Название книги:

На порноигле. Порнография и природа зависимости

Автор:
Гэри Уилсон
На порноигле. Порнография и природа зависимости

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Copyright © 2015 by Gary Wilson

© Самунджян А.А., перевод на русский язык, 2020

© Афанасов Н.Б., вступительная статья, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2020

* * *

Об авторе

Гэри Уилсон годами изучал человеческую патологию, анатомию и физиологию, но всегда интересовался нейрохимией, стоящей за зависимостями, спариванием и моногамией. В 2015 году Уилсон получил награду Media Award Общества по повышению сексуального здоровья (SASH) за его вклад в просвещение общества о проблеме зависимости от порнографии и ее освещение в СМИ.

Лекция Уилсона «Великий порноэксперимент» («The Great Porn Experiment») на конференции TEDx в 2012 году собрала 9 миллионов просмотров в интернете и была переведена на 18 языков. Также он основал сайт для желающих понять и побороть компульсивное использование порно: http://yourbrainonporn.com

В 2016 году Уилсон в соавторстве с семью военными врачами армии США выпустил статьи «Вызывает ли порнография в интернете сексуальную дисфункцию? Обзор с клиническими отчетами» («Is Internet Pornography Causing Sexual Dysfunctions? A Review with Clinical Reports») и «Исключите хронический просмотр порнографии в интернете, чтобы узнать, как она влияет на Вас» («Eliminate Chronic Internet Pornography Use to Reveal Its Effects»). Он пообещал пожертвовать все доходы от этой книги благотворительному фонду, занимающемуся повышением осведомленности об эффектах регулярного просмотра порно в интернете.

Ученые тоже смотрят порно. Ради нас

Все смотрят порно. Ну, почти[1]. Ученые, такие как преподаватель анатомии и нейробиолог Гэри Уилсон, тоже смотрят. Разница между Уилсоном и рядовым мужчиной, в свободное время компульсивно потребляющим хардкор-порнографию, в том, что ученый способен лучше понять природу своей или чужой зависимости и попытаться с ней справиться. Ну или Уилсон просто может сказать, как и любой другой исследователь порнографии и ее воздействия на психику человека, что смотрит клубничку ради науки и общего блага. В понимании механизмов воздействия порнографии на человека на помощь современным ученым приходят исследования мозга, биохимических процессов в человеческом теле, социология и психология. Где-то на периферии всей этой секулярной мощи остаются новые и старые религиозные практики, медитация, традиционные моральные установки, ну и на худой конец блоги тренеров личностного роста и пикаперов на YouTube. То есть если наука и книга Уилсона не помогут, то есть к кому обратиться.

Парадокс, однако, в другом. Силы вроде бы неравны. С одной стороны – достоверные научные знания о природе зависимости, подкрепленные десятками исследований, и общественное понимание пагубности одержимости порнографией; с другой – доступные любому по клику мышки тысячи порносайтов и миллионы роликов на любой вкус. Никто, в общем-то, не заставляет смотреть порно. Но потребление порнографии, а также количество порнозависимых людей увеличивается с каждым годом. Более того, порнография, которая может вызывать нарушения сексуального здоровья и даже приводить к временной импотенции, то есть к неспособности совершить половой акт с реальным партнером, становится все более оторванной от «реальности» физически возможной без негативных последствий для организма половой близости. В конечном счете тут все как с фастфудом и ожирением. Все знают про гликемический индекс, быстрые углеводы, кето-диету, а кто-то даже владеет техникой тех самых упражнений, которые гарантированно накачают бицепсы/ ягодицы, но при этом эпидемия ожирения в развитых странах набирает обороты с каждым годом.

Гэри Уилсон стал популярным после выступления в TED-формате с мини-лекцией «Великий порноэксперимент». К лету 2020 года ролик посмотрели почти тринадцать с половиной миллионов зрителей только на YouTube. Репосты фрагментов записи, цитат или обсуждения на форумах учету не поддаются. На самом деле такая популярность не объясняется только пикантной темой и форматом «серьезный ученый о порно». Уилсон не был первопроходцем. Сам его ролик являлся ответом на реплику одного из пионеров жанра, американского социального психолога Филипа Зимбардо, который тоже собирает миллионы просмотров с TED-лекциями. А сам жанр – это не пособие, «как перестать дрочить», а призыв: «Давайте еще раз зададимся вопросом, что не так с нашими мужчинами/детьми?» Все-таки первый вопрос хоть и актуален для многих, но не имеет такой социальной остроты, как алармизм в отношении будущего поколений.

Зимбардо начал раньше Уилсона и имел лучший старт. Ученый и до обращения к теме порнографии и зависимостей среди молодых мужчин был широко известен. Именно он в 1971 году руководил проведением знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента, который изучают в школах на уроках обществознания. Впрочем, сегодня выводы того исследования, согласно которым люди предрасположены к садизму, а указания начальства перевешивают моральные нормы, ставятся под сомнение. Зимбардо знал, как эпатировать публику и привлечь к себе внимание не только в 1970-х годах. В 2015 году в соавторстве с Никита Коломбе он подготовил книгу «Мужчина в отрыве: игры, порно и потеря идентичности», которую в 2017 году издали в России[2]. Благодарная, перспективная и, к несчастью, действительно важная тема.

Причины публичного успеха и популярности дискуссии о положении современных мужчин не в том, что все мужчины «ушли в отрыв» из-за повального увлечения компьютерными играми и порно. Проблема более широкая и, скажем прямо, философская. Если вторая половина XX столетия стала пространством борьбы женщин за свою идентичность и место в мире, то для мужчин это было тяжелое время. Распадающиеся традиционные модели поведения и культурные паттерны перестали указывать им направления развития. Образы привлекательного «мужского» будущего растворились в образах современной постмодернистской культуры. Виноваты не женщины, которые что-то отняли у мужчин, а то, что культура так до конца и не определилась с тем, как себя вести современным мужчинам. Помимо общекультурных причин, не забудем об экономике: разница между доходами мужчин и женщин устойчиво сокращалась в развитых странах, а значит, реальных причин для того, чтобы мужчина оставался «главой семейства», все меньше.

Нужно понимать, что для западной академии перечисленное выше достаточно провокационно. То есть это может быть высказано, и многие социальные мыслители работают над развитием этих сюжетов, но каждое слово здесь следует дважды взвешивать перед тем, как произнести и, в особенности, опубликовать. Для многих слишком велик соблазн перейти к скоропостижным выводам и кого-то в чем-то обвинить. К примеру, борцов за равноправие женщин. Или мужчин, которые, жалуясь на кризис маскулинности, встают на пути прогресса и более свободного и честного мира. Поэтому тот подход, к которому прибегнули Зимбардо, а позже и Уилсон, более безопасен, потому что переносит акценты конфликта с культурного и экономического противостояния полов на протяжении XX века на «объективные» причины: биохимию мозга. В заключении мы поговорим о том, почему это не всегда работает, но все равно полезно. А пока: а что, собственно, не так? И почему именно мужчины?

Сам Уилсон предполагает, что его книга должна помочь тем, кому это нужно. То есть потенциальный читатель этой работы – мужчина, столкнувшийся с тем, что порнография мешает его сексуальной жизни с реальными, а не пиксельными партнерами. Идею ему подсказал проект жены, начавшийся в 2010-е годы: небольшой интернет-портал, на котором пользователи могли обмениваться историями о своей зависимости от порнографии и попытками ее победить. Сама книга «На порноигле», которую вы держите в руках, отчасти напоминает форум или обширный тред, которым руководит компетентный модератор. Уилсон считает уместным и полезным приводить в пример и комментировать анонимные цитаты пользователей, которые писали о своей зависимости и борьбе с ней. Выше мы упомянули, что Уилсон выступает с позиций науки, но это не совсем так, если отнестись к методологии со всей строгостью. Во второй главе читатель найдет увлекательную историю про дофамин и механизмы формирования зависимостей. Автор часто сравнивает их с механизмами формирования пристрастия к сладкой и жирной пище.

Это не представляло бы никакого научного интереса, поскольку все эти механизмы достаточно давно известны и открыты совсем не автором книги. Но кое-что ценное добавляет сам Гэри Уилсон. Согласно его полемическому мнению, порнозависимость, которую многие современные сексологи, психотерапевты и исследователи ставят под сомнение, качественно отличается от многих других пагубных пристрастий. Дело в том, что еда и секс – в данном контексте лучше было бы сказать «питание ради выживания» и «половое размножение» – эволюционно наиболее сильные активаторы дофаминовых центров нашего мозга. Миллионы лет эволюции готовили нас к тому, что если уж нам попадется поднос с отличным бургером, картошкой и молочным коктейлем, то упускать такую возможность нельзя. С половыми партнерами все так же. Природа, сформировавшая наши адаптивные способности, не помышляла о чатах с тысячами вебкам-моделей и порнохостингах с развитым поиском по категориям, а подталкивала нас к поиску партнера из другого племени для повышения шансов потомства на выживание. Бесконечная новизна и разнообразие не были знакомы нашим предкам. То есть зависимость от просмотра порнографии бьет по самым чувствительным для нашего мозга темам.

 

Иными словами, порнозависимость – это серьезно. И не стоит сравнивать ее с зависимостью от компьютерных игр, сериалов или вечерних прогулок. Уилсон даже утверждает, что если бы наркотическая зависимость имела меньшее физическое воздействие, то ее было бы проще перебороть. Ментальные механизмы, как утверждает Уилсон, во всех перечисленных зависимостях работают по-другому. Печальным фактом является то, что многие мужчины, чьи свидетельства приведены в книге, не получали квалифицированной помощи у специалистов. Главная проблема, которая вообще побуждает обращаться к врачу или аналитику, это неспособность поддерживать эрекцию во время полового контакта с партнером. Травматичный опыт. Судя по всему, у многих порнография действительно вызывает подобные проблемы.

«На порноигле», как работа, пытающаяся помочь, логически выстроена как классическое пособие для аутотренинга. Заинтересовавшемуся читателю объясняют, что нет ничего постыдного в том, что он попал в зависимость. Его проблемы реальны и физиологически обусловлены – виновата пластичность и восприимчивость подросткового мозга. Именно в возрасте двенадцати – пятнадцати лет большинство мальчиков впервые посмотрит свое первое порновидео, после чего уже никогда не бросят. Новые нейронные связи побуждают вновь и вновь возвращаться к поиску того самого видео, которое поможет снять стресс и получить удовольствие. Затем автор приводит в качестве подтверждения своих теоретических выводов свидетельства тех, кто пережил или переживает из-за своей зависимости. Похоже, что большинство из них сознательно сгущают краски, что только усиливает назидательный эффект и дарит ощущение комфорта читателю. Если у других все так плохо, то я точно справлюсь. Третья глава представляет собой практическое пособие по избавлению от зависимости. Уилсон, с опорой на опыт тех, кто смог, подробно описывает все подводные камни, которые могут подстерегать на пути желающих «очиститься». В качестве бонуса мы получим сообщения о том, что после избавления от порнозависимости кому-то удавалось заниматься сексом по два с половиной часа, а их жены и девушки были невероятно счастливы. Что ж, будем надеяться, что это правда.

В сущности, «На порноигле» – безупречная книга, потому что она адресована вполне конкретному читателю: тем, кто думает, что он/она/их близкий испытывают проблемы из-за компульсивного просмотра порнографии, и тем, кому просто интересно про все это узнать. Все они получат, что хотят, и даже чуть больше. Если вспомнить, что одной из основных характеристик миллениалов и зумеров – Уилсон неоднократно упоминает, что порнозависимость главным образом присуща тем, кто был подростком во времена взлета «хабов» и «тьюбов», – является повышенная озабоченность своим физическим и психологическим здоровьем[3], то книга придется по вкусу молодым людям. Подход Уилсона однозначно лучше и свободнее большинства критиков или защитников порно. На первом месте для него – самочувствие и здоровье человека. Если вы смотрите порно и считаете, что с вами все в порядке, то «На порноигле» не будет вас переубеждать. Но если вы чувствуете, что что-то не так, то наверняка найдете, что вы такой не один.

Работа Уилсона написана просто и убедительно, ее теоретический подход заслуживает доверия. Автор не открыл чего-то нового, но с опорой на большой эмпирический материал построил несколько убедительных моделей возникновения зависимости, ее протекания и способов избавления. С последними как раз и возникают трудности. Выше мы говорили о том, что знание не всегда уберегает от ошибки, как это происходит в случае с жирной и сладкой пищей, а также хардкор-порно. Задача любого автора, который хочет помочь, состоит в том, чтобы его научное мнение стало продуманным и отрефлексированным знанием другого человека. Возможно, среди читателей «На порноигле» будут нейробиологи, которые смогут подтвердить выкладки Гэри Уилсона, но нам остается только верить в магическую силу белка DeltaFosB, о котором читатель подробнее узнает из текста книги.

В остальном рецепты восстановления контроля хорошо известны. Понимание причин проблемы. Вера в них (общий кредит доверия естественной науки должен оказаться кстати). Желание что-то изменить. Позитивный стимул. Поддержка тех, кто уже смог. Жаль, что все это так сложно реализовать на практике. Интересно, что Уилсон начинает и заканчивает свою работу с обращения к величайшему педагогу и этику, Аристотелю. В эпиграф вынесен афоризм древнегреческого философа «Я считаю того храбрецом, кто превосходит свои желания, а не того, кто побеждает врагов; самая тяжелая победа – это победа над собой». Завершает третью главу опять же изречение грека: «Мы есть то, что делаем постоянно». И здесь невольно задаешься вопросом, а что же нового сказала нам наука о зависимости, если Аристотель, который не знал ничего о нейробиологии, дофамине и белках, фактически пишет то же самое о том, как избавиться от зависимости.

Аргументация Уилсона больше характеризует не единственно возможную стратегию выхода из зависимости, а ожидания аудитории, для которой наука является безоговорочным авторитетом. В качестве полезных для излечения занятий Уилсон упоминает медитацию и спорт, но весьма прохладно отзывается о религиозных и этических доктринах. Для него они по умолчанию не работают, поскольку аудитория тредов и форумов, на которую он ориентируется, настроена если и не скептично к религиозному, то придерживается позиций агностицизма. Как бы то ни было, религия и мораль здесь не релевантные категории. Но проблема опять же не в том, что с наукой что-то не так, а в самом акте рефлексии. К достоинствам позиции Уилсона относится то, что он понимает, что бросить дрочить не так уж просто. Даже если вы миллениал, зумер и верите нейробиологии, химии тела и рациональной аргументации. Если вы уверены в себе, и популярное изложение науки для вас самое надежное знание в мире, то скорее переходите к чтению основного текста книги – он вас не разочарует. Но если после прочтения или спустя некоторое время безуспешных попыток избавиться от компульсивных сеансов просмотра порно останется ощущение, что здесь что-то не так, то имеет смысл поставить вопрос в более философском ключе.

То, о чем говорит Гэри Уилсон в «На порноигле», представляет собой преобразование самого человека своими собственными силами. В литературе это известно как «казус Мюнхгаузена», который сам вытаскивает себя из болота за волосы. Наверное, попытки незадачливого барона были бы смешны, если бы перед каждым человеком каждый день не вставала ровно такая же задача. Причем нужно не просто стать лучше, – что уже не просто, – а побороть сильный порок, меняющий функционирование лобных долей и еще кучу всего в том органе, который мы привыкли отождествлять с самими собой.

Пожалуй, если говорить в философских категориях, то эти действия относятся к пространству свободы, в основе которой лежит философская рефлексия. Причины неудач тех, кто хочет похудеть, накачаться и бросить дрочить кроются в том, что следование инструкции является частью следования мнению, созданному другими. Я ни в коем случае не хочу утверждать, что мы должны создавать нечто оригинальное. Нет. Но то, что создано другими, должно творчески перерабатываться, чтобы стать активной частью человека. Иначе мы всегда будем обречены на провал. Искусство успешного популяризатора, врача и аналитика как раз и состоит в том, чтобы сделать так, чтобы человек думал, что он думает сам.

Для зависимости от порнографии первым осознанным вопросом должно стать не сомнение в возможностях своей эрекции, а понимание, зачем вообще ты смотришь порно. Аргументация Уилсона содержит в себе парадокс. Если то, что мы с предопределенной эволюцией неадаптированностью нашего мозга с необходимостью попадаем в зависимость от порнографии, является злом и пространством несвободы, то почему тогда желание и необходимость реального полового контакта другие? То есть наш мозг награждает нас за реальный и виртуальный секс одинаково. И при этом реальный секс является благом, потому что он более свободен, чем увлечение порно. Если этот вопрос не встает перед человеком, то все в порядке, но свобода слишком хитра, чтобы ее было так просто обмануть. Читая Уилсона и комментарии, которые он приводит, понимаешь, что главное, что сподвигало людей на то, чтобы отказаться от порно, – полная утрата контроля над своей жизнью.

На самом деле сложно представить себе, что просмотр порнографии способен приводить к таким последствиям: неспособность смотреть в глаза людям, отчисления из университета и проч. Я бы предположил, что речь идет о более общем феномене, который не обязательно увязан с порно. Это неумение рационально выстраивать свою повседневность при условии, что именно рациональная и функциональная жизнь является для такого субъекта благом. Во всех этих случаях мы видим, что ответственность за просмотр порно перекладывается на несовершенства мозга, не готового к техническим инновациям. Но никто из этих людей, кажется, так и не задался вопросом: насколько вообще нормально смотреть порно? Зачем я это делаю?

Многие вслед за Рэнди Маршем из городка СаусПарк в Колорадо знают, что у порнографии есть одна особенность. Ты начинаешь с классики, а заканчиваешь тем, что ищешь, как «японки блюют друг другу в рот» или чем-то похлеще. В книге этот феномен объясняется с научных позиций. Интересно, что это именно тот момент, на котором порно зависимые начинают понимать, что что-то не так: «я получаю удовольствие от чего-то такого, что мне скорее противно». Впрочем, это не мешает им наслаждаться. Интересно, что они не понимают, что смотрят что-то не то, еще раньше. К примеру, Уилсон приводит любопытные факты про анальный секс и отношение к порно. Согласно социологическим исследованиям британской команды исследователей, боль и дискомфорт, которые, по данным самих респондентов, сопровождают анальный секс, никак не влияли на его популярность среди подростков. Также подростки отмечали, что понимают, что просмотр порно имеет негативные последствия, но при этом подавляющее большинство из них не считали его чем-то «плохим». Когда отсутствует логика, нейробиология, медитация и форумы бессильны. Кстати, еще одному философу не понадобились данные социологических исследований, а хватило простого размышления. Славой Жижек известен тем, что он отказался от анального секса с женщинами, потому что уверен, что они не получают от этого удовольствия, а их согласие вызвано влиянием образов, тиражируемых хардкор-порно.

«На порноигле» подходит к пределам возможностей влияния рациональной аргументации на человека. Вроде бы понятно, что постоянно смотреть порно, когда ты понимаешь, что оно тебе вредит, – плохо. Уилсон сделал все, чтобы это продемонстрировать и убедить даже тех, кто (пока) не испытывает никаких проблем, не увлекаться. Говоря просто, надо бросать и делать это как можно скорее. Пожалуй, наиболее творческим, но робко высказанным советом была рекомендация Гэри Уилсона дать шанс своей фантазии. Если бросить порно не получается, а об отказе от сексуальности речи не идет, то можно попробовать «визуализировать» желаемое, подобно тому, как это делают спортсмены. О чем-то таком в фильме Федерико Феллини «Интервью» (1987) говорил Марчелло Мастроянни. Контроль над жизнью нужно начать с контроля над своими собственными фантазиями и желаниями. Мастроянни, к примеру, говорил о том, что фантазирует о сексе со всеми своими знакомыми, не испытывая никаких угрызений совести. Его фантазия была продолжением творчества и никак не могла привести к дисфункциям, как это происходит с порно.

 

Пусть это и выглядит, как отправная точка, но хитрость в том, что, чтобы к ней прийти, нужно проделать большой путь. Сознательность и рефлексия не даются просто и не имеют универсального рецепта. Поэтому, если книга Уилсона все-таки кому-то не поможет, то не нужно отчаиваться: просто жизнь более многогранный феномен, чем это представляется из естественно-научной перспективы. И способов достижения результата в ней много, главное, чтобы какой-то из них стал результатом личного труда и мыслительного усилия.

Ученые проделали большую работу, посмотрев множество порнофильмов и прочитав десятки тысяч историй порнозависимых. Все это они сделали ради нас и приращения знания. Пользоваться результатами их работы нужно, но, к сожалению, это не всегда работает. Опускать руки в любом случае не стоит: бросить точно можно, и многие философы знали, как это сделать, до анализа мозговых волн человека. Ведь многие из них тоже когда-то смотрели порно и были невоздержанны. Так что в случае чего вы знаете, куда обратиться, чтобы вновь обрести контроль над своей жизнью. Но будем надеяться, что науки окажется достаточно.

Николай Афанасов,
сектор социальной философии, Институт философии РАН, Москва
1Как ни прискорбно, но, несмотря на то что мы знаем, что и женщины (включая некоторых феминисток!) смотрят порно, количество заслуживающих доверия исследований все еще недостаточно. Сам Уилсон приводит данные, согласно которым 100 % мужчин в Австралии были знакомы с порнографией уже в юности. Для женщин этот показатель – 82 %, что тоже весомо. В контексте пагубного влияния на здоровье и жизнь Уилсон и большинство других ученых фокусируются на изучении именно взаимоотношений мужчин с порнографией. Женским проблемам и зависимости от порно еще предстоит встретить вдумчивого исследователя.
2Зимбардо Ф., Коломбе Н. Мужчина в отрыве: игры, порно и потеря идентичности. М.: Альпина Паблишер, 2017.
3См.: Твенге Дж. Поколение I. Почему поколение Интернета утратило бунтарский дух, стало более толерантным, менее счастливым и абсолютно не готовым ко взрослой жизни. М.: РИПОЛ классик, 2019.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
РИПОЛ Классик
Поделиться: