель, приколист, сказал, что по сексуальной привлекательности он опять не поставит мне максимальный балл, только потому что ему не нравится, как я несу всякую чепуху. Сволочь!

Сфокусированным взглядом и многократным подмигиванием Мартин выделил девушку для себя. В своем правом ухе он слышит утвердительное «плинг». Он инстинктивно проводит рукой по своим красивым густым волосам, защищенным от выпадения генетически модифицированным средством, вздыхает и продолжает:

 

– И потом есть еще, конечно, оппозиционная партия, основатели которой никогда не надеялись войти в состав правительства, так как партия так и называется «Оппозиционная партия».

– Парламентский клапан недовольства, – повторяет Татьяна Учитель_истории слова, которые она часто слышит от своей матери, когда та выпьет лишнего. В своей голове Мартин уже составляет для нее звездную оценку, равную нулю.

– Так как наш уважаемый президент при смерти, – говорит он, – вскоре нам предстоят выборы. Ровно через шестьдесят четыре дня, как подсчитали врачи, она от нас уйдет. Чтобы обеспечить гладкий переход, мы проведем выборы ровно через шестьдесят четыре дня. Н-да. В принципе, крупные партии так или иначе хотят того же, собственно говоря, лучшего, и поэтому я исхожу из того, что две крупные партии вскоре вновь сообщат, что они намерены после выборов образовать крупную коалицию. Прошу прощения. Конечно, Страна Качества управляется не крупной коалицией, а крупнейшей коалицией. Есть вопросы?

– Как вы думаете, – спрашивает умница, – почему число участвующих в выборах постоянно сокращается?

– Я думаю, – говорит Мартин, – действующее правительство успешно занимается этой проблемой с тех пор, как мы решили больше не публиковать квоту участия в выборах. В отношении следующего логичного шага – сохранять в тайне результат выборов – в настоящее время идет жаркая дискуссия за закрытыми дверями.

Девочки неестественно рассмеялись, хотя Мартин вовсе не шутил.

– Прозрачные индивиды в непрозрачной системе, – говорит Татьяна. Мартин игнорирует ее слова.

– Эй, парень, почему вы, собственно говоря, в Партии прогресса? – спрашивает красотка, которая приглянулась Мартину.

– Ну, – говорит Мартин и сам впервые над этим задумывается, – я считаю, э… потому что она, э… самая крупная из всех крупнейших партий.

Мартин предпочитает скорее руководить, чем оппонировать, хотя в действительности он не делает ни того, ни другого. Он сидит на задней скамье и аплодирует, когда выступают его партийные боссы, и выражает неодобрение, если говорит кто-то из оппозиционной партии. И то, и другое он делает удовлетворенно улыбаясь, не вникая в то, что именно говорится.

Он ведет девушек в сектор посетителей в зале заседаний. Там он указывает на мужчину, который как раз стоит на трибуне.

– Этот человек из Оппозиционной партии.

– Уже несколько лет, – возглашает оратор, – Страна Качества ведет войну с террористами из страны, которую наши средства массовой информации называют Страной Количества. Если быть точным – Страной Количества 7. Разве это не контрпродуктивно, когда местные компании, занимающиеся вооружением, все еще имеют право поставлять оружие врагу? Почему наши солдаты должны гибнуть от нашего собственного оружия? – В зале раздаются протестные выкрики. Мартин также выражает недовольство и подбадривает девушек жестом, призывающим последовать его примеру.

– Коллега Песенник, – вмешивается спикер парламента, – я вновь должен напомнить вам о необходимости придерживаться государственной идентичности. Война – это неполиткорректное слово. Следует говорить «обеспечение безопасности для защиты торговых путей и доставки сырья». Мы также не используем больше термин «солдаты», а говорим «защитники качества».

– Называйте это как хотите, – говорит оппозиционный политик, покидая зал. – Все останется так, как есть.

Заседание прерывается появлением голографического изображения с сообщением: «Данные парламентские дебаты представлены компанией Quality Partner. Quality Partner – любовь с первого клика».

К трибуне подходит новый оратор. Мужчина высокого роста, коренастый, с седыми волосами, шестидесяти семи лет, с помятым лицом.

– Вам везет, – говорит Мартин. – Сегодня выступает новый министр обороны лично! Конрад Повар. Вы его наверняка узнали.

Министр обороны и в самом деле обладал завидными для политика данными, которые делали его узнаваемым. До своей работы на данном посту он был знаменитым телевизионным поваром. Кроме того, он держит целую империю производителей продуктов питания. Его изображение красуется на шоколадных батончиках, хлопьях для завтрака и на стеклянных банках с сосисками. Его знает каждый ребенок.

– Господин Песенник, – начинает министр резко, – я бы очень хотел вставить словечко.

– Вы знали, что и отец Конрада Повара тоже был успешным поваром? – щегольнул Мартин любопытным фактом.

– Неужели… – бормочет Татьяна.

– Вы все время придираетесь к мелочам! – восклицает министр.

– По крайней мере в языковом отношении он все еще пребывает в своей прежней профессии, – констатирует красотка.

Мартин улыбается.

– Согласно опросам, – говорит он, – господин Повар имеет хорошие шансы стать новым президентом. К сожалению, он в Альянсе качества, но это не так плохо, так как он наверняка стремится к крупнейшей коалиции.

– Уважаемые дамы и господа, я хотел бы говорить с вами начистоту! – говорит Повар. – Ведь и в оборонной промышленности речь также идет о тысяче рабочих мест. Могу я спросить: может быть, господин Песенник хотел бы трудоустроить всех людей, которые после реализации его предложений должны быть уволены? Намерены ли вы нести ответственность за то, что целое поколение молодых мужчин будет иметь фамилию «Безработный»?

В зале раздался одобрительный рокот.

– На прошлой неделе это звучало совершенно иначе, – отозвался Песенник.

– Неправда, – крикнул Конрад Повар, – это ложь! Во время предвыборной кампании я обещал сократить экспорт вооружения, но предоставьте мне решать – повысить или понизить эти рамки! Мы ведь не можем насолить террористам из Страны Количества 7. Если Страна Качества не будет больше осуществлять поставки, то они будут заказывать оружие где-нибудь еще. Так что было бы слишком глупо упустить деньги.

– Послушайте, послушайте! – восклицает Мартин.

– И последнее, – говорит министр. – Возможно, это правда, что в отдельных случаях наши защитники качества становятся жертвами нашего высококачественного оружия – «жаль шоколад»[2], но это все же лучше, чем быть пораженным оружием низкого качества. Так как наше высококачественное оружие гарантирует самую чистую, самую быструю и самую достойную человека качественную смерть! Я всегда говорю: если уж придется откинуть копыта, то уж лучше… – Он, кажется, на секунду задумался, – …тогда уж на высококачественном уровне! – Он откашлялся. – В остальном я и вместе со мной весь Альянс качества твердо выступаем за крупнейшую коалицию, и мы намерены, конечно, под моим руководством, продолжить эту политику и после выборов. – Он покидает трибуну, и публика аплодирует.

– А сейчас, – говорит Мартин, – вы услышите лидера Партии прогресса по имени Тони Партийный_босс. Как вам наверняка известно, он является нашим кандидатом в президенты.

– Но у него катастрофический рейтинг, – парирует умница.

– Не важно, – отвечает Мартин, – так как Партия прогресса тоже объявляет себя сторонницей крупнейшей коалиции. Ведь при всей кажущейся суматохе политический процесс, по сути дела, весьма предсказуем.

– Уважаемые дамы и господа, – говорит невысокий полный мужчина, стоящий за трибуной, – я хотел бы сказать вам сегодня, что Партия прогресса…

В этом месте он делает театральную паузу.

«Ну и позер», – говорит про себя Мартин и закатывает глаза.

– …не занимается больше работой для крупнейшей коалиции, – заканчивает Тони Партийный_босс свою фразу. Рокот удивления проносится по залу.

– Мы считаем – если вы позволите мне эту небольшую метафору, – что слишком много поваров только испортят кашу.

В рядах членов Партии прогресса раздался смех. Мартин тоже усмехнулся, увидев своих смеющихся однопартийцев.

– Кроме того, я хотел бы сообщить вам, что я сам лично отказываюсь от выдвижения своей кандидатуры! – В зале пленарных заседаний возникло беспокойство. Сюрприз удался.

– Я хотел бы сразу воспользоваться возможностью, чтобы представить вам нового кандидата Партии прогресса, – говорит Тони, смотрит в зал и кивает приятному мужчине неопределенного возраста.

– Джон, могу я попросить тебя подойти ко мне?

Мужчина атлетического сложения, с каштановыми волосами, встает и делает то, что ему велели.

Мартин слышит, как девушка, которая ему понравилась, шепчет: «Клёвый парень!»

– Вот наш кандидат, – говорит Тони. – Мы называем его Джон, Джон Наш».

В зале наступила мертвая тишина.

Джон Наш был андроидом.


Уховертки

Сейчас, когда ты идешь по улицам Страны Качества, тебе наверняка попадаются люди, которые, казалось бы, что-то бормочут себе под нос, не имея при этом головной гарнитуры. На первый взгляд, этих людей не назовешь ненормальными. По меньшей мере, не всех. Большинство из них говорят со своими персональными цифровыми помощниками, а именно: через так называемую уховертку. Уховертка – это небольшой, похожий на червя мини-робот, примерно величиной с личинку мухи. Его просто вставляют в ушную раковину. Оттуда уховертка самостоятельно перемещается в слуховой проход, где она закрепляется возле барабанной перепонки, на кровеносном сосуде, через который она обеспечивается биоэнергией. Не подвергаясь шуму окружающей среды, уховертка передает все акустические сигналы от и к сети. Если четыре раза потянуть за собственную ушную мочку, она разматывается и снова вползает в ушную раковину. Уховертка, которая у кого-то не выползает из уха, является в Стране Качества реально поводом обращения к врачу. Или к специалисту по информационным технологиям. Но большинство людей не видят никакой причины для разматывания и день и ночь живут со своей уховерткой.

1KuschelRock, нем. – немецкая серия сборников популярной музыки разных стилей и направлений, начатая в 1987 году.
2Жаль шоколад (Schade Schokolade, нем.) – фрагмент текста из популярной немецкой песни.