Название книги:

Магия волчицы

Автор:
Рафаэль Тигрис
Магия волчицы

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Серебристый авиалайнер из Еревана совершил мягкую посадку в аэропорту Пулково. В иллюминаторе солнце не сияло, зато не было ни дождя, ни тумана. Отличная погода – дружно вздохнули пассажиры в салонах и стали потягиваться к вещам. Тут же запиликали включаемые мобильники, подстраиваясь под российский роуминг. Пассажиры гуськом, без давки потянулись к выходу, где по-хозяйски выстроились с прощальной улыбкой красавицы-стюардессы.

Парис шёл, сопровождая женщину лет шестидесяти, которая восторженно озиралась по сторонам.

– Сынок! Как тут всё изменилось!

– Ну ещё бы, мама. Столько лет прошло.

– Всё поменялось, кроме одного – питерской погоды. Узнаю те же серые облака и вечное отсутствие солнца.

– Ма! Ты итак женщина утомлённая солнцем. Расслабься. А вон и твоя красавица невестка. Всё же приехала с торчком семимесячного пуза.

– А что! Для беременной на седьмом месяце она выглядит очень даже компактно, – констатировала мама-свекровь.

Лина встречала их у выхода с букетом пионов.

– Здравствуйте Елена Сократовна! Добро пожаловать в Санкт-Петербург! Город вашей молодости.

– Здравствуй Лина! – сказала мать Париса, радостно принимая букет, – Ну, во первых – город моей молодости назывался Ленинградом, а во вторых – можешь обращаться ко мне просто – мама Лена. Поменьше официоза. Мы же с тобою родные люди. Будем Лена и Лина. Отличное сочетание не правда ли? А за пионы спасибо! Тут ты попала в самую точку – они мои любимые цветы.

Лина обрадовалась такой непосредственностью в общении. В глубине души она боялась, что ей будет трудно поладить с пожилой женщиной, да ещё с чуждым восточным менталитетом, но первая встреча давала надежду, что в совместной жизни проблем быть не должно.

Они подошли к автомобилю и стали усаживаться.

– Лина, давай я поведу машину? Небось устала, малышка, пока ехала из Колтушей?

– А вот и нет. Пока тебя не было я у подруги в Питере ночевала. Оттуда и приехала.

– Ну и правильно. Ты же почти на сносях. Долго оставаться одной уже нельзя, – сказал Парис и уселся за руль.

– Ну и когда же я стану бабушкой?

– Месяца через два, а может и пораньше.

– А раз так, мои дорогие, то с сегодняшнего дня я вступаю в свои законные права свекрови.

От этих слов Лина насторожилась.

– А знаете ли вы, что означает слово свекровь?

Сидящие впереди Парис и Лина в недоумении покачали головой.

– Я так и знала. Живёте в России, а не ведаете смысла таких ключевых слов.

– Просвети нас неучей, мама.

– Свекровь – в самом прямом смысле означает – всем кровь. Усекли? Я та, которая даю кровь вашим детям.

Родители будущего ребёнка переглянулись.

– Я буду только рада, если у моего дитя будет течь кровь такой симпатичной женщины как вы. А скажите пожалуйста в армянском языке слово свекровь тоже имеет такое кроветворное значение?

Елена лукаво захихикала.

– Вот тут тебе не повезло, Лина.

– В каком смысле?

– В армянском варианте свекровь означает сабля.

– Сабля? – изумилась Лина.

– Да, именно сабля, причём наполовину уже вынутая из ножен. Так что соглашайся на русский вариант. Он менее кровожадный.

Все дружно засмеялись.

– Ладно. Теперь скажите мои дорогие, каким именем вы решили назвать мою внучку. Я правильно знаю, что должна родиться девочка?

– Всё верно. Мы решили назвать её Еленой, – радостно сообщила Лина, – будут у нас в доме две Лены – большая и маленькая. Вы не возражаете?

– Молодцы! – удовлетворительно похвалила свекровь, – После этого кто – нибудь сможет сомневаться, что в ней течёт не моя кровь?

Прошло больше года с тех пор как у Париса и Лины завязалась большая любовь. Парис переехал к Лине в Санкт- Петербург и устроился на работу во Всеволожске по своей специальности – судебным медиком.

Беременность Лины заставила их поторопиться и законно оформить отношения, а заодно и позаботиться о будущем достойном семейном очаге. Вот тут то они вспомнили об элитном посёлке, который строился недалеко от Питера, в местечке, где прошло детство Париса, в Колтушах. Денег на покупку оказалось достаточно после продаж двухкомнатной питерской квартиры Лины и ереванской Париса, да так, что после оплаты строительства частного дома у них ещё и осталось на приобретение обстановки.

А вот уговорить мать Париса Елену Сократовну на переезд было трудно. Парис не желал оставлять взрослую женщину одну в далёкой Армении, а она долго не соглашалась поменять свой солнечный город на хмурый Питер, но потом, узнав о скором рождении внучки, согласилась. Тем более жить ей предстояло в том самом месте, где она провела молодые годы, и потому чем ближе они подъезжали к Колтушам тем радостнее от ностальгических воспоминаний становилось её лицо.

– Смотри мама. Тут новую автостраду проложили. Теперь из Питера в Колтуши доезжаешь за 20 минут.

Они подъехали к новенькому двухэтажному особняку. Елена вышла из машины и огляделась.

– Бог ты мой! Тут всё как прежде: и луг, и лес, и озеро и тот холмик откуда ты спускался на санках. Кто бы мог подумать, что спустя много лет я вернусь сюда жить?

Лина распахнула дверь и торжественно произнесла:

– Добро пожаловать в наш новый дом!

– Пусть мой приезд принесёт в этот дом счастье и благополучие! – на кавказский манер торжественно произнесла Елена.

Парис принялся показывать матери расположение комнат.

– На первом этаже у нас большая гостиная, а на втором спаленки. Соответственно санузлы на каждом этаже. А это наша кухня-столовая.

– Отличный дом, – осталась довольной Елена, осматривая помещения, – и камин современный есть.

– Ну, а как же без камина? Погоды тут не балуют, – сказал Парис и принялся зажигать дрова.

Елена прошагала дальше вглубь.

– И кухня просторная, мне это больше всего нравится. Баловать вас буду вкусными блюдами и разносолами.

– А можно мне у вас поучиться? – спросила невестка.

– Не можно, а нужно, – ответила свекровь, – я же не вечна. Глядишь и ты свекровью станешь.

– Неужели так быстро?

– Милочка моя! Пока молода – рожай, а как начнут дети расти то и времечко побежит быстро. Оглянуться не успеешь, как станешь бабушкой. Вот жил мой единственный сынок Парис холостым. Жил не тужил, а поехал однажды на курорт и бац – влюбился в тебя. Да так, что этот курортный роман сделал меня бабушкой.

– Вот так вот Лина. Набирайся жизненной мудрости, – сказал Парис и многозначительно поднял кверху указательный палец.

– Ладно сынок! Давай заноси мои вещи. Одежду отнесёшь наверх, а кухонные принадлежности сюда неси, я их по полочкам разложу.

Скоро они уселись у камина, и Парис зажарил на шампурах замаринованное заранее для шашлыка мясо. После сытного обеда все стали чаёвничать. Елена, сидя в кресле заснула.

– Уморилась. Может разбудить и проводить в спальню? – забеспокоилась Лина.

– Не надо. Она частенько так засыпает. Не будем беспокоить.

Поспав часок, Елена встала.

– Пойду лягу к себе.

Лина проводила её наверх.

– Для вас мы подобрали самую светлую спальню. Вам нравится?

– Вполне. Ты мне лучше покажи комнату моей будущей внучки.

– Она возле вашей. Такая же просторная и светлая.

– Ну молодцы вы у меня. Особенно ты хозяюшка. Отличный семейный очаг устроила. Всё со вкусом. Слов просто нет.

– Спасибо за добрые слова! Вы устраивайтесь. Я вам ещё одно одеяло положила. Комната не обжитая, если будет зябко, то накроетесь.

– Не беспокойся, доченька. Я вообще то не мерзлячка.

– Ну смотрите. После юга к здешнему климату можете сразу не привыкнуть. Да, туалет напротив.

– Уже видела. Ты иди, не беспокойся.

Лина оставила свекровь одну и пошла вниз, довольная, что так быстро поладила с бабушкой своей будущей дочурки.

– Какая уютная женщина твоя мать. Она меня уже доченькой назвала.

– Вот видишь, а ты беспокоилась.

– Я уверена – мы отлично поладим. Жить с такой свекровью – одно удовольствие.

– Не сомневайся. А заодно поучишься у неё всяким женским премудростям.

– Больше всего я хочу научиться вкусно готовить.

– Мама сама делает соленья, варенья, компоты, соки.

– Бог ты мой! Неужели я смогу всему этому научиться?

– Конечно сможешь. Глядишь – наша лисичка скоро превратится в запасливую белочку.

– Я согласна и на белочку.

– А пока ты лисичка, и я соскучился по твоей норке. Пошли в нашу спаленку.

– Пошли. Только ты не забыл, в каком я положении?

– Разве такое забудешь?

Они легли рядышком и Парис зарылся лицом в раздавшуюся грудь Лины.

– Они просто великолепны. Да и раньше были чудом, но сейчас полный блеск.

– Милый мой! Не могу же я ради твоих восторгов быть вечно беременной.

– Ну пока ты беременна, то мои восторги не возбраняются.

Вдруг снаружи раздался протяжный, холодящий душу вой.

Лина от страха крепко обняла Париса.

– Мамочки! Это воет та волчица у озера.

– Какая ещё волчица? – спросил Парис и хотел уже встать с постели.

– Ой, не уходи, я боюсь! – воскликнула Лина и ещё больше вжалась в плечо Париса.

– Почему ты думаешь, что это волчица?

– Мне об этом Ингрид рассказывала.

– Ингрид это та кассирша из торгового центра?

– Точно. Ты тоже её знаешь?

– А, кто не знает эту пигалицу с ужасными синими глазами.

– Вот именно. Она так на меня смотрит, что душа холодеет.

– Ну и что она тебе рассказывала?

– А то, что эта та волчица, у которой весь выводок утопили в озере. Вот и воет она там по ночам.

– Что ещё за байки а ля собака Баскервилей?

– Это не собака Баскервилей, а волчица колтушская. Ингрид говорит, что пока она не утащит какого- нибудь младенца, то не успокоится.

– Дура это твоя Ингрид. Только пугать умеет своими байками. Ты поменьше её слушай.

 

– А ты думаешь зачем я в твоё отсутствие в Питере у подруги жила? Напугала это Ингрид меня.

Парис освободился из объятий и подошёл к окну. Вой у озера стих.

– Вот сука!

– Не сука она, а волчица, – поправила его Лина.

Парис хотел уже сказать кого он имел ввиду, да промолчал и быстро нырнул к жене под одеяло.

Раннее утро обещало быть солнечным. Лина проснулась от вкусного запаха исходящего из кухни. Париса рядом не было.

Лина одела халат и спустилась вниз. Она застала Париса за разрезанием привезённой из Еревана бастурмы, которую свекровь жарила с яичницей.

– Какой вкусный запах! – воскликнула Лина, – Такой вкусный, что разбудил меня.

– Я знаю, как беременным нравится запах яичницы с бастурмой, потому и решила её приготовить на завтрак.

– Она специально меня с утречка да ещё в воскресный день разбудила, чтобы я нарезал бастурму, – посетовал Парис.

– Зря ворчишь. Резать бастурму – это чисто мужское занятие.

Лина с восторгом смотрела на мать с сыном.

– А ты доченька – давай умывайся и за стол.

Лина пошла делать утренний моцион.

– Неужели мы всегда будем так вкусно есть? – аппетитно уплетая завтрак, спросила беременная.

– Пока я жива и с вами, то да.

– Я буду молить Бога, чтобы вы жили долго, долго.

– Не только молись за меня, но и учись у меня всяким премудростям.

– С удовольствием.

– А пока с таким уже удовольствием поешь варенье из грецких орехов.

Лина с удивлением взглянула на содержимое розетки предложенное свекровью.

– Это грецкие орешки?

– А ты не вороти нос, а пробуй.

Лина осторожно откусила и ей так понравилось, что тут же съела остальное.

– Эту вкуснятину вы готовили?

– Что за странный вопрос? Конечно я. Вот этими вот руками.

– Елена Сократовна! От такой кормёжки у меня фигура заплывёт.

– Ты беременна, моя дорогая, а беременным глупо следить за фигурой. И потом эта кормёжка не только для тебя, но и для моей внучке Леночке, – ответила свекровь.

Лина и Парис переглянусь. Парис развёл руками – мол что тут поделаешь – Восток дело вкусное, привыкай.

– Парис! Пошли мясо для толмы купим, а заодно и проведаем чем и как тут люди живут. Лина, ты с нами?

– Конечно. Чего мне дома одной сидеть?

– Ну и правильно. Беременной двигаться надо.

Прогуливаясь по Колтушам, Елена с улыбкой вспоминала места своей молодости.

– Парис! А обезьяний питомник на том же месте?

– На месте, но обезьян я давно не видел.

– Что ты говоришь? Там такие симпатяги шимпанзе прыгали.

– И одна из них запрыгнула в наш коттедж, помнишь?

– Конечно помню. У меня до сих пор при упоминании поджилки трясутся.

– Представляю, как она вас напугала в тот день! – сказала Лина.

– Ой не говори. Я тогда такая же молодая как ты была. Может потому и не умерла от страха. Сейчас бы точно ноги протянула.

– Мама преувеличивает. Она и тогда бесстрашная была, и сейчас такая же. Не боится ни чёрта, ни волка, ни даже самого Кинг-Конга.


Издательство:
Автор
Поделиться: