Litres Baner
Название книги:

Далия Блэк. Хроника Вознесения

Автор:
Кит Томас
Далия Блэк. Хроника Вознесения

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящается Фремдер Горн


Keith Thomas

DAHLIA BLACK

Copyright © 2019 by Keith Thomas Breese

Leopoldo & Co./Atria Books, a Division of Simon & Schuster, Inc., as the original publisher

© А. Сергеева, перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

ОТКРЫТИЕ

Как открытие одной женщины привело к величайшему событию в истории человечества

КИТ ТОМАС

Kleinzeit House Press

New York, NY

Copyright © 2028 by Keith Thomas

All rights reserved, including the right to reproduce this book or portions there of in any form whatsoever.

First hardcover edition August 2028

Interior design by Miranda Caliban

Manufactured in the United States of America

10 9 8 7 6 5 4 3 2 1

Предисловие

Когда мне было девять лет, отец взял меня с собой на мыс Канаверал, чтобы посмотреть на запуск «Вояджера-1». Папа был инженером в НАСА, и это обеспечило мне, маленькой любительнице космоса, место в первом ряду на космодроме. Незабываемый опыт – своими глазами наблюдать за одним из величайших достижений человечества. Это воспоминание стало для меня своего рода искрой, которая на всю жизнь определила мои стремления и идеалы. Именно благодаря этой искре я сейчас говорю с вами, занимая пост президента Соединённых Штатов Америки – или того, что от них осталось.

Это было задолго до того, как мир изменился. До всей этой паники.

Задолго до того, как мы увидели первое Вознесение человечества…

В 1977 году весь мир обратил свой взгляд к звёздам. Мы хотели верить, что где-то там существует разумная жизнь. И мы надеялись, что, если сумеем выйти на связь с этой жизнью, она свяжется с нами в ответ. «Вояджер-1», эта спутниковая тарелка с торчащей из неё антенной, был нашим посланием в бутылке. Нашим способом дать галактике знать, что мы существуем, что мы здесь, – на случай, если кто-нибудь захочет нас найти.

За следующие сорок лет зонд пролетел мимо Юпитера и Сатурна, а затем отдрейфовал в пустоту, проглоченный молчаливой Вселенной. Или так нам только казалось…

Правда в том, что наше послание было услышано.

Вселенная связалась с нами в ответ – и всё изменилось. Не война и не инопланетное вторжение принесли нам эти перемены – всё началось с тихого шёпота. Практически за одну ночь всё, что мы знали, стало другим.

И я видела, как это случилось.

В 2023 году мы увидели первое Вознесение человечества.

Как и все подобные истории, эта началась с одного-единственного человека.

Я смотрю на фотографию доктора Далии Митчелл в рамке на столе. На этом снимке она младше, чем когда мы с ней встретились, – здесь ей где-то двадцать пять. Зелёные глаза, длинные вьющиеся волосы. Счастливая улыбка. Понятия не имею, когда он был сделан, но, думаю, примерно в то время, когда она только-только получила должность профессора в Калифорнийском университете в городе Санта-Круз.

История Далии довольно трагична.

Она родилась в семье военного. Семья переезжала четырнадцать раз за восемнадцать лет. Её отец Артур, афроамериканец по происхождению, был инженером-химиком в Инженерных войсках США; во время своего пребывания в Европе он влюбился в немецкую девушку по имени Жизель.

Далия недолго наслаждалась родным Форт Полком – всего два года. Она едва научилась ходить, когда вся семья – Далия с родителями и старшим братом Нико – переехала в Германию, город Аугсбург. Одно место быстро сменяло другое: Оклахома, Канзас, Гавайи, Вирджиния, Бавария, Сеул и, наконец, снова Аугсбург.

Мы не так много времени провели вместе, но она успела рассказать мне, что всегда была вдумчивым, серьёзным ребёнком. Уже с детства она обожала книги и историю. Будучи от природы любознательной, она открывала для себя волнующие вещи в каждом новом месте, где останавливалась её семья. Далии, как и её матери, легко давались языки – к десяти годам она говорила уже на трёх. В ранние подростковые годы она оставалась всё той же смышлёной и впечатлительной девочкой. А потом её мать совершила самоубийство.

Далия тяжело восприняла уход матери.

После этого отец начал вести себя отстранённо, и Нико с Далией пришлось самим заботиться о себе. Нико бунтовал, а Далия сосредоточилась на учёбе – в основном на астрофизике и химии.

Преподаватели описывали Далию как амбициозную и весьма преуспевающую студентку, благодаря чему она получила в Корнелле степень доктора наук по астрофизике. После выпуска её пригласили на должность профессора в Калифорнийском университете в городе Санта-Круз, где, судя по всему, она была очень продуктивна как работник, но при этом не очень счастлива как человек.

Но пусть лучше она расскажет об этом сама.

Эта книга – своего рода дань уважения. Не тому сроку, на протяжении которого я занимаю пост президента, и не моей администрации, но тем, кто действовал в тени. Как людям, которые спасли нас от ещё большей катастрофы, так и тем, кто намеренно привёл нас к беде. Когда Кит Томас впервые связался со мной насчёт моего участия в создании этой книги, я сказала ему, что не уверена, действительно ли к этому готова. То время, о котором он собирался писать, для меня выдалось довольно непростым как в политическом плане, так и в личном. Даже пять лет спустя вспоминать эти события мне довольно тяжело и, в некоторых случаях, даже неприятно. И всё же я согласилась. Я убеждена, что в конечном итоге ему действительно удалось охватить большинство факторов, сделавших Финал столь крутым поворотом в истории всего человечества.

Мне известно, что многим из нас Вознесение принесло одни только несчастья. Но я встретила также и тех, кто с энтузиазмом смотрит на перспективу начать всё сначала. Будущее новых поколений зависит от того, не совершим ли мы те же ошибки, что и наши предшественники. Не важно, каких политических взглядов вы придерживаетесь и к какой конфессии принадлежите: думаю, нам всем одинаково хочется видеть в этом мире меньше бессмысленного кровопролития и больше добра. У нас есть возможность оживить эту планету. Многие здесь уже приступили к этому процессу: вся еда, которую я ем, и вода, которую пью, – местного производства. С местных ферм, из местных резервуаров. И воздух… Что ж, воздух теперь восхитительно чистый.

Разумеется, некоторые серьёзные проблемы всё ещё остаются нерешёнными. Почти семьдесят процентов западной территории США сейчас лишено электричества, и больше пятидесяти процентов южных штатов страдает от регулярных скачков напряжения. Здравоохранение всё ещё находится в упадочном состоянии, и проблемы с топливом ограничивают возможности нашего развития. Однако мы тоже, как и те, кто нас покинул – те сто двадцать два миллиона, присоединившихся к Высшим пять лет назад, – встречаем эти проблемы с подобающим мужеством.

Я надеюсь, что в дальнейшем мы сможем извлечь ценный урок из событий, случившихся до, во время и после Вознесения. Я знаю, что мир теперь словно стал меньше. Но он уже был таким когда-то, и я уверена, что однажды мир снова вернётся к прежним размерам. Может быть, не в ближайшие пять или десять лет, но в ближайшие пятьсот или тысячу. Я искренне надеюсь, что, когда мы отстроим наш мир заново – а так и будет, поверьте, – мы начнём относиться к нему внимательнее и бережнее, чем раньше.

Несколько лет я пыталась работать над своей автобиографией, однако отказывалась прибегать для этого к помощи литературного раба. В конце концов я осознала, что у меня просто не хватит терпения довести дело до конца. Я разрешила мистеру Томасу использовать отрывки из этой незаконченной работы в своей книге. Те фрагменты, которые он выбрал, охватывают довольно широкий спектр различных тем, но, думаю, ему удалось выразить в них суть того, что я хотела бы рассказать.

Запуская «Вояджер-1», мы с оптимизмом смотрели в будущее, надеясь, что оно принесёт человечеству только хорошее. И хотя «Вояджер» до сих пор дрейфует где-то там, в пустоте космоса, куда уже не доходит сигнал, – как будто его никогда и не существовало, – я хочу, чтобы сейчас мы снова были полны той надежды и оптимизма.

Мы знаем, что не одни во Вселенной. А ещё – что мы уникальны. Об этом нельзя забывать. И я думаю, на страницах этой книги вы найдёте немало поводов для гордости за человечество.

Искренне ваша, Президент Ванесса Баллард
25 июня 2028

Вступление

Эта история – о том, как кончился мир.

У меня ушло двадцать три месяца на написание этой книги.

Мир, каким мы его знали, подошёл к своему концу в два счёта.

17 октября 2023 года малоизвестный астроном Далия Митчелл обнаружила сигнал, источник которого находился далеко за пределами нашей галактики. Этот сигнал был послан неизвестной разумной расой и вскоре получил название «Код Импульса», поскольку содержал в себе информацию, переданную криптографическим шифром.

Код Импульса не был посланием человечеству. Это не было попыткой какой-то далёкой цивилизации связаться с нами. Это был троянский вирус – биологический инструмент, воздействующий на мозг примерно тридцати процентов населения Земли. Те, кто изменился под его влиянием, могли видеть и слышать вещи, обычным людям недоступные: гравитационные волны, ультрафиолетовый свет, само движение Земли. И это было только началом их способностей…

Это событие известно нам как Вознесение.

Многие из Вознесённых погибли – их тела не смогли выдержать невероятной трансформации, происходившей у них в голове. Те немногие, кто выжил, сошли с ума. Другие изолировали себя от остального человечества в ожидании того дня, когда смогут переместиться из нашего мира в иной.

 

Это событие мы называем Финалом.

Разумеется, было написано уже много книг о Вознесении и Финале. Некоторые из них касались научной стороны вопроса, другие – социологической. Все эти книги, впрочем, подходили к случившемуся почтительно и с большой осторожностью: в конце концов, это самое значительное событие в истории человечества, навсегда изменившее мир. Три миллиарда человек бесследно исчезли.

Так зачем же, спросите вы, нужно добавлять в эту кучу ещё одну книгу на ту же тему?

Особенно такому автору, как я, известному в основном в качестве писателя и режиссёра?

Другие книги и документальные фильмы – даже тот ужасный фильм, который вышел в прошлом году, – пытаются рассказать историю Вознесения в целом: они обозревают её в глобальных масштабах. Но я считаю, что к этой истории нужен более личный подход. В конце концов, это история о нас – обо всех сразу и о каждом в отдельности. Так что в этой книге я дал возможность высказаться тем, кто был замешан во всём этом с самого начала.

Но есть ещё кое-что, что делает мой проект по-настоящему уникальным: выдержки из дневников Далии Митчелл.

Долгое время эти дневники считались утерянными. Многие её знакомые упоминали в интервью, что Далия постоянно записывала свои мысли, но никто не видел эти дневники своими глазами, потому что они были не на бумаге. Далия, истинное дитя цифровой эпохи, вела свой дневник в личном блоге, доступном только тем, кто знал пароль. Насколько мне известно, Далия никогда не делилась этим паролем ни с кем из своих знакомых.

Примерно три года назад я получил письмо от профессионального хакера с ником S4yL4Frit3. Как и многие другие хакеры, оставшиеся без работы из-за технологического коллапса после Вознесения, S4yL4Frit3 подрабатывал продажей данных с заброшенных серверов (количество данных, к которым нет доступа на мировых серверах, оценивается примерно в три квиндециллиона байт – это число выглядит как тройка с сорока восьмью нулями после). S4yL4Frit3 наткнулся на дневники Далии случайно: это был просто один из миллионов личных блогов в какой-то из «мёртвых» социальных сетей (подобных уже забытым сейчас «Твиттеру» и «Фейсбуку»), который сам S4yL4Frit3 обнаружил в процессе очередного «налёта» на базы данных.

S4yL4Frit3 был поклонником одного рассказа в жанре ужасов, который я написал пару лет назад, и потому именно мне он решил прислать эти дневники. По всей видимости, он следил за мировыми новостями и немного увлекался наукой, поэтому сразу понял, что этот дневник – особенный. Такое нельзя просто выложить в Интернет в общий доступ или скинуть на какой-нибудь новостной портал. Сообщение от S4yL4Frit3 было простым и ясным: «Поступите с этим по справедливости».

Ознакомившись с этими дневниками, я точно знал, что мне следует сделать. Следующие одиннадцать месяцев я путешествовал по стране, записывая интервью с теми, кто не понаслышке знаком с невероятными переменами, охватившими нашу страну пять лет назад. Мне повезло пообщаться с такими влиятельными людьми, как президент Баллард (первый Независимый президент), а также с невоспетыми героями вроде Томаса Франклина Бесса (очевидец одного из первых случаев Вознесения).

Кроме того, я получил доступ к записям интервью и протоколам допросов из самых разных источников. Некоторые транскрипты записей были тайно сделаны как работниками правительства, так и гражданскими. Всё это, вкупе с интервью, которые проводил лично я, образуют картину подлинной трансформации, которую мы все пережили. Как на личном уровне, так и на глобальном.

Вместе с Далией менялся и весь остальной мир.

Рассказать историю Вознесения с самого начала было непростой задачей.

Я знал, что не смогу охватить абсолютно все события (войны на Среднем Востоке, катастрофы в Сингапуре и Австрии), но я постарался рассказать эту историю максимально подробно. Книга также содержит мои пояснительные сноски.

Читатель найдёт здесь и кое-какие сюрпризы.

Кое-что из того, о чём я собираюсь здесь рассказать, ещё не было обнародовано.

И часть этих «сюрпризов» окажется не самой приятной.

Многие из нас знали, что в администрации президента были люди, планы которых шли вразрез с планами Баллард, но мы и представить себе не могли, как много подобных агентов, словно раковых клеток, затесалось в наше правительство за последние десятилетия. Я не первым затрону тему существования «Двенадцати», но мне первому удалось поговорить с некоторыми из бывших членов этой организации.

Кое-что в этой книге также может показаться вам весьма противоречивым.

Некоторые из моих контактов – люди, запомнившиеся нам не с самой лучшей стороны. Читателей могут разозлить напечатанные здесь имена. Но я уверяю вас, что делюсь мнением этих людей на страницах своей книги вовсе не для того, чтобы нарваться на скандал, а только для того, чтобы мы могли как можно более непредвзято взглянуть на Вознесение, едва не закончившее наше существование.

Как говорится в пословице, худшая вражда происходит изнутри.

Тем не менее во многом это всё ещё история Далии Митчелл. Я не хотел, чтобы её история затерялась на фоне всей этой политической и научной круговерти. Как и все мы, Далия была простым человеком, попавшим в хаос Вознесения, кем-то, кто искал безопасности и комфорта. Несмотря на её научные прорывы и те пугающие способности, которые она в себе обнаружила, Далия до самого конца оставалась самым настоящим мечтателем.

Я посвящаю эту книгу таким же мечтателям, как она.

Кит Томас
Февраль 2028

Импульс

1

ОТРЕДАКТИРОВАННАЯ РАСШИФРОВКА ЗАПИСИ

ДОПРОСА ФБР ДАЛИИ МИТЧЕЛЛ

МЕСТНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ФБР В Г. ПАЛО-АЛЬТО:

ЗАПИСЬ #001 – ОПЕРАТИВНЫЙ АГЕНТ ДЖ. Э. МАДДОК

23 ОКТЯБРЯ 2023

АГЕНТ МАДДОК: Пожалуйста, назовите ваше имя, кратко расскажите о себе, укажите своё образование, семейное положение и род занятий.

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Меня зовут Далия Митчелл. Я родилась в городе Форт Полк, штат Луизиана, но всё детство провела в разъездах. Дочь военного. Есть брат, Нико. Мои родители развелись. Отец умер около десяти лет назад от болезни. Моя мать… Ох, моя мать совершила самоубийство. Я поступила в Пенсильванский университет и окончила аспирантуру по астрономии в Корнелле. Я не замужем, и я… ну, я была астрономом в Калифорнийском университете в городе Санта-Круз.

АГЕНТ МАДДОК: Какова была ваша специальность? Что вы изучали и чему учили своих студентов?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Я писала диссертацию о возможном использовании гравитационного линзирования в отслеживании распространения тёмной материи по галактикам. Обычно мы используем гравитационное линзирование, чтобы найти скопления галактик, и, если мы посмотрим на эти скопления с точки зрения полей тёмной материи, мы можем получить некоторое представление о том, где эти галактики расположены. Надеюсь, звучит не слишком запутанно.

АГЕНТ МАДДОК: Я в этом не разбираюсь. Пожалуйста, расскажите о теме вашего последнего исследования. О той работе, которой вы занимались до инцидента.

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Тема всё та же. Я просто… подошла к ней немного с другой стороны. Вам знакомо выражение «За деревьями леса не видно»? Ну так здесь случай противоположный. Я слишком долго всматривалась в «лес»; наблюдала всю картину целиком, так сказать. Но оказывается, всё то время, что я изучала галактики, мне на самом деле нужно было сосредоточиваться на пространстве между ними, чтобы понять, как именно тёмная материя скрепляет ткань Вселенной. Хотя все наши знания о тёмной материи в основном носят ещё теоретический характер, существуют способы изучать воздействие тёмной материи на гравитационные волны и другие… словом, на другие виды космического волнового излучения. Я сканировала так много космического пространства, как только было возможно, собирала данные о различных радиовспышках, в надежде, что это позволит мне лучше понять природу тёмной материи. Это если вкратце.

АГЕНТ МАДДОК: И как эту работу восприняли в университете?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Вы знаете, сложно проводить исследования по предмету, существование которого по большей части ещё даже не доказано. То есть в последнее время, конечно, в этой области наметился значительный прогресс, но в научном сообществе до сих пор бытуют некоторые предубеждения против исследований, которые считаются совершенно непрактичными. Получить гранты и финансирование труднее, когда вы изучаете что-то, что нельзя увидеть, нельзя измерить с помощью компьютера и что в принципе может оказаться абсолютно не таким, каким вы это себе представляете.

АГЕНТ МАДДОК: Получается, можно сказать, что на кафедре вашу работу ценили не слишком высоко? Мы говорили с доктором Кьелгаардом, и он отзывался о вашей работе далеко не так лестно, как о работах других ваших коллег. Это правда, что вас попросили приостановить своё исследование тёмной материи за несколько дней до открытия Импульса?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Да, это правда.

АГЕНТ МАДДОК: Следовательно, в ту ночь, когда вы совершили данное открытие, технически вы не должны были находиться в обсерватории радиотелескопа. Ваш эксперимент не был одобрен официально…

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Это не совсем так. Я получила разрешение на проведение данного эксперимента за несколько недель до той ночи. Но в последнюю минуту мой… мой руководитель решил, что я должна просто свернуть весь проект…

АГЕНТ МАДДОК: Решение было принято ректоратом университета.

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: По совету моего непосредственного руководителя, да. Но разрешение уже было получено, и я рассматривала это как последнюю возможность – без особой надежды, если честно, – завершить проект, на который потратила значительную часть своей карьеры. Вы должны понять: для проведения подобного рода наблюдений нужны определённые условия. Неподходящая погода, неоткалиброванные тарелки – всё это даёт значительные, потенциально катастрофические задержки для всего эксперимента. Я не могла упустить момент. Невзирая на то…

АГЕНТ МАДДОК: Невзирая на то что ваш босс велел вам остановиться. Он ведь недвусмысленно просил вас не продолжать эксперимент той ночью.

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Да, это так.

АГЕНТ МАДДОК: Не слишком ли удачно всё складывается? Вам было велено прекратить исследования в этой области, но вы решили пойти против своего непосредственного начальства и продолжить работу над проектом по первоначальному плану. И затем вы вдруг совершаете самое важное открытие в мировой истории…

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Нет. Нет, всё было не так… На что вы намекаете?

АГЕНТ МАДДОК: На то, что, возможно, открытие это произошло не без причины. Той ночью вы поднялись туда, нарушая прямой приказ о прекращении эксперимента, завершении всех измерений и манипуляций с оборудованием, именно для того, чтобы, цитирую, «совершить это открытие». Возможно ли, доктор Митчелл, что вы сами сфабриковали те данные, на которые, как вы утверждаете, наткнулись случайно?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Разумеется, нет! Это возмутительно! Я бы никогда не сделала ничего подобного: прошу заметить, я весьма серьёзно отношусь к своей работе. Поверить не могу… Кто вообще это придумал? Вы видели эти данные, так?

АГЕНТ МАДДОК: Данные, которые вы изучали…

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Данные, полученные от Импульса. Вы изучаете их последние несколько недель – если не лично вы, то другие люди в вашей команде. Я не смогла бы сфальсифицировать расчёты, полученные на основе этого сигнала. Не смогла бы придумать что-то настолько сложное.

АГЕНТ МАДДОК: Вы умны. Преподаватели из университета, где вы учились и оканчивали аспирантуру, отзываются о вас как об исключительно целеустремлённой личности. И, давайте-ка посмотрим, один из ваших кураторов пишет, цитирую: «Из всех моих студентов Далия способна мыслить наиболее нестандартно. Она замечает то, что большинство из нас – и я в том числе – часто упускают из виду. Далия – одна из тех студентов, кто со временем, несомненно, совершит великие открытия». Возможно, и этот сигнал – всего лишь то, что вы якобы «открыли»?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Это абсурд. Вы взяли случайную цитату, которая не имеет никакого отношения к делу, и пытаетесь найти в ней некий скрытый смысл. Информация, содержавшаяся в этом сигнале, зашифрованный в нём код – это слишком… Нет, даже самый «нестандартно мыслящий» человек никогда бы не смог додуматься до чего-то подобного.

АГЕНТ МАДДОК: Или, возможно, так только кажется на первый взгляд. Возможно, это всего лишь очередная абракадабра, вроде глоссолалии. Вы слышали о манускрипте Войнича, доктор Митчелл?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Нет.

АГЕНТ МАДДОК: Это довольно странный манускрипт в единственном экземпляре, датируемый приблизительно пятнадцатым веком. Предположительно это что-то вроде учебника алхимии с описаниями средневековых опытов, антропологических наблюдений, трактатов по ботанике и зоологии и исследований процессов человеческой репродукции. Я говорю «предположительно», потому что никто, ни один эксперт в мире не знает наверняка. Манускрипт Войнича написан на неизвестном и, вероятно, выдуманном языке. Он никогда не был переведён и вряд ли будет.

 

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Как скажете. Я всё ещё не понимаю, к чему вы клоните…

АГЕНТ МАДДОК: Он никогда не будет переведён, потому что языка, на котором он написан, не существует. Он только имеет соответствующую настоящему языку структуру, но не является им по сути. Обычная абракадабра. Глоссолалия. «Говорение на языках». И всё же гениальные математики, лингвисты и криптографы до сих пор пытаются расшифровать манускрипт Войнича. Люди тратят целые десятилетия своей жизни в бессмысленных попытках взломать невзламываемый код. Возможно, то же самое можно сказать и о вашем «сигнале».

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: Нет. Вы не правы. Я ничего не придумываю – я бы попросту не смогла такое нафантазировать. Советую вам очень, очень внимательно взглянуть на Код Импульса, чтобы увидеть всё своими глазами. Тогда вы и сами скажете, и ваши эксперты это подтвердят в ближайшие дни, а может, даже часы, что это не обман и не мистификация от ополоумевшего астронома.

АГЕНТ МАДДОК: Тогда что это, доктор Митчелл?

ДАЛИЯ МИТЧЕЛЛ: То, что вы пока не готовы принять. Та единственная правда, в которую вы так отчаянно не хотите верить…


Издательство:
Эксмо
Поделиться: