Название книги:

2000-е. Властелин бухгалтер, или Когда орлы на скалах строят гнезда

Автор:
Разалия Третьяк
2000-е. Властелин бухгалтер, или Когда орлы на скалах строят гнезда

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

С 1 января 45 года до н. э. римский диктатор Гай Юлий Цезарь ввел численник, разработанный в Риме александрийскими астрономами во главе с Созигеном. Он был основан на том, что астрономический год примерно равен 365,25 (суток) (365 суткам и 6 часам). Этот календарь назвали юлианским. Для того, чтобы выровнять шестичасовое смещение, ввели високосный год. Три года считалось по 365 суток, а в каждый год, кратный четырём, добавлялись одни дополнительные сутки в феврале.

2000 год

Вот и наступил долгожданный Миллениум. Нагнетаемого апокалипсиса не случилось. Земля продолжила многомиллиардное кружение вокруг Солнца. В двухтысячный раз после рождества Христова. И этот самый двухтысячный – високосный.

Пока я раздумывала над этой книгой, начиная с 2016 года (тоже високосного!) в мои руки попало небольшое издание, что-то про терапию кармических проблем. Очень умная книжка! Больше всего мне тогда, конечно, понравились описания кармических задач. Я всерьез увлекалась поисками своей роли и места в мироздании. Описания пришлись как нельзя кстати. Из книги я узнала, что у тех, кто родился с 9 сентября 1967 по 29 марта 1969 это последнее воплощение в цикле из двенадцати перерождений, и оно совершенно особенное. Вот что нам пророчили:

«От вас требуется быть первопроходцем в любой сфере жизни, и неважно, привнесете ли вы что-то новое в общество или ваш прорыв будет духовным, внутренним, лично вашим. Космос требует от вас неустанных поисков и в области профессии, и в области увлечений, и в сфере религии, нравственности. И до тех пор, пока вы не утратили интереса к жизни, желания искать ответы и задавать вопросы, Бог будет помогать вам в самых сложных ситуациях».

Когда я прочитала эти строки, (а это задача моя и моих ровесников), то исполнилась благоговейного страха от масштабов урока и от осознания той огромной ответственности, которую на меня возложили.

Я еще верила в карму…

Амалия

Амалия с удивлением разглядывала себя в зеркало. Красивая сероглазая шатенка. На нее часто оборачивались вслед мужчины, да и женщины бросали оценивающе – завистливые взгляды. Стройная, молодая, одинокая. Стерва. Так выглядела со стороны.

Неброские, стильные наряды привлекали, вызывали восхищение. В Казани не редкость яркие девушки. Татарочки умеют носить красивую одежду и украшения. Блестящие, утонченные, запоминающиеся, во все времена выделялись из толпы. Смесь загадочного Востока и расчетливого Запада – вот что такое Татарстан.

Небрежно собранные в «хвостик» серебряной заколкой длинные каштановые волосы, с виду неприметное темно-серое платье – балахон, и неожиданное ярко-красные туфли на шпильках. Итальянское роскошное белье придавало женскую уверенность. Облик дополняла сумочка. Маленький серый ридикюль. Амалия знала, жизнь женщины настолько легкая, насколько и чем она заполняет свою сумку. И выбирала модели дамского аксессуара очерченных твердых форм и неброских оттенков.

Присмотрелась внимательнее. Глаза. Серые, с поволокой, чуточку грустные умные глаза. И едва наметившиеся мелкие морщинки…

Задержала взгляд на руках. На пальцах неизменное золотое кольцо с крохотным аметистом. Подарок Арне.

Изредка мысли о любимом и таком далеком теперь мужчине, ночами прокрадывались в сны. Вновь возвращалась в безрассудную юность. В грезах заново проживала любовь и боль потери возлюбленного. Слышала голос через расстояния, из заветного прошлого, отблеском давно минувших дней, Арне холодным прибалтийским ливнем врывался в жизнь. В такие утра, проснувшись, долго лежала уткнувшись в подушку, пытаясь вспомнить, что значит дышать.

Или же шла в душ. Горячий – холодный, снова горячий и снова холодный. И так много раз, пока сердце не начинало биться. Вода милостиво уносила боль.

-Ветер ли старое имя развеет.

–Нет мне дороги в мой брошенный край.

–Если увидеть пытаешься издали.

–Не разглядишь меня, не разглядишь меня …

–Друг мой! Прощай,,,,,

эхом стучало в висках…

Мало кто знает, что эти строки из прощального письма Рабиндраната Тагора жене.

Арне, утонченный джазовый музыкант, высоко ценил талант Алексея Рыбникова и Марка Захарова.

«Юнона и Авось», вторая рок – опера гениального тандема, после спектакля «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты».

Выступление уникального актера Николая Караченцова слушали вместе в далеком перестроечном 1989.

ВИА «Поющие гитары» стал называться государственным Санкт-Петербургским театром «Рок-опера». Театр до сих пор не имеет собственной сценической площадки. Амалия вспомнила сияющий зал «Ленкома» на Малой Дмитровке. Чудом приобрели билеты на постановку.

Когда-нибудь, если София захочет, расскажет историю безумной страсти и рождения Любви.

Другое дело – нежиться в ванной. В теплой колыбели можно лежать часами, и загадывать желания, вода – проводник, услужливо запишет и исполнит мечты.

На изящных пальцах второе колечко – золотая змейка с изумрудом – подарок Андрея.

Вчера виделись с любовником в очередной раз. Прошло почти 8 лет с первой встречи. Каждый раз мужчина – тайна. Роковая тень – скала. Такая надежная, скрытая от посторонних глаз и такая несокрушимая. Вот с ним любила лежать в большой ванной, трепетно гладить и целовать руки любимого. Тоже любимого.

Андрей больше, чем просто любовник, суженый судьбой. Про таких пишут в книгах и снимают кинофильмы. Он, как Дерил Ван Хорн. Амалия одинокими ночами пересматривала нашумевший мюзикл Джорджа Миллера. Джек Николсон из «Иствикских ведьм», словно прототип Андрея. Невероятный животный магнетизм, необычайная чарующая сексуальность и сила.

Всепоглощающая безусловная любовь, без каких-либо обязательств, крепче всякой веревки связывало две половинки одного целого. За долгие годы Амалия ни на секунду не разочаровалась в своем выборе. Любовники слышали дыхание друг друга на расстоянии. Единственный друг и родственная душа на огромной планете. С ним часами можно болтать и смеяться, танцевать голой и пить из граненых стаканов шампанское, и из фарфоровой чашки вино.

Какую посуду находила в шкафчиках многочисленных явочных квартир, такой и радовалась.

Амалия была некапризной любовницей. Обыкновенная любимая женщина Андрея.

В ней, словно в змее, была особая, почти сверхъестественная чувствительность. Одновременно сущая ведьма и нежный ангел.

– Только с тобой я могу расслабиться и быть самим собой. Спасибо тебе за это. Люблю тебя, – Андрей ласково шептал на ухо.

Парочка влюбленных в шелковых шоколадных простынях, кусочками мелких осколков, отражалась на зеркальном потолке. В прозрачном свете ночника, при плотно закрытых шторах двое неистово проживали целую жизнь.

Теплые губы щекотали плечо, Амалия затаила дыхание. В распоряжении возлюбленных темная вечность короткого дня сентября. Волшебный подарок от начальства за успешно проведенную операцию.

Не верьте, когда женщина говорит, что способна любить лишь одного. Любовь как тропический ураган, может обрушиться яростным торнадо. Молнией закружить огненным вихрем и рассеяться горячим градом, обжигая и согревая неслучайного избранника.

Эбекей недавно тихо ушла в другой мир, но никогда не оставляла сердце любимой внучки.

Мама перестала спрашивать про личную жизнь давно, знала, что дочь с ней никогда не была откровенной, значит и сейчас нет повода для такого разговора.

На столе лежали папки с деловыми бумагами. Подготовила методические учебные пособия и планы, успешно преподавала уже в четырех центрах, претворяя в жизнь мечты. Стала востребованным узнаваемым лектором.

Двенадцатилетняя Сонечка пошла в пятый класс. Осенний ребенок.

– Мне нужно сдать денежку на балетки! – поставила перед фактом дочь, красуясь перед трюмо. Хрупкая, изящная, в нежно-розовом платье с пышной юбкой и таким же розовым огромным бантом на волосах. Сегодня танцевала в школьном спектакле.

Внешне стала удивительно похожа на отца. Белокожая, с роскошной копной густых светлых кудрей. Только серые «мамины» глаза напоминали о «Творобушке».

Сейчас девочка увлеклась вокалом и танцами.

Ничего татарского в ней не было. Характер у малютки недетский упрямый, твердый и непреклонный, совсем как у бабушки Сылу.

Если что задумала, обязательно добьется, всеми силами и способами.

Амалия задумалась… Мама обладала редчайшим голосом, детские годы долгими вечерами сопровождались необыкновенным колоратурное сопрано. Мечты о ярких софитах и большой сцене Сылу добровольно похоронила в клетке Бухгалтерии.

Возможно, в малышке бурлили гены холодных глубин Балтийского моря. Амалия совсем не знала Арне. Любовь опьянила, пронеслась мимолетно раскаленная, опаляющая, даже не успели разглядеть друг друга.

Невольно засмотрелась на дочь, задумалась о средствах на кружки и секции.

Да и по практической бухгалтерии успела соскучиться за 5 лет.

– Мне нужна небольшая поправка бюджета, – воздушным синим шариком отправила в открытое окно послание миру.

– Все наши возможности вокруг нас, – так учила эбекей. Слухом полнится земля.

Среди многочисленных слушательниц были и руководители фирм.

Амалия и в бухгалтерии искала что-то легкое. Любила работать в бизнесе, где царили вдохновение, красота и грация ума.

– Здравствуйте! Мне посоветовали обратиться к Вам! – Аделия Даниловна, доцент экономических наук пришла вечером на консультацию в Учебный центр.

– Потрясающе выглядите! – не удержалась от комплимента, залюбовалась ученой дамой.

Красивая, чуть постарше, одета изысканно со вкусом. Маленькие зеленые топазы в белом золоте в аккуратных ушках в комплекте с колечком на безымянном пальце с таким же камнем. Безупречная стрижка каре, очки в тонкой золотой оправе. Брючный классический костюм оттенка «кофе с молоком», небрежно перекинутое в руках пальто цвета пустынного песка, светлые лодочки завершали образ. Неторопливая грамотная речь.

 

– Ищем бухгалтера на временный проект, создан исследовательский фонд к юбилею города. – возможно у Вас есть кандидатуры? – внимательный взгляд изучал Амалию.

Возникла взаимная симпатия, сразу перешли на дружеский тон. Женщины разговорились и поняли, что обе нашли, то, что искали. У Амалии есть опыт в научном производстве, а работа в институте связана с интеллектуальной деятельностью, приятное не очень обременительное времяпровождение.

Девушка приняла предложение стать Главным бухгалтером некоммерческой программы.

Начались трудовые будни.

В задачи Амалии входили встречи с группой преподавателей и аспирантов ВУЗа. Принимала творческие отчеты, преимущественно про историю древнего города и прилегающей местности. Закрывала документы Актами выполненных работ.

Суммы вознаграждения рассчитывались исходя из количества страниц доклада и отсутствия плагиата.

На подделку проверяла будущий историк. Хрупкая и почти прозрачная молчаливая девочка – старшекурсница.

Работа Амалии нравилась. Было комфортно находиться в залах учебного заведения наблюдать за жизнью преподавателей, и заодно изучать историю зарождения родного края.

Появилась возможность лицезреть изнутри жизнь университетских корифеев науки, увидеть то, что обычно остается «за кадром».

Два раза в неделю, почти к семи утра приходила на работу. Лекции для студентов начинались в восемь. И на кафедре юные педагоги весело обсуждали проведенные занятия.

– Прикинь, что вчера отчебучил Анвар? – смеясь делился молодой ученый. История, действительно нестандартная. Как известно у каждого преподавателя есть свои любимчики и те, кто по каким-то непонятным причинам не по душе. Анвар типичный «пасынок».

Раз в месяц группа вместе с куратором вступала в неформальные отношения. Своего рода «фишечка» кафедры. Студенты и преподаватель сами выбирали формат общения. Наметили пенную вечеринку. Анвар с бутылочкой пива примостился рядом с куратором.

– Василий Юрьевич! Разрешите спросить? – студент отрешенно смотрел вдаль.

– Нет! Не так! Василий! Можно, вопрос? – спросил уже более раскованно.

– Эээх! Вась! Нах…. Ты меня не любишь?! – Анвар, кажется, на секунду растерялся от своей наглости.

После таких откровений ребята стали друзьями. Василий взахлеб восторгался бывшим «врагом».

Кафедра очень молодая. Преподаватели, сами еще вчерашние студенты, необычайно гордились тем, что могут решать «серьезные вопросы» – «завалить» неудобного, или же отказать в приеме зачета или экзамена.

Руководство негласно поощряло такую политику. Пусть все знают! Это же один из ведущих вузов России и обучение здесь строгое. Конечно, были и те, кто перегибал палку, причем с обеих сторон.

Вселял ужас преподаватель Аркадий Степанович. Славился сей муж принципиальностью, заставлял студентов отрабатывать положенные часы «от» и «до».

Все бы не столь плохо, если бы не одно «но…». Аркадий Степанович пренебрегал элементарной гигиеной или у молодого человека имелись явные проблемы на гормональном фоне. От этого мужчины дурно пахло за версту, причем сами преподаватели за глаза так и звали его «наш вонючка». Амалии повезло – она не обязана находиться в непосредственной близости с «навозным жучком».

А вот студенты очень страдали от такого общения.

Дело приняло неожиданный оборот:

Аркадий Степанович, как всегда, находясь в своем восторженно садистском настроении, приготовился принимать зачет у целой группы.

На беду экзаменатора и на счастье студентам, среди них присутствовала особа «в интересном положении».

И уже через каких-то десять минут, аудитория заполнилась специфически едким запахом Аркадия. И желудок нашей беременной не выдержал.

– О! Ужас!!! –Отвратительно! – у перенервничавших студенток пошла цепная реакция.

Через минуту спешно прервали зачет. В кабинет вызвали уборщиц, а группу отпустили домой. Инцидент на этом не закончился. Самые смелые накатали докладную на имя декана и ректора ВУЗа с жалобой на неароматного преподавателя и руководству пришлось принимать меры.

Аркадия Степановича на время отстранили от работы. Позже, когда шумиха стихла, стал приходить на работу после принятия душа, да и костюмчик свой отдал в химчистку. Не скоро студенты перестанут шептать Аркадию обидное прозвище в спину.

Амалия искренне радовалась сотрудничеству с интеллектуалами. Преподаватели, настоящие энтузиасты, очень любили свои занятия, иначе чем объясняется их желание оставаться на кафедре. Оплачивали аспирантам сущие копейки, тысяча двести рублей в месяц, это в то время, когда обед в столовой стоил сто. Получалось, что зарплаты молодого куратора хватала ровно на неделю.

Многие уходили в бизнес.

Наташа, новоиспеченный историк. Уже не юная незамужняя мама двух детей, завершила образование почти в тридцать лет. На программу пришла ради заработка. Любознательная и неконфликтная привлекла внимание бухгалтера. Во время деловых встреч женщины успели подружиться.

– Как ты думаешь? – насколько проект интересен? – Наталья доедала творожную запеканку в институтской столовой.

– С какой стороны подойти. – отвечала неопределенно, задумчиво ковыряя вилкой салат. – Может подумаем вместе? – откровенно предложила приятельница.

Так возникла идея туристической авантюры. Замечательная диада, бухгалтер составила бизнес-план, а историк занялась расписанием экскурсий.

Амалия, увлекающаяся мистикой, тоже подготовила несколько тематических вечеров.

Через друзей и знакомых собрали небольшую группу желающих. Разослали оферты в учебные заведения. Предусмотрительно включили в прайс бонусы для руководителей. Русская халява, грамотный рекламный трюк.

Наталья работала днем на кафедре, а по выходным и в вечернее время вела короткие часовые экскурсии. Прирожденный историк, она родилась и выросла здесь, искренне любила Казань, знала все улочки и переулочки, с неподдельным удовольствием передавала эмоции.

В начале мая Амалия устроила первое ночное странствие по загадочным местам города.

– Вы можете подойти к памятнику и почувствовать величие и красоту. – отстранилась от постамента, давая возможность каждому прикоснуться к прохладному таинству камня. Город утопал в мягком серебристом свете уходящей луны и, крадучись растекался, впивался в вены, сумерки сонной тенью лениво отражались в глазах.

Человеку свойственно испытывать священный трепет перед необъяснимым.

Успех вдохновил Амалию, еще раз убедилась в способности творить свой день.

Почувствовала за спиной крылья, зарегистрировала первый ИП. Так зародилась идея компании «Тур выходного дня».

Несокрушимая крепость Цифры уступала Магической силе Слова.

Неожиданный звонок. Кристина.

– Привет! Амаль! Как ты? Совсем не звонишь. Работы много? – всегда немногословная, выпалила скороговоркой слова.

Амалия слегка удивилась. Девочки почти на целый год потеряли друг друга из виду. С рождением крошки Ангелины, Крис с головой ушла в семейные заботы, и вдруг попросила о встрече.

В институте бухгалтерский учет для опытной Амалии оказался незатруднительным. Налево – направо выписывали Акты выполненных работ, осваивали гранты от республиканских и российских фондов. Разворачивались масштабно, бурным потоком обрушились многочисленные заявки на исследования.

С интересом наблюдала, как студенты и аспиранты выполняли всю черновую работу. Бесшумные фантомы скользили в коридорах с пачками исписанных бумаг, подолгу просиживали на кафедре за учебниками. Вдохновлялись находкам. Собирали и систематизировали материалы, крупица за крупицей. С нескрываемой радостью расписывались в ведомости в получении денег. За разработки с ними расплачивались «по – царски» – 3000 рублей за объект.

За полтора года сотрудничества освоили не один миллион спонсорских денег. Средства проходили через расчетный счет. Частично снимали на оплату сотрудникам, на командировочные расходы тратили большую часть потому, что в отличие от зарплаты, суммы не облагались взносами в различные государственные социальные инстанции.

Колоссальные ресурсы шли за многообразные консультации компаниям, названия которых Амалия не успевала запоминать.

Девушка – историк, безропотный «синий чулок», настолько фанат своего дела, днем и ночью сидела и проверяла работы на плагиат и не замечала, что ест одни йогурты на обед и завтрак, и второй год носит единственный костюм в клеточку.

Самой значительной наградой для нее стал экземпляр красочной книги – альбома к предстоящему юбилею. Так и стояла, счастливая, крепко прижимая шедевр и глядя влюбленными глазами на молодого декана. Пиджак в зеленый квадрат, и сама прозрачно – зеленая от недоедания.

Незаметно пролетело лето. Проект закрыли, Фонд продолжал существовать. Все так же бессловесные аспиранты и студенты проводили маркетинговые анализ, вместо зарплаты смиренно получая отметки в «зачетке».

– «Серые тени науки»– делилась с Наташей своими наблюдениями.

Преобразования коснулись руководства. Милую и грамотную Аделию Даниловну сменила ее коллега, немолодая, не в меру жадная кандидат наук. Чуть полноватая, с нескладной мужской фигурой, Римма Константиновна не разбиралась в тонкостях бухучета и любила «подчищать» деньги с банковского счета.

– Завтра последний день уплаты налога. – Амалия старалась говорить спокойно. Ей не хотелось подводить фирму. – Не стоит снимать наличные на хозяйственные расходы сегодня. Не факт, что мы получим с утра деньги от заказчика.

– Идите и выполняйте. С клиентом я сама разберусь! – раздраженная Римма выстрелила слова.

С нескрываемой неприязнью смотрела на Амалию. Уязвленное самолюбие страдало, что Главбух даже не пытается заискивать. Римма любила всласть и деньги. Упивалась собственным пьедесталом вершителя.

– Власть дали, деньги заберет.

«Непослушание» Амалии Амировны на дух не выносила. Не могла понять, откуда в ней особенная женская, проникнутая сознанием силы, стать.

Все разузнала про нее. Мать-одиночка. Живет только с дочерью. Так же, как и Римма. Никаких мужчин рядом. Это тоже проверила. Но почему такая бесстрастно – холодная змея.

Римма третий год в разводе. Муж ушел к другой, «тупой дуре – парикмахерше».

Новых ухажеров у дамы на горизонте не видно. Среди своих нищих институтских никого не выделяла. Вся надежда только на приходящих бизнесменов.

Частная коммерция и наука шли рука об руку. Август 1998 года оставил неизгладимый след. Новоиспеченные предприниматели хотели вести свой бизнес в полном соответствии с научными выкладками. Мелким горошком сыпались заказы на «бизнес-планы», на финансовый маркетинг, теоретически обоснованный менеджмент. В России стало модно изъясняться непонятными «заумными» словами.

Римма Константиновна в зеркале напротив увидела «королеву», – статную, «в теле», с «правильным» макияжем и ухоженной прической. Нервно одернула шелковую черную кофточку, проверила сколько пуговок расстегнуты, – ровно три сверху, по совету модных стилистов.

Только черный цвет в одежде не располагал к нежности, и ухажеры избегали Римму, как огня. Неглупая женщина сама себе «перекрывала кислород». Мужчины не любят, когда женщина хвастает умом, тем более те, кто мнит себя корифеем науки. Руководительница «надела» дежурную улыбку. Скоро подойдут бизнесмены. И только сейчас заметила застывшую в дверном проеме Главбуха.

– Хорошо, я Вас предупредила. – Амалия продолжала настаивать на своем. В приемной оставила докладную на имя Совета директоров правления, где изложила свою точку зрения на решение председателя. За долгие годы работы уяснила, что победить дурака можно только с помощью официальных документов.

Крайне неприятное общение, впервые видела столь жадного человека. Новый шеф дотошно требовал от бухгалтера объяснений по расходам, и нещадно урезала любые, на ее взгляд лишние выплаты работникам.

В нужный момент на счете в банке не хватило денег, и взносы ушли в бюджет государства с опозданием. Налоговая инспекция не преминула выставить требование с пени. Суммы незначительные. В понедельник на кафедральной «пятиминутке» Амалия опешила от слов доцента.

– Нам пришло требование из налоговой о штрафе. Сумма небольшая, но все же неприятно. – Что можете сказать в ответ? – трясла в руках документ и с неприязнью смотрела в упор.

– Позвольте? – взяла из рук негодующей бабы листочек и прочла вслух:

– На основании статьи Налогового Кодекса пени за несвоевременную уплату… – продолжать? – уже не сдерживала презрения. – Где слово «штраф»? – почему Вы позволяете заменять термины в документе?

– Светлана! Пожалуйста, будьте так добры, прочитайте вслух мою докладную! –обратилась к растерявшейся секретарше.

Далее ученый совет заседал уже без бухгалтера. Глава Фонда профессор Гарипов извинился перед Амалией за действия коллеги.

С опозданием вспомнила эбекей. Мудрая бабушка была абсолютно убеждена, что уходить нужно гораздо раньше, чем кажется можешь себе позволить.

 

21 век решительно чеканил шаг. На дворе конец октября 2003 года. После утреннего инцидента, решила уволиться.

С чистой душой не дожидаясь замены, передала документацию и бухгалтерскую базу новому руководителю. Оказалось, что директор все запланировала заранее. «Свято место» заняла дочь, недавняя выпускница финансового.

Встретились с Наташей в привычной «Лакомке». Взяли по восхитительному вишневому эклеру и кофе.

– Странная женщина. Могла бы поговорить по-человечески. – помешивая горячий американо, не спеша глотнув водички, Амалия делилась впечатлениями от совещания. – Никогда не понимала людей, готовых идти на конфликт ради выгоды. Ведь гораздо легче решать проблемы обоюдовыгодно.

– Да, друзей лишних не бывает. А врагов сознательно искать не стоит. – поддержала подругу Наташа.

– Понимаешь, Натусь, что-то скучно стало смотреть на город с окошка автобуса. – все кажется пресным… – объяснившись откровенно с партнершей, пустилась в одиночное плавание.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: