Litres Baner
Название книги:

Индийские мифы для детей

Автор:
Народное творчество
Индийские мифы для детей

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Цатрян В., перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *



Проклятье
Индры

Жил-был человек по имени Тинта. Думал он, что нет никого счастливее его из всех живущих на Земле. Ведь он был женат на Калавати, необыкновенно красивой полубогине, апсаре.

Однажды радостная Калавати подошла к мужу и сказала:

– Сегодня вечером я отправлюсь на Девалоку. Там будет большое торжество, и все апсары приглашены, чтобы петь.

Тинта навострил уши. Девалокой называют небесное царство, которым повелевает Индра, бог богов.

– Рамбха будет танцевать, – продолжала Калавати. – Ты знаешь о ней, это царица апсар. Она так прекрасна! Как бы мне хотелось, чтобы ты увидел её танец. Нет никого грациознее, чем она…

– Мне бы тоже хотелось взглянуть, как она танцует, – сказал Тинта. – Почему бы мне не отправиться с тобой? Я бы надел свою новую шёлковую…

– О нет! – перебила его жена в ужасе. – Ты не можешь пойти со мной!

– Пожалуйста! – умолял Тинта. – Мне всегда было любопытно, какое оно, царство небесное. И я обещаю никому не мешать.

– Но ни один смертный не может попасть на Девалоку!

– Неужели ты не можешь провести меня туда тайком? – удивился муж.



– Нет, нет, мне очень жаль, любимый, – покачала Калавати головой. – Я попаду в ужасную беду, если Индра узнает. Только богам известно, какое наказание он придумает мне за такую проделку.

– Но если он не узнает? – настаивал Тинта.

Так продолжалось весь день, Тинта продолжал расспрашивать, уговаривать, умолять жену взять его с собой. В конце концов Калавати уступила. Она уменьшила мужа до размера гусеницы и спрятала его в цветке лотоса, которым украсила свои волосы, а затем полетела на Девалоку.

Торжество превзошло все ожидания Тинты. Замок Индры был потрясающим, пение апсар утончённым, а танец Рамбхи, словно чудесный сон, очаровывал. Вскоре шут в огромном колпаке вышел на середину зала и стал кривляться, выплясывая.

Каково было удивление Тинты, когда шут обернулся козлом и продолжил танцевать. Ничего смешнее танцующего козла Тинта в жизни не видал. Поэтому ему приходилось сдерживаться изо всех сил, чтобы не рассмеяться. Приглядевшись к козлу повнимательнее, Тинта подумал: «Странно. Кого-то он мне напоминает».



И вот праздник подошёл к концу. Вернувшись домой, Калавати, довольная, что их обман не обнаружили, расколдовала мужа.

На следующий день Тинта был на рынке, где заметил козла, который был очень похож на того самого танцующего козла. Подбежав к нему ближе, Тинта крикнул: «Танцуй!»

Все изумлённо покосились на него, будто он не в себе. А козёл лишь проблеял и продолжил жевать старый башмак.

– Ну давай же, хоть чуть-чуть, – кричал Тинта.

Козёл по-прежнему не обращал на него внимания.

– Оставь животное в покое! – выкрикнул один из прохожих.

– В самом деле, что с тобой не так? – стал глумиться другой прохожий. – Козлы не пляшут.

Несколько покупателей уже показывали на него пальцами и высмеивали дурака, который упрашивал козла станцевать.

Смущённый Тинта поспешил домой.

Вскоре все уже говорили о сумасшедшем, который уговаривал козла пуститься в пляс. Дошли эти слухи и до Индры. Узнав об обмане Калавати, он разгневался не на шутку и вызвал обманщицу на Девалоку.

– Как ты посмела привести сюда своего мужа? – взревел бог богов. – Возвращайся домой и попрощайся с ним. Сегодня я превращу тебя в каменный столб, и ты будешь стоять в храме до тех пор, пока тот не развалится.

Калавати залилась слезами. Но ни рыдания, ни сожаления Тинты не способны были изменить решения Индры. Когда на следующее утро Тинта проснулся, в доме не было ни души, Калавати исчезла.

Он помчался в храм и там нашёл свою любимую, застывшую на месте каменного столба. Всхлипывая, он уронил голову на руки. Что он мог сделать? Даже если кто-то поверит его рассказу, разве будут сносить это красивое здание, чтобы освободить Калавати? Тинта совсем поник, когда внезапно ему в голову пришла идея.

Тем же вечером он собрал все ожерелья и браслеты жены и разложил их в четыре горшка. С наступлением темноты он отправился в город и закопал все горшки в разных местах. На следующий день под видом блаженного Тинта стал бродить по городу, не переставая нашёптывать что-то. Весть о том, что в город прибыл святой, быстро распространилась по округе. Даже царь услыхал об этом и явился на городскую площадь, чтобы взглянуть на прибывшего.

Когда царь приблизился, мимо пролетел ворон и громко закаркал.

Тинта взглянул вверх и протянул руки к птице.

– Спасибо тебе, щедрый ворон. Спасибо! – воскликнул он.

Государь заинтересовался.

– Ты понимаешь язык животных и птиц? – полюбопытствовал он.

Тинта кивнул в ответ.

– И что же сказал ворон? – спросил царь.

– Ваше величество, он говорит, что прямо тут, неподалёку от лавки со специями, спрятано сокровище.

– Правда?.. – удивился царь и кивнул одному из стражников, чтобы тот начал копать в указанном месте.

Подумать только, тот действительно, отыскал горшок с драгоценностями. Государь был потрясён. Тинта скромно улыбнулся и продолжил шествие по городу, но теперь в сопровождении царя.

Вскоре он остановился, услыхав вой шакала.

– Что это значит? – спросил царь.

– Шакал говорит, что здесь, – отвечал Тинта, указывая на землю у себя под ногами, – именно здесь скрыто другое сокровище.

Снова царь приказал стражникам копать в указанном месте, и снова был найден горшок с драгоценностями. Царь ещё больше изумился и помчался следом за святым, который отправился дальше в путь.

Довольно скоро Тинта указал на третий клад, потом на четвёртый. И вот они подошли к храму. Когда Тинта приблизился к тому месту, где стояла бедная Калавати, слёзы покатились по её каменному лицу.

– Что случилось? – спросил потрясённый царь.




Тинта, готовый тоже вот-вот заплакать, повернулся к царю и сказал:

– Она плачет, потому что вы скоро умрёте.

Царь испугался не на шутку.

– Но беды не случится. – Тинта замолчал. – Беды не произойдёт, если вы разрушите храм. Вы построили этот храм на несчастливом месте, но если снесёте его, то будете жить.

– Тогда храм должен быть разрушен. Немедленно! – объявил царь.

К заходу солнца храм превратился в груду обломков. И из этой груды явилась одинокая фигура – Калавати.

Тинта был вне себя от радости. Его затея удалась!

Индра, услыхав о случившемся, разразился смехом. Если обман Калавати и Тинты требовал наказания, то подобная смекалка нуждалась в награде. И щедрый Индра призвал супругов на небеса, где они стали жить как бог и богиня.


Голубой шакал

На окраине города шакал охотился на светлячков. Он подумал, что охота вот-вот закончится, когда на стену рядом с ним сел довольно крупный жук.

– Сейчас я тебя поймаю, – хвастливо прошептал он.

Шакал прижал к голове уши, присел к самой земле, сжался, как пружина…

И прыгнул.

Он буквально взлетел. Но и светлячок тоже. Быстрее кометы он промчался мимо протянутых, готовых схватить его шакальих лап. А шакал продолжил свой полёт. Он перемахнул через стену, промчалсяпо двору дома, в котором жил красильщик одежды, и, тявкнув, плюхнулся прямо в бочку с голубой краской.

– Уф, что это? – пробормотал он, почувствовав на шкуре холодную мокрую краску.

Он попытался выбраться наружу, но края бочки были высокими и скользкими, а он – слишком мал.

– Помогите! – закричал он, но никто не отозвался.

Когда на следующий день красильщик обнаружил шакала, спящего в бочке с драгоценной краской, то был неприятно удивлён. Перегнувшись через края бочки, он схватил зверя за загривок, выудил и со словами: «Кыш отсюда!» – перекинул через стену обратно.

Шакал так перепугался, что припустил к лесу и бежал не останавливаясь, пока не оказался на берегу небольшой речки. Он остановился ненадолго, чтобы перевести дух, но вдруг взвизгнул от удивления. Из речки на него смотрел шакал с самым красивым мехом, какой ему когда-либо доводилось видеть.

– Голубой, – проговорил шакал, не сводя глаз с отражения. – Я голубой. Восхитительный, прекрасный, ярко-голубой. Никогда я не встречал настолько красивой шкуры. Все звери умрут от зависти, когда увидят меня.

И шакал гордо пошёл через лес, красуясь новым окрасом. Вскоре он повстречал обезьяну, которая поклонилась ему и с восторгом спросила:

– Что ты за чудный зверь?

– Конечно же, волшебный, – усмехнулся шакал и продолжил путь.

Вскоре он набрёл на тигра. Тигр подозрительно посмотрел на шакала и поклонился ему точно так же, как обезьяна.



«Такое обращение мне по душе», – подумал шакал.

По дороге домой он повстречал ещё одну обезьяну, пару попугаев и слона. И все они поклонились ему. Голубой шакал почувствовал себя очень важным зверем.

 

Но остальных шакалов оказалось не так просто впечатлить. Они окружили его и стали обнюхивать, щипать и толкать лапами так, будто он был не из их племени.

– Как такое случилось? – спросил один из шакалов.

– Ты выглядишь нелепо, – тявкнул другой.

– Нелепо? – зарычал голубой шакал. Разве они не видят, как он прекрасен?! Так не пойдёт. Нет, так совсем не годится.

Подумав секунду-другую, он спросил:

– Разве вы осмелитесь называть лесного духа нелепым?

– Разумеется, нет, – ответил старейший шакал, хотя, по правде, он не мог припомнить, чтобы когда-либо видел лесного духа или хотя бы слышал о нём.

– Что ж, этой ночью лесной дух вселился в меня, – произнёс голубой шакал, гордо подняв голову. – Я был выбран, чтобы стать царём леса, и шерсть моя приняла голубой цвет в знак моей царственности. Лесной дух сказал, что с этого дня все звери в лесу должны слушаться меня. Так скажите, вы по-прежнему считаете, что я выгляжу нелепо?

Шакалы отошли на пару шагов, не зная, как поступить. Наконец старший шакал поклонился, и вся стая последовала его примеру.

– Нет, Ваше Величество, – пролаяли они в унисон, и голубой шакал самодовольно улыбнулся.

Весть о голубом шакале быстро разлетелась по лесу, и вскоре все здешние обитатели пришли посмотреть на нового царя.

– Я слышала, что он разговаривает с лесом, и лес выполняет все его приказы, – ухнул совёнок, глядя на голубого шакала из своего дупла. – Ни разу в жизни я не встречал никого, кто был бы похож на него.

– Говорят, что даже медведи с запада знают о нём и боятся его, – пропищала летучая мышь, которая висела на нижней ветке.

– Смотрите, как слоны и тигры кланяются ему, – прошипела змея, извивавшаяся среди корней. – Если даже такие великие животные падают перед ним ниц, значит, все эти истории – правда.

А животные всё продолжали и продолжали приходить к шакалу. И чем больше подданных появлялось у него, тем более самодовольным он становился.

«Я величайший из царей, каких только знал лес», – размышлял он, сидя на спине слона.

Он с улыбкой смотрел на тигров, обезьян и всех животных, подвластных ему. Затем взглянул на стаю шакалов, таких мелких и грязных, недостойных могучего царя, – и нахмурился.

– Вы не нужны нам больше, – провозгласил он со своего возвышения. – Никто из вас не достоин меня.

Шакалы были потрясены. С ними ли он говорит?

– И? Чего же вы ждёте? – ухмыльнулся голубой шакал. – У меня есть слуги получше вас. Ступайте. Оставьте моё царство и никогда не возвращайтесь.

Один из шакалов хотел было ответить что-то, но тигр обернулся к нему, угрожающе зарычал и щёлкнул зубами. И шакалы помчались прочь из леса. Выбежав на поляну, они остановились, рассерженные тем, как нагло голубой шакал обманул их.



Старейший шакал решил, что необходимо что-то предпринять.

– Слушайте, – обратился он к собратьям. – Лесные животные прислуживают голубому шакалу, потому что считают его особенным. Но на самом деле он не отличается от любого из нас. Нам необходимо доказать это. И я знаю как…

Когда солнце опустилось за горизонт, а луна заняла своё место, они собрались на опушке леса.

– Готовы? – спросил старейший шакал. – Давайте!

И, подняв носы к небу, они дружно завыли. Их вой полетел по лесу, между деревьев, над реками и ручьями. Голубой шакал прислушался. Он узнал этот звук. Не задумавшись ни на миг, он поднял голову к яркой луне, висящей высоко в небе, и завыл.

А когда замолчал, то огляделся и увидел, что подданные смотрят на него с недоумением.

– Что? – смущённо проговорил он. – Никогда раньше не видели, как воет царь?

– Никогда, – подумав, ответил слон. – Но я видывал, как воют шакалы.

– Так и есть, – засмеялась мартышка. – Он никакой не царь. Он обычный старый шакал.

Звери зажмурились, затем открыли глаза, чтобы заново посмотреть на своего царя. Мартышка сказала правду. Это был всего-навсего шакал.

– Нас одурачили! – зарычали тигры.

– Держи его! – протрубили слоны.

Хор рассерженных рыков, шипения и воплей погнал голубого шакала вон из леса, далеко-далеко. И с тех пор в лесу никогда больше не появлялось существ с голубой шерстью.



Три брата

– Пора вставать! – позвал Рама братьев в темноте.

– Как? Уже? – пробурчал средний брат Кришна.

– Пожалуйста… ещё пять минут, – зевнул младший Мохан.

– Мне точно так же не нравятся эти ранние подъёмы, – вздохнул Рама. – Но как же нам иначе зарабатывать на жизнь? Как бы ни было ужасно на ферме, работа там – единственная возможность выжить.

Ферма, на которой они работали, была ужасна. В этот день, как и в любой другой, три брата проснулись и оделись ещё до рассвета, обулись в свои поношенные сандалии и отправились из хижины на ферму. Впереди их ждал долгий путь. Братья шли вдоль пыльной дороги, тянувшейся от деревни к подножию гор.

Когда они наконец дошли, солнце только вставало, а у братьев уже не было сил.

– Наконец-то! – сказал старик-фермер. – Рама, я хочу, чтобы ты сегодня собирал пшеницу. Кришна, ты можешь начинать кормить скотину. А ты, – сказал он Мохану, – иди и вычисти коровники.

Весь день они работали под палящим солнцем, пока их ладони не покрылись мозолями, а сами они не свалились с ног от усталости. И вот солнце опустилось за горизонт, день стал угасать.

– На сегодня хватит, ребята, – сказал фермер. – Вот, держи, – добавил он, протягивая Раме единственную монету на троих. – Смотрите, не тратьте всё сразу!

И братья поплелись обратно в свою деревню.

– Это безнадёжно, – стал жаловаться Кришна на обратном пути. – Мы навеки застрянем на этой ферме, работая, как рабы, до конца дней своих.

– Боюсь, что ты прав, – ответил Рама угрюмо. – Но зато мы есть друг у друга. Не представляю, как бы я справлялся без вас двоих.

– Мы должны что-то придумать, – сказал Мохан. – Мы не должны прожить наши жизни вот так.

– Всё, что мы можем сделать, это продолжать молиться, – ответил Рама, вздохнув.

– Так давайте же, – сказал Мохан, стараясь подбодрить братьев, – давайте прямо сейчас помолимся богам и попросим их сделать нас богатыми.

– Во всяком случае мы ничего не потеряем, – пробормотал Кришна.

Трое юношей остановились посреди дороги и, освещённые лунным светом, встали на колени. Сложив руки вместе, братья стали молиться: «О боги, пожалуйста, скажите, как нам разбогатеть».

Каково же было их удивление, когда в ответ на их молитву раздался тихий, но отчётливый шёпот:

– Отправляйтесь в храм и наберите там из фонтана святой воды. Отнесите её высоко в горы, где Великий Водопад низвергается в заводь. Налейте туда три капли святой воды, и вся вода вокруг превратится в золото. Сделайте так, и будете богаты.

Ошеломлённые, братья так и продолжали стоять на коленях.

– Но учтите, – снова послышался шёпот, – каждый из вас может набрать воду из фонтана только один раз. И если набранная вода окажется неосвящённой, то вы окаменеете.

Всю ночь братья обсуждали услышанное.

– Я старший, – заявил Рама. – Мне следует идти первым.

На следующее утро он пошёл в храм, наполнил большой сосуд водой из фонтана и отправился в горы. Солнце обжигало ему плечи, и вскоре захотелось пить, тогда Рама сделал глоток из сосуда. В этот момент юноша услыхал тихий лай и увидел тощего пса на тропе.

– Мне ужасно хочется пить, – еле выговорил пёс. – Пожалуйста, можно я попью немного из твоего кувшина?

– Я сожалею, – ответил Рама. – Но мне предстоит долгий путь, и наверняка мне самому понадобится вода.

И Рама поспешил дальше.

Вскоре он сделал ещё глоток. Только Рама убрал кувшин от лица, как увидел на тропинке старика, одетого в лохмотья.



– Уже несколько дней я ничего не пил, – сказал старик. – Меня так мучает жажда, что я едва могу идти. Пожалуйста, юноша, могу ли я испить твоей воды?

– Я сожалею, но мне необходима эта вода для важного дела, – ответил Рама, проходя мимо.

Всё дальше и дальше поднимался Рама, не сворачивая с тропы, извивавшейся среди гор и холмов. И вот, наконец, он увидел впереди Великий Водопад, низвергающий свои воды в реку.

– Как же хочется пить! – сказал Рама, остановившись под деревом. Затем сделал ещё глоток из кувшина, в котором уже почти не осталось воды.

Рама собирался было продолжить свой путь, когда услышал плач ребёнка. Юноша обошёл дерево кругом, и каково же было его удивление, когда он увидел на земле соломенную корзину! В корзине лежала маленькая девочка.

«Хм… наверное, она хочет пить, – подумал Рама. – Но если я отдам ей свою воду, у меня ничего не останется для водопада, и я подведу своих братьев».

С виноватым видом Рама развернулся и оставил ребёнка.

В конце концов он добрался до Великого Водопада, где белая пенящаяся вода обрушивалась в реку.

– У меня получилось! – закричал Рама, встряхивая сосуд, в котором плескалась оставшаяся вода. Он встал на колени, вылил в водопад три капли и…

…мгновенно стал камнем.

Весь вечер младшие братья Рамы не находили себе места от волнения.

– Рама уже должен был вернуться к этому времени, – сказал Кришна.

– Надеюсь, с ним всё в порядке, – добавил Мохан, волнуясь за старшего брата.

– Завтра я наберу святой воды для водопада, – заявил Кришна. – И обязательно найду Раму.

На следующее утро Кришна отправился в путь так же, как и Рама накануне. Он тоже встретил собаку, старика и младенца, когда шёл к водопаду, и тоже, как Рама, не поделился с ними водой. Когда он добрался до водопада, то увидел там брата, обернувшегося камнем.



– Ах ты, глупый! – закричал Кришна. – Ты, наверное, принёс не ту воду! Я всё исправлю! Позже сможешь меня поблагодарить, – добавил он, выливая три капли воды в водопад.

В мгновение ока он превратился в камень, как и его брат.

Мохан не знал, что и думать. Всю ночь он прождал братьев и не мог уснуть от волнения.

На рассвете он принял решение:

– Я сам должен отправиться к водопаду.

Мохан пошёл прямиком в храм, наполнил большой сосуд водой из фонтана, покинул деревню и направился к горам.

Солнце поднималось всё выше и выше, становилось всё жарче и жарче, а по лицу Мохана, уставшего от тяжёлой ноши, градом катился пот, и ему нестерпимо хотелось пить. Он сделал глоток из сосуда и увидел пса, лежащего посреди дороги.

– Ав… гав, – залаял пёс осипшим, слабым голосом. – Пожалуйста, можно мне немного воды?

– Что ж, у меня есть только один полный кувшин, но возьми, – сказал Мохан и заботливо напоил пса.

– Благодарю тебя, ты добрый человек, – молвил пёс.

Юноша продолжил свой путь, всё дальше и дальше уходя в горы. Когда в следующий раз Мохан решил сделать глоток воды, он увидел старика.

– Пожалуйста, можно мне выпить немного воды? – попросил старик так тихо, что Мохан едва расслышал его просьбу. – Я не пил уже много дней и, наверное, недолго ещё продержусь.

Мохан встряхнул кувшин с водой. Воды осталось совсем мало, но он решил поделиться со стариком тем, что было.

– Спасибо тебе, добрый юноша, – поблагодарил старец, беззубо улыбнувшись.

Мохан пошёл дальше по дороге. Пот капал со лба, ноги ныли от ходьбы по скалам. И вот наконец Мохан увидел впереди Великий Водопад.

«Я сделаю только один глоток, чтобы хватило сил дойти до водопада», – подумал юноша, останавливаясь у дерева, чтобы снова отпить из кувшина.

Как только он утолил жажду, послышался плач ребёнка. Мохан обошёл дерево кругом и увидел девочку-младенца. Она лежала в соломенной корзине совсем одна.

– Кто мог бросить младенца, – ужаснулся Мохан. – Ещё и в такую жару… Наверняка она хочет пить.

Он встряхнул кувшин и услышал, как последние капли воды плещутся на дне.

– У меня совсем не останется воды, чтобы вылить в водопад, но я не могу не помочь этому ребёнку.

Он наклонился и аккуратно напоил дитя последними драгоценными каплями. Ребёнок весело засмеялся и мирно уснул.

– Не бойся, маленькая девочка. Я защищу тебя от всех невзгод, – прошептал Мохан.

Затем уложил младенца в корзину и долго смотрел в сторону водопада. Он совсем не жалел о том, что сделал, но ему было очень досадно от того, что он не смог выполнить задание. Вдруг он увидел то, что причинило ему нестерпимую боль. Там, на самом краю, у водопада, стояли его братья, окаменевшие, неподвижные.

 

Подбежав к ним, Мохан опустился на колени возле реки. И увидел своё отражение в воде: его нижняя губа тряслась от гнева, скорби и отчаяния.

– Ты всё испортил, Мохан, – сказал он самому себе. – Ты теперь никогда не будешь богатым, и, что хуже, гораздо хуже, ты потерял своих братьев.

Мохан закрыл глаза и заплакал. Одна, две, три слезы покатились по его лицу и упали в воду. Кап, кап, кап.

Вдруг Мохан понял, что больше не слышит шума воды.

Водопад застыл и горел на солнце таким ярким светом, что смотреть было больно.



– Золото! – закричал изумлённый юноша, не в состоянии оторвать взгляд от сияющего золота, заполнившего русло реки и скалу, где недавно ниспадала вода. – Но… но я же истратил всю святую воду…

– Ты очень добрый человек, Мохан, – раздался эхом голос. – Ты показал своим братьям, в чём они были неправы. В этом твоя победа.

Мохан вскочил и оглянулся вокруг, но никого не увидел, и даже спящий младенец исчез вместе с корзиной.

И тут же за его спиной раздались два знакомых голоса.

– Мохан, Мохан, ты нас спас! – кричали они радостно. – Разве сможем мы когда-нибудь отблагодарить тебя?

– Рама! Кришна! Вы живы! – воскликнул Мохан.

Братья обнялись и на миг застыли в объятиях друг друга, счастливые, что они снова вместе.

– Ну а теперь, – сказал Мохан, – что мы будем делать со всем этим золотом?

Рама и Кришна посмотрели друг на друга и подумали о том, как долго они мечтали разбогатеть. А потом вспомнили, какой урок они получили.



– Мохан, ты показал своим примером, как важно быть бескорыстным. Поэтому давай возьмём это золото и разделим между всеми жителями деревни.

Решение было принято, братья наполнили карманы, набрали в руки столько золота, сколько могли, и стали спускаться с горы вниз, домой.



Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: