Название книги:

Алерния. Королевства

Автор:
Серг Усов
Алерния. Королевства

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Женщина выглядела лет на тридцать с небольшим и походила на вампиршу: бледное до синевы лицо, тонкая полоска губ, крючковатый нос и стянутые сзади в пучок волосы цвета воронова крыла. А вот глаза были красивые.

– Смотрю, уже всю доску исписала, – улыбнулась попаданка Уте, кивнув на стол.

– Как и было приказано, мы их ни о чём не спрашивали, – пояснил Вускар. – Но они сами начали всё рассказывать. Я взял на себя смелость, госпожа, – обратился он к герцогине, – подготовить доклад с их признаниями и отправил срочное донесение своему начальнику. У них были сообщники, – пояснил дознаватель, кивнув на убийц, – которые должны были после стрельбы устроить свалку, чтобы эти смогли скрыться.

Вика точно знала, что никаких сообщников вчера на пристани не присутствовало, иначе она бы их вычислила своим обострённым восприятием. Но и врать пытаемые вряд ли бы стали. Попаданка видела, что у подвешенных людей вырваны ногти на половине пальцев рук, а на ногах пальцы раздроблены тяжеленным молотом, нарочно на виду лежащим на дубовом столе, где были разложены и другие пыточные инструменты, явно тоже нашедшие себе применение. У висевшего слева убийцы был выжжен глаз, и тела обоих покрыты свежими ожогами и рубцами. Преступники находились в сознании, но, видать, своё они уже откричали, а сейчас просто глухо и заунывно стонали.

«Нет, тут точно без вранья поведано», – решила Вика.

– Можешь прочитать, – заметив интерес попаданки к записанному Утой, предложил старший дознаватель. – Они рассказали обо всём.

– Кто стоит за этим покушением? – проявила нетерпение герцогиня, пока Вика принялась читать каллиграфически красивые буквы Уты.

– Герцогиня Еворния, Гленская волчица, – невозмутимо сказал Вускар. – Это она их направила сюда.

Урания от неожиданности чуть не задохнулась.

– Да как она могла! – вскрикнула герцогиня. – Вика, ты ведь её сыну жизнь спасла! И после этого…

– Госпожа, – остановила её Вика, быстро пробежав глазами показания наёмных убийц. – Не спеши делать выводы.

Судя по тому, что поведали допрашиваемые во время пыток, их действительно наняла сюзерен Викиного любимого Дебора за целых пятьсот лир – сумма для здешних реалий просто несусветная, пусть и выделенная на двоих – для того, чтобы те дождались возвращения из Милонега магини Тень и во время торжественной встречи выпустили по ней арбалетные болты, а затем скрылись в суматохе, которую поднимут специально нанятые помощники.

Вроде бы всё ясно и понятно, вот только эти показания прочитала попаданка из другого мира, и всё ей показалось глупым и сшитым белыми нитками.

Ну, во-первых, она и в самом деле не видела на месте никакой группы прикрытия, во-вторых, уже все, кому нужно и не нужно, знали, что с повелительницей Ордена присутствует сильнейшая магиня-целительница. И, даже не ведая о Викином «Динамическом Щите», рассчитывать на то, что в присутствии Эрны удастся убить Тень, было явной глупостью. А про Гленскую волчицу рассказывали много плохого, часто, как понимала Вика, несправедливо, но глупой её никто ни разу не называл.

– Кто из этих придурков более осведомлён? – спросила попаданка.

– Вот этот, – старший дознаватель показал на того, кому выжгли глаз.

Один из палачей воспринял жест Вускара как приказ привести в чувство поникшего убийцу, и, вытащив из очага раскалённую добела кочергу, прижёг его ею в районе паха.

К вою убийцы, к запаху крови, дерьма и мочи добавился сладковатый запах жареной человечины, знакомый Вике не только из памяти Неллы, но и своими личными ощущениями во время сжигания преступников на казнях. Она сама хоть старалась на жутких мероприятиях не присутствовать, но от смрада во Вьеже не всегда спрячешься.

– Прекрати! – Она зло посмотрела на палача, но наткнулась на совершенно равнодушный взгляд животного, а не человека. – Без моих команд ничего не делать.

Прижжённый кочергой продолжал корчиться и выть:

– Клянусь! Я сказал правду! Нас герцогиня наняла! Пожалуйста! Не надо! Я всё рассказал!

Из-за тупого палача пришлось ждать, пока одноглазый будет в состоянии понимать, о чём его спрашивают.

Наконец он немного поутих.

– Скажи, – Вика, как бы ей ни противны были запахи, исходящие от убийц, всё же подошла поближе. – А что, герцогиня Еворния тебе или твоему дружку лично задачу ставила? Ты сам видел её? Вот так, как сейчас смотришь на меня, только двумя глазами?

Почему такой простой вопрос не пришёл в голову главному дознавателю герцогской канцелярии, Вика не понимала. Видимо, тут слишком надеялись на возможности пыток и предпочитали лишний раз не напрягать мозги.

Попаданке с трудом верилось, что такая элементарная по меркам её родного мира подстава здесь вполне могла сработать. Однако в очередной раз убедилась, что сложные интриги здесь пока не в чести.

Она недолго мучила своих неудачливых убийц вопросами.

– Дурачков подставили, – констатировала Вика, заметив, что и до Урании с дознавателями это дошло. – Так что они нам ещё пригодятся, чтобы опознать того, якобы гленского, баронета Хонкова. Надо их перетащить в камеру верхнего яруса. Я попрошу уважаемую Эрну их исцелить.

Глава 3

Сырой воздух подземелья, когда она с герцогиней вышла из допросной к подножию лестницы, показался Вике восхитительным. Действительно, всё познаётся в сравнении. Это Урания привычна к пыточным – герцогиня провела в них много времени, когда выясняла у заговорщиков все обстоятельства убийства своего отца и покушения на неё саму. А вот Вика, хотя и старалась держаться подобающе, и у неё это даже вроде бы получилось, не без помощи магии исцеления, чувствовала себя отвратительно.

Вроде бы и истязаемые были убийцами, намеревавшимися за деньги лишить её жизни, и скоро Эрна сильно поправит им здоровье – глаз, конечно, не восстановит, но обезболит точно, – а всё равно на душе было гадко.

Насколько власть и могущество способны превратить её в кровожадное чудовище, совершенно равнодушное к чужим страданиям?

– Интересно, кто такой коварный, что придумал настроить тебя против Еворнии? – Герцогиня всё ещё была под впечатлением вскрытого попаданкой обмана. – Это же надо до такого додуматься!

И в раннем европейском средневековье ставшие известными интриги были редкостью, да и исполнялись они в тогдашних политических центрах – Риме, Париже или Кордове. А в основном максимум до чего додумывались в те времена всякие заговорщики – Вика однажды об этом читала – это зазвать жертву к себе в гости, напоить и убить. На таком фоне даже заговор старшего виконта Дамана выглядел чуть ли не гениальным.

– Узнаем, сестра. Кто, зачем, почему. Кстати, в твоём хозяйстве пытались огульно обвинить в измене претора Алгиса Вара – ты не знаешь такого – и его помощника Нойрана Фолина. Они сейчас у меня. Надо с них сегодня же снять все подозрения. Сделаешь?

– Я действительно не знаю этих людей, но если ты говоришь, что они не предатели, то уверена, так и есть. Ты хочешь их вернуть ко мне на службу?

– Нет уж, Урания. Что упало, то пропало. Это теперь мои личные помощники, у тебя и без них чинуш хватает, как по мне, так даже с чрезмерным излишком. Просто я думаю им поручить расследование этого дельца, и нужно, чтобы Алгис с Нойраном могли без опаски приезжать во Вьеж и вообще передвигаться по всему твоему герцогству.

– Они же орденцы, Вика. Им и так последние королевские фирманы позволяют беспрепятственно…

– Урания, им не нужно будет выпячивать свою принадлежность к Ордену. Понимаешь?

На вершине лестницы свою герцогиню и её знаменитую гостью дожидались гвардейские десятники, один из которых сбежал к ним навстречу, чтобы взять у герцогини фонарь.

– Понимаю теперь. Я пришлю секретаря, чтобы записал их данные. Уф-ф, добрались. Меня всегда утомляют эти длинные подъёмы, – пожаловалась Урания. – Завтракаете со мной, всей компанией. Возражения не принимаются.

Вика восстановила здоровье своей владетельной сестры по Ордену и покивала.

– С удовольствием. Только сначала вновь в мыльню. Мне кажется, я вся дерьмом провоняла.

– Фи, как грубо, моя могущественная подруга, – засмеялась Урания.

– Ах да, прости, – спохватилась Вика. – Я же забыла, что благородные девушки не какают, а значит, и слово «дерьмо» не ведают.

Уши идущих впереди них по полуподвальному коридору гвардейцев покраснели. Урания же согнулась от смеха. Хотя что такого было сказано? Или у неё тоже не всё на душе гладко после допроса? Попаданка хотела было отругать себя, но потом подумала: «Какого чёрта? У меня стресс. Имею право побыть немного хамоватой».

После завтрака Вика дождалась Эрну, пока та исцеляла горе-убийц, и вместе с ней спустилась к парадному крыльцу дворца, перед которым их дожидалась герцогская карета с эскортом гвардейцев во главе с красавчиком-капитаном Алеком.

– Бедная моя задница, – прокомментировала попаданка очередную поездку в карете по вьежским мостовым. – Но статус есть статус, куда деваться. Алек, – позвала она своего магистра воинов. – Сегодня твой предпоследний день, когда ты носишь это прекрасное гвардейское сюрко. С Уранией я уже договорилась, ты с завтрашнего вечера в отставке. Поплывёшь со мной на Акулий Зуб.

Алек так обрадовался, что еле сдержал крик восторга. Он хотел что-то сказать, но Вика, к огорчению Эрны, приказала Юнте опустить занавески на окошках кареты, что послужило сигналом к началу движения.

– Флемм расстроится, что мы его не подождали, – сказала магистр магии.

Уважаемый Орваль отправился в университет поговорить с некоторыми коллегами, а заодно предъявить себя в расцвете молодой зрелости, пусть недоброжелатели, в своё время организовавшие опалу престарелого декана, сгорят от зависти, а своим порядочным знакомым Флемму есть что предложить.

– Я ему сказала, где особняк Макров, – объяснила Вика подруге. – Он знает. Там и присоединится к нам.

– Так мы же в ратушу?

 

– Ага. Заберём дядюшку. С помпой, – засмеялась попаданка. – Пусть городские чинуши посмотрят, как их шефа сама Тень на личной карете герцогини Вьежской прокатит. Нам это ничего не стоит, а ему, уверена, не раз пригодится. Вряд ли найдётся дурак, который после этого решится строить уважаемому Тугорду Макру козни. Хотя ты знаешь, я теперь и не удивлюсь, если всё же отыщется такой болван.

– Так вот почему ты от паланкина отказалась.

От паланкина Вика отказалась потому, что не созрела окончательно до того, чтобы люди ей служили вместо лошадей. Говорить об этом Эрне не стала.

Явление двух красавиц в дорогих платьях и украшениях в ратуше произвело настоящий взрыв. Особенно в свете того, что прибыли они на транспорте Вьежской владетельницы, и одна из них – не сразу и не все поняли, кто именно – сама Тень.

– Нелла. Прости. Вика. Я ждал. Думал…

– Дядюшка, дорогой мой, перестань метаться как угорелый. Собирайся. Рабочий день твой закончился, толком не начавшись. Все претензии – ко мне. Пусть подготовят в письменном виде и в трёх экземплярах представят. Потом. Ты ведь не откажешь нам в гостеприимстве в своём особняке? Или мне тётушке Аране наябедничать? Я ведь могу. Ты знаешь.

– Единый, Вика, да знать-то я знаю, – засмеялся новый мэр Вьежа. – Но никогда не привыкну к твоим речам. То одно, то другое, то ты шутишь, то серьёзно. Издеваешься над стариком.

Даже, наверное, самый последний раб городской управы, и тот нашёл возможность посмотреть, как мэр Тугорд, взятый под руки двумя ослепительными и могучими по силам их магий красавицами, важно прошествовал к герцогской карете. За каждым стеклом ратуши виднелись сплющенные губы и носы.

– Дядюшка, давай, чтобы не грузить нашу милую Арану и кузенов, поговорим о делах. – Как только карета тронулась, Вика спустила Тугорда с небес, куда он вознёсся, на землю. – Сначала о твоих.

Алеку Вика приказала ехать медленно, поэтому рассчитывала, что об основном они переговорить успеют.

Сведения, которые ей утром доложила пронырливая Юнта о слишком вольном распоряжении дядей городскими суммами, Вика решила пока придержать – хоть чиновничьего опыта у попаданки не было, но представления о том, что не всё так просто на службе устроено, имела.

От Тугорда она с удовольствием приняла доклад, что им было выкуплено и отправлено в Акулий Зуб, где располагалась прецептория её Ордена, больше тридцати одарённых и два десятка обученных грамоте рабов.

– Отлично, дядя, – похвалила его Вика. – Какой же ты у меня молодец. Теперь слушай ещё задачу. В город прибудут мои люди во главе с Оникаром – познакомишься с ним, других ты знаешь. Едут они долго, с караваном. Вот чтобы ещё сто лет не тащились до моего острова, пусть фургоны и повозки с впряжёнными тяжеловозами продадут здесь, как и рабов, которые ни магией не владеют, ни букв не знают. Поможешь им в торговле, и пусть на всех парах мчатся в Акулий Зуб.

– Так, а ты их не станешь ждать, что ли?

– Нет, Тугорд, мне надо делами заняться. Слишком долго я туристкой в круизе провела. Послезавтра отплываем с Эдориком.

– Жаль-то как, – расстроился мэр.

– Сама не рада, дядюшка, но дело есть дело.

Эскорт с каретой остались за воротами особняка, а вот Алека позвали с собой.

Тётушка Арана расстаралась с угощениями на славу и весь обед пыталась раскормить Вику с Эрной, как и Алека с чуть позже присоединившимся Флеммом, до своих статей.

Но подруги здраво рассудили, что не каждому полнота к лицу, как тётушке, и ели всего понемногу. К тому же попаданку постоянно отвлекала Бента, а перед Эрной, мало обращая внимания на погружённого в раздумья уважаемого Орваля, вовсю интересничали кузены.

– Да, занятное путешествие у вас получилось, – немного с завистью произнёс Тугорд после рассказов гостей. – Увлекательное. А я, наверное, так и прирасту задницей к креслу. Даже в наше имение съездить нет ни времени, ни сил.

– Не расстраивайся, дядя, – успокоила его Вика. – Это только в рассказах и книгах всё так замечательно выглядит. На самом деле быстро приедается. И еды такой замечательной, как у Араны, не поешь в пути, и спать на земле мало приятного, и жаровни плохо шатры прогревают, и помыться постоянно хочется. Первое время не замечаешь, а потом устаёшь от этой неустроенности. Только и думаешь, когда мы уже вернёмся? Ладно, нам пора.

– Куда ты, доченька? – возмутилась Арана. – Я велела уже всем вам комнаты приготовить. Вы разве не останетесь у нас ночевать?

– Нет, прости. В другой раз. Правда, мне надо кучу всего переделать до отъезда. Тугорд, Алек уезжает с нами, а продавать свой первый особнячок я не хочу. Пусть там Свон живёт. Или Галл.

Попаданка не обманывала. Ей сегодня, помимо чествования на очередном торжественном ужине, который в этот раз давала вдовствующая герцогиня-мать Алира, необходимо было посетить вьежское отделение Алапанского имперского банка, чтобы обналичить вексель.

В родном мире она однажды была свидетельницей того, как банковский менеджер уговаривала батюшку местной церкви установить на смартфоне приложение Сбербанк-онлайн, на что тот ответил густым басом: «Не доверяю я, дочь моя, всем этим бесовским штучкам. Случись что – ни в морду дать, ни отпеть».

Доверять же местным банковским векселям Вика тем более не собиралась. Полагаясь целиком на магические знаки, здешние финансовые воротилы мало уделяли внимания иным способам защиты своих денежных инструментов, хотя, понятно, использовать те же приёмы, что и итальянские банкиры – ломбардцы, флорентийцы, генуэзцы и прочие, – вполне могли.

Попаданка со своим заклинанием «Познание магии» легко могла устроить на континенте банковский крах. Но делать этого не собиралась. Пока, во всяком случае. Если уж возникнет такая нужда, то можно будет над этим подумать. И Вика никогда не упускала из вида тот момент, что где-то рядом может находиться её земляк или землячка, так что хранить свои деньги в векселях она не собиралась. У неё есть где их надёжно пристроить – хоть в пространственном кармане, хоть в подземельях Акульего Зуба.

– Нелла, останься, – горько расплакалась Бента.

– Ну, не реви, кузина. – Вика взяла девочку на руки и расцеловала. – Ты уже вон какая взрослая. Девушки должны уметь держать фасон. Знаешь, что это такое? Научу попозже. Обязательно.

Ей и самой, если честно, не хотелось уезжать из гостеприимного особняка Макров, но куда деваться?

– Мы обязательно придём в гавань, – твёрдо заявил Свон.

А ведь её кузены вполне привлекательные молодые люди, подумала попаданка. Не достались бы каким-нибудь кикиморам. Ну уж в дела амурные Вика твёрдо решила не влезать.

– Нам к Алапанскому банку, – сообщила она Алеку, когда процедура прощания завершилась. – И это, слышь, брат, скажи, чтобы помягче.

На улице, напротив ворот Макров, а точнее, вокруг герцогской кареты, собралась огромная толпа зевак. И гвардейцы, освобождая пространство, принялись колотить наиболее неугомонных и любопытных ножнами мечей или хлыстами.

– Помягче не получится, – улыбнулся Алек, – разве что колёсами и копытами давить.

В банке её появление вызвало панику. Такой суммы в сто тысяч лир в местном отделении могло набраться едва-едва.

– Мы тогда не сможем вести текущую деятельность, госпожа Тень, если обналичим этот вексель, – глава местного банка чуть не плакал. – Ты не могла бы подождать? Сегодня я выплачу шестьдесят тысяч, а через пять недель остальные сорок. Или могу дать вексель Цинара. Дисконт, разумеется, с нас.

Подумав недолго, Вика легко согласилась. Раз алапанец готов возместить плату за обналичивание векселя Цинарского имперского банка, то какая ей разница? К тому же ехать далеко не надо – все банки кучковались вокруг одной площади.

Получив в этом отделении шестьдесят тысяч, они прошли пешком через особняк и обналичили оставшиеся.

– Никогда не думал, что смогу увидеть такую груду денег своими глазами, – ошарашенно сказал Флемм, глядя на мешки с золотыми монетами под своими ногами на полу кареты.

Эрна вообще не могла сказать ни слова. Лишь Юнте было всё равно – сидя на золоте, она изображала скромницу, вздыхала и через окошко кареты бросала грустные взгляды на молоденького солдата гвардии, скакавшего рядом.

– Занавеску задёрни, Юнта, – напомнила Вика рабыне. – Я напоминать должна?

Раскрывать секрет пространственного кармана посторонним попаданка не собиралась, поэтому, когда они прибыли к дворцу и поднимались по парадной лестнице, то двое гвардейцев несли за ними до апартаментов мешки с деньгами. В свой магический тайник Вика забрала золото уже в своей комнате.

– Ты так и пойдёшь на торжества в этом платье? – спросила она у крутившейся в её комнате Эрне. – Я знаю, что оно вчера всех привело в восторг, хотя, если откровенно, ты только не обижайся, всех больше восхитило то, что было в этот наряд облачено. – Эх, много ли надо, чтобы сделать девушку в этом неискушённом мире радостной? – Смени. А то подумают, что магистры Ордена бедны, как жители кварталов нижнего города.

– Ладно, – довольно согласилась польщённая подруга. – Только я всё никак не поймаю момент, когда я уже могу перед тобой похвастаться.

– Ну, валяй, – засмеялась Вика, с помощью Юнты стягивая платье, в котором ездила с визитами.

Значит, хоть Сущность ничего и не говорила про какое-нибудь подобие эффекта попаданца, но теперь можно уже уверенно считать, что таковой имеет место быть. Подруга, постоянно находясь рядом и используя магию при Вике, не только немыслимо быстро по местным магическим практикам изучала новые заклинания, но и увеличивала резерв. Он у неё теперь лишь немного не дотягивал до четверти Викиного, а значит, можно достоверно утверждать, что магистр магии Ордена уже входит в десятку самых сильных одарённых Алернии.

Когда Эрна исцеляла того наёмного убийцу, которому во время пыток выжгли глаз, то она, помимо восстановления сточенных напильником зубов и раздробленных пальцев, оздоровления ран и ожогов, при повторном наложении «Малого исцеления» частично воздействовала и на глазное яблоко.

– Понимаешь, глазом это назвать сложно, но мне кажется, если я завтра, когда полностью восполню резерв, попробую ещё раз на негодяя воздействовать, то думаю, он уже не будет одноглазым.

– А что? – Вика кивнула. – Давай попробуем. Это же будет здорово!

На торжествах, устроенных вдовствующей герцогиней-матерью, Вике пришлось всё время провести за столом, наблюдая за тем, как её подругу постоянно уводили в круг танца, и беседуя с Уранией и её матерью, предпринявших последнюю, уже понятно, что безнадёжную атаку с целью всё же уговорить магиню Тень принять титул владетельной графини Арашской.

– Ты же знаешь, Вика, – горячо говорила Урания, – что в одиночку, когда нет законного наследника графства, я не могу назвать имя того из претендентов, кто получит титул. Это может решить только Совет владетелей герцогства. Он собирается через три с половиной недели в первый день летнего полугодия. Но мы с мамой уже переговорили почти со всеми. Графы Валирский и Тонийский согласны, ну а графиня Налья Оминская или мэр Тугорд, представляющий Вьеж, как коллективного владетеля, сами больше всех тебя хотят видеть в Араше. И я. Уже решение проходит.

Вика проклинала трусость или такт – тут как посмотреть – вьежских придворных, не рискующих пригласить на танец герцогиню или магиню Тень. Ей почему-то захотелось потанцевать. Заодно отвязаться от просьб Урании.

Пришлось попаданке напускать на себя недовольный вид и объяснять, что уговаривать её бесполезно.

– Пусть один из племянников принимает графскую корону, – Вика нарочито зевнула, прикрыв рот ладошкой, чего здесь никто не делал. – Мне это безразлично. И вообще, я хочу отдохнуть. Не возражаешь, Алира? – спросила она вдовствующую герцогиню.

Отдыхать попаданка, разумеется, не собиралась. Она ещё не виделась со своим родным бандитом Штормом.


Издательство:
ИДДК
Серии:
Алерния
Поделиться: