Название книги:

Стальной Флегетон. Книга первая

Автор:
Роман Тухтабоев
Стальной Флегетон. Книга первая

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Как пожелаете, леди Анна.

Анна предалась размышлениям. Ракеты – для чего они "Агхарте"? До сих Мудрецы не использовали такое оружие. Нет, совершенно очевидно, что они нужны даже не для нападения, как ошибочно полагает этот глупец Краснов, а для запугивания, но куда они будут направлены? Лондон? Вряд ли. Снобы из Совета редко собираются в одном месте, если это не игорный или публичный дом. Резиденция Мальтийского ордена? Неужели им так опостылела устроенная Анной охота на ведьм? Ведь она так и не принесла выдающихся результатов.

Глупые русские. Глупые военные. Глупые ORF!

Как же ей не хватает Грегори… Опытный наставник, настоящий лидер, что железной рукой вёл мальтийский Орден в бой, круша ряды и надежды противника. Его боялись и уважали даже спустя многие годы после скоропостижной кончины.

– Любовь моя, мне нужен твой совет, – Анна вздрогнула, услышав свой голос.

Привратники распахнули массивные деревянные ворота перед лицом Краснов. У основания лестницы из настоящего камня (вероятно, этому строению была не одна сотня лет), нервно переминаясь с ноги на ногу, стоял молодой адъютант генерала. Увидев командира, он вытянулся по стойке смирно, но Михаил сразу приметил его взволнованное выражение лица.

– В чём дело? – спросил он, ещё не спустившись. – Я велел не ждать меня.

– Товарищ генерал, срочное донесение! – взахлёб промычал молодой парнишка.

– Коли срочное, почему не вошёл?

– Товарищ генерал, рыцари не пустили!

– Разумеется… Так что случилось?

Санкт-Петербург, Россия

Лес, вблизи посёлка Сиверский

Эдриан уложил на пол столовой ещё одно тело, принадлежавшее совсем молодому парню, всего пару месяцев назад получившему назначение в шестой отдел. Мечник помнил, как тот был рад, что остаётся в родном Петербурге, что сможет видеться с матерью и друзьями. Как и прочие, он надеялся, что ему выпадет шанс сотворить парочку хороших дел, прослыть героем, гордостью семьи. Эдриан провёл взглядом по окровавленной ладони парня – обручального кольца нет. Слабое утешение, очень слабое.

Вася сидел крепко обняв содрогающуюся от почти беззвучных рыданий Марию. Верный призрачный пёс положил ей на колени свою морду – даже будучи давно мёртвым, Аргос чувствовал боль своей хозяйки.

Чёрт, и не на ком выместить накопившийся гнев! Он сплоховал, сплоховал вновь, подвёл весь отряд, Викторию, Машку, всех… Уже второй эфемер уделал его. Оканчивая Академию, художники клинка верят, что они практически непобедимы, что они быстрее пули, сильнее шторма, но на самом деле… Эти убеждения, вдалбливаемые менторами, стоили жизни многим молодым и ретивым мечникам. Рад ли был Эдриан, что до сих пор жив? Сложный вопрос. У него самого точно нет ответа.

Из двадцати трёх членов шестого отдела, выжило девять, из них только шестеро настоящих бойцов, включая самого Эда, остальные – тех-персонал: Маша, Вася да Илья. Мечник накрыл тело павшего товарища чёрным брезентом, так и не решив, что сказать на прощание.

– Ты, я заметила, ранен, – оторвала его от печальных дум молодая девушка, одна из подоспевшего подкрепления, с красным крестом парамедика на фуражке, строгими чертами лица и ясными голубыми глазами. – Я не смыслю в аугментах, но могу осмотреть твои настоящие части тела.

– Не надо, – фыркнул Эд. – Я в порядке. Ей помоги, – он указал пальцем на Марию.

– Боюсь, тут я бессильна. Только время исцелит такие раны.

– Нихрена ваше время не исцеляет, – сидя в углу, подальше от остальных, раздражённо пробормотал Руслан. – От душевной боли есть только одно действительно работающее средство – месть.

– Ты как? – не унималась медик, переключаясь на нового пациента. – Помощь нужна?

– Нужна. Мне, пожалуйста, двойной чизбургер и диетическую колу.

– Ещё одна шуточка – и я вобью тебе зубы так глубоко, что их будет проще достать через задницу! – свирепея на глазах, подорвался Эдриан.

– Воу, парень! – несколько оперативников из подкрепления, до этого переговаривающихся между собой, встали между Эдрианом и Русланом. Один из них, офицер, к которому товарищи обращались по имени Эрнест, поднял руки в примирительном жесте. – Не стоит вам сейчас ссориться. Вы на нервах, я понимаю, и всё же…

– А кто ссорится? – Руслан хрустнул затёкшей шеей. – Просто кто-то не знает, куда надо направлять свою энергию.

– Где была твоя сраная суперсила!? Та, из-за которой мы здесь! Та, из-за которой подставились ребята! Сволочь, ты понимаешь, что их кровь на тебе!? Может, сам напишешь письма их семьям!?

– Я не просил никого защищать меня, так что иди нахер со своими обвинениями! Давай, подай мне руку! Я встану и уйду отсюда, и больше ты НИКОГДА меня не увидишь, клянусь!

– Ну уж нет. Теперь ты повязан с нами, и будешь вместе с нами воевать, и сдохнешь тоже вместе с нами, понятно!?

– Заткнитесь! – сквозь слёзы, завопила Мария. – Заткнитесь! Заткнитесь!

– Мужчины, мы с вами не знакомы, но я тоже попрошу вас не конфликтовать, – медик подошла к даже не попробовавшему отмыться от своей и чужой крови Руслану. – Я понимаю: вы сейчас очень подавлены и хотите найти виноватых, но здесь их нет.

– А ты у нас ещё и психолог? – проворчал Руслан.

– Я лишь прошу вас проявить уважение к погибшим товарищам. И дать мне осмотреть ваши раны.

– Не люблю, когда меня лапают незнакомки. Потерпи хотя бы до второго свидания.

– Меня зовут Ольга, я – медик двенадцатого оперативного отряда российского корпуса ORF, и медик, не люблю хвастаться, но очень хороший.

– Мне нравятся девушки поскромнее. Ладно. Глянь. Что найдёшь – всё твоё.

Девушка опустилась на колени рядом с Русланом. Достав из набедренного кушака баллончик с обеззараживающим спреем, она начала обрызгивать почти все открытые места на его теле.

– Ай, – деланно скривился парень. – Блин, ребятки… Ну вот не могли вы появиться на пять минуток раньше? Как в кино, етить, запоздалые боги из машины…

– Простите, – сочувственно вздохнула девушка. – Мы получили лишь примерные координаты, и нам, по причине запрета на выход в сеть, не удалось отправить запрос загодя. Мы плутали по лесу минут сорок, да и вышли-то, в итоге, только на звуки выстрелов.

– У меня накопилось много вопросов к руководству, за последнее время, – горько проговорил Василий.

Краснов достал очередную сигарету, хотя пепел предыдущей ещё не успел погаснуть окончательно. Вика последовала его примеру. Она бы попросила у генерала его, куда более крепкое курево, не будь он отсюда за пару тысяч километров. Старый дутый монитор искривил и без того хмурое лицо Михаила ещё сильнее.

– Похоже, Тэйм была права, – протянул Михаил, пуская дым носом. – Врагов у нас больше, чем я предполагал.

– Генерал, – одновременно злобно и плаксиво прозвучал голос перебинтованной Катерины Кадавр. Она сидела на кушетке, в маленькой, не пострадавшей от бойни операторной, ныне служащей временным штабом командования, хоть Ольга и советовала ей лежать не двигаясь. Правая рука была сломана, как и половина рёбер, над бровью появился длинный, горящий внутренним огнём, порез. Самостоятельно встать она уже не могла – вывихнутая при взрыве, левая нога нестерпимо болела. Порванная и перепачканная кровью гражданская одежда, с накинутым поверх неё форменным пиджаком, смотрелась на ней, как на жалкой бездомной. – Всё из-за Резнова! "Агхарта" и эфемеры пришли сюда только и только за ним!

– Говори конкретнее.

– Нужно упрятать его не под защиту кучки новобранцев, а в действительно хорошо укреплённом месте! Желательно – в тюрьме ORF. Чтобы он был круглые сутки окружён сотнями, до зубов вооружённых, настоящих солдат! Засуньте ему чип слежения под черепушку! Рыпнется – взорвёте!

– И каждый из этих солдат может оказаться предателем, – парировал командир двенадцатого отряда, стоя посреди комнаты, скрестив на груди руки. – Их стало слишком много в последнее время. Кто-то явно старался помешать моему отряду обнаружить это место.

– Вячеслав, – обратился к рослому мужчине Краснов, – у Вас есть другое предложение?

– Генерал. "Агхарта" своего добилась, пусть Резнов и остался у нас. На их стороне и так сражаются другие Глаза Агнца, они обойдутся без ещё одного, зато им удалось посеять в наших рядах семена опасения и недоверия друг к другу.

– Позволю себе напомнить, что не все мои братья и сёстры примкнули к "Агхарте", – спокойно, но настойчиво перебила командира Мелани, сидящая рядом с Викторией. Девушка выглядела абсолютно умиротворённой; на её красивом, но словно лишённом огонька жизни лице было абсолютно бесполезно пытаться прочесть хоть какие-то эмоции.

– Это сейчас не важно, – продолжил офицер. – Боюсь, скрывать Резнова и дальше, будет стоить нам больших усилий. Мы должны сами атаковать "Агхарту", нанести превентивный удар.

– Вы знаете куда бить?

– Де Луго обмолвился, что они хотели доставить Руслана в Афганистан, – Вика стряхнула сигаретный пепел прямо на пол. – Уверена, "Агхарта" задумала что-то в этой стране, как и обсуждалось на Совете.

– "Эфемероптера" не принадлежит к "Агхарте", они лишь жалкие наёмники! – вспылила Катерина. – Я бы не стала строить предположения, основываясь на словах одного из них.

– Однако, несколько дней назад, там был потерян контакт с нашими разведчиками из американского корпуса, – заметил Вячеслав. – На мой взгляд, под руководством полковника Оруэлла слишком малые силы, чтобы, в случае чего, противостоять объединённым силам "Агхарты" и "Эфемероптера".

– Ты, что, глупец, хочешь предложить нам самовольно прыгнуть в пасть зверя!? – несмотря на боль, Катерина приподнялась на локтях. – Напасть на базу "Агхарты"? Столкнуться с Тенабраком, вечно снующим подле ублюдка Харроу?

– Я не говорю о прямом нападении. Как известно, лучшее место, чтобы спрятаться – под носом у врага. Темней всего под фонарём.

– Там нас искать не станут. Да и в спину ударить будет некому, – пожала плечами Мелани. – Если, конечно, предателя нет среди оставшихся в живых бойцов из шестого.

 

– Нет и не было! – настал черёд Виктории возмущаться. – Я доверяю каждому из своих людей!

– Зато я не доверяю никому из людей вообще. По крайней мере, живым.

– Отставить трёп! – Краснов помассировал виски. – У меня и так голова раскалывается, ещё вы разгалделись… Афганистан, значит? База Джека Харроу… Твою мать! Я рассказал о недавнем инциденте этой суке, Анне Тэйм!

– Что? Каком инциденте? – синхронно изумились Катерина и Вика.

Вячеслав сокрушённо вздохнул:

– Генерал, но зачем? Леди Анна, безусловно, заслуживает доверие, но…

– Бл*дь, да не знаю я! Само вышло! Я… – глаза генерала округлись, точно блюдца. – Сука! Она подмешала мне какую-то хрень в чай, из-за чего я стал таким разговорчивым!

– Хотите сказать, мальтийцы копают под нас? Это может стать международным скандалом.

– Ничего я не хочу сказать! Просто это усугубляет нашу проблему.

– Да в чём дело!? – не унималась Катерина.

– С позволения генерала, я введу вас в курс после совещания, – ответил Вячеслав. – Но, если кратко, то всё очень плохо.

– Плохо!? Всё крайне дерьмово! – Михаил покраснел от злости. – Но ничего… С госпитальерами я сам всё улажу. Коганович!

– Генерал! – вытянулся Вячеслав.

– Берёте на себя командование шестым отделом.

– Но ген… – дёрнулась Катерина.

– Молчать! Найдите более подходящее место, чтобы спрятаться. В России, в космосе, хоть на даче у вашей бабушки – мне сейчас не до этого! Слишком много внимания мы уделили очередному уроду, который даже не подтвердил наличие у себя какой-то там сверхъестественной силы.

– Позвольте, – вмешалась Мелани. – Этот парень действительно мой брат, я ощущаю это.

В минуту воцарившегося молчания, все уставились на высокомерно вздёрнувшую бледный подбородок Глаз Смерти. Несмотря на такое внимание, девушка не выглядела сколько-бы то ни было смущённой.

– И где ты раньше была? – наконец, вздохнула Вика.

– Чтож, – опомнился и Краснов. – Коганович… Слава. Сделай всё, чтобы Резнов не попал в лапы "Агхарты", по крайней мере до тех пор, пока мы не решим более важную проблему. Не знаю, зачем он им, и, надеюсь, не узнаю. В следующий раз, когда встретите кого-либо из "Эфемероптера", мать вашу, не трепитесь с ними, а стреляйте на поражение!

– Так точно, генерал.

– Оперативники в Афганистане справятся сами, у Оруэлла всё под контролем, он вчера докладывал. Никаких подозрительных активностей там нет, не считая потери связи с одной из групп рейнджеров, но, скорее всего, они сами нарвались. В любом случае, подождём. Поступайте, как сочтёте необходимым. Освобождаю вас от докладов. Краснов – конец связи.

Экран старенького монитора потемнел. Скорее всего, уже навсегда.

– Слав, – первой подала голос Мелани. – Что ты решил?

– Ничего. Пока что. Мне нужно переговорить с отрядом. С обоими отрядами.

– Хорош командир, – злорадно усмехнулась Катерина. – Хочешь снять с себя всю ответственность?

– Мне важно знать мнение подчинённых. И кстати, младший сержант Кадавр – Вы теперь одна из них, хоть я и очень сомневаюсь, что от Вас будет польза в таком состоянии.

Бывший подполковник неразборчиво проворчала что-то себе под нос.

– Мелани, мне нужна твоя помощь. Думаю, ты понимаешь, о чём я… Необходимо удостовериться, что мы будем рисковать не просто так.

– Ты ведь знаешь, это сильно меня ослабит, на какое-то время. А если на нас нападут снова?

– Тогда я защищу тебя.

В коридоре послышались громкие шаги, и уже через полминуты в дверном проёме показалась фигура "химеры", сразу за которой шли несколько оперативников в синих формах. В отличии от обнажённых, наскоро перемазанных красной краской андроидов "Агхарты", на этой машине была точно такая же одежда, как на бойцах ORF, и даже его визоры светились не мертвецко-белым, а приятным голубоватым оттенком. На плече робота сидел небольшой разведывательной бот, похожий на механического мотылька: такие использовались в различных боевых операциях, для слежки за позициями оппонента. Похожий издалека на птицу, он даже имитировал взмахи крыльями.

– Какого хрена!? – в руках Эдриана тут же оказался клинок. – Андроид!? Он ваш!?

– Можно сказать и так, – улыбнулась Ольга, взглянув на железного товарища. – Айдахо не наш, а один из нас.

– А я слыхал, что использование андроидов запрещено каким-то там постановлением, – вставил Руслан, с интересом разглядывая "химеру".

– Вы, вероятно, имеете ввиду двадцать четвёртый пункт восьмой статьи пакта о прекращении военных действий 2030-ого года, – механическим, но довольно приятным и дружелюбным голосом предположил андроид. – Резолюция, принятая Мировым Советом во втором чтении. Моё существование вовсе не идёт в разрез с данным пакетом соглашений. Я был создан за тринадцать месяцев до начала войны, но не принимал участия в боевых действиях, что означает, что мой демонтаж не являлся обязательным.

– Тебя всё равно должны были разобрать! – продолжал злиться Эдриан.

– Руководство ORF сочло моё существование полезным для их деятельности. Я не стану утомлять вас подробностями, но я прошёл довольно долгий путь, прежде чем заслужить себе место в отряде, под руководством старшего сержанта Вячеслава Когановича.

– Говоришь, был создан ещё до войны? – встал со стула Илья. – Ты – одна из вариаций "Марк-2"?

– Так точно. Два-точка-девять-точка-девять.

– Но… Все модели, вплоть до три-семь, были ликвидированы, а их детали использованы для поколения три-восемь и выше. Такие сейчас у "Агхарты", и изредка выпускаются для нужд ORF или в частное пользование.

– Модели с предустановленными блокаторами развития ИИ. Вы ошибаетесь: не все андроиды до три-семь были ликвидированы. Я функционирую в первозданном виде, если не считать значительных правок в систему искусственного интеллекта, совершенствующих спектр моего функционал.

– А знаешь, почему вас всех разбирали по винтикам? – не унимался Эд. – Вы были опасны для всех одинаково, не важно, на чьей стороне вы были! Сколько жестянок перебило своих же людей, стреляя им в спины? А сколько вы убили тех, кто уже бросил оружие!? А детей!? Детей, которые держали в руках камень или палку!?

– Выражаясь человеческим языком, – Айдахо оценивающе посмотрел на Эда, – меня не преследуют призраки прошлого, если Вас беспокоит моё психосоматическое состояние. Я осмелюсь сказать: очень странно слышать подобные обвинения от человека Вашего типа.

– Моего типа? – мечник поиграл так и не убранным клинком в руке, готовясь применить его в любой момент. – Это какого же?

– Так, прошу вас, прекратите! – Ольга встала между киборгом и андроидом. – Уверяю вас всех, вам не о чём беспокоиться – Ай-ди хороший!

– А кто ты такая, чтоб я верил тебе?

– Эдриан, – сорванным от рыданий голосом, просипела Мария. – Прошу… Хватит…

Выругавшись, мечник отошёл в дальний угол столовой и сел там, опершись о стену.

– Не догнали? – обернулась Ольга к андроиду.

– Нет, Олечка. Даже Мотыль не успел их отметить.

– Они же ранены, – удивился один из оперативников двенадцатого. – Как вы их не догнали-то?

– Я счёл, что будет неразумно далеко отходить от бункера, ради абстрактного шанса поймать "Эфемероптера". Я не рискнул подвергать оставшихся здесь людей такой опасности, поэтому принял решение вернуться.

– Мотыль – это вон та хрень у тебя на плече? – тыкнул Руслан пальцем в бота, неподвижно сидящего на своём пьедестале.

– Да. Я сам дал ему это прозвище, ввиду сходства с реально существующим прототипом из животного мира – Loxostege sticticalis.

– А?

– Луговой мотылёк.

– А-а. Оригинально. Можно погладить?

Дверь в столовую распахнулась вновь. В просторное помещение вошёл сержант Вячеслав Коганович, в сопровождении бесстрастной Мелани. За ними, едва поспевая, ковыляли израненные бывшие командиры шестого отдела: Вика помогала Катерине идти, поддерживая её за локоть, хотя по её лицу и казалось, что она не против сама поставить ей подножку.

– Айдахо, доклад, – остановив движение взгляда на Руслане, произнёс Вячеслав.

– Товарищ сержант. Мы не смогли нагнать их. Я счёл, что будет не разумно далеко отходить от бункера, ради абстрак…

– Соболезную вашей утрате, дамы господа, – перебил андроида офицер. – Я знаю, как это тяжело – терять товарищей, терять друзей. Но это война, а на ней, как известно, без жертв не обойтись.

Скрестив руки за спиной, Вячеслав принялся прохаживаться вдоль лежащих на полу, укрытых от белого света чёрным брезентом тел

– Буду с вами честен: командование на нас наплевало. Недавно случилось одно ужасное событие, и теперь у них полно других забот, возможно, действительно более важных, нежели поиск убежища для одного парня с магическим глазом.

Мелани присела около одного из тел, небрежно откинула брезент – окровавленная серая форма выдала в нём агхартовца.

– Отныне мы сами по себе, но это не значит, что мы позволим нас сожрать. Уж не знаю, временно это или насовсем, но я – ваш новый командир. Распоряжение генерала Краснова, если кто против – все жалобы знаете куда. По имеющимся у нас данным, де Луго и Глатьери отступили в Афганистан, под крыло генерала Харроу, а скорее всего, и своего командира – Потрошителя Кими. По другим данным, Харроу и сам планирует… – Вячеслав немного замялся, подбирая подходящие слова, – что-то. Как и прежде, планы "Агхарты" сокрыты от нас. Несмотря на это, я предлагаю нам самим отправиться в Афганистан и оказать поддержку американским товарищам, дислоцированным в этой стране в качестве пассивных наблюдателей.

По толпе пробежал возбуждённый гул. Даже Мария перестала плакать, изумлённо уставившись на очередного командира. Похоже, бойцы двенадцатого тоже не были готовы к такому решению своего босса.

– Позвольте узнать, – поправив очки, заговорил Илья. Уже ни раз он отказывался от глазной аугментации – другого бы и спрашивать не стали, а просто поставили бы перед фактом: операция или увольнение. Но Илья, каким-то странным образом, всё время избегал этого разговора с начальством. – Что такого ужасного случилось, что у командования нет времени помочь подвергшемуся нападению отряду, к тому же, в котором есть очень важная персона, которую желает захватить враг?

– Официальная версия: на базу российских вооружённых сил на Дальнем Востоке было совершено нападение сил "Агхарты". Потери незначительны, враг разбит, – Вячеслав глубоко вздохнул, глянув на заметно осунувшуюся Ольгу. – Версия настоящая: генерал Максим Самойлов предал Россию, перешёл к "Агхарте", впустил её боевиков на базу, откуда они похитили две ракеты класса "Кащей". Ударной мощи этого оружия хватит, чтобы стереть небольшой городок. Инцидент держится в секрете. Если всплывёт, что Россия не ликвидировала эти ракеты, после принятого Советом пакта, это может привести к ужасным последствиям, вплоть до новой войны.

Вячеслав вновь обвёл взглядом собравшихся – люди были изумлены и подавлены. А ведь мало кто действительно успел осознать весь масштаб катастрофы.

– Уж простите меня за мою прямоту, – заговорил Руслан, – но как вы умудрились просрать две – я уверен – не маленькие ракеты? Самойлов их, что, в сумку положил? И давно это случилось?

– Две недели назад. Во-первых, у Самойлова обширные связи, видимо, даже более крепкие, чем мы предполагали. После того, как ракеты были вывезены с базы, никто их не видел. Вероятно, помог некто очень влиятельный. Во-вторых, их содержание с вероятной эксплуатацией не находилось под юрисдикцией ORF – за их сохранность отвечала армия России.

– Мда. И куда я работать пришёл…

– Ты – Глаз Мора?

– Когда ж вы отстанете-то… Ну я, наверное.

Сержант покосился на Мелани, всё рассматривающую лицо мёртвого боевика.

– Он, – кратко ответила та.

– Сразу бы спросили у моей секретарши! – хлопнул себя по коленке Руслан. – А то достали, ей-богу! Ты, кстати, кто такая?

Мелани подняла на него взгляд своих разноцветных глаз:

– Значит, не помнишь меня, брат?

– Брат? Кажись, глазки нам достались от разных отцов.

– Странно. Но, в целом, не имеет значения. Я даже не могу понять, зачем Тенабрак так сильно хочет встречи с тобой, ведь ты ничем не интересней остальных.

– Об этом пофилософствуем позже, – вмешался Вячеслав. – Сейчас у нас очень мало времени. Возможно, "Агхарта" скоро пришлёт сюда ещё большие силы, а возможно, просто разбомбит это место. В любом случае, Айдахо – заводи машины! Сваливаем отсюда. Мелани. Приступай.

Без лишних слов, в наступившей звенящей тишине, девушка в чёрном плаще приподняла веки мертвеца. Чёрный глаз зашёлся густым дымом без запаха; негромкий, но отчётливо различимый гул заполонил помещение, заставив людей поёжиться. Чёрный вихрь, всасывающий в себя дрожащий воздух, появился на том месте, где мглой зиял проклятый глаз Мелани. Люди из шестого отдела отступили, опасливо зашептавшись, и даже видевшим сей обряд ранее бойцам двенадцатого отряда сделалось в крайней степени не по себе.

 

– Какого чёрта!? – в отличии от всех остальных, Эдриан медленно, осторожно сделал пару шажочков в сторону проведения пугающего ритуала.

Виктория с трудом оторвала взгляд от ужасного, но завораживающего зрелища, чтобы проверить товарищей: Мария и Василий прижались друг к другу ещё сильней, ёжась от страха; красные глаза Катерины, казалось, сейчас выпрыгнут из орбит, и лишь Руслан не проявлял совершенно никаких эмоций.

– Я прошу вас: сохраняйте спокойствие, – Айдахо успокаивающе поднял руки. – Для вас нет совершенно никакой опасности. Если, по окончании ритуала, вы почувствуете эмоциональную опустошённость – я открыт для разговора.

Глаза мертвеца моргнули. Ещё один раз, ещё, и снова. Вика моргнула и сама, протёрла глаза ладонью. Мертвец вновь сомкнул и разомкнул веки. Нет – ей не показалось.

Мёртвый агхартовец открыл рот. Как рыба, выброшенная на берег, он пытался ловить ртом воздух, но безуспешно – лёгкие больше не работали.

– Тебе больше нет места в мире живых, – от голоса Мелани веяло холодом и смертью. Так говорили человекоподобные чудища в старых фильмах, снятых ещё на паршивого качества плёнку. – Ты чувствуешь меня, ушедший? Внемли моему голосу.

– Я-а-а… – губы агхартовца остались в замороженном открытом положении. Потусторонний голос, похожий на гуляющий в узком каньоне ветер, проник в уши людей, но определить его источник было невозможно. Хотя, не стоит себя обманывать – говорил агхартовец, прямиком из… ада? Лимба?

– Кому служил ты, мир живых покинувший? – продолжала Глаз Смерти.

– Джек… Харроу…

– Что он задумал? В чём план Харроу?

– Я… не знаю…

– Каков план твоих владык? "Агхарта". Что было вам приказано!?

– База… Афганистан… Ожидание…

– Зачем? Чего ждали вы?

– Встреча…

– Встреча кого?

– Я… не знаю…

– Зачем нужен вам Резнов Руслан?

– Я… не знаю…

– Глаз Света! В чём план моего брата!? – нотка гнева предательски пролезла в закладывающий уши голос Мелани. – Тенабрак? Ты его видел!?

– Афганистан… Встреча…

Голос Мелани завибрировал ещё сильнее, отчётливая рябь прошла по всему её телу:

– Вы похитили опасное оружие. Что тебе о нём известно?

– Я… не знаю…

– Мелани, я отмечаю угрозу внутреннего повреждения твоего организма, – осторожно вставил Айдахо. – Я рекомендую прекратить сиё действо.

Вячеслав бесстрашно подошёл к девушке сзади, приобняв за плечи:

– Он просто пешка, и больше ничего не знает. Отпусти его.

– Освободи-и… – прохрипел потусторонний голос.

– Мелани, хватит! Это приказ!

Тёмный свет – возможно ли такое понятие? – прекратил струиться из глаза девушки, заполняя всё вокруг нотками ужаса. Сотрясание воздуха ушло, а ослабевшая Мелани опустилась в объятия Вячеслав. Дважды умерший мужчина затих, не закрыв рот и глаза.

– Надеюсь, все, кто так мечтал посмотреть на мою силу в действии, только что передумали, – подытожил Руслан.

– Агхартовец сказал о встрече, к которой готовятся Харроу и Тенабрак, – Вячеслав усадил ослабевшую девушку на скамью. – Уверен, они ждут именно Самойлова. Уж не знаю, как именно они распорядятся "Кащеями", но, в любом случае, мы обязаны им помешать.

– А нельзя было провести этот… обряд до того, как мы связались с Красновым? – спросила Катерина. – У нас были бы хоть какие-то аргументы.

– Крайне неубедительные, особенно для генерала – он не доверяет Глазам Агнца, даже тем, кто служит в ORF. В любом случае, мы этого не сделали, и незачем полемизировать. Двенадцатый и шестой отряд, слушай мою команду: мы отправляемся в Афганистан, провинция Кунар. Наша задача: помочь американскому отряду разведки проследить за действиями "Агхарты" в регионе. В случае обнаружения Самойлова, необходимо взять его под арест и вызнать о "Кащеях".

– Может, можно выудить информацию из памяти "химер"? – спросил кто-то в толпе.

– Не получится, – Илья деловито протёр запотевшие очки подолом мятой рубашки. – Неприятное побочное свойство КЭТ – он полностью стирает весь кэш андроидов. А тот, что с ракетницей – в его систему был интегрирован "спящий" вирус, активировавшийся прямо перед отключением, полностью сжёгший память.

– Меры предосторожности. Жестоко, – изобразил грустные нотки Айдахо.

– Мы не можем просто уехать отсюда! – Мария, наконец, нашла в себе силы встать, оттолкнув от себя Васю. – Не можем оставить тела наших друзей здесь, посреди леса!

– Рядовой, – Вячеслав бросил на девушку взгляд неопределённого характера, – я сожалею вашей утрате, повторюсь, но у нас нет времени на похороны. Мы оставим тела здесь…

– Нет! Нет! Я не согласна! Я никуда не поеду, пока мы не захороним их со всеми почестями!

– …и сообщим в штаб. Они заберут тела для подобающего погребения.

– Нет!

– Машенька, позвольте мне…

– Отвали, жестянка! Вика, скажи им!

А что она должна сказать? Виктория полезла в карман брюк… Вот дерьмо, сигареты кончились! Давно она не смолила так яростно, как в последний час, словно стараясь ещё больше выжечь себя изнутри. Лиза всё уговаривала её бросить, походить с ней в спортзал, вернуть былую подтянутую форму. Теперь она очень жалела, что отказывала каждый раз, выбирая стакан и курево. Теперь альтернативы, кажется, не осталось.

– Мария. Сержант прав. У нас нет времени.

– Но… Вика!

– Лиза была и моим другом. Тварь, что убила её, твари, что убили наших пацанов… Мы догоним их. И отомстим.

На глазах девушки вновь засверкали солёные капельки.

– Мне также тяжело, как и тебе, как и всем нам, всей нашей маленькой семье, лишившейся своих членов. Но мы живы. И будем жить и бороться ради тех, кого с нами больше нет. Ради тех, кому только предстоит родиться, неся в себе гены убитых отцов.

– Когда всё закончится… мы почтим их… память…

– Конечно, Маш. Конечно. Обещаю.

– Айдахо, – ничуть не смутившись женских сентиментов, Вячеслав вернул приказной тон, – запрограммируй автопилот грузовика "Агхарты" добраться до питерского штаба. Погрузим в него мёртвых и серьёзно раненных.

Катерина, до этого сидевшая тихо и не слышно, встрепенулась:

– Но у нас нет серьёзно раненных!

– Есть, сержант. Кадавр. Вы.

– Нет! Я… Я готова нести службу! Я не брошу своих людей!

– Напомню, что они больше не под Вашим руководством.

– Да какая разница! Они теперь мои товарищи! Я взяла ответственность за их жизни!

– И полностью провалили поставленную руководством задачу, подведя их. Нет смысла пререкаться – это приказ. Вы возвращаетесь в штаб.

– Нет! Виктория, прошу Вас, скажите, что я могу быть полезной!

– Да какого хрена, чуть что, вы все сразу на меня всё валите?! – вспылила Виктория. – А чего это ты уезжать не хочешь? Сама же говорила, что назначение тебе не в радость! И наша неприязнь, поверь, взаимна! Да и перед начальством тебе уже не выслужиться, меняя нам подгузники. В бою от тебя проку не будет, так зачем ты нам нужна?

Катерина умоляюще поискала помощи в глазах остальных оперативников. Никто не отвёл взгляд, но и сострадания или поддержки она не нашла.

– Но не надейся, что на этом для тебя всё кончится. Я не отпущу тебя, пока не получу ответы.

– Я просто хотела как лучше… И сейчас хочу остаться с вами. Я – солдат, верный своему делу. Как и все вы!

– Где полковник Фёдор Онегин? Почему тебя назначили верховодить вместо него?

Катерина тихонько застонала. Казалось, её израненное тело сейчас развалится на части, разошедшись по швам – так жалко она выглядела.

– Фёдор Андреевич Онегин? – Айдахо явно принялся шерудить базу данных. – Я удивлён. Я не могу найти записей о его отставке.

– И не найдёшь, – горько издала какой-то хрипящий звук Катерина. – Делу не придали огласки. Онегин обвинён в связи с "Агхартой", передаче им стратегически важной информации.

– Невозможно, – среди изумлённого шёпота лишь голос сержант Когановича выделился уверенными нотками. – Я знал Фёдора. Он бы никогда… Крайне маловероятно. Всё из-за того, что он когда-то служил у Самойлова?

– Мне почём знать? Сделали меня козлом отпущения… Я только недавно вернулась в Россию, была интендантом в военной тюрьме Влёра, сразу получила назначение в Питер. Обрадовалась ещё, дура…


Издательство:
Автор
Поделиться: