Название книги:

Эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности

Автор:
Сергей Удовик
Эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© А. В. Молокоедов, И. М. Слободчиков, С. В. Удовик, 2018

© ООО «Левъ», 2018

Введение

По проблеме эмоционального выгорания, синдрому хронической усталости, который является неизбежным «спутником» этой проблемы, и даже о профессиональной деформации, которая следственна этому проблемному тандему написано немало научных трудов – от статей до диссертаций и монографий. И тем не менее, проблема с течением времени не только не теряет, но активно «наращивает» свою актуальность. И «слепые» пятна этой группы исследований, как бы активно ни заполнялись, все же и сегодня, и завтра будут оставлять место для новых и новых работ теоретического, прикладного и экспериментально-поискового характера. Данное исследование – одна из таких работ. Задача, которую ставили перед собой авторы была одновременно предельна конкретна (а значит и с научной точки зрения достаточно «проста) – описать эмоциональное выгорание как комплексную системную ситуацию прямо способствующую развитию проблемного поля в рамках профессиональной деятельности, особенно в профессиональных полях касающихся деятельности специалистов МЧС, МВД, военнослужащих, в очередной раз – возможно с несколько иных точек зрения, обозначить «мост» между эмоциональным выгоранием и профессиональной деформацией личности, а значит и внести свою лепту в понимание сложнейшего круга проблем, понимание причин и механизмов сложных взаимосвязей, между описываемыми феноменами, и, разумеется, в разработку подходов профилактики и преодоления исследуемых процессов.

Профессиональная специфика госслужащих, разумеется, – тема отдельного, и не разового, разговора. Факторы ее эмоциональной нагрузки и, как следствие, результат и последствия, в том числе и системные, активно изучаются и могут и должны представляться отдельно, но они, тем не менее, как ни парадоксально, соотносимы с проблематикой эмоционального выгорания военнослужащих и сотрудников внутренних дел.

Ну а профессиональная деятельность как сотрудника правоохранительных органов, независимо от разновидности исполняемой работы, так и системы МЧС, ФСБ, относится к группе профессий с повышенной моральной ответственностью за здоровье и жизнь отдельных людей, групп населения и общества в целом. Постоянные стрессовые ситуации, в которые попадают сотрудники-служащие этих систем, в процессе сложного взаимодействия с людьми, постоянная необходимость в процессе общения с людьми разбираться в сути возникающих проблемных ситуаций, личная и личностная незащищенность и другие морально-психологические факторы оказывают негативное воздействие на здоровье сотрудника правоохранительных органов.

Все специалисты, о которых мы будем говорить в данной работе, по роду своей деятельности вовлечены в длительное напряженное общение с другими людьми. Им, как и другим специалистам системы «человек-человек», свойственен так называемый синдром «эмоционального выгорания» или феномен «эмоционального выгорания», который проявляется как состояние физического и психического истощения, вызванное интенсивными межличностными взаимодействиями при работе с людьми, сопровождающееся эмоциональной насыщенностью и когнитивной сложностью. Связано это также с тем, что в своей деятельности эти специалисты, помимо профессиональных знаний, умений и навыков, зачастую используют свои внутренние ресурсы, являясь своего рода «эмоциональными донорами».

Исследователи сходятся во мнении, что негативные психические переживания и состояния могут затрагивать разные грани трудового процесса – профессиональную деятельность, личность профессионала, профессиональное общение, что в целом отрицательно сказывается на профессиональном развитии личности.

Сотрудники силовых подразделений правоохранительных органов, органов МЧС, зачастую работают в экстремальных ситуациях, поэтому должны предъявляться жесткие требования к психофизиологическим особенностям специалиста-профессионала и требуются научно обоснованные методы отбора, адаптации специалистов и профилактики синдрома эмоционального «выгорания». Важно отметить, что на данный момент насчитывается незначительное число работ, посвященных изучению стрессоустойчивости и эмоциональному выгоранию в профессиональной деятельности сотрудников силовых подразделений правоохранительных органов, что не свидетельствует о недостаточном внимании, уделяемом данной проблеме, но является прямым показателем чрезвычайной сложности этой темы.

Глава I. Феноменология синдрома эмоционального выгорания

§ 1. История и модели эмоционального выгорания

В 1974 г. был замечен неожиданно высокий рост жалоб на работников службы психологической и социальной поддержки, рабочей обязанностью которых было налаживать рабочие контакты и облегчать тяжелое психологическое состояние людей, попавших в беду. Из-за этих жалоб и обид консультирующие организации и психотерапевтические клиники стали терпеть убытки. Причиной была обозначена особая форма стресса, или, как ее некоторое время называли, «болезнь общения», далее термин изменили на «выгорание персонала» и «выгорание личности». Если брать само построение термина на английском языке, то оно звучит как «staff burned-out». Дословный перевод примерно означает «персонал сгорел (выгорел)» и подразумевает окончание процесса, его финальную точку. Первые работы касаемо этой проблемы принадлежали американскому психиатру Х. Дж. Фрейденбергеру, который ввел новый термин для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи [12, 13, 14, 15].

Более подробно проблему эмоционального выгорания затронула уже К. Маслач, предложив новый термин: «burnout» («выгорание»), своего рода английскую аббревиатуру, подразумевающую процесс. Этот термин обозначал состояние истощения и изнеможения, сопряженное с ощущением собственной бесполезности.

Первая статья К. Маслач на эту тему была опубликована в журнале «Human Behavior» в 1976 г. и получила достаточно широкую огласку и заинтересовала множество людей абсолютно разных профессий [30]. В течение 10 лет проблема эмоционального выгорания углублялась, и если первоначально речь шла об описании проблем только работников медицинской сферы, то дальнейшие исследования в этой области распространились на более широкий круг профессионалов. В книге К. Маслач, опубликованной спустя шесть лет, речь идет уже и об учителях, воспитателях, полицейских и т. д. [33].

Главная причина «выгорания персонала» – психологическое, душевное переутомление от общения, вынужденного по профессиональной деятельности. Особенно быстро и заметно оно наступает при чрезмерной нагрузке у людей, которые по особенностям профессиональной деятельности должны максимально эмпатично включаться в межличностное взаимодействие с клиентами. Как особенно подверженных выгоранию выделяют психотерапевтов, психологов, социальных работников, учителей, врачей и менеджеров, т. е. профессионалов общения, призванных и обученных вежливо и профессионально обслуживать других людей. Первая книга по эмоциональному выгоранию называлась «Выгорание – плата за сочувствие» [Maslach C., 1982]. В ней кратко и лаконично представлены результаты обширных исследований этого явления [21, 24].

С годами внимание к феномену выгорания возрастало. В восьмидесятые годы концепции выгорания и термин «burnout» потеснили термин «stress» со страниц сотен научных публикаций и диссертаций в англоязычных странах [17]. Первоначальные исследования этого явления носили в основном описательный и эпизодический характер. Этой проблеме посвящались конференции, сборники статей [Pain W. S. (ed.), 1982; Farber B. A. (ed.), 1983; Pines A., Maslach C. (eds.), 1979; Maslach C., Jackson S. E., 1982; Reid K. E. (ed.), 1979; Jones J. W. (ed.), 1981; Gillespie D. F. 1986 и др.] и монографии [Maslach C., 1982; Cherniss C., 1980; Edelwich J., Brodsky A., 1980; Pines A. M., Aronson E., Kafry D., 1980; Veninga R. L., Spradley J. P., 1981; White W. L., 1979 и др.].

В 1982 году феномен эмоционального выгорания был более подробно описан Маслач, Пельманом и Хартманом. Авторы описали синдром, состоящий из трех главных компонентов (трехфакторная модель).

1. Эмоциональное истощение. Проявляется в чувстве опустошенности и снижении эмоционального тонуса вследствие перенапряжения и исчерпанности своих эмоциональных ресурсов. Также присутствует утрата интереса как к профессиональной деятельности, так и к межличностному общению. Человек чувствует, что не может работать с «воодушевлением», как раньше.

2. Деперсонализация. Проявляется в равнодушном и даже негативном отношении к людям, обслуживаемым по роду профессиональной деятельности. Контакты с ними становятся формальными, обезличенными и поверхностными. Притупляется либо исчезает сопереживание и включенность в проблемы клиента, и появляется внутреннее раздражение, часто не имеющее причины, сдерживаемое специалистом, которое со временем вырывается наружу и приводит к конфликтам. На поведенческом уровне можно заметить цинизм, сарказм, навешивание ярлыков и появление профессионального сленга, может расцениваться коллегами как проявление высокомерия. Подобные состояния имеют место в замкнутых рабочих коллективах, выполняющих длительное время (до полугода) совместную деятельность.

3. Редукция профессиональных достижений. Сниженная рабочая продуктивность проявляется в снижении мотивации к деятельности и, как следствие, неудовлетворительных результатах, которые негативно оцениваются, чаще всего чрезмерно, что приводит к негативизму и, как следствие, снижению самооценки (в негативном восприятии себя как профессионала), недовольству собой, негативному отношению к себе как личности и как профессионала.

 

Японские исследователи, основываясь на модели К. Маслач, предлагали добавить четвертый фактор «Involvement» (зависимость), характеризующийся головными болями, нарушением сна, раздражительностью, а также наличием химических зависимостей (алкоголизм, табакокурение) [26].

После того как учеными была определена сущность и основные признаки синдрома эмоционального сгорания и этот феномен стал общепризнанным К. Маслач и С. Джексон разработали опросник «MBI» (Maslach Burnout Inventory) на основе этой модели [31]. Первый опросник состоял из 22 пунктов и трех шкал. Методика диагностики выгорания, предложенная Кристиной Маслач [Maslach C., Jackson S.E., 1981], была проанализирована и уточнена [Krowinski W.J., 1981] [34]. Затем было разработано несколько опросников для определения глубины и формы выгорания [Emener W. G., Luck R. S., 1980; и др.]. В России эта методика адаптирована Н. Е. Водопьяновой и дополнена математической моделью НИПНИ им. Бехтерева [84].

Описывая процесс выгорания, К. Маслач подразумевает под эмоциональным выгоранием нарушение «баланса» – как в профессиональной, так и в личной жизни. Испытывая хроническое эмоциональное напряжение и стараясь каким-то образом справиться с ним, уменьшить его, человек физически и психологически дистанцируется от своих партнеров по общению. Физическое дистанцирование проявляется в сокращении рабочего времени, увеличении рабочих перерывов или их количества, избегании деятельности или профессионального общения [132]. Западные исследователи отмечают прямую связь между профессиональным выгоранием и увольнениями с работы. Нередки случаи, когда работник стремится перейти на административную работу в той же области, так как она допускает меньшее вовлечение в проблемы людей [20].

Однофакторная модель была предложена А. Пайнсом и Е. Айронсоном (1988) [42]. Они рассматривали истощение в качестве главной причины (компонента) эмоционального выгорания (физического, эмоционального и когнитивного истощения, вызванного длительным пребыванием в эмоционально перегруженных ситуациях), а остальные проявления дисгармонии переживаний и поведения – следствием. Особое внимание уделялось связи мотивации и «сгорания»; в частности, такие мотивы трудовой деятельности, как удовлетворенность зарплатой, ощущение значимости и нужности на рабочем месте, карьерный рост и продвижение по службе, внутриличностное развитие, самостоятельность и уровень контроля со стороны руководства и др. Прямой связи синдрома «сгорания» с уровнем зарплаты не было обнаружено. Однако неудовлетворенность карьерным ростом и установка на поддержку со стороны руководства оказались более связанными с развитием синдрома «сгорания» [41]. Выявилась и большая подверженность «сгоранию» профессионалов, испытывающих недостаток самостоятельности и потребность во внешнем контроле со стороны руководства. Но если неудовлетворенность профессиональным ростом, потребность в поддержке, недостаток автономии способствую «выгоранию», то значимость самой деятельности, ее ценность является барьером для развития «выгорания». Также было отмечено, что работа в силовых структурах может быть отнесена к профессиям, требующим большой эмоциональной нагрузки, ответственности и имеющим весьма неопределенные критерии успеха. Представители этих профессий могут быть наиболее подвержены синдрому выгорания.

Д. Дирендонк, В. Шауфели, X. Сиксма (Dierendonck, Schaufeli, Sixma, 1994) – голландские исследователи, проводившие исследования среди медсестер, предположили, что синдром выгорания сводится к двухмерной конструкции, состоящей из эмоционального истощения и деперсонализации [44]. Модель была названа двухфакторной и состояла из двух компонентов:

– первый компонент «аффективный», относится к сфере жалоб на свое здоровье, физическое самочувствие, нервное напряжение, эмоциональное истощение;

– второй компонент, получивший название «установочного», проявляется в изменении отношений либо к пациентам, либо к себе.

Другая разновидность двухфакторной модели была приведена Е. Махер и К. Кондо. В рамках двухфакторной модели вопросы профессионального характера почти сразу начали рассматриваться как значимые наряду с психофизиологической конституцией (энергичность, гибкость, эмоциональность), а синдром «эмоционального выгорания» определяется как форма дезадаптации к рабочему месту из-за чрезмерной рабочей нагрузки и нарушения межличностных отношений. Этому определению соответствует и предположение, выдвинутое К. Кондо до этого, в котором он утверждает, что «трудоголики» – те, кто альтруистически и чрезмерно интенсивно работают с людьми, «сгорают» быстрее. Подобная эмоционально напряженная изнуряющая работа, сопровождаемая чрезмерной тратой психической энергии, приводит к психосоматической усталости (изнурению) и эмоциональному истощению (исчерпыванию). Это может приводить к беспокойству (тревоге), раздражению, пониженной самооценке на фоне учащенного сердцебиения, одышки, желудочно-кишечных расстройств, головных болей, пониженного давления, нарушения сна [25].

Воздействие стрессогенных факторов, вызывающих явление «эмоционального сгорания», охватывает значительный круг профессий, и, проводя исследования, Е. Махер и К. Кондо уделяют особое внимание межличностным взаимоотношениям сотрудников с клиентами и выделяют две группы риска, способствующие эмоциональному выгоранию. К. Кондо выделяет как особо значимую группу, влияющую на эмоциональное выгорание, клиентов социальных служб, работа с которыми проявлялась в нетерпимом характере взаимодействия с сотрудниками этих служб – конкурентного и агрессивного. Второй группой риска Е. Махер называл работников доминантного типа со слабой эмпатией.

Также известна четырехфакторная модель (Firth, Mims, 1985; Iwanicki, Schwab, 1981) где один из элементов «выгорания» (эмоциональное истощение, деперсонализация или редуцированные персональные достижения) разделяется на два отдельных фактора. Например, деперсонализация, связанная с работой и с реципиентами.

Помимо факторных моделей существуют модели динамические (процессуальные), предложенные Перлманом и Хартманом, Гринбергом, Буришем.

Б. Перлман и Е.А. Хартман предположили, что эмоциональное выгорание представляет собой процесс, протекающий в четыре стадии.

Первая стадия – условия адаптации вызывают напряжение, которое не прекращается до наступления второй стадии, в которой напряжение усиливается до стрессового. Третья стадия сопровождается реакциями основных трех классов (физиологические, аффективно-когнитивные, поведенческие) в индивидуальных вариациях и соответствующих соматических проявлениях. Четвертая стадия представляет собой эмоциональное выгорание как многогранное переживание хронического психологического стресса. Будучи негативным последствием психологического стресса, переживание выгорания проявляется как физическое, эмоциональное истощение. Более того, авторы установили значимую связь между административно-управленческими особенностями организаций и статусно-ролевыми и индивидуальными характеристиками рабочего персонала.

Дж. Гринберг предлагает рассматривать эмоциональное выгорание как прогрессирующий процесс из пяти ступеней.

Первая стадия эмоционального выгорания («медовый месяц») – работник относится к работе и заданиям с энтузиазмом. Однако эта стадия достаточно быстро проходит. Фрустрация работника растет вместе с повышающимся на работе стрессом.

На второй стадии эмоционального выгорания («недостаток топлива») к психоэмоциональным симптомам присоединяются физиологические. Могут возникнуть трудности с засыпанием и подъемом, человек не высыпается, появляются усталость, апатия. Снижается общее количество сил, и без дополнительного стимулирования от руководства работник начинает трудиться все меньше.

Третья стадия эмоционального выгорания (хронические симптомы). Переутомление, нарушение сна и стресс снижают иммунитет, и человек больше подвержен заболеваниям. С поведенческой стороны появляется озлобленность и раздражительность вместе с чувством подавленности.

Четвертая стадия эмоционального выгорания – кризис. Развиваются хронические заболевания, что делает человека неработоспособным и увеличивает количество больничных дней в году. Многие продолжают работу в болезненном состоянии, что ухудшает самочувствие. Усиливается неудовлетворенность собой и своей жизнью.

Пятая стадия («пробивание стены»). Карьера человека находится под угрозой. Физическое состояние человека ухудшается, и некоторые заболевания могут перейти в острую форму. Психологические проблемы могут проявляться в нестабильном эмоциональном состоянии, тревожности, депрессии. Эта стадия означает угрозу физическому, социальному и ментальному состоянию человека [18].

Согласно модели М. Буриша, развитие синдрома эмоционального выгорания проходит ряд стадий и фаз, представленных в таблице (см. таблицу 1) [5].

Таблица 1. Фазы и стадии эмоционального выгорания.



Сначала возникают значительные энергетические затраты – следствие экстремально высокой положительной установки на выполнение профессиональной деятельности. Само выгорание он описывает как «психологический термин, обозначающий симптомокомплекс последствий длительного рабочего стресса и определенных видов профессионального кризиса». По мере развития синдрома появляются чувство усталости, которое постепенно сменяется разочарованием, снижением интереса к своей работе. Сильная зависимость от работы приводит в итоге к полному отчаянию и экзистенциальной пустоте [109].

А. Бродски (1980), К. Маслач (1986), Д. Эдельвич (1980) и др. также обращают внимание на непременное наличие этапов (стадий, фаз) в развитии синдрома выгорания (3-4), которые отличаются преемственностью и характеризуют степень его формирования. К. Маслач выделяет 3 стадии.

Первая стадия – на уровне выполнения функций, произвольного поведения: забывание каких-то моментов, провалы в памяти, сбои в выполнении каких-либо двигательных действий и т. д. Обычно на эти первоначальные симптомы мало кто обращает внимание, называя это в шутку «девичьей памятью» или «склерозом». В зависимости от характера деятельности, величины нервно-психических нагрузок и личностных особенностей специалиста первая стадия может формироваться в течение трех-пяти лет.

Вторая стадия – наблюдается снижение интереса к работе, потребности в общении (в том числе и дома, с друзьями), нарастание аппетита, появление устойчивых соматических симптомов (нет сил, энергии, особенно к концу недели, головные боли по вечерам; «мертвый сон, без сновидений», увеличение числа простудных заболеваний); повышенная раздражительность. Время формирования данной стадии – в среднем от пяти до пятнадцати лет.

Третья стадия – личностное выгорание. Характерна полная потеря интереса к работе и жизни вообще, эмоциональное безразличие, отупение, ощущение постоянного отсутствия сил. Человек стремится к уединению. На этой стадии ему гораздо приятнее общаться с животными и природой, чем с людьми. Стадия может формироваться от десяти до двадцати лет.

У индивидуумов, подверженных «выгоранию» первой степени, проявляются умеренные, недолгие и случайные признаки этого процесса, выражающиеся в заботе о себе путем расслабления или организации перерывов в работе. На второй стадии «выгорания» симптомы проявляются более регулярно, носят более затяжной характер и труднее поддаются коррекции. Человек может чувствовать себя истощенным после хорошего отдыха, и для заботы о себе ему требуются дополнительные усилия. Признаки и симптомы третьей стадии являются хроническими. Могут развиваться физические и психологические проблемы, а профессиональная помощь не давать быстрого результата.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Левъ
Поделиться: