Название книги:

Питомица дракона

Автор:
Катерина Тумас
Питомица дракона

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Их проверят на совместимость до отбора? – поразилась я. А ведь это испытание было третьим у нас. Младший брат Роноаса кивнул. – Ох, тогда половине этих ничего не светит.

– А ты наблюдательная, – хихикнул Кьярис, глядя на реакцию девушек.

Они-то думали, что за высокое положение и хорошие манеры пройдут минимум один-два этап почти экстерном. Да, все двенадцать поголовно оказались не простыми невестами, а с титулами и воспитанием. Только такие, как я подозревала, могут максимально быстро добраться до Граничного Предела. Это их шанс заранее произвести впечатление на бога. А тут оказывается, что у многих и шанса-то нет.

– Так-то оно так, – рассудила я, – но почему до сих пор не замечаю ужина на столе? Одни пустые тарелки. Он ведь не невидимый?

Кьярис рассмеялся, Роноас отвернулся и сжал зубы так, что на щеках отчётливо проступили желваки. Ага, даже после нахального обвинения в ревности видно, что мы с Кьярисом лучше находим общий язык, чем со средним братом. Это уязвило Роноаса точно так же, я подозреваю, как и прежде, когда я со значительно большей охотой и при любой возможности уделяла внимание кому угодно, кроме него.

Ох, да мы с Роноасом прямо как бывшие супруги! Я столько о нём знаю дерьма, закачаешься! Надо обязательно этим воспользоваться!

Мои слова про еду подтолкнули слуг к действиям. Если честно, своим поведением я в очередной раз просто показала приобретенный статус. В замке всё происходит только с позволения богов. Пока один из них не даст знак, трапеза не начнётся. Я богиня, значит моего позволения достаточно.

Демотивированные девушки воткнули носы в свои наполнившиеся силами шустрых слуг тарелки, ожидая, пока кто-то из нас не возьмётся за приборы. И я накинулась на еду первой. Проследила, что только три девушки последовали за мной, остальные дождались, когда к еде приступит Роноас. Запомню этих троих, все малиновые, а значит могут пройти дальше. Мне не помешают лояльные невесты.

– Ой, Роноас, – вдруг воскликнула я, заметив, что тот слишком успокоился, поглощая пищу, – а ты ведь получается мой вдовец! Как мило, сколько мы были женаты? Меньше минуты?

Нет, я определенно хочу добиться, чтобы он не выдержал и ушёл отсюда, хлопнув дверью. Но гад держится, пыхтит, однако не кипит. И зачем вдруг мне понадобилось так его доводить? Хм. Ощущение торжества над этим богом не покидает моё нутро. Словно и не я это чувство испытываю, а оно меня. Кьярис вон тоже странно посматривает. Да, я пожалуй, сегодня действительно в ударе, ядом так и плююсь. Даже Вьюга скрытилась гигантским клубком у моих ног, успокивает.

Жаль, Роноас не сбежал или не ответил мне. Жаль для него, потому что мог бы увести разговор куда угодно, теоретически. Однако он предпочёл смолчать. Чем только сильнее меня раззадорил.

– Хм, а я твоей вдовой могу считаться? Ты остался жив, но… Да, пожалуй, вдова твоих прежних сил – это про меня, – мурлыкнула и сощурилась, ожидая взрывной реакции.

От такого даже Кьярис кашлянул. А вот его брат словно язык проглотил. Совсем не хотел порадовать меня своим бешенством. В былые времена уже попытался бы меня придушить…

– Не думал взять себе прозвище? – обманчиво мягко предложила я. На языке так и вертелось что-то вроде Роноас Слабый или Слабак. Но стоит мне сказать такое откровенное оскорбление, как… А что произойдёт тогда? Вот, что он мне теперь сделает? Войну объявит?

Но Кьярис благоразумно решил не доводить до ещё более явного конфликта и перевёл всё в шутку.

– Роноас Разгневанный, – выдал он и легонько пихнул брата в плечо. – Идеально подходит, скажи? У тебя это прозвище прямо на лице написано!

– Тогда уж Роноас Взбешенный! – хихикнув, предложила я и тоже смягчила тон.

Интересно, как всё это выглядит со стороны? Я вроде кусаюсь, задеваю его конкретно, но в какой-то момент иду на попятную, принимая шутку его брата. Уже несколько раз, между прочим. Ох, как это его бесит, м-м-м…

А невест, я надеюсь, напугает. Ну, хоть кто-то из умных должен понять, что не просто так я тут из себя полную стерву корчу. Ага, сложно догадаться, но на самом деле желаю им, охотно идущим на смерть, только добра – выжить. Хоть отдельные особи и вызывают у меня отвращение. Это не повод желать им смерти. Тем более, такой…

Глава 25ая, демиурговая

Да что со мной? Я же не такая дрянь! Сейчас, вдали от Роноаса, как-то резко остыла. Сидя в своей комнате перед зеркалом сама себе поражалась. Что за ерунда… Фыркнула и почти бросила расческу на столик.

– Вижу, ты не в духе, – раздался откуда-то сбоку голос демиурга. И фраза эта… до чего же раздражающая!

– Можно подумать, сама не вижу! – вырвалось у меня в ответ.

Обернулась и негодующе уставилась на незваного гостя. Он только бровь вопросительно приподнял. И я как-то сразу сдулась. На этот раз, похоже, окончательно.

– Что-то я сама не своя… – буркнула, ощутив укол совести. И поспешила сменить тему. – Как там Медный? От Дэгана есть новости?

Демиург отвечать не спешил, внимательно меня рассматривал. Теперь уже я приподняла бровь.

– Медный идёт на поправку, – соизволил он заговорить. – Истерит ещё, но Дэган научился его усыплять с твоей подачи. Между прочим, Лира, драконы такого не умеют, ты внесла этим смуту в их мир.

– А что? Надо было позволить Медному сойти с ума? – возмутилась я, даже руками всплеснула.

– Значит, так и было задумано. Если такая возможность существует в системном мире, то она не случайна. Кому-то уготовано сойти с ума.

– По той же логике, Вуртеариз, если я туда попала – то тоже не случайно! Вдруг в этом и была моя миссия? А что, вполне резонно. Вдруг мир понял, что ему не хватает вот такой вот особенности и позвал меня именно за этим, м?

Демиург устало покачал головой. Вот же засранец, рассказывать правила не спешит, но постоянно на них ссылается! Спасибо хоть про систему объяснил.

Это было утром перед моим отбытием. Даже после того, как мы провели ритуал с моей чешуйкой, Дэган не хотел меня отпускать. Чтобы убедить его, Вуртеариз поведал нам о том, что все миры составляют так называемые системы. Дракон назвал это словом галактика и демиург в целом согласился. А я бы Галактикой назвала свою дочь, а не группу миров. Красиво звучит…

Так вот! Все объединенные миры функционируют не отдельно друг от друга, а связанно. И помимо обычных миров, вроде Кеацфина, существуют так называемые системные, которые работают на благо всех остальных. Так вот драконий мир – один из них. Мол в него никто не попадает случайно, есть причина и цель. Он как важный орган, будь система миров организмом.

– Системные относятся к закрытым мирам, – говорил тогда демиург. – Но тот же Кеацфин тоже закрытый, однако внутрь него могут пройти системные существа, вроде меня.

– Так есть ещё и системные существа? – удивилась я. – Вы тоже как бы работаете на благо всей галактики?

– Верно, Лира. Мы занимаемся наблюдением, присматриваем и можем вмешиваться в исключительных ситуациях. Но даже нам нет пути в системные миры в иных случаях. Меня сюда пустило только из-за тебя. Так бы никакий портал не смог бы меня перенести. Зато в обычные закрытые я могу попасть в без проблем.

Ну, и вот так мы выяснили, что всё не просто… Но почему Дэган сюда попал – демиург отвечать не стал. Ни в какую не соглашался даже намекнуть. А когда дракон его напрямую спросил, а не для искупления ли своих прегрешений в прошлом, тот лишь плечами пожал. И вот ничем не выдал правду. По лицу его в тот момент невозможно было ни подтвердить слова Дэгана, ни опровергнуть. Но мой дракон, думаю, сделал свои выводы.

И – о, чудо! – это помогло его убедить остаться. Хотя я итак знала, что не бросит он Медного в беде. Вот не сможет. Просто пытался выторговать у демиурга для меня условия получше.

В дверь моей спальни в Граничном Пределе неожиданно постучали, прерывая наш с Вуртеаризом разговор. Он хмыкнул и в мгновение ока растаял в воздухе. Но его присутствие я всё ещё ощущала. Причём, в конкретном месте. Значит, просто стал невидимым.

– Входите, – подала я голос. В щёлку просунулась мордашка Юнии.

– Всё хорошо, госпожа? – спросила девушка. – Я слышала, ужин прошёл… не спокойно…

– Спасибо, что волнуешься обо мне, – мягко улыбнулась ей. – Я в порядке. Позже позову тебя помочь мне подготовиться ко сну, а пока можешь идти.

– Вы сами сняли корсет, госпожа… И волосы расплели… Точно всё хорошо?

– Я просто устала и хочу побыть одна, иди.

Дверь послушно захлопнулась, а я закусила губу.

– Что тебя волнует? – проницательно спросил демиург, проявляясь из воздуха сидящим на моей постели.

– Пожалуй, – призналась я, – у меня накопилось за сегодня много вопросов.

– Давай по порядку, – кивнул Вуртеариз, словно именно такого ответа от меня и ждал. – Что не так со служанкой?

– Ну… – я даже не знала, как выразиться. Помаялась, подбирая слова и выдала: – Я всегда к ней очень хорошо относилась. Она только и делала, что радовала меня и искренне помогала. Да, я знаю, что её послал Роудан, чтобы присматривать за мной. Но это не помешало нам сдружиться. А сегодня… я словно ощущала какой-то подтекст в её словах и действиях. Не очень мне приятный. Может это связано с… не знаю… В общем, на Роноасе я сегодня тоже знатно срывалась. Хотелось выбесить его, сильно разозлить, казалось, это принесёт мне невероятное удовольствие. Вот если бы он в гневе убежал прочь, вот тогда я бы получила удовлетворение… Как-то я негативно настроена…

– Не думаю, что эти явления связаны, – неожиданно огорошил демиург. Я встала, присела в удобное кресло поближе к постели и заинтересованно уставилась на него. – Помни, что ты богиня. А у богов есть некоторые… особенности. Судя по твоим словам о ваших отношениях, я бы сказал, что служанка эта тебе верна и предана сейчас больше, чем когда-то Роудану. А это значит, что ты стала её божеством.

Я хмыкнула и откинулась в кресле.

 

– А до того, значит, был Роудан? И как это вообще – быть божеством? Что это значит?

Демиург специально говорил неторопливо и постоянно останавливался, разжигая мой интерес и заставляя задавать вопросы. Я уверена в этом, потому что он немного улыбался каждому из них.

– Давай скажу так… Ты ведь знаешь, что к богам можно обращаться с молитвами?

– Само собой, Вуртеариз, им же храмы строят. Не понимаю только, на кой ляд, всё равно богам интересны только невесты, на остальных словно начхать.

На это демиург хихикнул, но предложил обсудить в другой раз.

– Сейчас важно другое, – продолжил он. – Боги эти молитвы на самом деле слышат. Даже когда человек молится молча, бог способен понять, если захочет.

– О-о-о! Я слышали мысли Юнии?! – даже рот рукой прикрыла от такого откровения.

– Ты ещё не опытная, чтобы читать мысли своих адептов, но вот их эмоции и в некотором роде мотивации тебе уже даются. Думаю, дело в привязанности к тебе конкретно этой женщины. И твоей взаимности. Но нужно тренироваться.

Я заулыбалась. Так вот, что такое – быть богом! Значит, наши Кеацфинские просто не заботятся о своих адептах, как могли бы, но возможности у них есть! Кстати, некоторые боги приходят в свои храмы и вообще отвечают на молитвы верующих. Я слышала подобные истории, но списывала их на фантазии. Вот не верилось мне в это. Однако же я, видимо, ошибалась. Надо припомнить имена тех богов и, быть может, пообщаться с ними.

– Мне стоит завести больше адептов? – хитренько сузив глаза, спросила я.

– Попробуй. Лишним не будет.

– А что они дают? Ну, есть от них какая-то польза богу?

– Не скажу, – подло оскалился демиург. – Даже если есть, не в этом должна быть причина твоей заботы о них.

Ладно, резонно. Не могу не согласиться, что, скажем так, материальный интерес кажется в данном случае низменной целью. В конце концов, драконы вон о питомцах не потому заботятся, что это им чего-то там даёт. Буду как дракон, да! Не зря меня к ним закинуло, ох не зря…

– Что же касается Роноаса… – протянул Вуртеариз. – Тут иное. Когда я только пришёл, то заметил, что твоя магия не стабильна. Она стала… м… острой, вроде того. Раскачивала тебя изнутри.

Как не схватилась от такой новости за сердце, не знаю. Моя магия! Как же так?

– Хочешь сказать, – осторожно выдавила я, – это магия меня злой делает? Но она же принадлежала Роноасу, почему так на него среагировала? О, знаю! Она очень хочет к нему и злится потому, что не может вернуться, да?

Но демиург отрицательно покачал головой:

– Нет, эта магия никогда и не была его. Он просто держал её до подходящего случая. На сколько я знаю, в прошлые свои отборы он отдавал невестам не её, а собственную. Раньше не было столь подходящего сосуда, как ты, полагаю.

– Хех, однако и тут не срослось! Поделом ему! А чья она? Ну, магия эта.

– Кроме того, что теперь твоя?

Я не ответила, лишь недовольно выгнула бровь.

– Я заступил на пост смотрителя Кеацфина уже после проклятия. Не знаю. Но она в Роноасе была до меня. Думаю, это наверняка как-то связано с событиями трёхсотлетней давности. Но сейчас я не нахожу в этом мире того, кому она была бы близка.

Вот бы выяснить! Но у меня нет никаких соображений на этот счёт… Потому я прямо спросила собеседника, есть ли у него ещё зацепки.

– Идея есть, но я пока придержу её, – снова разочаровал этот хитрец.

– Кстати о Роноасе, – решила я сменить тему. Да, уже поняла, что вытрясти из демиурга что-то, чего он не хочет говорить – просто невозможно. Даже то, что хочет – не всегда говорит. Выдаёт информацию по крупицам. – На ужине я смогла рассмотреть сосуд, ну, и магию в нём, я думаю.

– Только в нём? В Роноасе? – заинтерсовался Вуртеариз.

– Нет, во всех. Видела свечение вокруг и внутри.

– Молодец! – неожиданно радостно похвалил меня демиург. – Магическое зрение – это очень здорово! Я как раз собирался тебе сегодня его показать, но ты и сама справилась. Осталось только научиться понимать, что ты там видишь.

– Вот я про то и хочу спросить. У всех магов внутри был такой же цвет, что и снаружи. А Роноас другой. Ореол жёлтый, а внутри желто-оранжевое. Почему так?

Для пояснения, демиург даже наглядно изобразил в воздухе картинку. Свечение – это, как оказалось, внешний магический слой ауры, отражающий потенциал. А внутри сосуда плещется сама магия.

– Магия, как воздух, – говорил мой новый наставник, – занимает всё отведенное ей пространство в сосуде. То есть весь потенциал. Это одно и то же. И когда она расходуется, то становится не такой… густой.

– Поправь меня, если ошибаюсь, – решила я взять слово и показать, что умею делать выводы. – Получается, что Роноас много израсходовал и теперь набирает магию обратно? Потому она не только жёлтая, а ещё остаточно оранжевая? И со временем станет однотонной?

– Да, молодец, в итоге придёт к жёлтому, как и его аура.

– Но… раньше он был голубого цвета, – вспомнила я.

И тогда демиург пояснил, что цвет ауры как бы означает максимальную вместимость магии, тобишь – размер потенциала. И Роноас, отдавая мне магию, должен был просто опустошить свой сосуд, но со временем он бы снова наполнился. Однако из-за того, что отданная мне магия не принадлежала первоначально самому богу и, видимо, была всунута в Роноаса сверх первоначального потенциала, то при изьятии её ушёл и объём, который она давала.

– Думаю, если бы ты не… сделала то, что сделала, то всё было бы нормально. Но смерть тела уничтожает и сосуд. Так что та часть потенциала Роноаса, что была отведена под твою магию, просто исчезла. В тебе самой произошли иные процессы и ты не потеряла свой потенциал, потому как магия была в наличии, держалась за твою душу. И она построила вокруг себя новый сосуд.

– А Володас сказал, что магия была растекающейся водой, а стала твёрдым льдом, и никакой сосуд при этом не нужен, – наябедничала я.

– Он прав лишь отчасти. Так было до того, как ты получила новое тело. Потенциала нет только у демиургов и выше, а у богов сосуд должен быть и его объём ограничен, – ответил Вуртеариз. – Так что у тебя он тоже снова появился, вместе с новым телом. Я так понимаю, старое осталось тут, в Кеацфине?

Я отмахнулась кивком, сама при этом активно размышляя. Выходит, Володас не до конца сам знает, как всё это работает! Хотя удивляться тут нечему. Он ведь ни разу не умирал, как это довелось мне. Ого, как же спокойно я уже воспринимаю сей факт… Ну, не до конца спокойно, но по крайней мере не запинаюсь каждый раз, стоит подумать о смерти.

Однако слова о потенциале не самые интересные из сказанного…

– Что ты там про демиургов намекнул?

Вуртеариз довольно улыбнулся. Успехи своей ученицы его радуют, это хорошо, я умничка.

– Ни один сосуд не способен удержать тот объём, что может выдать демиург. Но без сосуда демиург не может удержать при себе магию. Так что мы не копим магию, а генерируем её прямо в процессе, сколько необходимо. Это не все наши особенности, но остальное я оставлю при себе.

Ещё бы, кто б сомневался!

– Но вы ведь по силе как-то можете отличаться?

– У демиургов меряется не объём, а пропускная способность. Это по сути тоже, что скорость генерации магии – какой объём демиург способен произвести одномоментно.

– Это тоже как-то можно увидеть магическим зрением? Куда смотреть? Можно на тебе потренироваться? – засыпала я вопросами.

– Богу это не под силу, извини, – огорчил Вуртеариз, – но вам разница заметна и без того. Догадаешься сама, как? – ехидно сощурился он.

Однако я уже подозревала. Не так сложно заметить кое что общее между тремя моими знакомыми. Деталь, которой нет у других богов, явно более слабых. Не верю я в такие совпадения, вот не верю и всё тут.

– Искры в глазах, – ответила решительно.

– А ты наблюдательная, молодец! – похвалил меня Вуртеариз, наградив уважительной полулубыкой. – Их цвет показывает пропускную способность. У обычных магов она так низка, что это на внешности не отражает, но у нас это заметно, если мы сами того захотим. А вам с Дэганом я показался в истинном обличии.

– Почему у тебя такой фейерверк в глазах? У Роудана желтые, у Дэгана белые искры, как вы между собой по крутости различаетесь?

Собеседник поцокал языком и обвинил меня в излишней любопытности. Ответил только, что сам он значительно сильнее остальных перечисленных, которые вроде как и не являются полностью демиургами.

– Они выбрали привязку к миру и богинь в супруги, потому по сути сами стали богами. У них даже очертился сосуд и снизилась скорость генерации. Безмерные существа не могут иметь связь с миром. Не спрашивай, почему. Демиург такую функцию выполнять не способен.

– Поэтому у них есть белки в глазах, а у тебя нет? – уточнила я про ещё одно отличие Роудана с Дэганом от демиурга.

– И снова в точку, Лира, – самодовольно мурлыкнул Вуртеариз, словно моя сообразительность целиком его личная заслуга.

Допытываться про разницу в цвете искорок, судя по всему, смысла не имеет – не скажет всё равно. Однако между Дэганом и Роуданом разница очевидна. Если здесь та же иерархия, что и в ауре, то Дэган должен быть сильнее Роудана, ведь белый в стоит выше желтого. Думаю, так можно судить в данном случае, ведь они стали богами и теперь подвержены тем же законам.

А вот глаза Вуртеариза вполне могут отражать и другие его особенности, не только пропускную способность. И на такие мысли меня натолкнули зелёные и розовые искорки. Подобных цветов в иерархии вроде бы я не припомню. В одной умной – слишком умной на тот момент для меня – книге в местной замковой библиотеке я видела схему. Там цвета шли от красного через жёлтый и белый к голубому и фиолетовому. О, может розовый – это что-то от фиолетового? Но зелёного всё равно нет, как ни крути.

В дверь опять постучали. Да, время позднее, мы засиделись за разговорами.

– До завтра, – бегло попрощался демиург и исчез в едва мелькнувшей арке портала. Быстрый какой!

– Входи, – позвала я Юнию.

Пока она хлопотала над моим вечерним туалетом, осторожно рассказывая свежие сплетни, я наблюдала за ней. Моя первая адептка! Это же надо!

– Послушай, Юния, – прервала я поток её не особо полезных слов, – мне нужна твоя помощь.

– Всё, что угодно, госпожа! – с готовностью отозвалась девушка.

– Я учусь быть настоящей богиней и пока не знаю все… особенности этой расы. Но я очень хочу научиться! Так вот… Думаю, мне стоит вести себя, как делают хорошие боги.

Служанка слушала меня внимательно, но явно не понимала, к чему я клоню. Я и сама не до конца оформила свою мысль, потому словно придумывала на ходу, облекая смутную идею в слова.

– А хорошие боги, – продолжала я, – выполняют просьбы своих приверженцев. Вот я и подумала, что хочу попробовать тоже. И ты вроде как получается подходишь. Может у тебя есть желание, которое я бы могла своей божественной силой исполнить?

– Эм, – замялась Юния, нахмурившись, – ну, это… это например, как сохранить урожай во время засухи? Такое имеете ввиду?..

– Нет, думаю, для начала надо что-то более мелкое, персональное желание. Есть у тебя заветная мечта?

– Ой, – девушка засмущалась и сжалась вся, – что вы, не стоит…

– Значит, есть! – победно воскликнула я. – Рассказывай!

Но служанка только обильней покраснела и ещё сильнее смутилась. Стала отнекиваться, мол не божественного уровня такие дела, как её низменные желания. Мелькали какие-то мутные образы, но я не могла их понять. Видимо, Юния сама старалась сейчас не думать о желанном. Ничего, я так легко не сдамся!

– Тогда, – уверенно заявила ей, – я сама пойму твоё желание и постараюсь исполнить! Так даже лучше будет.

От моего напора девушка неожиданно испытала благодарность. Я чётко поняла это, когда она желала мне спокойной ночи. Да, я добьюсь своего, отблагодарю таким образом Юнию за хорошую службу и помощь, за подставленное во время плечо и отзывчивость. Вот.


Издательство:
Автор
Поделиться: