Название книги:

Украденные сны

Автор:
Рафаэль Тигрис
Украденные сны

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Дашку болезнь изуродовала до неузнаваемости. Либо болезнь, либо отравление.

Лина внимательно посмотрела на Париса, а потом спросила:

– Слушай, ты вроде что то подобрал в комнате у той женщины или мне показалось?

– Не показалось, подобрал.

– Что именно?

– Вот, – ответил Парис и достал из кармана целлофановый пакетик с клоком волос.

– Фу! – поморщилась Лина, – и когда ты успел подобрать? Зачем это тебе?

– Для анализа.

– С какой стати?

– Не забывай, что я судебный медик.

– Ну и что?

– А то что тебе не показался странным тот факт, что и у мартышки и у её хозяйки клочьями выпадают волосы.

– Болеют они чем то заразным. В комнате такая антисанитария была!

– Нет моя дорогая. Это воздействие яда.

– Какого?

– Анализ покажет.

– Где ты его собираешься делать?

–В токсикологической лаборатории. Виктора Степановича попросим устроить. Скажешь ему?

– Не проблема, конечно скажу. Но у меня вопрос. Кому и зачем понадобилось травить инвалидку с мартышкой?

– Не догадываешься кому? Сестра травит сестру, чтобы забрать всю компенсацию за жильё.

Лина сосредоточенно посмотрела на Париса.

– Не слишком ли много подозрений на одну воспитательницу? То она участница похищения ребёнка, то она отравительница. И то и другое пока без доказательной базы. Дорогой, у тебя мышление типичное для судебного медика. Ты видишь только факт преступления, а чтобы выявить личность преступника нужны веские улики.

– Хорошо. Вот докажем, что воспитательница сестра-близнец Даши Кисляковой, тогда и встанет всё на свои места.

Обратная дорога в Питер не заняла и часа.

– Воспитательницу расспрашивать будем вместе, – предложила Лина, – вернее я буду задавать вопросы, а ты внимательно следи за её реакцией. Лады?

– Замётано.

– Мария Васильевна! У вас есть сестра по – имени Дарья?

– Сестра! Какая сестра?

– Сестра-близнец. Дашей её зовут.

– Что вы такое говорите? Нету у меня никакой сестры и уж тем более близнеца. Откуда вы её откопали?

– Мы только что из Колтушей. Вы же оттуда родом?

– Ну и что?

– Вот там и рассказали всё про вас.

– Что рассказали?

– Мы узнали, что вы родились с сестрой Дашей сросшимися близнецами. Разве не так?

Мария Васильевна громко расхохоталась.

– Что за бред!

– А разве Дарья Васильевна Кислякова не ваша родная сестра?

– Сестра- близнец, да ещё сросшаяся, – не переставая смеяться, произнесла воспитательница,– ну где вы её видите? Где?

Она стала выстукивать себя и озираться вокруг.

– Как видите её нету. Это во первых, а во вторых – да будет вам известно, что моя фамилия вовсе не Кислякова, а Киселёва.

Парис и Лина в недоумении переглянулись.

– Знаете, что милочка! Я на вас такую жалобу напишу. И не только в ваше детективное агентство, но и в другие инстанции, причём так, чтобы вас лишили лицензии. За то что вы заняты глупостями и шантажом. Ну а чтобы больше не мучали меня своими глупыми фантазиями то с сегодняшнего дня прошу впредь общаться с моим адвокатом. Вот его координаты. Надеюсь я всё ясно сказала?

От таких слов Парис и Лина сначала растерялись и замешкались.

Первым опомнился Парис.

– Не надо нам угрожать. Пугая нас, вы тем самым препятствуете процессу расследования тяжкого преступления.

– Я вам не угрожаю. Я просто требую, чтобы меня не беспокоили глупыми вопросами, – ответила воспитательница уже с менее резким тоном.

– Требовать вы имеете право, но вот угрожать расследованию – никак. Будьте уверены, что вашу угрозу я технически зафиксировал и она будет протокольно задокументирована. До свидания.

– А ты правда записал на диктофон её угрозу? – спросила Лина, когда они вышли за ворота детсада.

– Конечно нет. Но на угрозу надо было ответить угрозой.

– Ну и какое у тебя сложилось впечатление?

– Хитрая бабёнка.

– Думаешь врёт?

– Ещё как. В её душе столько тайн скрыто. А знаешь о чём мне хотелось её попросить?

– Интересно о чём?

– Не подумай ничего дурного, душа моя.

– Ну давай колись, не стесняйся. Я же вижу, что она тебе как баба понравилась.

– Эх ревнивица ты моя, собственница. Да будет тебе известно, что я терпеть не могу статных женщин с птичьими лицами.

– А интересно бабы с какими лицами тебе нравятся? Как у светских львиц?

– Опять не угадала. Мне до умопомрачения нравятся лисьи мордочки как у тебя. Просто с ума схожу.

– Сам ты хитрый лис – златоуст. Сладкими речами выманил лисичку из норки. А заодно и птичку с дерева хочешь вытрясти. О чём ты хотел её попросить?

– Пустячок, самую малость. Оголить бёдра.

– Ага, приехали! Не хватало чтобы нас ещё и обвинили в сексуальных домогательствах, причём со злоупотреблением служебного положения.

– У неё, либо справа, либо слева должен быть большой послеоперационный рубец.

– А как ты её заставишь раздеться?

– Ну зачем так грубо? Просто обычный медосмотр.

– Без санкции прокурора? Ты с ума сошёл!

– Знаю. Я то отлично об этом знаю.

– Ну вот. А раз знаешь то для законного медосмотра нужны весомые улики.

– Эх, может и вправду её соблазнить?

Лина с возмущением посмотрела на Париса.

– Только до постели, раздеть посмотреть и слинять. И никакой прокурор уже не нужен.

– Ну и прохвост же ты.

– Ничего личного, моя дорогая. Только ради общего дела.

– Ага! Не корысти ради, а токмо идя навстречу пожеланиям трудящихся!

Они стали от души смеяться, вспомнив цитаты из любимого произведения Ильфа и Петрова, и возникшее было между ними напряжение сразу исчезло.

– Ну всё. Лирическая пауза закончилась, – резюмировала Лина, – не забывай, что у нас детективный сюжет, а не любовный роман.

– Так он ведь начинался как любовный роман.

– Вот раскатаем этот детективный клубок и снова любовь закрутим. Лады? А пока думай, как нам дальше быть? Только, чур, больше интим не предлагать.

– Кому? Воспитательнице или тебе? – лукаво спросил Парис и засмеялся.

Лина нежно прильнула к нему и сказала:

– Ладно. Так и быть. Этой ночью можешь мне интим предложить, причём столько сколько влезет.

– Договорились моя лисичка. Обещаю ночью залезть в твою тёплую норку.

В НИИ педиатрии, сколько бы не показывала Лина своё удостоверение, их дальше справочной не пустили.

– Если вам нужен конкретный специалист, то согласуйте ваш визит с ним по телефону.

Лина стала просматривать список отделений и сотрудников.

– Ага! Кажется нашла.

– Кого?

– Это профессор УЗИ Игорь Макаров. Он мой одноклассник. Сейчас ему позвоню, – сказала Лина и набрала номер по внутреннему телефону.

– Алло! Игорь! Добрый день. Это Лина. Узнал? Ну молодец! Нет не больная. У меня вопросы на профессиональную тему. Хорошо. Давай, я жду у справочной.

– Ну что впустят?

– Конечно. Игорь сейчас распорядится.

Скоро железная калитка проходной распахнулась и Парис с Линой проникли внутрь института.

– Ну, а что ты хотела? – воскликнул Игорь, встречая их у входа в кабинет, – тут лечатся дети от тяжёлых недугов и таким образом ограничиваем лишние посещения. Ладно садись и рассказывай, что привело тебя сюда?

– Это мой партнёр Парис, судебный медик. Мы вместе расследуем дело о похищении 5 летней девочки и столкнулись с таким нестандартным обстоятельством как сросшиеся близнецы.

– Так. Уже теплее. И какие возникли вопросы?

– Какова вероятность благополучного исхода после их оперативного разъединения?

– Если у них общие жизненно важные органы, то разъединение невозможно.

– Ну это ясно. А если они соединены предположим в области таза? Скажем на двоих три ноги?

– Это уже полегче случай. Но здесь есть одна неприятная оговорка.

– Какая?

– Отделив их один близнец будет полноценен: две ноги, нормальные половые органы и прочие функции таза, а вот второй останется одноногим, без половых органов, а мочеиспускание с дефекацией будут производиться вне организма, то есть в отдельные резервуары. Это самая большая проблема и решается чисто индивидуально. Если уж решились отделяться, то должны определиться, – кто станет полноценным, а кто всю жизнь будет ходить с протезом и выносить свои нечистоты в ёмкости вне организма.

– Какой кошмар! В каком возрасте их оперируют?

– Чем раньше тем лучше, пока тела не подверглись быстрому росту. Операция очень трудоёмкая и затратная по времени, может длиться по 12-14 часов, с занятостью двух операционных бригад.

– Сколько в год у вас производятся подобные операции?

– Нисколько. Лично я ни одной не припомню.

– Но ведь рождение сращённых близнецов бывает и наверное ты сам их диагностируешь на УЗИ внутриутробно?

– Правильно. Сейчас, когда картинка УЗИ стала качественней, то и выявление этого порока облегчилось. Но решать прерывать из за этого беременность или нет – должны родители.

– Игорь! Ты можешь нам помочь просмотреть список сиамских близнецов, подвергнутых когда либо операции разделения.

– Кто конкретно интересует вас?

– Близнецы Маша и Даша Кисляковы.

– Сейчас посмотрю в базе наших данных.

Макаров открыл файлы в компьютере и стал искать.

– Нашёл. Есть такие. Сёстры Кисляковы из детдома. Операция по разделению сросшихся в области бёдер близнецов произведена 21 год назад. Прошла удачно. Близнец по имени Маша была полноценно отделена, но Даша стала одноногой, а мочеиспускание с дефекацией до конца жизни будет осуществлять в специальные ёмкости вне тела. Печально конечно осознавать, что твоя сестра из за тебя останется на всю жизнь калекой, но что делать – это был их выбор.

– А что стало с близнецами потом? Есть отдалённые данные?

– После выписки сведений больше не имеется.

– А можно взять в качестве справки послеоперационный эпикриз? – спросил Парис.

 

– Без проблем, – ответил профессор Макаров и распечатал нужный документ.

Парис и Лина вышли из института.

– Поехали домой. Я так устала.

После стольких поездок они действительно утомились и поужинав легли спать.

Было уже за полночь, когда зазвонил телефон. Лина долго не могла открыть глаза. Трубку взял Парис.

– Алло, – услышал он встревоженный голос Виктора Степановича, – это ты Парис? Лина рядом? Передай ей, пожалуйста.

Лина сонно потянулась к телефону.

– Слушаю вас Виктор Степанович.

– Ну молодцы вы у меня! Отработали по полной.

– Что случилось?

– Эта воспитательница на вас такую жалобу накатала.

– Она нам угрожала.

– И правильно делала. Вот лишат нас лицензии, тогда и успокоитесь.

– Виктор Степанович, мы всё уладим.

– Как?

– Извинимся перед ней.

– Это уже невозможно.

– Но почему?

– Повезло вам. Она лежит мёртвая в морге.

От неожиданности Лина чуть не выронила трубку.

– Отчего она умерла?

– Её убили.

– Как?

– Накинули сзади удавку и задушили.

– Кто?

– Пока неизвестно. Наверное те кто похитил девочку. Полиция этим занята вплотную. Но жалобу на вас она успела накатать. Ладно, отсыпайтесь. Завтра с утра встречаемся в морге.

Но от услышанного сон как рукой сняло.

– Я знаю, что тебя мучает тот же вопрос что и меня, – произнёс Парис.

Лина утвердительно помахала головой.

– Бедная женщина. А мы с нею так предвзято беседовали.

– И тем не менее она причастна к похищению. Меня так и подмывает встать, поехать в морг и посмотреть на её бёдра.

– Уже и к прокурору ходить за санкцией не надо, и интим предлагать тоже.

– А вот интим нам как раз сейчас не помешал бы. Моя лисичка мне ещё днём обещала.

– Ну раз обещала, то залезай в её норку.

Рано утром Парис и Лина поехали в больницу. Больше всего их волновал один вопрос, и потому очутившись в морге Парис с нетерпением сам откинул простыню. Взгляд профессионала первым делом обратил внимание на ужасный след удавки на шее погибшей. Но затем оба устремили взоры на её бёдра. Увиденное их ошеломило. Рубца там не оказалось.

– Парис! Значит зря мы подозревали воспитательницу.

– Нет не зря.

Это сказал подошедший Виктор Степанович.

– Она была соучастницей похищения. Это она навела бандитов на девочку богатых родителей и привязала снаружи ограды плачущего котёнка, а потом обратила на неё внимание девочки. Ну а та перелезла к котёнку через ограду и была похищена. Но, слава Богу, сегодня утром девочка вернулась домой. Накануне похитители позвонили родителям и назвали сумму выкупа. Передать должны были через воспитательницу. Она сообщила в полицию и та устроила засаду. Преступники догадались об этом и задушили её, а вот девочку спасти удалось. Во время засады она не пострадала и в данный момент находится в безопасности, под присмотром детского психолога.

– Значит всё? Преступление раскрыто?

– В том то и дело что нет, – пробормотал Парис.

– Да кстати, – добавил Виктор Степанович, – готов результат токсикологического анализа, ну то что Лина меня просила. Вот заключение. Возьми Парис.

Парис открыл бумагу и начал читать.

– Ну я так и думал, – произнёс он и передал заключение Лине.

– Таллий? Препараты таллия? – воскликнула она.

– Да, в волосах нашли большие концентрации таллия и самый доступный вариант – это раствор Клеричи.

– Что это такое?

– Не что, а кто. Это итальянский геолог предложивший использовать раствор с содержанием таллия для дифференциации горных пород. Идеальный яд без запаха и вкуса. Сперва выпадают волосы, лезет кожа, человек чахнет и погибает. Дашу Кислякову травят именно этим раствором.

– Но воспитательница оказалась не её сестрой. Шрама нету, фамилия другая и вообще они не похожи. Мы пошли по ложному следу.


Издательство:
Автор
Поделиться: