Название книги:

Camino de Santiago. Один день – одна Жизнь

Автор:
Альба Улияр
Camino de Santiago. Один день – одна Жизнь

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Диана и Мишель легли отдохнуть, а я, чтобы избежать общения с болгарином, ушла на улицу. Солнце так хорошо пригревало, и многие пилигримы сидели вдоль стены. Мне удалось найти свободную лавочку, и я разместилась, чтобы тоже почитать книгу. Правда, у меня не было её в бумажном варианте, и я читала в электронном виде. Вообще я люблю живые книги. Люблю листать страницы, чувствовать запах типографской краски или наоборот бережно перелистывать страницы старой книги, у которой своя история, и представлять, что кто-то читал эту книгу до меня. Мне нравится, что пилигримы оставляют свои книги в альберго, и есть возможность взять почитать. Как жаль, что на русском языке книг в пути нет, или просто мне они не попадались.

Часов в шесть Жан-Шарль вернулся к альберго.

– Как твои ноги? Тебе стало лучше? – спросил он.

– О, да. Я будто заново родилась. Боль отступила, и я могу ходить. Смотри, даже не хромая, – продемонстрировала я ему.

– Отлично. Я рад, что тебе помогли. Пойдём купим продукты для ужина. Кто сегодня готовит?

– Конечно же ты. Мне нравится, как ты готовишь.

– Перестань, это не правда. Мы готовили простые блюда. Это не кулинарные изыски.

Да, он так ничего и не понял. Когда человек тебе интересен, то не важно, насколько изысканы блюда, даже самый простой хлеб с оливковым маслом покажется шедевром. Хотя не скрою, готовил он простые блюда, но невероятно вкусные. Я запомнила несколько рецептов.

В магазине мы купили необходимые продукты и отправились в альберго готовить наш ужин. По дороге я забежала в лавку, где продавались овощи и фрукты, и купила нам клубнику.

Жан-Шарль снова поразил меня своим умением готовить, но больше хвалить я его не стала, хотя было, действительно, вкусно. Думала, что если ещё раз похвалю, то он подумает, что это лесть.

После ужина мы вернулись в комнату. Жан-Шарль ушёл принимать душ, а я осталась в комнате.

Диана сидела на кровати и пыталась обработать раны при свете фонарика. Когда я увидела, что творится с её ногами, я чуть не упала в обморок. Всё пространство между пальцев и часть ступни были одной сплошной раной. Эта картина напугала меня. Я достала свою аптечку, вытащила всё, что там было, и села рядом, чтобы помочь. Сначала мы обработали раны перекисью водорода, потом помазали зелёнкой. Да, кстати, зелёнку она видела впервые и очень удивилась ей. В путь я готовилась основательно и набрала с собой огромное количество пластырей, зелёнку, йод, перекись водорода и множество таблеток на все случаи жизни. Обрабатывали ноги мы долго. Я почувствовала себя большой мамочкой. Когда обрабатывала зелёнкой, то дула на рану, чтобы не было так больно. Я не знала, встретимся ли мы снова, и поэтому отдала ей все эти средства для обработки ран и пластыри, которые мне не пригодились, а ей очень были нужны. Она использовала свой пластырь, но мне кажется, что он делал только хуже. Позже Диана призналась, что мои мягкие пластыри помогли ей, чему я была очень рада.

Когда мы закончили заниматься спасением ног, я обернулась в сторону нашей кровати и увидела, что Жан-Шарль уже спит. Мы так были заняты делом, что я не заметила, как он вернулся в комнату, хотя кровати были в двух метрах друг от друга.

Быстро сходила в душ и, сложив вещи, легла спать. Сегодня был замечательный день. Рядом родные и любимые люди. Много ли мне нужно для счастья? Нет. Вот такая простая жизнь, когда рядом те, к кому тянется сердце. Большего богатства и не нужно желать.

Я ещё раз пробежала внутренним взором через весь день, начиная с рассвета, и поблагодарила за его волшебство. Теперь я точно знаю, что случайности не случайны. Только о чём говорит Вселенная, и какой у неё план, я до сих пор не знала. Но я помню о том, что важно доверять. Доверие – это основной критерий для принятия любой ситуации. Всё во благо.

Сердцем благодарила за моего заботливого ангела, который спасает от необдуманных поступков. Когда он рядом, в душе становится тихо и спокойно, а сердце наполняется светом.

Я хочу, чтобы это мгновение остановилось

хотя бы на вечность…

ДЕНЬ 10
Я искала тебя. Belorado

Проснулась я как обычно рано утром, но мне так не хотелось выходить рано. Рядом все, кто так дорог моему сердцу. А что если мы пойдём вчетвером? Нет, внутренний голос призывает вставать и выходить до рассвета, не нарушая традицию. Сегодня мы все идём врозь. Пытаюсь сопротивляться, но понимаю, что так нужно. Но кому? Жан-Шарль, Диана и Мишель ещё спят, и лишь некоторые пилигримы стали собираться. Я убрала свой спальник в чехол, собрала вещи и вышла из комнаты. В ванной комнате быстро переоделась, перебрала рюкзак и настроилась на сегодняшний день. Не знаю, что меня ждёт. Каждый день готовит новые истории, и я готова к ним. Вышла из ванной и какое-то время постояла в коридоре, мне так не хотелось уходить, а хотелось хотя бы на секунду увидеть Жан-Шарля и пожелать ему хорошего дня, но дверь в комнату была закрыта. Появилась точная уверенность, что мы ещё увидимся. Завтра.

Каждый день рассвет меня радует новыми красками и формами. Я шла в своих мыслях, и будто кто-то толкнул меня, резко повернулась к солнцу, и именно в этот момент явилось чудо рождения нового дня. Когда солнечный шар полностью вышел из-за горизонта, я почувствовала, как каждая клеточка наполняется любовью к этому миру: к растениям, к животным, к людям, ко всей планете, ко всей Вселенной.

Родилась мысль о том, что в каждом из нас живёт божественный свет, у каждого есть божественная искра, которую важно разжечь.

Шла и наслаждалась каждой секундой. Сегодня вдоль дороги часто попадалась сирень, которая уже проснулась после зимы и радовала пилигримов своими цветами и ароматом. На миг я остановилась, чтобы запечатлеть это мгновение. Лучи рассветного солнца нежно целовали моё лицо, я вдыхала запах сирени и, зажмурившись, наслаждалась каждой секундой. В такие моменты я осознаю, насколько прекрасна жизнь, и насколько важно наслаждаться именно такими моментами. Они остаются в памяти надолго, словно маячки, которые позволяют вернуться в это состояние, как только закроешь глаза.

Сегодня в пути как-то непривычно мало пилигримов, будто я одна вышла так рано. Часть утреннего пути проходила вдоль магистрали, и машин в этот день тоже было мало. Видимо, я должна была остаться один на один со своими мыслями. Такие моменты меня пугали. Мне было страшно знакомиться с самой собой, узнавать свои новые грани.

Кто я? Зачем я живу? Что могу дать этому миру?

С детства не верила, что мы рождены, чтобы прожить жизнь вот так, как настраивает нас система: рождение, детский сад, школа, колледж/институт, семья, работа, пенсия, смерть. Именно такая линия развития жизни устроила бы моих родителей, мою семью, но не меня. Я выбрала свой путь, где я познаю эту жизнь во всех её красках; проживаю истории, отдавая всю себя, и позволяю прочувствовать каждую эмоцию по максимуму. Возможно, в каких-то моментах я хожу по грани, но мне нравится такой способ познания жизни. У каждого свой путь, и в этом я убеждаюсь, проходя Путь Сантьяго. Часто читала истории, в которых кто-то упрекал других пилигримов, что те сдают свой багаж и идут налегке, а кто-то часть маршрута проезжает на автобусе; другие же тащат на себе тяжеленные рюкзаки и не позволяют даже мысли о том, чтобы сократить свой путь на транспорте. Я слушала и тех, и других и поняла, что путь-то у каждого свой. Кому-то важно пройти с большим грузом за плечами, чтобы возможно, избавиться от него по окончании пути; для кого-то важно физически пройти в комфорте, а все процессы происходят внутри; есть и те, кто Путь Сантьяго воспринимают просто как прогулку. Кто-то проходит путь и возвращается на него не один десяток раз, а кому-то хватает и недели, чтобы насладиться дорогой и больше не возвращаться. Всё это абсолютно не важно, не важно, как у других. Важно, как у тебя. Что ты получаешь от пути? Что меняется в тебе?

Сегодняшний путь я проживала в одиночестве. Да и пилигримов встречала редко, хотя в предыдущем альберго было почти две сотни человек. Странно. Дорога шла то вдоль пшеничных полей, то по асфальтированной однополосной дорожке, по которой автомобили практически не ездили.

Меня удивляло то, что дорога одна, но с Жан-Шарлем я не пересекаюсь. Странно. Пройдя маленькую деревушку, я увидела большое придорожное кафе, в котором решила остановиться на завтрак. Кафе привлекло моё внимание своим необычным видом: старинная деревянная мебель, на которой были рассажены куклы и пупсы в ярких нарядах; статуи животных; фонтан с подсветкой; пальмы, стоящие справа и слева от двери. Кафе – словно оазис в пустыне. Очень приятная и чистая энергия. Я заказала кофе и пирожное и вышла за улицу, чтобы занять столик с видом на дорогу. Зачем я это сделала? Я боялась пропустить Жан-Шарля. Какая-то маниакальность появилась в сегодняшнем дне. Мне хотелось понять, почему в день, когда мы идём раздельно, мы не встречаемся в дороге. Ведь с другими я пересекаюсь, но не с ним. За столик ко мне подсела Ивона, с которой мы обменялись подарками несколькими днями ранее. Мы поговорили о дороге и, как оказалось, она тоже встречалась и жила в одном альберго с Жан-Шарлем. Назвала его обаятельным парнем и улыбнулась. Я получила ответ на один из своих вопросов. Ивона показала мне амулет, который я ей подарила, и сказала, что он ей нравится и она его не даже на ночь не снимает. Да, он по энергии очень ей подходил. Это был первый амулет, который я сделала для себя и отдала другому человеку. Мы не спеша позавтракали, и я вышла в путь.

Сегодня я решила остановиться в деревушке Belorado. Выбор мой был сделан неспроста. В этой деревушке была церковь Святой Марии. В той медитации, что направила меня на этот путь, церковь Святой Марии была одним из знаков. Именно там я должна была понять что-то важное. И я решила, что это именно этот город и эта церковь, хотя информации по этому поводу у меня не было. Я испытала страх: а что если Жан-Шарль – это просто попутчик, который исчезнет так же внезапно, как и появился, и всё то, что происходило до этого, и те знаки, что уже совпали, – это лишь иллюзия? От этой мысли мне стало плохо. Внутри всё сжалось в комок, и страх взял верх. Меня потрясло ещё и другое чувство: а что если мы никогда больше с ним не увидимся? И наши пути разошлись сегодня утром и больше не сойдутся? Стало сложно идти, воздух будто застрял в лёгких. Нет, такого просто не может быть. У меня нет никаких его контактов, нет телефона, нет адреса, ничего. Некоторое время я пыталась убедить себя в том, что мы завтра обязательно увидимся, потому что у нас есть такая традиция. До самого окончания его пути мы будем идти так. Страх отступил, и тут же пришло новое осознание, что осталось меньше недели, и Жан-Шарль вернётся к своей обычной жизни, а мой путь продолжится. Уже привычными стали наши встречи, разговоры, ужины. Я почувствовала, что отпускать его мне будет очень сложно. Там, в городах, где люди живут своей обычной жизнью, время течёт иначе. Здесь же, на пути, моё ощущение времени изменилось. Каждый день насыщен событиями, встречами, и кажется, что проживается не один день, а целая жизнь. И сегодняшний день – это моя десятая жизнь, и я жду встречу, которой не суждено осуществиться. По какому-то плану нашей Вселенной мы встречаемся через день. Одна совместная жизнь чередуется с жизнью в раздельных мирах. Как Жан-Шарль проживает этот день? Мы никогда не обсуждаем то, как мы прожили день раздельно друг от друга. Никогда. Потому что при встречах наслаждаемся моментами здесь и сейчас. И вот сегодня Ивона сказала, что тоже его видела. Какой он в пути, когда идёт без меня? С кем он общается, какие истории проживает?

 

До города оставалось всего пять километров. Сегодняшний путь прошёл как-то неожиданно быстро. Благодаря тому, что вчера я сделала массаж, сегодня боли в ногах не было совсем. Городок Белорадо небольшой, и хватит полчаса, чтобы обойти его весь. Сначала я хотела поселиться в альберго при монастыре, но пришла рано, и оспитальеро на мой вопрос о свободных местах со злостью поставил стул, преградив проход, хотя я не нарушала границы и не заходила внутрь. Решила, что здесь меня не ждут, и нужно поискать другое место для ночлега. Напротив церкви был ещё один альберго, и я попытала удачу в нём. Там меня встретили радушно и сказали, что есть свободные места. Сюрпризом для меня было то, что ночевать пришлось в обществе тридцати пенсионеров, которые ночью устроили мне шоу с симфоническим храпом. Да, в альберго есть такой нюанс, что храпят почти все: и молодые, и пожилые, и мужчины, и женщины. Не надейтесь, что если вы в комнате с милой девушкой, то храпеть она не будет. Будет! Проверено. Вспоминаю свой первый альберго в городе Сен-Жан-Пье-де-Пор. В комнате было семь человек, все достаточно молодые и один большой взрослый мужчина. Я сразу подумала, что он ночью нам даст жару. Ночью я проснулась под невыносимо громкий храп, который было слышно даже через силиконовые беруши. Каково же было моё удивление, когда я увидела, что мой подозреваемый читает книгу, а храп издаёт молодая хрупкая девушка.

Разложив свой спальник и перебрав вещи, я отправилась стирать некоторые из них в ванную комнату, которая была в нескольких метрах от кровати. В таком альберго я была в первый раз. Большая комната, без окон, пятнадцать кроватей и вход в ванную комнату и туалеты тут же. Благо, что всего одна ночь, и за день так устаёшь, что уснуть можно даже просто сидя на стуле. Так что я была благодарна за то, что у меня есть место, где я смогу поспать в тепле и относительном комфорте. Кто бы мог подумать, что я начну так думать. До этого путешествия я всегда выбирала максимальный комфорт, и о том, чтобы жить вместе с незнакомыми людьми, и речи не могло быть, а сейчас я это воспринимаю абсолютно нормально. Ещё для меня новым было то, что каждый день приходилось руками и зачастую в холодной воде стирать свои вещи. Живя в городе, мы привыкли пользоваться благами этого времени и не думаем о стирке каждый день. В каждом доме есть стиральная машинка, в которую в любой момент можно закинуть вещи. В пути иначе. Во-первых, одежды не так много, потому что лишняя одежда – это вес, который приходится носить на себе. Во-вторых, вещи стираются каждый день, чтобы идти в чистом виде и чувствовать себя комфортно. Я даже сравнила пилигримов с енотами-полоскунами. Пришли в альберго, переоделись и сразу пошли стирать вещи, чтобы те высохли до заката, и так каждый день.

Постирав свои вещи, я пошла развешивать их на крышу второго этажа, где находилась сушилка и верёвки. Со второго этажа открывался прекрасный вид на ближайшие строения и церковь, и я некоторое время наслаждалась этой красотой. Спустившись вниз, увидела за столиком Диану и очень обрадовалась нашей встрече. Она и Мишель стали для меня уже родными. Правда, общаться без Жан-Шарля было сложно, но я использовала переводчик в телефоне, который помогал мне в пути не раз. Мы поговорили о сегодняшнем дне, о самочувствии. Диана спросила, где мой путник, и очень удивилась, что мы не вместе. Это немного расстроило меня, потому что весь день в голове крутились мысли о том, что может так случиться, что мы и не увидимся больше. Пообедав, мы попрощались и договорились встретиться на мессе.

Я решила прогуляться немного по городу, осмотреть его достопримечательности. Вход в церковь в центре города был открыт, и я побыла в тишине и внутренней молитве в её пространстве. Позже отправилась бродить по узким улочкам, и в голове крутились всё те же мысли, а в области сердца горел настолько сильный огонь, что было ощущение, будто он выжигает всё внутри.

Что происходит? Почему так ярко и так болезненно? Что выжигает этот огонь? Возможно, какие-то истории уже отжили и должны уйти, а я их не отпускаю, поэтому так мучительно больно.

Дорога вывела меня к руинам. Будто Вселенная хотела показать мне картину моего внутреннего мира. Среди старых и новых домов одиноко стояла наружная стена от древней церкви, с вратами по центру, за которыми находились заросли и мусорные баки. Да, от всего здания осталась только эта стена, пара столбов поблизости, и общий вид у этих развалин был подавляющим.

Руины… Как часто мы оставляем внутри себя такие же развалины? А потом строим рядом новые дома, новые истории. И каждый раз, подходя к окну, мы наблюдаем, как эти руины стоят и напоминают нам о прошлом. У кого-то возникает щемящая тоска в сердце; кто-то погружается в воспоминания, которые не всегда приятны, анализирует, переигрывает истории из прошлого; кто-то получает сомнительное удовольствие, наслаждаясь видом развалин и болезненной ностальгией; кто-то жалеет, что построил дом, не разобрав и не очистив территорию для нового. Если руины в городах- это прекрасная память об истории этих мест, но развалины внутри наших сердец нужно разбирать, очищать и оставлять после прожитых историй свободную территорию для нового.

Долго бродила по городу в своих мыслях и в итоге вернулась к церкви Святой Марии. Села на лавочку и стала просто наблюдать: за людьми, которые не спеша прогуливались; за детьми, которые играли в свои игры. Увидела, как от моста к церкви идут два пилигрима: Эрик, мы познакомились с ним после перехода через Пиренеи, и девушка, с которой мы часто здоровались в пути, но не были знакомы. Они подошли к лавочке, мы поприветствовали друг друга и обнялись. В такие моменты создаётся ощущение единства. Может не в целях, а в самом пути. Мы все идём одними и теми же тропами, и это нас объединяет. Будто эта дорога и есть наш дом, а мы одна большая семья. Эрик приехал из Тайваня. Но внешность у него была совсем не восточная, а ближе к южно-американской. Если бы я снимала фильм про индейцев, то я взяла бы его на роль сына вождя племени, потому что его внешность идеально подходила. Высокий, статный, с длинными, густыми и слегка вьющимися волосами, выразительными чертами лица. В нём гармонично сочетались мужественность и доброта, сила и спокойствие. Об Анне я знала мало. Только то, что она приехала из Германии и познакомилась с Эриком в пути. Некоторые дни они так же идут вместе, а некоторые врозь. Как много похожих историй. Мы поговорили о пути, о встречах и смешных историях, которые происходили с нами за это время. Позже они решили вернуться в альберго, а я осталась наедине со своими мыслями, которые проникли в каждую мою клеточку. Я чувствовала настолько интенсивно, что в какой-то момент не выдержала и расплакалась. Слёзы лились сами собой, превращая дома, деревья, людей в расплывчатые пятна. В голове крутились одни и те же вопросы.

А что если?

Что если мы больше никогда не увидимся? Что если он ушёл дальше, и наши пути больше никогда не пересекутся? Что если всё это иллюзия?

Сегодня я ходила и искала Жан-Шарля весь день. Смотрела в лица прохожим, пытаясь найти знакомые черты, заглядывала в магазины, во дворы, ждала на лавочке у церкви. Может быть, я начинаю сходить с ума? Да, так и есть.

Как же я устала.

Собрав последние силы, вернулась в альберго, умылась и легла спать. Не было усталости физической, была усталость эмоциональная. Сама себя довела до полного изнеможения. Но я осознавала, что через позволение проявлять эти эмоции, через снятие блоков на чувствование, я будто убираю развалины, которые уже отжили свой век, расчищаю внутри себя место для нового и важного.

Нужно быстрее уснуть, чтобы мысли хотя бы на миг прекратились.

А что если? Что если?..

ДЕНЬ 11
Зажги свою божественную искру. Atapuerca

Ночь сегодня была беспокойная, и я решила, что больше никогда не буду останавливаться в альберго, где собираются одни пенсионеры, потому что это испытание не для слабонервных. Всю ночь приходилось слышать будто отрепетированный храп всех участников этого оркестра; кто-то постоянно выходил в ванную комнату и громко хлопал дверью. И нет, я не ворчу, как старая бабка. Так, стоп. Как раз этим я и занимаюсь.

Выбралась из спальника, взяла вещи, чтобы переодеться, и пошла в ванную комнату. Теперь я понимаю, почему они постоянно хлопали дверью. Она просто не закрывалась, и свет падал на лицо пилигриму, который вставал и громко закрывал её, но толку от этого было мало. Иногда это срабатывало, иногда нет, и дверь вновь открывалась, при этом издавая неприятный скрип.

Я зашла в ванную, закрыв за собой дверь, и начала умываться. В этот момент в помещение зашёл один из пилигримов. Это был мужчина, на вид лет 70–75, невысокого роста. При этом единственной его одеждой были растянутые семейники. Улыбнувшись и явно восторгаясь собой, он прошёл мимо зеркал в сторону туалета.

– Доброе утро, сударыня, – бросил он на ходу, не отрывая взгляд от своего отражения в зеркале.

– Доброе утро, – ответила я, едва сдерживая смех.

Он зашёл и не удосужился закрыть за собой дверь, и я снова услышала, как её громко захлопнули. И тут мне в голову пришла идея сложить бумагу и подложить её между проёмом и дверью, тем самым гарантированно её закрыть. Мы так делали в детстве, когда дверь не закрывалась. Сработало! Когда мужчина открыл дверь, чтобы выйти, бумажка упала на пол. Он поднял её, покрутил в руках и с немым вопросом посмотрел на меня.

– Да, это именно так и работает. Подкладываете её сюда, и дверь закрывается.

Он посмотрел на меня очень удивлённо и в глазах явно читался вопрос: «А что, так можно было?» – но, тем не менее, повторил мои действия, и дверь закрылась.

Собиралась я долго, хотя в планах у меня было выйти раньше. Решила никуда не спешить. Вчера мы с Дианой и Мишелем вспоминали про Жан-Шарля и решили, что он ушёл вперёд, и очень расстроились, что больше его не увидим. Никто из нас не обменялся с ним контактами, и только у него была моя визитка, но надежды на то, что напишет, не было никакой. Завершив свои утренние процедуры, переодевшись и собрав заново рюкзак, я вышла на улицу. Было свежо, и уже начинало светать. Несмотря на то, что вчерашний день и вечер были эмоционально сложными для меня, настроение сегодняшним утром было намного лучше. Я чувствовала какую-то решимость.

Я не успела далеко отойти от города и на пути встретила парнишку, с которым делила комнату в городе Najera. Его зовут Чунь и он живёт в Южной Корее. На вид ему было около двадцати пяти лет, но при разговоре выяснилось, что ему тридцать три года. Совершенно не выглядит на свой возраст. Как они это делают? Мы пошли неспешным шагом и завели стандартный разговор пилигримов про цели, причины и выбор этого пути. Оказалось, что Чунь находится в глубокой депрессии из-за того, что расстался с девушкой, с которой встречался пятнадцать лет. Он пошёл в этот путь, чтобы немного выровнять эмоциональный фон и вернуться к своей обычной жизни. Какие же мы все разные. Когда я его увидела в первый раз, я и не подумала, что внутри него живёт такая боль. Он улыбался и был счастлив. Но сейчас я увидела всю картину, и теперь передо мной был не счастливый парнишка, а мужчина с глубокой раной на сердце.

 

Я не стала выяснять причины его расставания, потому что это и так болезненная тема, а просто рассказала об историях из своей жизни и о том, как я находила выход из них.

– Знаешь, Чунь, ведь всё, что происходит с нами – это уроки, это наш опыт. Не бывает плохого и хорошего опыта. Бывает пройденный или не пройденный урок. Опыт, он любой хорош. Ведь ты же не знаешь, что приготовил тебе твой Путь. Знаешь, я раньше очень переживала, когда теряла близких людей. Мне было тяжело отпускать их. Но такова жизнь. Кто-то с нами остаётся на долгий срок, кто-то на один день. При этом каждый человек в нашей жизни нас чему-то учит.

– Да, ты права. Я не смотрел с этой точки зрения. Ты думаешь, что есть какой-то плюс в моём расставании с девушкой? Мы ведь так долго были вместе, и я уже привык к такой жизни, а сейчас у меня будто выбили землю из-под ног. Не знаю, как теперь жить.

– Ты ведь ещё такой молодой. Может быть, это расставание будет толчком к какому-то очень важному событию твоей жизни. Ты не думал о том, что вы прошли все уроки и теперь тебе нужно двигаться дальше. Вы столько лет были вместе, но не поженились, и у вас нет детей. Это о многом говорит.

– Просто я занимался карьерой, и она тоже. Не знаю. Всё так сложно. Я потерян.

– Так если ты сейчас потерян, то почему бы тебе себя не найти? Ты идёшь по такому волшебному пути. Сотни тысяч пилигримов прошли этими дорогами. У каждого из них своя история из прошлого и свои причины идти. Вплети свою ситуацию в этот путь, проживи её эмоционально и поставь себе цель: найти себя и познакомиться с собой. Увидишь, что в день, когда этот путь завершится, ты найдёшь ответы на все вопросы. Хотя, может быть и раньше.

Закончив мысль, я обернулась и застыла в восхищении. Такого яркого рассвета я не видела никогда в своей жизни.

Словно Отец Небесный развёл свой шаманский костёр, чтобы пригласить нас к нему. Языки пламени меняли свою форму и цвета: от ярко-оранжевого до насыщенного алого, переплетаясь с плотными серыми облаками, которые выглядели, будто дым от костра, и эти огненные языки расходились по всему небосводу, приглашая нас погрузиться в шаманское путешествие. Эта картина выглядела настолько завораживающе, что мы с Чунь несколько минут просто стояли и созерцали это волшебство.

– Невероятно, правда? – спросила я Чунь и посмотрела на него. Он стоял и, не отрываясь, смотрел на это чудо природы, будто был пленён им. – Знаешь, у шаманов есть ритуал, когда они ходят к своему внутреннему костру с каким-либо запросом и там получают ответы. Сегодня рассвет выглядит так, словно этот костёр зажгли для нас с тобой. Иди к нему и получи ответы, которые тебе так необходимы.

– Невероятно. У меня просто нет слов. Я чувствую этот зов, – он посмотрел на меня, и я увидела слёзы в его глазах.

Вот именно это и нужно было. Слёзы – это эликсир, помогающий смыть боль, которая есть в нас. Когда человек плачет, он очищает себя от всего того, что уже отжило и должно уйти. Процесс запущен. Уверена, что у Чунь всё будет хорошо.

Мои мысли прервал телефонный звонок от мамы. Я попрощалась с Чунь и пожелала ему доброго пути.

– Buen Camino, друг.

– Buen Camino.

Зачастую мы не осознаём, насколько вовремя случаются те или иные истории. В его случае я увидела часть своей прошлой жизни, прошлых переживаний. До того, как я начала этот путь, я создала некое правило: я не вспоминаю о прошлом и живу в моменте здесь и сейчас. Так и было, пока мы не завели этот разговор. Я почувствовала грусть, которая постучала в двери моего сердца. Прошлое никуда не исчезает, есть несколько историй, которые я не закрыла и тащу их за собой как тяжкий груз. Намного тяжелее моего рюкзака в этом пути. Физически путь даётся очень легко, но эмоционально я постоянно испытываю перегрузки.

Этот небесный костёр приглашал не только моего путника к себе, но и меня. Мысли стали складываться в слова, а слова в молитву, которая была настолько мощной, что я почувствовала вибрации по всему телу.

После молитвы я продолжила свой путь, но о внутренней тишине и речи быть не могло. Снова пришли мысли о Жан-Шарле. Когда он рядом, мне так спокойно, а когда его нет рядом, внутренний монолог не прекращается, тем самым забирая мои ресурсы. Как я только не пыталась его остановить, но у меня не получалось.

Дошла до ближайшей деревушки и решила зайти в магазин, чтобы взять себе перекус. Здесь же я увидела Чунь, и мы с ним снова обнялись. Он поблагодарил меня за разговор. Настроение у него явно было хорошим, от его улыбки и мне стало радостнее.

Вот так улыбнётся тебе знакомый незнакомец, и счастье наполняет сердце.

Подойдя к полкам с продуктами, я вдруг почувствовала беспокойство, настолько сильное, что дыхание перехватывало. Что случилось? Мне захотелось покинуть это место и выйти на свежий воздух. Так я и поступила. Выйдя на улицу, я сделала глубокий вдох, посмотрела направо и увидела нашего потерявшегося Жан-Шарля.

– Снова ты! Ты что, следишь за мной? – улыбаясь, спросил он.

– Конечно, слежу. Но, странно получается, позади идёшь ты, а не я. Так кто за кем следит?

Он обнял меня, и мы продолжили путь уже вместе.

– Вчера мы искали тебя с Дианой и Мишелем. Где ты остановился? Не в Белорадо?

– Нет, я прошёл немного дальше. Зачем вы меня искали?

– Соскучились. Все.

Конечно, больше всех соскучилась я, но говорить об этом не захотела. Я не сказала, как ждала его, как переживала, что больше никогда не увижу. Мне важно, что сейчас он рядом, и что традиция не нарушена, и мы снова идём вместе. У меня всегда один и тот же вопрос: как так получается, что в тот момент, когда дороги не должны совпадать, они снова сливаются в одну? Ведь вчера он прошёл дальше, и вероятность встречи была нулевая. С утра я не торопилась выходить, не торопилась идти. При этом он проспал и вышел позже обычного. Если бы он встал в своё привычное время, то мы точно уже не увиделись бы. Но нет, мы снова вместе, и радость наполняет моё сердце.

Мы продолжили идти свой путь. Он решил остановиться в городе Атапуэрка и, оценив маршрут, мы поняли, что сегодня придётся пройти больше тридцати километров, потому что я остановилась вчера чуть раньше, чем он. Хорошо, такое расстояние вполне преодолимо, когда рядом идёт тот, с кем тебе интересно. За разговорами расстояние преодолевалось гораздо быстрее.

– О, смотри, Mesón Alba. Как переводится первое слово? – показала я на небольшой старинный каменный домик через дорогу.

– Дом.

– Значит, это звучит, как дом Альбы. Здорово! А я вот не знаю, где мой дом.

– Так может это он и есть? – улыбаясь, ответил Жан-Шарль.

От его улыбки мне на сердце всегда становится тепло и уютно. Только улыбается он не так часто, как мне хотелось бы. Ещё не научилась чувствовать его, как обычно чувствую близких мне людей, считывая информацию через эмоции, мимику, жесты, но в который раз заметила жёсткую маску, которой он прикрывает внутреннее одиночество. Да, несомненно, мы все носим маски, и бываем самими собой только в моменты, когда находимся одни или с людьми, которым полностью доверяем. Но путь располагает к тому, чтобы оставить маски и проявить себя настоящего. В них нет смысла, ведь мы не знаем, встретимся со своими попутчиками за пределами этого пути или нет. Нам не нужно казаться лучше, чем мы есть. И это хороший опыт в познании себя настоящего.

К сожалению, это осознание пришло ко мне не сразу, и в первые дни я не снимала свою социальную маску. Только сейчас поняла, что идти нам вместе осталось совсем чуть-чуть, и Жан-Шарль скоро уедет, поэтому решила, что буду такой, какая есть.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
«Издательство «Перо»
Поделиться: