Litres Baner
Название книги:

Алерния. Орден

Автор:
Серг Усов
Алерния. Орден

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Содержание цикла «Алерния»

Книга 1. Сестра

Книга 2. Выбор

Книга 3. Орден

Книга 4. Война

© Усов Серг

© ИДДК

* * *

Глава 1

Расчистка Авгиевых конюшен – это самый тяжёлый и, пожалуй, самый славный из всех подвигов Геракла. Во всяком случае, Вика посчитала именно так.

После взятия ею и сотней наёмников Лагиса считавшейся неприступной крепости Акулий Зуб самым сложным оказалось не установление контроля над городком у подножия твердыни и гаванью одноимённого с крепостью и городком острова (с этим справились очень быстро), а с приведением доставшегося попаданке приза в более или менее приличное состояние – настолько пираты всё вокруг загадили за десятилетия своего владения этим прекрасным местом.

– Мы их не стали преследовать, как ты и распорядилась. – Лагис смотрел в узкое окно верхнего этажа донжона, из которого всё ещё было отлично видно покинувшие ночью остров в спешке и панике пиратские суда. – Да мы бы и не справились с как минимум пятью сотнями этих головорезов без твоей поддержки, – признал он очевидный факт.

– А я была почти пустой, – кивнула Вика.

Морские разбойники и их гости контрабандисты, находившиеся в городке и на кораблях, не уничтоженные при захвате крепости и её последующей зачистке, резонно рассудили, что те, кто смог так легко захватить неприступный замок Акулий Зуб и расправиться с его гарнизоном, прихлопнут их как тараканов, и пустились в бега.

Попаданка стояла рядом с командором, но смотрела не в сторону океана, а на район гавани, в которой находилось с десяток судов, оставшихся без экипажей. И это были лучшие корабли частью уничтоженного, а в основном разогнанного Братства, потому что принадлежали пиратской верхушке, находившейся в момент Викиной атаки в замке и не пережившей прошедшую ночь.

– Думаешь, что нам делать с трофейными посудинами? – Лагис заметил, куда смотрит его начальница. – Мне уже доложили, что гребцы для них всех имеются. Правда, корабельные рабы в таком же состоянии, что и замковые с городскими. Крайне истощены. Честно говоря, я этих пиратствующих придурков совсем не понял. Тут запасов продовольствия года на три, не меньше. Ну ладно обслугу, но на гребцах-то зачем экономить?

– Жлобы, наверное. – Вика отвернулась от окна. – Ладно. Немного откормим. И тех и других.

Загадку плачевного состояния гребцов попаданка разгадала очень быстро – среди пиратов было достаточное количество магов, чтобы обеспечивать движение кораблей, а гребцы использовались в основном для резких ускорений и маневрировании в бою.

Ещё во Вьеже она узнала, что в плавании рабы берутся за вёсла не так уж и часто. Так что многие судовладельцы предпочитали на их содержании экономить. Лагис, в своём прошлом абордажник, всё время ходил только на военных кораблях, а там было несколько иное отношение к оптимизации затрат.

– Какие у тебя на сегодня планы? Что я обязан сейчас приказать своему десятнику разведки? – улыбнулся командор.

– Прикажи мне тоже присоединиться к осмотру острова. Доклады наших наёмников – это одно, но мне надо и самой всё поглядеть.

– Тогда приказываю тебе приступить к осмотру всего, что посчитаешь нужным. А я пока разберусь со всеми здешними управляющими, раз уж ты подарила мне это хозяйство. Кстати, Вика, когда мне отправлять гонцов к королю с радостным для него известием о моём вступлении во владение Акульим Зубом?

– Не вижу смысла тянуть. Можешь завтра с утра, а можешь и прямо сейчас. Я бы и сама с удовольствием съездила в столицу королевства, но, наверное, это невозможно ни сегодня, ни в ближайшем будущем.

Они спустились по винтовой лестнице во двор захваченного ими замка, где Лагис громогласно повторил Вике свой приказ, а сам повернулся к собравшейся возле крыльца трёхэтажного главного административно-жилого здания крепости небольшой толпе перепуганных местных управляющих и распорядителей.

Кадры решают всё. Пример истинности этого утверждения Вика получила в лице командора, который всё больше радовал грамотными действиями, подтверждая правильность её практически спонтанного выбора, когда она решила привлечь Лагиса в свои ряды.

И он сам, ни разу не слышав этого утверждения, действовал вполне в духе известной фразы. Пусть Вика и была из намного более продвинутого мира, но она, направляя своё внимание на овладение Акульим Зубом и на планы дальнейшего использования крепости и всего острова, упустила некоторые частности, в том числе и то, что сотней наёмников при её поддержке можно легко отстоять захваченное от любого врага, но вот управлять доставшимся хозяйством невозможно.

Вика этот момент, что называется, прохлопала ушами, зато её соратник обо всём позаботился. И ещё перед штурмом приказал никого не трогать из здешней администрации, если это не сами пираты, а нанятые ими некомбатанты или даже рабы.

– Кто из вас мэр городка? – обратился Лагис к пиратским чиновникам.

Вика пошла к западным, ведущим в город воротам крепости, оставив соратника самого разбираться с местными чиновниками.

Если считать по земным меркам, то бывшая студентка – и нет, не комсомолка и активистка, а байкерша – находилась в этом мире уже больше трёх месяцев, и это не могло не сказаться на восприятии ею существующих на Алернии порядков. Вика и сама понимала, что её характер и взгляды на общественные отношения постепенно меняются.

Ещё месяц назад она вряд ли стала бы спокойно смотреть, как наёмники ударами и пинками подгоняют истощённую замковую прислугу, наверняка бы указала Лагису на необходимость более человечного обращения. Но теперь Вика лишь распорядилась командору, чтобы рабов лучше кормили, а уж в то, как их будут мотивировать на ударный труд, она решила не вмешиваться.

Тем более что работы предстояло очень много – и в замке, и в его окрестностях.

– А ты чего тут трёшься? – поинтересовалась она у Алека, который пристроился к ожидавшей её возле ворот Эрне. – Я же сказала Меоке, чтобы вы все отдыхали до вечера. Нам всем предстоит в ночь заступать на дежурство. Смотри, благородный господин, начнёшь носом клевать – спуску не будет.

Это Вика так своего шестнадцатилетнего ухажёра Алека подколола. Вообще-то, вступив в наёмники, этот младший сын захудалого обедневшего дворянина уже не назывался при обращении к нему ни благородным, ни господином, хотя и оставался дворянином. В среде наёмников происхождение не имело значения. Главное – это боевые умения и опыт.

– Да не хочу я спать, – насупился ровесник Неллиного тела, доставшегося Вике при попадании в этот мир. – Подремал два гонга – и хватит. До сих пор в голове наш ночной штурм. Жалко, Вика, что тебя с нами не было, ты бы посмотрела, что тут продемонстрировала госпожа Тень! Ну и мы не подвели.

Втроём они пошли по крутому спуску, ведущему от западных ворот замка в городок.

– Грешно смеяться над больными людьми, Алек, – вздохнула попаданка, повторив ответ пациента психиатрической лечебницы на предложение сообразить на троих от Шурика в фильме «Кавказская пленница». – Ты ведь знаешь, что меня командор посылал плавсредства найти. А откуда им у этих скалистых берегов взяться? Зря только ноги сбивала, когда лазила по кручам. И такое веселье пропустила.

Эрна, двадцатилетняя крепостная, лукаво посмотрела на свою спасительницу и начальницу. Магиня уже обо всём догадывалась, да Вика от неё особо и не таилась, твёрдо решив сделать эту замечательную девушку не только своей близкой соратницей, но и подругой.

Ну а как быть с Алеком, она ещё не определилась. С одной стороны, парень влюбился в неё, как говорится, по уши, а значит, можно было смело ему доверять и брать в свой круг соратников, но с другой – его прилипчивость и какая-то почти собачья привязанность вызывали у Вики скорее досаду, чем удовольствие.

– Не расстраивайся сильно, – начал успокаивать предмет своего обожания Алек. – На самом деле Тень почти всё и сделала. Нам и сражаться-то толком не пришлось.

Вика изобразила своему утешителю благодарную улыбку и повернула к гавани.

Городок при замке насчитывал, судя по его размерам, не менее четырёх тысяч жителей всех возрастов и обоего пола. Это не учитывая рабов и ранее тут обитавших сбежавших или убитых пиратов.

По здешним средневековым меркам, такой городок даже для материка считался не мелким, а уж для небольшого острова-то его размеры попаданке показались чересчур большими.

– Неужели вся эта орава местных жила за счёт пиратов? – вслух подумала Вика.

Она читала как-то у Стивенсона про принадлежащий Франции остров Тортуга, где под патронатом европейского государства в шестнадцатом-семнадцатом веках пираты Карибского моря устроили себе настоящую базу флота, и про то, что вся экономика этой французской колонии основывалась на обслуживании пиратских потребностей. Но Вика знала об этом лишь в общем, а как такое хозяйство работало на практике и чем занималось население острова, не понимала совсем.

– Так здесь же контрабандисты, которым удалось договориться с Братством Люра, проворачивали все свои дела, – проявил осведомлённость молодой наёмник, – обменивались товарами или продавали друг другу. Ну и отдыхать же где-то надо. А это таверны, весёлые дома и просто шлюхи. Одежда нужна. Да много всего. – Заметив немного озадаченный взгляд, которым Вика на него посмотрела, он смутился. – У меня один из старших братьев, – пояснил он, – десятник абордажной команды. Он много о подобных портах рассказывал. Ты думаешь, Вика, одни только пираты дают пристанище всяким мутным торговцам?

– Я об этом пока совсем не думала, Алек, – честно ответила она, – но полагаю, что сегодня всё увижу своими глазами. До вечера ещё половина дня. Так что нагуляемся. Если ты, конечно, не против продолжать с нами прогулку. Эрна, – обратилась Вика к крепостной, – ты ведь не против компании такого хорошего парня?

 

Эрна – Вика это сразу поняла – была против. Ей очень хотелось пообщаться со спасительницей наедине. Но, уловив желание десятницы не избавляться от Алека, заявила, что не возражает.

В гавани Вика с удовольствием посмотрела на доставшиеся, можно сказать, ей одиннадцать кораблей, из которых три были большими океанскими судами, а остальные – обычными галерами класса «река-море». И пусть экипажей, если не считать гребцов-кандальников, на них не было, но в любом порту Алернии ищущих работу моряков – как лично, так и целыми командами – всегда имелось предостаточно.

– Вы есть-то ещё не хотите? – поинтересовалась попаданка у своих спутников, когда они, проходя вдоль причалов, увидели длинную одноэтажную таверну. – Эта забегаловка выглядит чуть поприличней, чем та, что возле замка.

Первоначальный страх горожан, вызванный появлением у замка новых хозяев, ещё не прошёл, но поняв за прошедшие ночь и полдня, что захватчики бесчинств творить не собираются, народ постепенно, осмелев, стал выбираться из домов и подвалов на улицы и приступать к повседневным делам. И в самом деле – как поняла Вика – бежать из островного города, как с подводной лодки, некуда. На территории, окружённой водой в десять, от силы в двенадцать лиг, не спрячешься. Так что некий фатализм местных обитателей удивления не вызывал.

– Как я рад, как я рад, что наши избавители от проклятых разбойников решили посетить моё скромное заведение! – Сильно потеющий, с явно трясущимися от страха поджилками, высокий мужчина при виде их вошедшей троицы лично кинулся встречать. – Буду счастлив угостить вас. Всё бесплатно! И еда, и вино, и девушки!

– Дядя, ты дурак? – полюбопытствовала Вика.

От волнения кабатчик совсем не сообразил, что из пришедших к нему наёмников двое – представители прекрасного пола. Слова десятницы, смысл которых он быстро уловил, заставили его смутиться.

– Простите, я…

– Ерунда, – прервала его Вика. – На еду и вино согласны, а вместо твоих шлюх мы тобой попользуемся. Зато заплатим. Мы не халявщики, мы партнёры.

То, что в этом мире с юмором немного туговато, она уже давно убедилась, так к этому обстоятельству у кабатчика добавился ещё и естественный испуг перед вооружёнными захватчиками. Похоже, этот чудак и в самом деле решил, что наёмницы станут совершать над ним акт насилия?

– Я… не… – пролепетал он.

– Ах, ты вот о чём подумал? Не переживай, ты не в нашем вкусе. Так ведь, Эрна? – Вика толкнула магиню в бок. – Ты нам нужен, чтобы просто составить компанию за столом и рассказать подробнее о вашем чудесном городке.

Говорят, что первых впечатлений необходимо бояться – они, как правило, самые верные. Но Вике, как раз наоборот, Акулий Зуб очень понравился: и сам остров, и скалистые берега, охраняющие его почти по всему периметру, кроме узкого – менее половины лиги – разрыва в скалах, и голубой залив, и удобная гавань, и утопающий в зелени фруктовых деревьев городок, и зелёные поля и пастбища вокруг него, и, конечно же, сама могучая крепость.

А то, что всё это великолепие обильно испоганено следами жизнедеятельности человека, так помимо огромных запасов продовольствия (Братство Люра явно было готово к любому развитию событий, в том числе и к тому, что владетели всё же сговорятся и организуют морскую блокаду Акульего Зуба), помимо приличной пиратской казны в четыре с лишним тысячи лир, Вике и её создаваемому Ордену достались почти три сотни галерных рабов и вдвое большее количество городских и замковых невольников обоего пола. Так что с тем, какими силами наводить порядок, вопросов не возникало. А свои требования по санитарному содержанию зданий, улиц, площадей и канализации попаданка довела до Лагиса очень подробно и доходчиво.

Будущий королевский граф формально и великий магистр Ордена Тени в действительности если и удивился столь явно завышенным по местным меркам требованиям своей госпожи, то виду не показал.

В прошлом мире говорили: любой каприз за ваши деньги. А в этом Лагис взял себе на вооружение принцип: любой каприз, госпожа Вика, за те здоровье, омоложение и шанс на интересную и достойную жизнь, которые вы мне дали.

Вика и её спутники заняли стол возле окна с видом на залив. Народа в едальном зале, что неудивительно, было совсем мало – чуть больше полутора десятков. И те, увидев вошедших наёмников, значительно ускорились в поедании и выпивании с целью быстрее покинуть таверну. Полной уверенности в адекватности победителей у горожан ещё не было.

– Вот это попробуйте, – приглашённый к ним за стол кабатчик продолжал лебезить. – Лучше, чем мой повар, дельфина вам никто не приготовит.

Попаданка, уже закинувшая себе в рот кусочек поданного блюда, едва сдержала рвотный рефлекс и, достав платок, незаметно выплюнула в него пережёванную – как оказалось – дельфинятину.

Для неё поедание мяса этих умных морских животных приравнивалось к людоедству. Хозяин таверны вмиг потерял все заработанные у неё очки репутации, хотя разумом Вика понимала, что его вины никакой нет.

Дельфинье мясо и в тавернах Вьежа считалось деликатесом. Просто там его предлагали в основном аристократам и богатым торговцам, к которым Вика не относилась.

– Очень вкусно, – покровительственно улыбнулась Эрна кабатчику. Его неуверенность и робость на время помогли ей справиться со своими такими же чувствами. – Действительно, повар постарался.

Идея Вики, что лучше местного ресторатора и отельера ей никто не расскажет о городских делах и проблемах, оказалась весьма умной. Особенно когда кабатчик, чтобы побыстрее успокоить свои нервы, осушил пару-тройку вместительных кружек вина.

Хоть местные вина относились, скорее, к категории столовых и были некрепкими, всё же язык у хозяина заведения развязался.

Вика с удовольствием слушала разглагольствования успокоившегося кабатчика. И не только потому, что он преподносил ей на блюдечке с голубой каёмочкой нужные сведения, но и потому, что попаданку из иного мира вдруг неожиданно для неё самой накрыла романтика средневековья.

То ли красивый вид залива из окна, то ли относительная чистота зала, то ли отсутствие запаха помоев, а может, и влюблённые взоры, часто бросаемые на неё Алеком, или преданный и полный благодарности взгляд Эрны тому причина, или всё это вместе, но Вика вдруг остро ощутила, что этот мир начинает ей нравиться.

– Так, спасибо за угощение, – она щедро выложила на стол целую лиру, – теперь мы пойдём посмотрим, как твои слова соотносятся с тем, что происходит в действительности. Надолго не прощаемся – будем к тебе заходить ещё, в свободное от службы время.

В таверне они провели не больше двух гонгов, так что времени до заступления на дежурство у них было полно.

– Вика, разреши считать, что это я тебя с Эрной угостил, – покрасневший Алек протянул ей пять крупных медных монет в двадцать энн каждая, – я сам хотел расплатиться…

– О, спасибо, Алек, – улыбнулась Вика, забирая у него деньги, – ты так обходителен и щедр.

«Всё же милый мальчик», – подумала она. Вика не любила жадных и мелочных мужчин, хотя сама мотовкой никогда не была. А Алек, будучи крайне стеснённым в деньгах, не пожалел потратить свои скудные средства на полюбившуюся ему девушку.

Кольнувшую было её душу совесть – некрасиво, имея в пространственном кармане более десятка тысяч лир, забирать у парня его медяки – она успокоила тем, что именно сейчас приняла решение взять этого молодого дворянина-наёмника в свою компанию. А то, что пялится на неё, так и пусть себе таращится. От неё не убудет. И потом всегда можно будет его куда-нибудь послать. Не в смысле грубости, а по каким-то делам.

– Какой-то порядок пираты тут всё же поддерживали, – глубокомысленно заметил предмет её раздумий, когда на единственной в городке большой площади они увидели десятки сгнивших и разложившихся трупов, развешанных на столбах, колах и в клетках, – и с преступниками тоже не церемонились.

– Да это понятно. Всё как у взрослых, – хмыкнула Вика.

Пиратский городок в организации своего внутреннего порядка ничем не отличался от других городов, которые попаданка уже видела – Вьежа, Гремучего, Араша, – и так же вонял нечистотами и смердел трупами казнённых.

«Нет, – полушутливо подумала она, – надо будет как-нибудь памятник поставить Сущности». Мало того, что она дала Вике шанс на вторую жизнь, так ещё и обеспечила инструментами, чтобы её существование не оказалось как у тех бедолаг, что разлагаются на этой площади после жестоких казней или вскрикивают от выпадающих на их долю побоев, как сейчас вон та девчонка возле колодца, которую держит за волосы её хозяйка и колотит почём зря сучковатой палкой.

У попаданки не было никаких сомнений: окажись она здесь без того, что в фэнтезийных книгах её родного мира считалось суперплюшками, она бы или погибла в первые же дни, или сошла с ума.

Но всё произошло так, как произошло. А значит, у неё есть все условия и возможности вести новую жизнь интересно и достойно.

– За город пойдём? – поинтересовалась Эрна.

– Разумеется, – кивнула Вика, – времени у нас навалом. И потом, мне кажется, настало время мне с вами обоими поговорить подробнее. На тему вашего и нашего будущего. Ты как, Алек? Не против кое-что интересное услышать?

«Впрочем, кого я спрашиваю? – посмотрела она на излучавшего счастье паренька. – Этот, похоже, хоть в пекло за мной пойдёт. Бедолага. Интересно, а у него девушка уже была?»

Вика взглянула на дворянина, потом на крепостную магиню и вздохнула – не, они совсем друг другу не подходят. Ни по возрасту, ни по характеру, да и вообще. У Эрны где-то любимый на угольных копях царя Соломона загибается, этот на свою будущую госпожу запал…

Жаль. Хорошая мысль была.

Глава 2

Вика возвращалась из городка в замок Акулий Зуб в прекрасном настроении. Во-первых, стоял тёплый солнечный день. Во-вторых, за прошедшую неделю, длившуюся в этом мире восемь дней, удалось привести остров пусть и не в идеальный порядок, но не ниже, чем на оценку «удовлетворительно», а с учётом того, что самому острову с городком и твердыней попаданка, восхищённая их живописными видами, не сомневаясь, ставила «отлично», то общая оценка выходила «хорошо». Ну и наконец, в-третьих, ей сегодня удалось, не прибегая к помощи магии и не обижая обоих своих прилипал грубым посылом в неизвестном направлении, избавиться от их опеки с помощью пары нехитрых трюков.

Эрна, и так догадывавшаяся о многом, и Алек, не видевший перед носом ничего, кроме того, что его десятница Вика самая прекрасная девушка на всём свете, были посвящены в целый ряд её маленьких – нет, не девичьих, а магических – тайн, и оба получили предложения, от которых невозможно было отказаться. Разумеется, оба с радостью согласились, и количество членов её организации увеличилось.

Кстати, Эрне достался серебряный перстенёк с первым и пока единственным наложенным знаком Викиной разработки. Попаданка эту свою магическую поделку назвала ХП, что означало «хрен подделаешь» – столько линий она там наворотила и так мудрёно их переплела. Сама почти половину дня запоминала порядок наложения.

«Так ты генерал?! А где ж ты ходишь, чмо? Тебя старшина, между прочим, уже два часа дожидается. Всё спрашивает, приходил ты или нет». – Этот бородатый анекдот из родного мира Вике вспомнился, когда она увидела ехидную и немного злорадную рожу одного из караульных западной башни, сообщившего ей о том, что командор Лагис ищет её почти гонг.

Вика только пренебрежительно скривила губки и прошла в замок, не удостоив наёмника, излишне нагловато поглядевшего вслед на её попу, даже коротким ответом. Глаз на затылке у Вики не было, но вот боковое женское зрение работало и без ассасинского обострённого восприятия. «Надо будет как-нибудь, если найдётся время, устроить этому наглецу какую-то подлянку, – решила она. – Все пялятся, но этот – слишком нагло и вызывающе. И не первый уже раз».

– А мы уже не знали, что и думать, – сказала Эрна, встретившая вместе с Алеком её во дворе крепости. Два члена будущего орденского капитула теперь были, как говорится, «мы с Тамарой ходим парой». В среде наёмников даже поползли слухи об интимной близости шестнадцатилетнего Алека и двадцатилетней Эрны. – Командору контрабандисты привезли милонегских голубей. Он очень хочет с тобой посоветоваться, – шёпотом добавила она.

Лагис, разумеется, был оповещён о новых членах Ордена в тот же день, как тех в него приняли. И он уже поручил своему брату и сестре (а именно так должны теперь определяться отношения внутри Викиной организации, что вовсе не отменяло должностной градации и субординации) найти пропавшую с самого утра начальницу и благодетельницу.

Эту задачу Эрна с Алеком выполнили неожиданно легко, встретив Вику сразу же, едва выйдя из главного здания.

– Хотя бы нам сказала, куда уходишь, – упрекнул Алек, с восхищением на неё глядя.

 

Первое же комтурство – подразделение Ордена более мелкое, чем его главная штаб-квартира, называемая прецепторией, место которой теперь всегда будет здесь, в Акульем Зубе – Вика решила основать как можно дальше и отправить Алека туда магистром. Иначе она однажды не выдержит и с хорошим в общем-то парнем сделает что-то не очень хорошее. Да и Эрне предстоит быть магистром в другом комтурстве.

О размахе своей организации, о том, насколько далеко расползутся щупальца её Ордена, какое количество членов в нём будет и где потребуется создавать филиалы Акульего Зуба, попаданка пока не думала. Нет, то, что рано или поздно ей придётся с этими вопросами определяться, Вика понимала. Но гнать лошадей не спешила. Кстати, о лошадях.

– Сивку мою перевели в нормальное стойло? – не ответила она на их вопросы. Ходила и ходила. Их какое дело, куда и зачем? Просто ей иногда нравится побродить в одиночестве на фоне средневековых видов. – Сено в конюшне заменили?

– Я сам проследил, Вика, – доложил Алек, – того скота, который нашим лошадям гнильё наложил, я сам отдубасил. Он уже дерьмо в канализационных канавах черпает и в конюхи больше не вернётся. С лошадьми всё в порядке.

– Это справедливо, – кивнула Вика.

Она теперь искренне считала, что свободный ты или раб, но относиться ко всему надо по человечески. Тем более к бессловесным лошадкам. Так что никакого сочувствия к наказанному рабу у неё не возникло.

Оставив своих орденских брата и сестру во дворе, Вика поднялась к командору.

– Знаю, что ты обладаешь огромной мощью, но всё равно переживаю, когда ты вот так неожиданно исчезаешь, – встретил её упрёком Лагис. – И шум ведь не могу поднять. Что подумают мои бойцы, если увидят, как десятник разведки их командора игнорирует?

– Выйди отсюда, – скомандовала Вика рабыне и плюхнулась на диван.

Её немало удивляло отношение свободных жителей этого мира к своим рабам. Ну ладно, они их не считают людьми из-за полного отсутствия у невольников хоть каких-либо прав. Но уши и глаза-то у слуг есть! Так зачем при них вести откровенные разговоры? Вот и её Лагис так же безответственно себя ведёт, а ведь она с ним на эту тему уже говорила. Ещё во Вьеже.

Правда, сейчас соратник понял свою ошибку и покаянно опустил глаза.

– Забылся немного, – сказал он и тоже сел, пройдя для этого к креслу, – надо мне быть внимательней.

Кабинет командора, будущего графа, находился, как это и полагается, на последнем третьем этаже главного замкового здания и был обставлен в соответствии со вкусами и пожеланиями десятника разведки – естественно, об этом никто посторонний не догадывался.

– Вот-вот, – подтвердила правильность его мыслей попаданка, – ты лучше за собой следи, а не свою начальницу третируй. А то взяли моду. Что эти прилипалы, что ты. Я из-за них так незаметно исчезла, – объяснила Вика, – хотелось побродить одной. Почувствовать себя беспечной туристкой хоть ненадолго. Я завтра с утра уезжаю. Хорошо здесь, мой друг. Просто курорт самый настоящий. Я даже искупалась в заливчике, что скрыт за скалой Рога. Но дела.

Вика засмеялась, увидев изумлённую реакцию соратника. Купаться в реках, а уж тем более в океане, местные, как ни странно, не любили, хотя плавать многие умели.

Ей же, коренной горожанке, что в Неллиной, что в Викиной ипостасях купание в море приносило огромное удовольствие. Жаль только, но и раньше, и теперь такая возможность у неё редкость.

– Я думал, ты дождёшься ответа от короля Кальвина.

– А чего ждать? – пожала плечами Вика. – Не будет же он отрекаться от своих обязательств, неоднократно оглашённых публично. А вот что он тебе предложит дополнительно, это мне, конечно, интересно. Очень. Ну да я и так это узнаю. Только попозже.

– Госпожа Вика, но я хотел бы посоветоваться с тобой ещё раз насчёт дальнейших наших…

– Не наших, Лагис, а твоих. Твоих, мой друг, граф и великий магистр Ордена Тени. Я, собственно, для этого сюда и пришла. Да, а что там за контрабандисты к нам пожаловали? С голубями мне всё понятно более или менее, я только не пойму, кто адресат. Имею в виду, к кому они там в столице королевства прилетят. Лучше бы вьежских голубей привезли. Для связи с дворцом. Там скоро будет наш человек. – Она немного помолчала, обдумывая мысль. – Угу. Надо как-то продумать вариант, как вас с Уранией лично познакомить.

Разумеется, всю прошедшую после захвата Акульего Зуба неделю они занимались не только наведением порядка в своём владении, но и начали решать одновременно массу других вопросов.

Среди наёмников оказалось неожиданно много семейных – почти треть, и четверо из пяти боевых магов. Выполняя обещание, данное им на постоялом дворе у Вьежа, Лагис через день после успешного штурма на очередном построении объявил, что все желающие могут заключить пожизненный контракт и привезти в Акулий Зуб свои семьи, у кого они есть, или завести их, у кого нет, но возникнет желание.

С подачи Вики будущий граф и владетель огорошил всех воинов известием, что им принято решение: из его доли захваченных трофеев выделить субсидии на приобретение или строительство жилья в городке размером в пятьдесят лир и на предоставление бесплатных участков для их возведения. Правда, на окраине.

На такую сумму вполне можно было обзавестись небольшим домиком. А с учётом того, что наёмники и сами неплохо разжились своей долей трофеев, то могли себе позволить и жильё вовсе уж достойное.

Возможности, да и смысла отпускать всех семейных из крепости в данный момент не было. Поэтому, получив соответствующие адреса, записки и дорожные деньги, выделенные новым владетелем Акульего Зуба, трое наёмников отправились как за своими семьями, так и семьями соратников во Вьеж, и по одному – в города герцогства Араш, Омин, Тоний и в небольшой городок на севере Янинского герцогства.

Понятно, что такие события не могли не повлиять положительно на отношения и дисциплину в отряде, который теперь правильнее было называть графской дружиной.

Кроме того, на третий день местные стукачи сдали схрон, где прятались четверо контрабандистов, накануне ночи захвата замка крепко напившиеся жуткой мешанины эля, вина и сидра и потому проспавшие возможность удрать.

Но вместо кола в задницу – чего с радостным предвкушением ждали добрые жители городка – злостные нарушители таможенных правил и процедур получили в своё распоряжение одну из захваченных галер, необходимое количество рабов на вёсла и предложение вновь приходить на Акулий Зуб в гости и передать остальным своим коллегам, что гавань острова по прежнему открыта для таких предприимчивых ребят на тех же условиях, что и раньше.

Плохо? В своей прежней жизни, если бы Вика прочитала книгу о попаданке, занявшейся криминальными делишками со всякого рода бандитами вроде Шторма или проходимцами вроде контрабандистов, то, наверное, героиню осудила бы. Но сама оказавшись в шкуре нищенки, поняла, что быть слабой не только физически или магически, но и характером означает быть битой.

Вон та же Эрна. Магов такой же или большей силы во всём Вьеже Вика встретила от силы троих, но крепостная едва не закончила жизнь в луже своих и чужих испражнений в каменной клетке. Была у неё альтернатива? Целых две! Одна – это лечь под похотливого мерзавца, а вторая – та, что ей предоставила попаданка.

Так что Вика на всякие морализаторские мысли твёрдо махнула рукой. Она будет строить вокруг себя мощную стену, которая оградит её от любых врагов. И не только её, но и её друзей и родных.

– С таким уровнем расходов нам доходов от деятельности теневых торговцев точно не хватит. – Лагис подошёл к дивану, сел рядом с Викой и протянул ей навощённую доску с колонками цифр. – Вот, я тут посчитал. Посмотришь?

– Давай.

То, до чего Лагис дошёл за два дня своих вычислений, Вика определила ещё в первый день своего пребывания на Акульем Зубе, но, кстати, про себя она с сегодняшнего дня решила называть это своё владение или Райским Наслаждением, или просто Баунти.

Лагис озвучил то, что для Вики было очевидным, и она уже не раз рылась в своей памяти, подыскивая подходящие способы доходов её Ордена. Постоянно заниматься экспроприациями попаданка не собиралась, всё же она не большевичка.


Издательство:
ИДДК
Серии:
Алерния
Поделиться: