Название книги:

Стальной Флегетон. Книга первая

Автор:
Роман Тухтабоев
Стальной Флегетон. Книга первая

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Либо Пятый лишь притворился, что утратил бдительность, либо это был обманный манёвр, но он с лёгкостью ушёл от удара, толкнул Эдриана под локоть и, совершив совершенно фантастический финт, вонзил лезвие керамбита противнику в левую ногу, позади колена.

Аугмент не может чувствовать боли: сперва, может показаться, что это хорошо, однако из-за этого ты не всегда понимаешь, что получил повреждение. Так и сейчас, развернувшись, Эдриан изготовился для очередного броска, но рухнул на правое колено. Быстрого взгляда было достаточно, чтобы понять – механическое сухожилие было разорвано. Нога требовала ремонта, иначе на неё не упереться.

– Не достаточно просто облепить себя всякими железяками, чтобы назваться несокрушимым танком, – ощупывая раненное плечо, сказал Пятый. – Возможно, ты – просто банка тушёнки. А я ненавижу тушёнку. Дрожь пронимает, как вспоминаю её вкус.

– Кто ты такой? – яростным механическим басом взревел Эдриан, подняв меч перед собой остриём к противнику.

– Кто я? Кто я такой? Что ж… Друзья, которых у меня, в общем-то, нет, зовут меня Пятый. Но ты, – Пятый кружил керамбит в руке, готовясь к завершающему схватку удару, – ты можешь звать меня "последний", ибо я…

– Р-рагх! – запрыгнув на крыше броневика, прорычал воин, похожий на индейца. – Угх-град, бырг!

– Ибо я… Я… Ну, ты… Да блин! – обиженно топнул ногой Пятый, но тут же вернул боевую стойку, прислушавшись к сиренам приближающихся полицейских каров. – Вам всем лишь бы артисту выступление испортить. Завистники. Ладно, тушёнка, сегодня я тебя не съем.

В два прыжка Пятый запрыгнул на машину, с которой его товарищ уже перемахнул на крышу супермаркета.

– Стой! Вернись, трус! – закричал Эдриан, попытавшись рвануться к своему врагу, но тщетно – на одной ноге он мог встать лишь опершись на меч.

– Пообещай мне вот что, мой рыцарь в поношенных доспехах, – напоследок, обернулся Пятый. – К следующей нашей встрече, ты подготовишься лучше, а я, в свою очередь, гарантирую, что она станет последней.

Ещё пара мгновений – и оба убийцы пропали, оставив за собой хаос и кровавое болото. Со всей злостью, подошедший к броневику Эдриан ударил по кузову железным кулаком, оставив заметную вмятину. Он закричал, но не от боли – то был рёв полный гнева, отчаяния и бессилия.

Хромая, обойдя бронетранспортёр, Эдриан увидел то, что и ожидал увидеть, но так боялся: на дороге лежали тела более чем десятка растерзанных полицейских, убитых ужасным, изуверским, пугающе беспощадным способом. Большинство тел было разорвано надвое, натрое, или, хотя бы, лишено каких-либо конечностей.

Новоприбывшие стражи порядка окружили Эда. Послышались призывы лечь на землю, но он и не был против. Чувство беспомощности… Что может заставить колени подогнуться ещё сильнее?

Полицейский водитель выглянул из мусорного бака, стоящего в сырой безлюдной подворотне. Шум перестрелки прекратился, погони за ним не было. Да и кому он был нужен? Пришли явно не за ним, а конвоируемыми наёмниками.

Мужчина неуклюже вылез из ящика. Судя по звукам сирен, подкрепление уже прибыло, а значит, там безопасно и можно возвращаться…

Пробив позвоночник, огромный шипастый клинок – предок которого назывался у древних обитателей Мезоамерики макуахутлом – вырвался из тела лысеющего человека, словно пробивший ворота таран. Не сумев выдавить из пробитой груди ни звука, мужчина лишь медленно обернулся через плечо.

– Аргха, урр-рок. Грын-дарго!

– Если ты не понял из-за акцента, мой беспокойный друг всего лишь хочет, – тоном школьного учителя, пояснил сидевший на мусорном баке Пятый, – чтобы ты знал, как он не любит, когда кто-то от него убегает.

– Аарг-ыт, кагог!

– Ну вот бесит его, когда кто-то мельтешит туда-сюда! Я пытался поговорить с ним об этом, но у каждого свои тараканы. Ты видел его голову? Можешь представить, какие тараканы ютятся в такой громадине? Так зачем было его нервировать? Может, тебе что-то не нравится? Так скажи ему, скажи! Сам я точно не рискну.

Из глаз умирающего водителя беззвучно текли слёзы. Он открыл рот, но, вместо слов, оттуда извергся кровавый ручей.

– Никакой изысканности, – печально подытожил человек в противогазе.

Одно резкое и грубое движение тёмнокожего воина – и тело разрубленного от груди и до самого верха ловеласа упало на спину, оросив переулок свежей кровью.

Глава 1

Лондон, Великобритания

Капитул Мирового Совета

23.08.2054., 09:48

Величественное здание капитула Мирового Совета угрюмо нависало над старым Лондоном, будто насмехаясь над ничтожностью всех прочих построек – таких маленьких, таких жалких. Его белые фасады, выполненные в классическом викторианском стиле, резко контрастировали среди новейших индустриализированных районов, полных как стеклянных небоскрёбов, строители которых позабыли притчу о Вавилонской Башне, стремясь достичь небес, так и однотипных серых заводов, клепающих оружие, патроны и боевую технику. Хотя на территории Великобритании и не велось активных боевых действий, война наложила на пантеон туманов свой отпечаток: среди ярких неоновых вывесок, пытающихся продать вам в одном магазине как чрезмерно солёную пищу в панировке, так и новейшие аугменты для глаз или внутренних органов, ютились грязные пабы, где собирались группы ветеранов войны, организовывая новые формирования наёмников, чтобы было, на что пить низкопробный лагер и дальше. Большинство таких отчаянных искателей лучшей доли умирали в первые же недели, пушечным мясом сгорая либо за идеи "Агхарты", либо по решению Совета, либо в какой-нибудь очередной гражданской войне. Потенциальные мертвецы провожали хмурыми взглядами пролетающие по улицам полицейские дроны-наблюдатели, и, стоило любопытной шарообразной машине залететь в тёмный переулок, кидались на неё, чтоб разобрать и продать по запчастям, либо просто хулиганства ради.

Огромный, намеренно тускло, для придания атмосферы таинственности, освещённый зал, похожий на тот, где проходят оперетты, гудел как пчелиный рой над утренней рекой. Более двух сотен человек, самых разных конфессий и национальностей, гости со всех уголков Земли, занимали свои места, собираясь вновь, спустя всего четыре года, дабы принять некие, несомненно, очень важные решения для всего мира. Но, пока основное событие не началось, собравшиеся на сей пир во время чумы весело шептались о своих личных делах: у кого новая интрижка, в тайне от супруга, у кого какие планы по укреплению собственного положения, кто и сколько вчера просадил в казино. Некоторые, особо нелюдимые, отбивались от стаи, формируя по всему театру маленькие группы по три-четыре человека. Словно бывалые заговорщики, они предпочитали обсуждать свои секреты втайне от непосвящённых ушей.

Мировой Совет, альянс сильнейших мира сего, был создан по окончании Третьей Мировой Войны, в 2029-ом году, и, разумеется, проводил отнюдь не первое своё собрание. На мероприятиях освещались общие для всех проблемы сохранения мира и противостоянии террору "Агхарты", тайной террористической экстремистской организации, чья тень до сих пор нависала над человечеством. Именно членов этой, как некоторые выражались, "шайки" многие считают ответственными за эскалацию Третьей Мировой Войны, да и многих других военных конфликтов, большего или меньшего масштаба, на протяжении многих веков человеческой истории. Не смотря на то, что многие здесь сегодня собравшиеся, в своё время, либо недолюбливали друг друга, либо открыто презирали, соглашение о союзнических отношениях между членами Мирового Совета никто нарушить не смел – тебя сразу записывали в возможные пособники экстремистов, террористов, сепаратистов, и просто нежеланных для общества людей. Приходилось терпеть ближнего своего, довольствуясь роспуском похабных сплетен.

Последнее собрание 48-ого года было созвано, с целью решить, каким образом прижечь отрезанные головы гидры, чтобы она не смогла отрастить себе новые: "Агхарта", на тот момент сильно ослабленная междоусобицами, была в крайне тяжёлом положении, практически на грани полного краха. Однако ничего путного у Совета не вышло: силами наёмников, ORF и небольших частных армий были разбиты лишь несколько небольших баз противника, да схвачены в плен несколько командиров, не выдавших много полезной информации. Главы богатейших и знатнейших семей, заслуженные герои войны, лидеры крупнейших частных военных организаций, и другие, заслужившие себе членство в Совете, представители древних орденов и кланов, собрались, чтобы вновь попытаться предотвратить войну. По крайней мере, так предполагалось, и именно так педалировалось СМИ.

Анна Тейм глядела на людей с высока – по другому она просто не умела, и дело совсем не в том, что она стояла на мансарде второго этажа главного зала собраний. Трибуна, на которую совсем скоро выйдет избранный спикер, роль которого в этот раз была отдана Натаниэлю Чарджу, была ярко освещена, словно перед представлением именитой рок-звезды. Пара техников в последний раз проверяли исправность всех компьютерных систем, дабы голос говорящего на сцене автоматически, без секундной задержки, переводился и подавался в девайсы на ушах представителей членов Совета, не знающих английский язык. Анна была на этом самом месте и в прошлый раз, только телохранители за спиной были другие – оба рыцаря погибли в позапрошлом году, прикрываю магистра во время покушения на её персону. Она бросила на свою когорту мимолётный взгляд: молодой парень и высокая строгая девушка, оба – с длинными рапирами в алых расписных ножнах на поясах, и с автоматическими винтовками на спинах руках. Видно, что нервничают – первый раз на таком мероприятии. Главное, чтобы не последний.

Своим внешним видом, Анна Тэйм соответствовала своему статусу лидера Мальтийских рыцарей: лёгкие серые доспехи, одетые поверх длинного строгого платья алого цвета, традиционного и излюбленного цвета Странноприимного Ордена, блестели, словно было начищены минуту назад, а меч на поясе был таким же, как и у любого рядового рыцаря-госпитальера. Женщина перебирала в голове вопросы, которые обязательно нужно будет задать этим тунеядцам из ORF, организации, вознамерившейся в одиночку справиться с чумой "Агхарты". А ещё этот Руслан Резнов… Чёртовы русские. Вечно им не сидится спокойно, будто и без того проблем нет!

 

Натаниэль Чардж, одетый в волочащуюся по полу позолоченную рясу из натурального меха, вышел на сцену, откашлялся, словно намереваясь запеть. Анна скривила губы: толстый ублюдок исходил из очень старой и уважаемой семьи, слыл щедрым меценатом, но был противен всем фибрам её души, как своим внешним сальным видом, так и богопротивными делишками, о которых докладывали её шпионы. За спиной Совета, за спиной членов своей семьи, Натаниэль был готов на всё ради каждого нового доллара у себя в кармане, однако шаткое положение собственного Ордена не позволяло Анне выдвинуть на Совете вотум, с целью ареста жирдяя.

Впрочем, вполне возможно, скоро это изменится.

Главы религиозных общин, вожди узаконенных альянсов наёмников, лояльных Совету, старцы из разных древних сект, поклоняющихся забытым язычески богам – неужели весь этот сброд должен принимать судьбоносные для всего мира решения? Анне хотелось сплюнуть – так было горько, во всех смыслах. Инклюзивность – это, конечно, идея в корне хорошая, но вот эта ватага, ведомая лишь собственными амбициями, жадностью да голосами демонов, сейчас будет решать, как им окончательно расправиться с древнейшей экстремистской организацией, что запустила свои щупальца буквально везде? А так ли они лучше, чем "Агхарта", что чуть не погубила сама себя, захлебнувшись в ненависти и нетерпимости к ближнему?

– Леди Анна, к Вам дама Моргана, – послышался за спиной Анны голос её телохранительницы. Рослая и сильная, темнокожая Триша Томсон была ничуть не слабее её соратников мужчин, и, пожалуй, даже превосходила многих из них во время боевой подготовки. За несколько лет службы, она ни разу не подвела свою госпожу и не посрамила честь Ордена.

– Как обычно, сторонишься толпы? – промурлыкала вошедшая статная девушка, одетая в облегающее фиолетовое платье, уходящее в пол. Откровенный разрез с левого бока позволял оценить длину и красоту ножек в чёрных туфельках. Анна оглядела свою бывшую протеже с нескрываемым недовольством.

– Моргана, – поприветствовала она, подавив раздражение. – Ты знаешь: я верна своим привычкам, как догматам Ордена. Беспричинное праздное общение с кем-либо никогда не доставляло мне удовольствия. Если уж заводить беседу, то только по делу.

– Истинный лидер должен быть не только хорошим оратором, но и приятным собеседником, иначе его никто не захочет слушать.

– Нет. Лидер должен быть хорошим слушателем и прекрасным исполнителем, примером своим вдохновляя последователей.

– Вот поэтому, мы с сёстрами и покинули Орден, – фыркнула молодая кореянка, игриво дёрнув головой с чёрными, как перья ворона, волосами. – Мы устали ждать каких-либо действий, пока ты предпочитала молчать и медитировать в своей келье, довольствуясь компанией холодных каменных стен. Наверно, они-то были приятными собеседниками?

– Вы ушли… – грозным тоном начала Анна, но осеклась. Они с Морганой были так непохожи, и дело не только в разнице в двадцать лет. Неудивительно, что дорожки их разошлись, однако что-то мерзкое, словно маленький зубастый жучок, грызло магистра Ордена госпитальеров изнутри каждый раз, когда она смотрела на эту девушку. Что же это? Возможно, во многом она была с ней согласна, но признать это – значит переступить не только через себя, но и через десять веков учений её предшественников. Это сродни преступлению, предательству, как сказали бы те самые предшественники – ереси.

– Раз ты ушла окончательно, зачем из раза в раз ищешь общения со мной? И зачем пришла сейчас? – только и спросила женщина.

– Просто хотела поприветствовать Вас, леди Анна, – Моргана натянула ехидную улыбку и, слегка прижав рукой подол не самого подходящего для такого мероприятия платья, поклонилась. – Мы с Вами видимся так редко, но, чтобы ни произошло между нами в прошлом, цель у нас едина – сохранение мира.

– Я начинаю сомневаться в этом.

– И всё же, после того, как Совет примет свои решения, я бы хотела побеседовать с тобой. Выпить чашечку заверенного тобой лично чая, как в старые добрые. Обсудить насущные дела, попросить парочку советов по, так сказать, руководству персоналом, да узнать, как поживают мои братья и сёстры, те, кто остались скучать с тобой за компанию.

– Они больше тебе не семья, – Анна отвернулась, вновь принимаясь выискивать знакомые лица в толпе, внизу, на других балконах. – А сейчас, дай мне собраться с мыслями и соизволь оставить меня.

– Тебе известно, что Совет одобрил членство Пурпурной Вуали в этом году? Право голоса у нас ещё нет, но я могу задавать вопросы и освещать проблемы. Скоро мой голос будет равен твоему.

– Это не значит, что Я буду считать тебя равной.

Моргана обиженно поджала тонкие губки:

– Порой, я скучаю по твоей напускной грозности, мамочка, которая нам всем так нужна.

– Если у тебя всё, вновь попрошу оставить меня.

– Ещё я хотела узнать твоё мнение, относительно ситуации с ORF в России. Может, если озвучишь его, я решу поддержать тебя. Поделишься?

– Моё мнение такое же, как и прежде: эта организация, в услугах которой нет нужды уже лет двадцать, да и их вклад в окончание Третьей Войны сильно переоценён. Я не знаю, что там у них случилось на сей раз, но, если они опять будут клянчить повышение дотаций на какие-то фантомные цели, я выдвину вотум об их роспуске.

– Хм… Но обычные граждане считает орфовцев героями. Про них снимают фильмы, делают видеоигры… Ой, ты, наверное, и не знаешь, что это такое. В любом случае, у многих членов Совета, в том числе спикера Чарджа, они также пользуются расположением.

– Мне плевать на мнение слепцов. Тем более, Чарджа… Я уже несколько лет занимаюсь поисками компромата на эту свинью, и придёт день – я отправлю его за решётку.

– Ну, хоть не сразу на костёр инквизиции, – хихикнула Моргана, отворачиваясь. – Что ж, я тебя поняла. Более-менее. Оставлю тебя с твоими великими думами, иначе, кто же ещё будет переживать за всех нас?

Разглядывая толпу, Анна поймала своё отражение на отдраенных до блеска перилах, покрытых лаком. Оно было кривым, гротескно искажённым, но это не важно: покрытое первыми старческими морщинами, лицо магистра Странноприимного Ордена, более известного в народе, как Мальтийские рыцари, или госпитальеры, давно перестало выражать какие-либо эмоции.

– Я тебя очень прошу! Хотя бы постарайся, для разнообразия, не нести эти все свои обыденные глупости и шуточки шутить! Там сидят люди либо вовсе без чувства юмора, либо оно у них ну очень специфичное, – старалась поддерживать спокойный тон Виктория, обращаясь к вальяжно развалившемуся на стуле Руслану.

Троица сидела в небольшой комнатушке, уж больно похожей на камеру для допросов. Виктория нервно заламывала себе пальцы, рискуя вывихнуть. Руслан, облокотившись на единственную руку, то ли дремал, то ли делал вид, что дремлет. Мария, уже минимум в десятый раз, проверяла содержимое зелёной папки, лежащей у неё на коленях. Два здоровенных охранника, с телескопическими дубинками на поясах, стояли у двери, как неподвижные восковые фигуры.

– Да всё хорошо будет, – лениво промычал в ответ Руслан. – Ты ж меня знаешь – я не косячу. Главное, сами не налажайте, и всё будет о'кей. Держитесь спокойно, а уж я покажу себя пай-мальчиком. Потом, взявшись за ручки, вместе пойдём пить… чай. Раз уж мы в Лондоне, грех не попить чайку.

– Я… – начала было Мария, но Вика прервала её.

– Слушай, парень, моё имя и так у начальства в щит-листе, так что будь любезен – отстань от меня со своими советами! Я ни у кого на поводу идти больше не собираюсь!

– Ни у кого… кроме Совета?

– Воле Совета подчиняются лидеры стран, высшие армейские чины, в том числе и ORF. Самые богатые и уважаемые люди должны сначала доказать, что они достойны вступления в это общество, ибо даже купить себе здесь месте практически нереально. Блин, знала бы я, что вся эта история дойдёт до Совета, не открывала бы варежку перед командованием…

– Не понял, к чему ты всё это, но да ладно, разберёмся. Наша где не пропадала? Правильно: нигде! Постараюсь быть скромнягой, – подмигнул Руслан. – Ради тебя.

В комнату заглянул человек в тёмно-синей форме ORF:

– Эй, плохая, хорошая и злой! Ваш выход.

– Вик, Руслан прав: не нервничай так, – вставая, сказала Мария своей начальнице. – Мы ведь не облажались… так уж сильно в этот раз.

– Я правильно понимаю, что лажать для вас – обыденность? – уточнил Руслан.

– Ну, – замешкалась девушка, теребя ошейник на запястье, – скажем так: в последнее время нас преследуют неудачи.

– Надеюсь, знакомство со мной не входит в их число.

– Скорее, это мы их преследуем, – сказала Вика. – Вряд ли меня понизят ещё больше, разве что отправят полы мыть. Хотя, может, оно и к лучшему будет. Там поспокойнее и налажать сложней. Главное – отвести удар от Эда, а там будь что будет.

– А ты, малышка, уже была на Совете? – спросил Руслан у Марии.

– Нет, я поступила в шестой отряд уже после последнего созыва. В прошлый раз, Вика была здесь одна, когда…

– Мария! Давайте хотя бы не при мне! – вспылила сержант, выходя из комнаты.

– Дамы и господа! – с трибуны послышался голос помазанного спикера Натаниэля Чарджа. Чувствуя силу своего баса, забирающегося прямо в души собравшихся, он медленно обвёл глазами затихший зал, умудрившись заглянув в глаза всем и каждому. – Славные рыцари! Представители достопочтенных семей и кланов! Графы и леди! Я рад видеть вас здесь сегодня, друзья мои, и я был бы счастлив вдвойне просто поднять с каждым из вас бокал шампанского, с улыбкой обсудить личные дела, но все мы знаем, что повод для встречи – отнюдь не праздный. Некоторые из нас подозревают, что мы вновь стоим на пороге войны, которую уже два десятка лет пытаются развязать приверженцы террористической идеологии – оставшиеся члены организации "Агхарта", обители преступников, пантеона убийц, маньяков и прочих маргиналов, выброшенных на задворки социума! Последние годы, их Злопазухи разрывали междоусобицы, что, впрочем, не удивительно, ведь их гнусные лидеры желают лишь собственной выгоды, и никто из них уже не помнит, ради чего они были созваны изначально, столетия назад. У этих ничтожеств нет единой цели – лишь обрывочные, фанатичные, абсурдистские идеи сепаратизма. Словно в яме голодных змей, они кусают друг друга, находя выход своей безумной ярости и садизму в самоуничтожении.

Ещё одна причина, по которой Чардж был ей так мерзок – излишний пафос и напускная помпезность в речи. Анна глубоко вздохнула: спикер точно говорил про "Агхарту", а не про сам Совет? Последний десяток лет, в его чертогах происходило почти всё то же самое, за что Натаниэль сейчас костерил врага – прибавьте коррупцию и лживые улыбки. А ведь Анна прекрасно помнила, как стояла на этом самом месте во времена первых собраний, рядом со своим седым покровителем – сэром Грегори. Уже тогда молодая девушка решила для себя главное: что бы ни случилось с самим Советом, вверенный ей Орден всегда останется верен своим традициям, избранному пути чести, благородства и гуманизма.

Потому предательство Морганы и тех, кто ушёл с ней, такой болью отзывается в её стареющем сердце.

– Однако, совсем недавно, всплыли крайне интригующие и не менее пугающие факты, – продолжал Чардж. – Наши друзья из российского корпуса ORF подозревают, что "Агхарта" вновь принялась плести свою чёрную паутину мирового заговора, с целью развязать новую войну. Виктория Штейн, офицер российского корпуса защищающей всех нас организации, – оратор почтительно поклонился левой половине зала, где сидело много человек в тёмно-синей форме, со стилизованным изображением двуглавого пса на нашивках, – возможно, имеет критически важную информацию для всех нас. Сейчас она займёт моё место, дабы обратиться к вам, многоуважаемые члены Мирового Совета.

Вновь притворно поклонившись, спикер отошёл от стойки с голосовым устройством, передававшим его голос членам Совета. По лестнице, с левой стороны импровизированной арены, уже поднимались Вика, Мария и прихрамывающий Руслан.

– Малышка, ты что – нервничаешь? – усмехнулся Руслан, кивнув вновь заглянувшей в папку Марии.

– Это честная огромь… – запнулась Мария. – Огромная честь! Войти сюда. Подняться. А я и так всегда немного нервничаю на людях.

– Да не немного, я так смотрю… Успокойся, я рядом.

– Ты выбрал самый неподходящий факт, чтобы успокоить меня.

Виктория поднялась на пьедестал, приподняла кончик микрофона, опущенный для коренастого Чарджа. Напоследок обернувшись на вставших позади неё товарищей, она начала говорить:

 

– Уважаемые члены Мирового Совета. Моё имя – Виктория Штейн. Я – старший сержант шестого отдела Российского корпуса ORF, занимающегося локальными расследованиями, помощью сотрудникам внутренних органов правопорядка и подготовкой новых рекрутов. За моей спиной – Мария Лонгсайд, моё доверенное лицо, помощница и секретарь, а так же молодой гражданский, житель города Санкт-Петербург. Его зовут Руслан Резнов, и у меня есть веские основания предполагать, что он… один из так называемых Глаз Агнца.

Зал загудел с удвоенной силой. Даже те, кто до этого сидел спокойно и не обменивался ни с кем тайными знаками, теперь принялись рьяно требовать доказательств и объяснений.

– Уважаемые! – бесцеремонно отпихнул Вику Натаниэль Чардж. – Друзья мои, прошу вас, сохраняйте спокойствие! Мне известно, что поступки и решения мисс Штейн ранее уже подвергались вашей заслуженной критике, но давайте всё же выслушаем её до конца!

– Судя по изученным мною отчётам, – донёсся голос из левого угла зала, усиленный, переводившим с русского языка на общеанглийский, девайсом, – у моей подчинённой действительно есть веские основания для столь смелого предположения.

Немного успокоившиеся люди повернулись на высокого стройного мужчину, чьи волосы уже давно были потёрты сединой. Тёмно-синяя форма сидела на нём идеально, словно её отутюжили уже после одевания, и весь его внешний вид излучал силу и уверенность.

– С вашего позволения, – слегка кивнула головой Виктория, – я продолжу.

– Ну, начнём и мы! – подмигнул Руслан стоящей рядом девушке. – Это что за мужик?

– Мужики в поле работают, а это – генерал Михаил Юрьевич Краснов! – еле слышно защебетала Мария уголком рта. – Главнокомандующий Российского корпуса ORF. Наш босс.

– Серьёзный дядька.

– Три месяца назад, – продолжала Виктория, – в Санкт-Петербурге, куда я была расквартирована после… не имеющих значения к предмету обсуждения обстоятельств, участились случаи пропажи молодых женщин. Связи между инцидентами обнаружено не было, и местные органы правопорядка были бессильны – никаких зацепок. После очередной, уже шестой пропажи, дело попало ко мне на стол. Само собой, все данные у меня при себе, – женщина махнула рукой в сторону своей помощницы, обнимающей увесистую папку. – Я лично взялась за расследование, по результатам которого мы вышли на стаю наёмников без знаков отличия, лидером которых оказался известный террорист Азад – человек, по данным ORF, лояльный "Агхарте". Не стану утомлять вас деталями, но, в результате проведенной нами спецоперации, и при помощи гражданина Резнова, Азад, как и вся его стая, были ликвидированы.

– Я правильно понял, что Резнов помог вам, будучи обычным гражданским?

Голос, задавший вопрос, прозвучал тихо и хладнокровно, словно через плотный дым, резко выделяясь из общей какофонии оживлённого гула.

Вика подняла голову в сторону второго этажа: одетый в ядовито-зелёный пиджак и такого же цвета брюки, лысый темнокожий мужчина буравил её взглядом, и даже с такого расстояния, девушке стало не по себе. Двое его охранников, худощавые рослые парень и девушка, одетые в облегающие зелёные комбинезоны, держали в руках стальные копья с острыми наконечниками. Их почти абсолютно чёрные лица были разрисованы белой краской, делавшей их похожими на двух воинов-скелетов.

– Да, сеньор Веласкес, – с трудом выдержала взгляд мужчины Вика. – Резнов – гражданское лицо, но обстоятельства сложились так, что нам пришлось принять его помощь. Одна из похищенных Азадом девушек была его возлюбленной, и он, без моего ведома, я бы даже сказала, супротив него, вмешался. За случившееся, ответственность я беру на себя.

– Конечно берёте, но что толку? Вы занимаете очень мелкую должность в своей организации, – улыбнулся мужчина, буквально осветив тёмный зал идеальными отбеленными зубами. – Как же так выходит, что Ваше имя мне приходится слышать уже не впервые?

Виктория сдержалась, чтобы не сжать кулаки. Нельзя показывать свою слабость или гнев, это она поняла ещё в прошлый раз. Женщина с мольбой посмотрела в сторону генерала Краснова, но тот лишь опустил взгляд. Помощи ждать неоткуда. Даже у себя, в ORF, она не была на хорошем счету.

– Сеньор Веласкес, – властным тоном развеяла вязкую паузу Анна. – Не знаю, как у вас, а лично у меня ещё куча собственных дел, и, хоть я и не желаю показаться бестактной, но попросила бы сержанта Штейн закончить рассказ. Уверена, после у Вас будет возможность задать любые вопросы.

– Леди Анна, – нарочито медленно, театрально кивнул темнокожий мужчина, глянув в сторону магистра. – Приветствую Вас и прошу меня простить. Больше я не отниму ни единой драгоценной секунды Вашего времени.

– А это что за ярмарочный фокусник? – спросил Руслан.

– Нестор Веласкес – глава древнего южноамериканского культа Барона Субботы, – не сводя взгляда с позвоночника начальницы, ответила Мария. – Даже не смотря на членство в Совете, о нём и его людях известно совсем не многое. Они – древний культ воинов и шаманов, члены которого заработали себе место в Совете огромным вкладом в борьбу с "Агхартой". Видишь двух страшил за его спиной? Это – Безымянные Близнецы, одни из лучших воинов культа, убийцы с самого рождения.

– Вот прямо таки с рождения?

– Воины культа – как они сами себя называют, духи лоа, – учатся убивать с малых лет. Согласна, это бесчеловечно, а их воины – настоящие маньяки!

– Разве я сказал, что считаю это бесчеловечным?

– Как мной было уже сказано, – продолжала, тем временем, Виктория, – стая Азада, как и он сам, были нами ликвидированы. Освобождённые девушки, которые нашлись в убежище наёмников, не смогли дать никакой особо полезной информации, например, о связи Азада с "Агхартой". Наёмники с ними не разговаривали, однако их вполне достойно кормили, и ни одна из них не подвергалась физическому или сексуальному насилию. Даже в случае, когда девушка пыталась сбежать, её не били, а просто возвращали обратно, запирая в общей комнате.

– Ну понятно! – донёсся женский выкрик из зала. – Женщины для солдат "Агхарты" или наёмников! Подневольная проституция, рабство! И это в двадцать первом веке!

– Вполне возможно, – кивнула Виктория. – Хотя ранее подобных прецедентов на моём участке не случалось, к сожалению, даже в наше время, рабовладение имеет место быть. Мы подозреваем то же самое, учитывая данные о связи Азада с "Агхартой", однако расследовать это у нас не было времени. Всего через два дня в Петербург прибыл Халик, старший брат Азада, и, помимо грязной и не обученной шпаны, с ним был стая опытных наёмников, так же без знаков отличия. Они захватили заложников, требуя выдать им Руслана Резнова. Я взялась вести переговоры, которые, в общем-то, не состоялись. Опять таки, опущу не важные детали и перейду к сути того, ради чего мы сегодня собрались: в результате битвы, устроенной Халиком, он остался один на один с Русланом, который его убил, – Виктория выдержала паузу в несколько секунд. – И у меня есть основания полагать, что сделал он это, с помощью силы Глаза Агнца.

– Сержант Штейн, – встал со своего места генерал Краснов. – Вы наверняка можете как-то обосновать своё предположение? Я бы предложил гражданину Резнову продемонстрировать эту силу прямо сейчас, но, уверен, все присутствующие согласятся, что это слишком опасно.

– Товарищ генерал, – голос Вики дрогнул, – прямых доказательств у меня нет. Но тело Халика было, казалось, подвергнуто мощному радиационному или химическому поражению, а если точнее, то выглядело так, словно его окунули в чан с кислотой. Анализ биохимии его останков не дал нам ответа, что же произошло, а эта сила более не проявлялась.

– Сила Глаз Агнца – это, конечно, очень интересно, генерал Краснов, – оборвала диалог орфовцев Анна, – но мне куда более интересно послушать о том, как были связаны эти террористы с "Агхартой". Возможно, их поступки направлены лишь на собственные интересы, а возможно – они готовили некий плацдарм для планов своих покровителей. Вы предполагаете, что Азад готовил девушек для сексуального удовлетворения армии "Агхарты"? Но ведь, произнося эти слова, вы и сами должны слышать, насколько бредово они звучат. О члены этой организации можно говорить что угодно примерзкое, но они, на самом деле, не просто маньяки и извращенцы. Их ведут идеи, и идеи отнюдь не сексуального порабощения женщин.


Издательство:
Автор
Поделиться: