Название книги:

Владимир Путин. 20 лет у власти

Автор:
Виталий Третьяков
Владимир Путин. 20 лет у власти

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

От автора

Очередное предложение написать книгу о Путине меня не удивило, но озадачило. Не удивило потому, что к настоящему времени Владимир Путин окончательно и, надо думать, бесповоротно превратился не только в одного из самых влиятельных политиков мира и в историческую фигуру, заслонившую собой всех руководителей России за предшествующие полвека, но и в того, кого в науке принято называть культурным героем, – то есть в мифическое существо, дарующее людям блага цивилизации и открывающее перед ними неведомые ранее перспективы развития.

Политиков, обожествляемых (не важно, в каком смысле – ангельском или демоническом) при жизни, если быть объективным, совсем немного в истории любой страны и в мировой истории тоже. Во всяком случае, гораздо меньше, чем просто знаменитых политиков. Поэтому, а также потому, что Путин продолжает оставаться действующим персонажем российской и мировой истории, всем в России и всем, кто хоть в какой-то степени неравнодушен к политике, интересно знать как можно больше о нём, если даже эти знания настолько далеки от реальности, что сами уже являются мифами.

Озадачило же меня это предложение тем, что, в принципе, всё главное о Путине я уже давно и многократно сказал и написал. А сочинять книгу о том, что тобою уже хорошо изучено и описано, просто скучно.

Тем не менее я откликнулся на это предложение. Но, как мне кажется, самым логичным в данном случае образом. Я решил собрать под одной обложкой всё наиболее существенное, что было мною написано о Путине и его политике с 1999 года. И я вполне серьёзно и ответственно, без всякой авторской фанаберии (ну разве что чуть-чуть и с нею), утверждаю: те, кто прочитает хотя бы три – в любом наборе – большие мои статьи из этой книги, получат самое точное представление о Путине как политике (а отчасти и как о человеке) и о том, что и как он будет делать, как минимум, в ближайшие пять лет. А насколько убедительной окажется моя интерпретация (или реконструкция) внутренних, не публичных, рассуждений Путина для читателей этой книги, посмотрим.

Теперь мне остаётся сообщить только несколько формальных вещей.

Как всегда при перепубликации, я ничего не меняю в своих текстах, написанных годы или даже десятилетия назад. Это мой принцип, которому я остаюсь верен, даже если какие-то мои прогнозы (как правило, «технические», а не сущностные) и не сбылись. Впрочем, это случалось очень редко.

В некоторых статьях, особенно уж очень давних, я делал небольшие изъятия, Но это только в тех случаях, когда изъятые пассажи касались совсем не значительных сегодня фактов и персонажей или были, так сказать, лирическими отступлениями, актуальными исключительно на момент публикации той или иной статьи. Разумеется, ни одно из этих сокращений никак не изменяет и не искажает концептуальную суть и фактографическую основу собранных в этой книге моих текстов.

Итак, всех неравнодушных к Владимиру Путину, России и к тому, что часто называют не слишком ещё устоявшимся термином «путинизм», я приглашаю прочитать (или, по меньшей мере, пролистать) эту книгу.

Остальные могут не беспокоиться.

Но есть ли сейчас такие в самой России и в её геополитических окрестностях, за её границей, которая, как весьма тонко заметил наш культурный герой, «нигде не заканчивается»? Сомневаюсь…

Виталий Третьяков,

август 2018 г.

Вся правда о Путине

Кто из правителей России действительно велик?
(О критериях и оценках величия руководителей России XX века и до наших дней)

Хронологически эта статья должна бы быть одной из последних или даже самой последней в данной книге. Но я вынес её в начало по очевидной причине: в этой статье на основе исключительно объективных критериев я сравниваю «величие» тех, кто возглавлял нашу страну в XX веке и в начале нынешнего. Среди них, естественно, и Путин.

Статья написана в марте 20 7 6 года (то есть за два года до окончания третьего президентского срока Путина) и тогда же опубликована в «Комсомольской правде». За почти три прошедших года, да простится мне это утверждение, статья совершенно не устарела. Просто потому, что показатели по всем критериям, по которым я оцениваю ключевые политические фигуры России за прошедший век с небольшим, не изменились – в том числе и у Путина.

Таким образом, данная статья фактически подводит исторический итог всех трёх президентских легислатур Путина – с 2000 года и по сегодняшний день. И если бы эта статья не была написана мною три года назад, мне пришлось бы специально сочинить её сегодня для этой книги.

В последние недели в России вновь резко возрос общественный интерес к оценке роли лидеров, руководивших страной в разные годы. Внешне это связано как с недавними юбилейными датами: 85-летие Ельцина и Горбачёва, 60-летие XX съезда, на котором Хрущёв произнёс свой доклад о культе личности Сталина, – так и с юбилеями приближающимися – 100-летием Февральской и Октябрьской революций. А тут уже актуальны имена Николая II, Керенского и Ленина. Но подспудно, конечно же, общественная мысль и общественное сознание России пытаются, наконец, окончательно определиться в оценке всех этих главных политических фигур XX века, а равно и тех, кто возглавляет Россию сегодня. Действия последних, естественно, рассматриваются на фоне их предшественников.

Вожделенного плюрализма мнений сейчас хоть отбавляй. А вот с объективностью проблемы – плюрализм стремительно перетекает в волюнтаризм и отсебятину: что ни эксперт, то своя позиция и система аргументации. Но это ещё полбеды. Ныне принято, что о политиках публично судят не только и даже не столько историки, политические аналитики и народ, который, по-моему, вообще должен быть главным арбитром в этих дискуссиях. Нет, с телевизионных трибун – самых мощных и самых влиятельных по воздействию на массы – вердикты выносят театральные критики и киноартисты, эстрадные певцы, литераторы средней руки и мелкого калибра, «лидеры» микроскопических партий, весь политический и электоральный капитал которых состоит из регистрации в министерстве юстиции. Ну и главные держатели контрольного пакета по влиянию на массовое общественное мнение – поп-звёзды и шоумены с отпочковавшимися от них камедивуменами.

Ничего не поделаешь: массовое общество через массовое образование производит массовое невежество, а через средства массовой информации и пропаганды воспроизводит его. Как этому противостоять – вопрос отдельный. Но, может быть, можно (можно попытаться) предложить обществу максимально объективные критерии для оценки величия или ничтожества наших государственных лидеров?

У меня есть собственная формула определения «величия» российских (как, впрочем, и любых других) правителей. Вот она:

Плохой правитель оставляет страну в худшем состоянии, чем получил её.

Ничтожный правитель за два-три года уничтожает величие страны, длившееся десятилетия или даже столетия.

Хороший правитель оставляет после себя страну в состоянии не худшем, чем получил.

Великий правитель оставляет страну в таком величии, что два последующих правителя, если они плохи, не могут это величие порушить.

Гениальный правитель за годы восстанавливает величие разрушенной до него страны и определяет сохранение этого величия на десятилетия вперёд.

Отталкиваясь от этой, по-моему, безупречной формулы, я и решил на основании по возможности объективных, хорошо верифицируемых и одновременно максимально ясных критериев определить величие государственных лидеров, возглавлявших Россию (под разными названиями) в XX веке и до наших дней включительно. Взял десять ключевых фигур. Хронологически: Николай II, Керенский, Ленин, Сталин, Хрущёв, Брежнев, Горбачёв, Ельцин, Медведев, Путин (Медведев в этом списке стоит раньше Путина потому, что президентство Путина продолжается и сейчас).

Критерии успешности правления

Теперь о критериях. Их тоже десять. И я перечислю эти критерии с кратчайшими (для данного текста) комментариями.

1. В лучшем, примерно в том же или в худшем состоянии оставил страну данный лидер по отношению к тому, какой он её получил. По сути, это самый важный критерий, но для такой сложной страны, как Россия, да ещё и с учётом того, что история – это ещё и история войн (и многого другого), ограничиться только им было бы неправильно. Обозначу этот критерий буквой «И» (итог).

2. Второй критерий (Т) более чем конкретен и легко проверяется – увеличил за время своего правления данный лидер территорию страны или она уменьшилась.

3. Таков же и следующий критерий: численность населения в начале и в конце правления (Н).

4. То же можно сказать и о следующем критерии – уровне жизни населения (У).

5. И этот критерий легко проверяется цифрами – общая мощь экономики России в начале и в конце правления (Э).

6. Общий итог военных побед или поражений (включая Гражданскую войну, а также «необъявленные войны»). Критерий, обозначенный буквой «П».

7. Уровень международной суверенности и реальной внутренней независимости страны при начале и в конце правления (С).

8. Уровень глобального влияния России, включая идейное влияние (Г).

9. Как правитель ушёл из власти: свергнут; вынужден был уйти под угрозой свержения; бежал; ушёл по устоявшейся (законной) процедуре или в результате смерти и пр. (власть – критерий «В»). Это очень важный критерий, и он, я уверен, гораздо важнее того, как правитель власть получил. Прийти к власти можно любым путём, в том числе и путём государственного или дворцового переворота, бунта, революции, то есть, строго говоря, нелегитимно. Например, для монархической системы любой республиканский правитель, взявший власть в стране, не только не правомочен, но и вообще государственный преступник. Но низвержение из власти (любым путём) – это бесспорный проигрыш политика, в том числе и в глазах общества и с точки зрения истории.

 

10. Негативный, нейтральный или позитивный образ правителя в памяти народа, в массовом общественном сознании (О). Я уже сказал (и чем больше живу, тем больше в этом убеждаюсь), что в конечном итоге именно народ выносит главный, самый точный и самый справедливый вердикт качеству правления и качествам правителя.

Оценки

В следующей ниже таблице я расставил правлению упомянутых государственных лидеров очень простые и всем понятные оценки по всем десяти критериям: «+» – в конце правления ситуация была лучше, чем при получении власти;«-» – хуже; «=» – осталась примерно такой же.


Мне нужно дать несколько (далеко не все из возможных) комментариев к выставленным оценкам. Сделаю это совсем кратко и бегло, через конкретные примеры – просто чтобы продемонстрировать логику выставления этих оценок.

Критерий Т. Плюс у Ленина стоит потому, что, взяв власть практически в одной России, он к концу своего правления собрал в виде СССР почти всю, за некоторыми исключениями, территорию бывшей Российской империи. Ельцину я поставил щадящую оценку «=», хотя, строго говоря, ему можно поставить в вину, что многие и делают, участие в разрушении СССР (то есть Большой России). Тогда у него стоял бы в этой графе безоговорочный и справедливый минус.

По критерию глобального влияния (Г) Хрущёв получил минус из-за ссоры с китайским руководством и, соответственно, потери влияния на крупнейшую по населению страну мира.

Иерархия величия правителей

Теперь мне остаётся лишь суммировать выставленные в таблице оценки и проранжировать список данных государственных лидеров согласно этим оценкам.

Ленин 10+

Сталин: 10+

Путин: 10+

Брежнев: 9+, 1=


Медведев: 4+, 6=

Хрущёв: 3+, 4=, 3-


Николай II: 4+, 1=, 5-


Ельцин: 2=, 8-

Горбачёв: 1+, 9-

Керенский: 9-, 1 =


Итак, вот реальная иерархия успешности правления тех, кто возглавлял Россию (под разными названиями) от начала XX века и до сего дня.

Совершенно очевидно, что она делится на четыре уровня.

Верх иерархии. Бесспорно успешные правители, показавшие максимальный положительный результат правления: Ленин, Сталин, Путин и Брежнев. Первые поставлены мною выше Путина не столько в хронологическом порядке, сколько потому, что на годы их правления пришлись Гражданская и Великая Отечественная войны, что, разумеется, чрезвычайно усложняло стоявшие перед ними задачи.

Самый низ иерархии. Бесспорно провальные правления и, соответственно, катастрофически неудачные для страны правители (абсолютно отрицательные результаты правления): Керенский, Горбачёв и Ельцин. Строго говоря, Горбачёва, который лишь по одному критерию (прирост населения) обошёл Керенского, нужно поставить ниже премьер-министра Временного правительства, так как Керенский возглавлял страну лишь несколько месяцев, да ещё во время мировой войны и в условиях фактического двоевластия, а Горбачёв – шесть с лишним лет, в мирное время и обладая в начале своего правления почти абсолютной властью.

Чуть выше провальных правителей, но, по сути, немногим отличаясь от них, находится отрицательная фигура (минусов больше, чем плюсов) Николая II. Он получил Россию, причём без всяких усилий со своей стороны, в отличном состоянии. Но, довольно успешно правив ею на протяжении пятнадцати лет (отсюда и четыре плюса), затем стремительно довёл её до краха и распада.

Наконец, промежуточные фигуры, у которых примерный баланс положительных и отрицательных результатов правления (Хрущёв) или отсутствуют очевидные удачи, но и нет большого числа неудач (Медведев).

Тут ещё стоит заметить, что 7 из 10 перечисленных руководителей государства уже ушли из жизни, а Горбачёв не имеет шансов вернуться к руководству страной. И только у Путина и Медведева показатели могут измениться, ибо первый продолжает оставаться в Кремле, а для второго такая возможность не исключена. При этом для Путина такое изменение означало бы только снижение, ибо он уже находится на самом верху, а вот Медведев может как подняться выше, так и опуститься ниже своего нынешнего (промежуточного) уровня.

Достаточны ли критерии?

У многих может возникнуть резонный вопрос: а почему автор проигнорировал столь очевидную и болезненную проблему репрессий и жертв, а также вопрос о демократичности правления того или иного лидера и его реформатство либо отсутствие оного? Отвечаю, начиная с последнего.

Реформаторство имеет смысл брать в расчёт только в случае успеха реформ и уж точно тогда, когда они не привели к прямой катастрофе, в первую очередь – к распаду страны.

Был ли Горбачёв реформатором? Очевидно, да. Но результат плачевный (в том числе и для него самого). Так что тогда – добавлять Горбачёву лишний плюс как реформатору? Абсурд. То же, кстати, относится и к Ельцину.

Брежнев вот никаким реформатором не был и даже, что бесспорно, ввёл страну в застой (в стагнацию). Но тем не менее он передал её преемникам одной из двух мировых сверхдержав, причем сверхдержавой абсолютно по всем параметрам. Не реформатор, но всё сохранил, даже нарастил и явно со спокойной душой и чистой совестью ушёл в могилу и в историю.

Правда, можно утверждать, что лидеры-реформаторы работают не на настоящее, а на будущее. То есть сознательно проводят страну через кризис (реформы), часто сами ослабляя или даже теряя свою власть, но зато обеспечивают стране лучшее будущее. Я бы согласился с этим, да проблема в том, что, строго говоря, всех упомянутых правителей, за исключением разве что Брежнева, можно так или иначе отнести к реформаторам (контрреформы ведь тоже реформы), только одни были реформаторами успешными, а другие – провалившимися. Посему данный критерий абсолютно никак не повлияет на расстановку правителей в нашей иерархии. Следовательно, этот критерий избыточен. Проще говоря – лишний.

Вопрос жертв («исторической цены») крайне важен. Но, если быть кратким, он поглощается двумя моими критериями: итоговыми показателями роста или падения численности населения при том или ином правлении (и Сталин здесь оказывается с плюсом, а Ельцин – с минусом), а также историческими обстоятельствами. Могли ли не быть репрессии в ходе вооружённого захвата власти и Гражданской войны (Ленин), послереволюционного термидора (Ленин, Сталин)? Конечно, нет. И не только в России.

С другой стороны, а зачем было Хрущёву не в начале железного XX века, а уже во вполне гуманные и почти пацифистские 60-е годы, да ещё понаездившись по «демократическому Западу», расстреливать митингующих в Новочеркасске? Об участии Никиты Сергеевича в репрессиях времён Сталина я уже не говорю. Ну и, конечно, сразу же встаёт вопрос о расстреле Белого дома (законно избранного демократического парламента) «демократом и реформатором» Ельциным аж в 1993 году! Борис Николаевич за собственную власть сражался не менее яростно (но в условиях конца XX века), чем Сталин в первой его половине.

Второй критерий, по сути вбирающий в себя проблему репрессий, – это «народное признание» (критерий О), а точнее – историческое прощение, полученное от большинства народа за жертвы, принесённые на алтарь достижений и побед, если таковые имелись. И похоже, что большинство народа Сталину, хотя живы ещё многие из пострадавших от этих репрессий, а тем более – их дети, эти жертвы уже простило, а вот Ельцину и Горбачёву – до сих пор нет. Главная причина такого всепрощения очевидна: при Сталине были победы и достижения, у Горбачёва и Ельцина – нет.

Словом, и от критерия «репрессивности правления» я отказался вполне сознательно. Но хотел добавить такой критерий, как «уровень демократичности правления». Но и от него пришлось отказаться. По двум причинам.

Во-первых, я решил проверить эффективность и полезность этого критерия, отталкиваясь от прямо либеральных оценок демократичности наших правителей. Я отбросил весьма спорное понятие «тоталитаризм» и вполне бесспорные, но тавтологичные тому, чем я воспользовался, понятия «тирания», «диктатура» или «деспотия». Сталин, конечно, был тираном и деспотом. Но мне нужны были предельно ясные и одновременно концентрированные определения. А выбрал такие: авторитарный правитель и демократический правитель. И, отталкиваясь как раз от оценок наших либералов (самых, как известно, беспощадных), отнёс к числу авторитарных правителей Ленина, Сталина, Брежнева и Путина, а к числу правителей-демократов Николая II (несмотря на то что был самодержцем и императором), Керенского (несмотря на то что в октябре 1917 года он фактически стал диктатором), Хрущёва (хотя утверждать, что Хрущёв правил демократически, могут только изощрённые остроумцы-парадоксалисты), Горбачёва, Ельцина (хотя лично для меня утверждение «Ельцин – демократический правитель» является абсолютным оксюмороном) и Медведева. А потом приложил эти оценки к тем, что уже были собраны в таблице.

И что получилось? А то, что все четыре авторитарных правителя так или иначе собирали воедино распавшуюся страну (лишь Брежневу не пришлось этим заниматься) и восстанавливали её из послевоенных (Ленин, Сталин) или реформаторских (Путин) руин. И кстати, в конечном итоге наращивали численность населения страны и её размер.

А при большинстве правителей-демократов (Николай, Керенский, Горбачёв, Ельцин) страна распадалась, уровень жизни населения резко падал, международное влияние резко уменьшалось (Керенский, Хрущёв, Горбачёв, Ельцин), а внешний суверенитет и внутренняя независимость истончались (Керенский, Горбачёв, Ельцин). Демократизм такой ценой (это, в частности, к вопросу об «исторической цене»)? Это, по-моему, уже не демократизм, а какой-то мазохизм. По отношению к населению – ещё и садизм. Так что я не за демократию и не за авторитаризм, а за то, что приносит благо стране и большинству её населения. А это чаще всего специфическое для данной конкретной страны сочетание демократических и авторитарных (спокойнее: командных) методов не только управления, но и правления.

Что же касается собственно демократических реформ, то я бы сказал так: не умеешь их проводить без тяжких последствий для страны и населения – не берись! Лучше останься в истории и в памяти народа Брежневым, чем Горбачёвым…

Можно, конечно, взять в расчёт в качестве критерия ещё и совершённые тем или иным лидером государственные перевороты. Но и тут картина весьма парадоксальная для блюстителей демократических ценностей. Государственные перевороты наши отечественные лидеры, считающиеся демократами, осуществляли ничуть не реже, чем авторитарные правители. Это и Керенский (октябрь 1917 г.), а до него и те, кто принудил Николая II к отказу от трона, и Ельцин (осень 1991 и осень 1993 годов). Некоторые считают, что и Хрущёв, и Горбачёв, ослабивший власть государствообразующей и конституционной КПСС. Среди же авторитарных правителей в этом можно обвинить только Ленина и Сталина.

Наконец, выставление плюсов и минусов по данному критерию (демократизм – авторитаризм) нисколько бы не изменило итоговую иерархию – каждый бы остался на своём, уже определённом ему плодами его деятельности месте.

Получается, что выделенные мною 10 критериев и необходимы, и достаточны. А предлагать новые можно до бесконечности. Я и сам могу предложить, например, критерий интеллектуальности. Ну и что он даст? То, что Ленин и Сталин поднимутся ещё выше (а куда, собственно, выше?), Хрущёв опустится ещё ниже. Ну и Брежнев получит лишний минус по сравнению, например, с Николаем [L Однако при Брежневе страна сохранилась, а в результате правления интеллектуала (?) Николая распалась. Интеллектуальнее ли Горбачёв Хрущёва? Конечно. Но Никиту Сергеевича только свергли, а Михаил Сергеевич сначала привёл страну к краху и распаду (не желая этого), а уже затем был свергнут.

В политике результат засчитывается не по интеллекту правителя, а по плодам правления.

Так что те, кто не желает согласиться с моей логикой и отобранными на её основе критериями, вольны в своих мнениях. Переубеждать я их не собираюсь. А вот если они предложат иной набор критериев и оценок, тогда я и выскажу своё отношение к их «калькуляции». И уж точно найду поводы эту калькуляцию раскритиковать, а эти оценки аргументированно поставить под сомнение.

Комсомольская правда, 11.03.2016


Случилось так, что в данной статье я сделал одну серьёзную ошибку. А именно: написал, что население России при Путине увеличилось. Кто-то из моих читателей сразу же после публикации статьи указал мне на это. И тут же составил текст с соответствующей поправкой и извинениями перед редакцией и читателями «Комсомольской правды» и направил его главному редактору «КП» Владимиру Сунгоркину.

 

Он счёл, что поправка существенно не влияет на смысл и аргументацию статьи, а потому обнародовал моё письмо не в бумажной версии газеты, а лишь на её сайте.

И я решил не менять для этой книги текст статьи. Просто для того, чтобы никто, заглянув в Сеть и обнаружив там то, что было опубликовано, не обвинил меня в корректировке статьи задним числом. Но ниже я привожу текст моего обращения в «Комсомольскую правду» – с соответствующими уточнениями.

Кстати, по данным Росстата, численность населения России на начало 2018 г. составила 146 877 тыс. человек против 146 890 тыс. в 2000 г. То есть и на данный момент проблема уменьшения населения России Путиным не решена. И в его указе, подписанном прямо в день инаугурации, то есть 7 мая 2018 г., и называющемся «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», именно эта проблема обозначена первой, а соответствующая цель формулируется очень конкретно и определённо: «обеспечение устойчивого естественного (выделено мной – В.Т.) роста численности населения Российской Федерации».

Читателям и редакции «Комсомольской правды»

Меа culpa: я ошибся в одном показателе, а соответственно, и в одной из оценок.

Кто-то из посетителей моих сетевых блогов поставил под сомнение то, что за время правления Путина численность населения России – даже с учётом воссоединения с Крымом – выросла. А у меня в статье по этому показателю Путину поставлен плюс.

Хотя я и выверял перед отправкой статьи в редакцию «Комсомольской правды» все цифровые показатели, решил проверить справедливость этого упрёка. И должен признать, что я ошибся, а тот, кто мне на это указал, прав.

Согласно данным Росстата, в 2000 году, первом году президентства Путина, население России составило 146 890 тыс. человек, а 1 января 2016 года – 146 520 тыс. человек. То есть население уменьшилось на 370 тыс. человек.

Соответственно, по показателю Н (население) Путин на данный момент должен иметь не плюс и даже не знак «=», а минус. И, таким образом, в итоговой иерархии он должен переместиться с третьего на четвёртое место – ниже Брежнева (а у меня было наоборот).


Ленин 10+

Сталин: 10+

Брежнев: 9+,1=

Путин: 9+, 1-


Почему я ошибся? Из-за невнимательности (показатели очень близки), но главное, из-за того, что начиная с 2010 года численность населения в России каждый год растёт. Под влиянием этой динамики мой глаз и оказался.

Мне очень жаль, что так получилось, и я приношу всем, кто прочитал мою статью, и в первую очередь читателям «Комсомольской правды» и редакции газеты, свои извинения.

Мне тем более обидно за эту ошибку, что я, составив первый вариант таблицы своих оценок и просуммировав их, обнаружил, что тройка лидеров (Ленин, Сталин и Путин) имеет абсолютно одинаковые показатели – по десять плюсов. Само по себе это маловероятно, что подтверждается и тем, что во всех иных случаях нет ни одного полного совпадения показателей.

Я ещё раз проверил все свои оценки и некоторые изменил, скорректировал. Не в целях какой-либо лакировки, а ради объективности. В результате, например, незначительно, но улучшились показатели Хрущёва и Ельцина. Что, впрочем, не изменило расстановку персонажей в общей итоговой иерархии. Но и в ходе этой проверки оценка Путина по изменению численности населения страны у меня осталась той же – плюс, хотя я ещё раз просмотрел соответствующие статистические данные.

Итак, хотя моя статья является не научным, а журналистским текстом, пусть и аналитическим, я должен признать, что этой своей оценкой, пусть и невольно, я исказил истину.

Однако ещё раз обращаю внимание читателей на то, что моя ошибка не повлияла на итоговую расстановку руководителей России – Путин хоть и опустился на одно место, но всё равно остался в той же группе лидеров, с большим отрывом опережающих всех остальных, чья деятельность анализировалась в моей статье.


Сайт «Комсомольской правды», 16.03.2016

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Алисторус
Книги этой серии:
Поделится: