Название книги:

Аномальный наследник. Поступление

Автор:
Элиан Тарс
Аномальный наследник. Поступление

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Где-то в космосе

– Ваше высочество, мы засекли корабль сарнитов! Он стремительно приближается!

– Один? – удивился я, взглянув на радар. Красная пиктограмма мигала уже близко к центру.

– Так точно, ваше высочество!

– Форкхово дерьмо, как они оказались так глубоко в нашем галактическом секторе? Капитан! Боевая готовность!

– Есть, ваше высочество! – тут же ответил капитан и разразился потоком быстрых команд.

– Мой принц, вам тоже нужно подготовиться, – послышался за спиной голос верного слуги.

– Непременно, Арсений, – хмыкнул я.

– Похоже, дипломатическая поездка перестает быть томной, – невозмутимо проговорил Первый Меч Империи, стоявший слева от меня. Договорив, он решительно направился к выходу из капитанской рубки, но остановился, услышав встревоженный голос помощника капитана:

– Ваше высочество, Аномалия на два часа! Она растет!

– Дай изображение! – рявкнул капитан.

Черно-фиолетовая дыра в открытом космосе стремительно разрасталась.

– Какая огромная! – не скрывая восхищения, воскликнул Архун – мой бессменный советник. Этот старик имел все возможные ученые степени и мотался со мной по планетам последние лет пятнадцать. Прикрываясь должностью наставника наследника планетарной империи Александритов, он на самом деле просто пытался утолить свое неуемное любопытство.

Черно-фиолетовая дыра становилась все больше и больше.

– Иван, активируй диар-двигатель! Нужно убраться скорее отсюда!!! – Голос капитана стал еще более напряженным.

– Активация невозможна!

– Форкхово дерьмо, да что же это!

– Аномалия глушит половину систем! Нас затягивает!

Корабль двигался очень быстро, вот только не вперед, а вбок. Туда, где разверзла свою пасть Аномалия, столь огромная, что я и представить не мог, что такие Аномалии вообще существуют. Казалось, она застлала собой огромную часть бескрайнего космоса.

– Держитесь все! – прогремел я, своим голосом и силой вселяя в сердца верных людей надежду. – Одному Архею известно, куда нас занесет! Но гордые сыны Александрии не сдаются!

– Для меня честь быть рядом с вами, ваше высочество, – тихо проговорил старый слуга.

Это было последнее, что я услышал. Затем меня поглотила вязкая безжизненная тьма. Форкхово дерьмо… Неужели я впервые в жизни провалил миссию?

– Ты чего такой длинный, смерд! Склони голову! Ниже! Ниже!!!

В полнейшей пустоте я видел размытые образы. Двое каких-то коротышек заставляли меня им кланяться! И я что, сделал это? Что на меня нашло?

Но одному из коротышек не понравился мой поклон, и он врезал мне пяткой по затылку.

Как же больно… Гребаный сопляк! У меня башка теперь раскалывается сильнее, чем после попойки с ниарийками! Эти синекожие красотки знают толк в истинном гедонизме. Неудивительно, что заведения особой направленности на их планете – самые лучшие в нашем галактическом секторе.

Но не о ниарийках сейчас. Какой-то малец долбанул меня по затылку, а я еще и нос, кажется, разбил.

Сволочь мелкая! Совсем, что ли, сектора попутал?

Я начал медленно подниматься на ноги. Голова еще трещала, и я до конца не понимал, что происходит вокруг. Но отлично видел две ошалевшие физиономии. Действительно коротышки. В пареньках едва ли сто семьдесят сантиметров будет, у них кто-то из предков карлик?

Стоп…

А почему я ненамного-то и выше?

Попытки хоть что-то проанализировать трещащей головой были прерваны правым веснушчатым коротышкой:

– Т-т-ты, ты чего поднялся, смерд?! Склони башку, червяк! А не то еще раз получишь!

Меня окончательно накрыло. Головная боль, визги коротышки, его грубая речь… А не пойти ли ему к Форкху?

– Следи за словами, мальчишка! Это тебе стоит кланяться! – прогремел я, невольно выпустив родовую ауру. Э? Какого сарнита я ее вижу? Почему она разошлась золотым кольцом и искрится какими-то золотыми молниями?!

Коротышек проняло. Они попятились, уселись на задницы и даже обмочили штанишки. Получилось у них это на удивление синхронно.

– Аскольд, бежим! – Меня схватили за правое запястье и потащили прочь.

Хм? Этот черноволосый паренек в странной цветной куртке знает мое имя? И второй парнишка – с коричневыми волосами и в оранжевой кофте с капюшоном, тоже меня знает?

Но… я вижу их первый раз в жизни. При этом знаю их обоих! Черненький – мой брат Борис, а второй – кузен Глеб.

Но моих братьев зовут иначе.

Головная боль чуть отступила. Мы с «братьями» петляли по каким-то проулкам.

Сарнитские дебри, куда я попал! Это что за отсталый мир?! Тут весь транспорт колесный!!!

От осознания чего-то ужасного я замер и выдернул руку из тисков «брата». В этот момент мы как раз свернули за угол какого-то здания. Во… двор. Да, так здесь выглядят дворы. Именно это подсказывает мне память.

Память… моя память… С ней что-то странное! В ней будто бы два отсека. Один точно мой и мне знакомый. Второй… тоже мой. Но… ох ты ж… все знакомо и незнакомо одновременно. Перед выходом из дома я подходил к зеркалу. Заставить вспомнить себя в этот момент…

Форкх меня дери! Этот пацан – не я!

Я посмотрел на свои руки, такие мелкие. Слабенькие…

– Млять! – громко выругался я по-местному – память позволила. А затем обреченно уселся на асфальт и прислонился спиной к обшарпанной стене многоэтажки.

– Аск! Брат, с тобой все в порядке?! – взволнованно тряс меня за руку Борис.

– Конечно же с ним не все в порядке, ему осветленный по голове ногой заехал! Его нужно отвести в больницу!

– Не нужно в больницу. – Я поднял руку.

Как это случилось? Как так вышло, что я оказался в теле парнишки-простолюдина на какой-то отсталой планете? Какой-то прорыв в исследованиях воскрешения? На словах-то там все просто – вырастить полного генетического двойника и пересадить ему все воспоминания того, кого нужно воскресить… Вот только со второй частью эксперимента ученые так и не разобрались – не получается полностью скопировать воспоминания испытуемого. Даже живого, не говоря уже о мертвом.

Однако мои воспоминания кому-то подсадили…

Да нет, бред. В памяти реципиента отсутствуют воспоминания о встречах со странными учеными, никаких провалов и ничего, что связывало бы его с инопланетными технологиями. Стало быть, дело в…

В Аномалии…

– Аскольд, может, все-таки врача? – толкнул меня в плечо Глеб. В нашу сторону уже поглядывали любопытные прохожие.

– Давайте отойдем. – Кивком я указал на зеленые заросли.

«Братья» не стали спорить.

Мы быстро скрылись от посторонних глаз, усевшись на почерневшую от времени деревянную лавку под кронами лохматых кленов.

Я потрогал свой гудящий затылок. По ощущениям, на волосах застыла кровь. Да и моя светлая футболка была в грязи и кровавых пятнах.

– Мне нужно умыться и попить, – повернувшись к Борису, сказал я.

– Я… я куплю воды, – с готовностью кивнул он.

– Осторожнее там, вдруг нас ищут, – буркнул Глеб.

Парнишка убежал в магазин. Второй молчал и встревоженно поглядывал в мою сторону.

Итак, у меня нет научного объяснения произошедшему. Что остается? Форкхово дерьмо! Остается то, во что сложно поверить – я в другом теле на неизвестной планете! Если принять исходные условия за данность и начать строить планы исходя из данности… Нужно собрать информацию из памяти реципиента и доступных источников. Затем улучшить свое социальное положение всеми доступными способами. Чтобы попасть домой, необходимо найти космический корабль, способный путешествовать на дальние расстояния. Если здесь нет космических технологий, их надо развить, и если для этого мне понадобится подчинить планету, так тому и быть.

Да, верно. Эта планета вполне может стать вассалом моей планетарной империи!

– Тебе лучше, Аск? Уже улыбаешься, – заметил Глеб.

– Да, чувствую себя неплохо, – кивнул я. – Размышляю, как жить дальше.

– Это да, – посерьезнел шатен. – Ты нагрубил дворянам… У нас могут быть проблемы, если поймают. Так что, пожалуй, в ближайшее время лучше этот квартал обходить стороной. Да и соседние тоже.

– По камерам нас не вычислят? – спросил я, между делом пытаясь раскопать что-нибудь полезное по этому вопросу в памяти реципиента.

Глеб удивленно воззрился на меня.

– По камерам? – выпалил он. – Да откуда на улице камеры?

Вот же ж отсталая планета! Камеры, способные опознать лицо человека, тут если и существуют, то парни-простолюдины о них не слышали. У нас-то как раз на таких вот улицах ты можешь понятия не иметь об этом, а тебя каждую секунду снимают с нескольких разных ракурсов.

– Ну и хорошо, – одобрительно кивнул я, наблюдая, как в нашу сторону с бутылкой воды бежит Борис.

Стянув футболку, я намочил ее водой и принялся обтирать ею голову. Сперва лицо – похоже, когда реципиент ударился об асфальт, он разбил нос. Ну а после и разбитый ударом ноги затылок.

– Ну как? Чист? – Поднявшись на ноги, я покрутил головой перед братьями.

– Вроде да, – неуверенно проговорил Борис.

– Вот и отлично, – кивнул я и внимательно посмотрел на парней.

Оу… погруженный в свои размышления и шокированный своим появлением в этом мире, я не заметил, что мои сопровождающие напуганы. Да чего уж, они оба тоже явно шокированы произошедшим. Особенно Борис. Глебу лучше удается скрывать свои чувства.

– Ну и чего вы такие хмурые? – хмыкнул я.

Парни удивленно моргнули.

– А то ты не понимаешь… – дернул подбородком Глеб. – Все-таки тебя здорово приложили по голове. Ты вообще помнишь, что произошло?

– Аск, мы волнуемся за тебя, – подал голос Борис. – Ты… как-то изменился. С тобой все хорошо? Память не отшибли?

Я усмехнулся и, пристально глядя на него, спокойно произнес:

– Сегодня суббота, седьмое августа две тысячи седьмого года. Меня зовут Сидоров Аскольд Игоревич, мне семнадцать лет. В этом году закончил среднюю школу. Сегодня решил вместе со своими родным и двоюродным братьями погулять по городу. Посетить торговый центр, парк. Мы вышли из дома, – тихо проговорил я, – чтобы познакомиться с девчонками.

 

Парни смутились. Удовлетворенно хмыкнув, я продолжил:

– Но вот незадача, девчонки нас сегодня один раз отшили. А когда мы приметили еще одну стайку и хотели подкатить к ним, нас окликнули два коротышки-аристократа. Хотели самоутвердиться за счет простолюдинов. Видимо, посчитали меня слишком уж красивым на их фоне, вот и зазвездили мне по башке, когда я недостаточно низко поклонился. Ну? Удовлетворены состоянием моей памяти, господа врачи?

Оба брата хмурились, разглядывая мое лицо. Ну а я разглядывал их в ответ. Глеб ростом сто семьдесят пять с половиной сантиметров, считая подошву кроссовок. Хотя он на два сантиметра выше Бориса (правда, опять же из-за обуви точно не определить), но уступает ему в ширине плеч. На мой взгляд, они оба дрищи. Но если прочесывать память реципиента и анализировать, то по местным меркам Боря – почти что крепыш. А Глеб – обычный парень средней ширины.

– Не такими уж они и коротышками были, – ворчливо выдал Глеб.

Я же сделал себе зарубку, что не стоит воспринимать местных коротышками и дрищами. Это дома во мне было двести тридцать семь сантиметров росту, что являлось верхней границей общей нормы. А на этой планете люди ниже и хилее. Интересно, здесь гравитация другая? По ощущениям судить сложно. Хотя… возможно, проблема в качестве питания.

Усмехнувшись, я повернул голову и заметил на себе заинтересованный взгляд. Женщина. Вроде бы молодая и симпатичная. Далековато стоит.

Чуть повернув к ней торс, я поставил руки на пояс и немного повел головой, приглашая подойти поближе.

Она вскинулась и поспешила куда-то по своим делам.

– Какая стесняшка, – усмехнулся я вслух.

– Все-таки странно ты себя ведешь, Аск, – услышал я напряженный голос Глеба.

– Возьми мою олимпийку, брат. – Борис снял куртку и протянул мне.

– Вы тоже, я посмотрю, стесняшки, – хмыкнул я, надев олимпийку на голый торс.

Подняв лежащую на скамейке грязную мокрую майку, я подошел к урне.

– Аск, ты чего! – возмутился Глеб.

– Выбросить хочу, – отметил очевидное я. – Что не так?

– Она же не дырявая. Дома отстираем, и нормально будет! В крайнем случае на работу носить сможешь.

– Но выкинуть-то проще, – заметил я, хотя уже начал понимать свою ошибку.

– Ты что, миллионером заделался?! – не унимался Глеб. – Мама столько работает не для того, чтобы…

– Хватит, – положил я руку ему на плечо. – Понял тебя. Тетя Мари и в самом деле многое делает для нас, не злись, – улыбнулся я кузену. – Постираем, – и, не дав ему ответить, демонстративно огляделся по сторонам. – В какой стороне тут метро? Поедем домой уже, девчонок клеить сегодня, видимо, уже не будем.

– Да уж, – ухмыльнулся Борис. – Как-то не до них сейчас.

– Но не переживайте, парни, еще наверстаем, – сказал я.

– Так, похоже, пора сваливать, – неожиданно выдал Глеб.

– Не паникуй, братец. Все под контролем, – хмыкнул я, повернувшись в ту сторону, куда секунду назад вскользь бросил взгляд кузен.

Приближающихся к нам людей я уже заметил и теперь открыто смотрел на них. Шесть парней и четыре девушки. На вид не старше моих братьев и имеют весьма «игривое» настроение.

– А кто это у нас тут возле нашей скамейки трется, а? – спросил коротышка с короткой стрижкой. – Я вас тут раньше не видел!

– Блин… – тихо прошептал Глеб. – Ну что за день-то такой…

Девицы остались чуть позади, а парни нас неторопливо окружали. Вот же ж морды ехидные! Похоже, кулаки у ребят сильно чешутся.

– Так и мы вас тут раньше не видели, – спокойно ответил я, глядя в глаза лидеру компашки. – Чего, заблудились? Дорогу подсказать?

Коротко стриженный скривился и процедил:

– Не нравишься ты мне, хрен смазливый. Помять, что ли, немного твою рожу, а?

– Свою ты, видимо, уже помял? Вон какая кривая. Фу… мерзость!!!

Его перекосило еще сильнее.

– Мочи их, парни! – закричал стриженый и первым бросился на меня.

Что ж, не только у вас, идиотов, кулаки чешутся. Мне тоже очень хочется проверить свои навыки в этом мире!

Однако практически сразу я понял, что эта проверка принесет мне одно разочарование. Ну в самом деле, что за размашистый удар? Что за открытая стойка?

Чуть поведя корпусом, я ударил стриженого кулаком на опережение. Один удар в челюсть, и бодрый бандюган обмяк. Не теряя времени даром, ударил левой второго. Минус два. Шаг вперед, удар ногой в голову… Да что ж такое? Предыдущий владелец тела совсем не тренировал растяжку, так что удар пришелся противнику в плечо. Паренек ойкнул и, не удержавшись, начал падать.

Что ж, ясно, пока обойдемся без хай-киков. Ну-ка, лоу-кик?

Четвертый противник застонал и упал, схватившись за ногу.

– Ах ты, сука! – раздался за спиной гневный окрик. Я резко развернулся и отбил в сторону руку пятого. Через секунду ему по роже прилетел тяжелый удар Бориса, ну а я добавил. Итог – еще один в отключке.

На ногах осталось двое: один из них держался за плечо, а второй бился с Глебом.

– Ну? Может, хватит, разбойники? – глядя на противников, усмехнулся я. Удовольствия от детской драки я не получил, но косточки размял и убедился, что свои старые навыки я могу применять в новом теле. Правда, тело это довольно слабое и нужно его укреплять. Хотелось проверить, смогу ли я использовать больше своих сил, но риск поубивать подопытных был уж слишком велик.

Оставшиеся на ногах бойцы злобно посмотрели сначала на меня, потом на своих побитых товарищей, а затем парень в оранжевой футболке, который только что дрался с моим кузеном, отступил и хитро заулыбался:

– Ну это… у нас к вам претензий нет. А вы откуда такие взялись?

– От верблюда, – резко ответил Глеб, но драку продолжать не стал, а тоже сделал шаг назад и через плечо посмотрел на меня: – Ну? Можем идти.

– Пойдем, чего задерживаться. Приятно было познакомиться, – улыбнулся я, а затем помахал рукой девчушкам.

В полнейшей тишине мы прошли мимо недавних противников и направились к широкой улице, видневшейся меж домов.

– Аскольд… ты сегодня какой-то странный, – тихо проговорил Глеб, шедший чуть позади меня.

– Угу! И дрался, как лев! Я знал, что ты сильный, но… Когда ты такому научился, брат? – Борис в отличие от Глеба не скрывал восторга и сиял щенячьей радостью.

– Да вроде всегда умел, – усмехнулся я. – Не заморачивайся по пустякам. И вот еще что! Это, – я махнул рукой в сторону двора, из которого мы только что вышли, – как раз из разряда пустяков. А вот то, что случилось раньше, обсудим дома.

Братья в полнейшей задумчивости шли молча, так что я мог спокойно пялиться по сторонам. Во-первых, высматривал потенциальных преследователей. Маловероятно, что те обмочившиеся коротышки возжелают возмездия прямо сейчас. Еще меньше вероятности того, что они нас выследят, но бдительность терять нельзя.

Ну а во-вторых, пытался прочувствовать город, в которой я попал. Одно дело ворошить память реципиента, и совсем другое – видеть своими глазами и слышать своими ушами.

Ну что можно сказать… Определенно в настолько густонаселенной дыре я никогда раньше не был. Мне доводилось бывать на слаборазвитых планетах, однако же там… все воспринималось иначе. Здесь люди живут и радуются, ходят взад-вперед, суетятся. На тех слаборазвитых планетах, где я бывал, разумные не жили, а выживали.

Пожалуй, цивилизацию, которая сейчас окружает меня, мне не с чем сравнивать. Эти люди даже не знают, что они отсталые. Официально зафиксированного контакта с более развитой формой жизни местные не имели. Им не с чем сравнивать свою отсталость. Многие из них думают, что вообще единственные разумные во Вселенной.

Да уж, придется им открыть глаза.

Мы спустились в подземку, и народу вокруг стало еще больше. А вот такие толкучки мне вполне знакомы. Доводилось бывать в зонах беззакония, и здешнее метро меня после этого ничуть не пугает.

Пока мы ждали нужный поезд, я копался в памяти реципиента. Форкх меня дери! Какие же странные ощущения. Справа от меня – Борис. Мой родной брат. Я… не испытываю к нему тех же чувств, что и к своему настоящему брату, оставшемуся в Александрии. Однако я прекрасно помню, как утешал Бориса, когда погибли наши родители. Как поддерживал его.

Я уже воспринимаю память реципиента как часть своей собственной памяти. А значит, и прошлое реципиента как свое. Проклятье! Вроде бы чувства к родным и близким этого тела мне не передались, но я могу вспомнить ощущения реципиента из прошлого. То, что чувствовал местный Аскольд, например, когда утешал брата. Или же когда кузен со своими друзьями и Борисом прибежал выручать его из драки. Тогда Аскольд был счастлив.

Проклятые сарниты и все их приспешники! У меня голова кругом от всего этого.

Между тем мы уже ехали в вагоне. Пришлось стоять. Хорошо хоть передо мной сидела симпатичная женщина с очень выдающейся грудью и легким декольте. Заметив мой взгляд, она нахмурилась и с вызовом посмотрела мне в глаза. Хех, будь я в самом деле семнадцатилетним девственником, может, и отвернулся бы. Выдержав взгляд ее бездонных карих глаз, я чуть прищурился и улыбнулся. Она не сдержалась и улыбнулась в ответ.

К сожалению, услада глаз моих вышла через две станции. Протискиваясь к выходу, она толкнула меня попкой и подмигнула на прощанье. Ну а ее место заняла дама крупной формации. Не в моем вкусе.

Хотя что сейчас мой вкус – тот еще вопрос. Похоже, молодое подростковое тело может себя проявлять.

– Брат, нам скоро выходить, ты помнишь? – шепнул мне на ухо Боря.

– Ага, – кивнул я. Хотя без напоминания, как пить дать, пропустил бы нужную станцию.

Возле нашей станции было несколько кафешек, в том числе и так называемое интернет-кафе. Дома рядом со станцией показались мне довольно новыми – высокие двадцатичетырехэтажные здания. Но чем дальше вглубь улиц мы отходили, тем ниже становились постройки. Вот уже и пятиэтажки сменились двухэтажными «бараками».

В одном из них на первом этаже мы и жили – эдакий крошечный домик на четыре семьи.

– Аскольд! – заговорил Борис, как только мы зашли в квартиру. – Ты стал осветленным?

– Пока нет, – спокойно ответил я.

Благодаря памяти реципиента я знал, что в этом мире господствуют те, кто способен использовать положительную энергию. Наиболее часто ее называют праной. Но есть и другие названия: ци, ки, эфир или даже жива – национальное название в Российской империи. Способных применять ее в России называют осветленными, потому что в момент активации живы можно увидеть энергетическое свечение.

– Но ты ведь использовал что-то вроде золотых молний, чтобы атаковать тех аристократов! – поддержал двоюродного брата Глеб. – Значит, ты научился пользоваться живой?

– Нет еще, – терпеливо повторил я, разуваясь. – Но собираюсь научиться. Идемте на кухню, там и поговорим.

Наша комната, в которую мы прошли из прихожей, имела два окна. В ней находились двухъярусная кровать и кровать обычная. А также два стола. На одном из них, точно царь, стоял светло-серый ящик со стеклом. На несколько мгновений я завис, пытаясь понять, что это и почему от него идут какие-то провода к коробке под столом. И что за пластина с кнопками перед ящиком?

Память реципиента подсказала – передо мной доисторический предок компьютера. Мощности в этом куске пластика и железа раз в сто меньше, чем в простенькой детской игрушке в Александрии. Еще и выхода в глобал, или, как тут говорят, в Интернет, нет.

Расстроенно покачав головой, я переоделся в домашнее и пошел мыть руки. Да уж… «удобств» по минимуму, и все в одной комнатке. А этот огромный ржавый поддон – это что, душевая? Прикрылся замызганной шторкой и моешься, пока кто-нибудь в этом же помещении нужду справляет? Не говоря уже о том, что стены все черные от плесени.

Тьфу!

Кухонька мелкая, недалеко от стола диванчик и еще один ящик. На сей раз черный. Телевизор. Ну и дверь в спальню тети.

– Ты чего, Аск? – удивленно спросил Глеб, поставивший кастрюлю на двухконфорочную плитку.

Хотел я поделиться с ним своими впечатлениями, но вовремя вспомнил, как парень отреагировал на мою попытку выбросить грязную футболку.

– Да нет, все нормально, – отозвался я, садясь за стол.

Нет, я, конечно, наследный принц планетарной империи, но далеко не изнеженный белоручка. Умение воевать в любых условиях для высокородных александрийцев необходимо как воздух. А к наследникам родов предъявляются крайне жесткие требования. Если совершил подвигов меньше, чем кто-нибудь из младшеньких братьев, то могут и первородства лишить.

 

Потому я прошел не одно сражение. Жил в военных лагерях, летал на крейсерах и тому подобное. Да, обычно шатер принца облагорожен по высшему разряду. Но не всегда. И в грязи доводилось изваляться. Например, когда мой отряд без связи с внешним миром выживал в джунглях Авара…

Поэтому я готов принять окружающую меня обстановку как не зависящие от меня условия миссии. Но в ходе миссии условия можно, а порой и нужно улучшать. Именно этим я займусь, как только появятся лишние деньги.

О, таракан бежит!

Половица скрипнула на всю квартиру, когда я раздавил паразита.

Глеб разлил по тарелкам красный как кровь суп, а Борис порезал черный хлеб. Пожелав друг другу приятного аппетита, мы принялись за еду. Боря натер кусок хлеба зубчиком чеснока и посыпал солью. Я сделал так же.

Хм… а неплохо! Правда, суп, как мне кажется, жирноват.

Я и не заметил, что довольно сильно проголодался. В итоге минуты за три съел целую тарелку борща. Чего-то не хватает.

Раздался пронзительный свист. Я вскочил на ноги и приготовился к бою.

Но, к моему удивлению, странный звук издавал чайник!

Форкхово дерьмо! Что за отсталый мир… Да и память реципиента вроде бы открыта для меня, а по умолчанию не срабатывает. Мне необходима хотя бы минимальная концентрация, чтобы извлечь из нее что-нибудь. Мой предшественник вряд ли бы так реагировал на закипевшую воду.

– Аскольд? – В голосе Бориса отчетливо слышалась тревога.

– Все нормально, – твердо произнес я, возвращаясь на место. Ну а брат пошел разливать чай. Да, чая с десертом и не хватало.

А чаек-то ароматный. Правда, пряники по виду дубовые.

Память услужливо подсказала, что мы купили их большой партией на распродаже.

Собравшись с мыслями, я посмотрел на своих родственников. Они оба настороженно поглядывали в мою сторону.

– Обсудим произошедшее за сегодня, – твердо сказал я, отодвинув кружку. – Мы столкнулись с двумя мелкими аристократами, а вы перепугались, будто в одиночку с ордой доргов столкнулись.

– С кем? – не понял Глеб.

– Не забивай голову, – махнул я рукой и подобрался, нужно научиться хотя бы во время серьезных разговоров фильтровать свою речь. – Пример может быть любой. Суть от этого не меняется. Всего лишь два зажравшихся мальца, а вы в ужасе.

– Это аристократы, брат, – с нажимом проговорил Глеб. – Им по силам не только испортить нам жизнь, но и отнять ее.

– И вас это устраивает? – быстро спросил я. Парни инстинктивно отпрянули к спинкам стульев, удивленно уставившись на меня. – Меня – нет. Любой может стать аристократом. Да, большинство рождаются с этим титулом, но и обрести его деяниями возможно. И я собираюсь это сделать. Я поднимусь до самой вершины, слышите? И те, кто будет мне верной опорой, поднимутся вместе со мной.

С каждым словом я все сильнее выпускал родовую ауру. Однако при этом старался сдерживать ее, чтобы раньше времени не допустить той странной визуализации с золотыми молниями.

Моя короткая речь проняла братьев. Хороший знак. Значит, они мне доверяют, а мои слова для них не пустой звук, иначе аура подействовала бы иначе.

– Ты… ты серьезно? – ошарашенно спросил Борис.

– Совершенно, – кивнул я. – Я не собираюсь больше терять время даром. Я поступлю в старшую школу в этом году. В лучшую, которую смогу выбрать. А параллельно с этим я заработаю много денег. Достаточно много, чтобы отплатить тете Мари за заботу, переехать из этой дыры и создать экономическую основу для своих дальнейших свершений. Для достижения титула. Вы со мной, парни? – В этот момент я полыхнул аурой, и она разлетелась по маленькой кухне кольцом сверкающих золотых молний.

– Да, брат! – в унисон ответили Борис и Глеб.

Что ж, славно. Тыл я себе прикрыл и работоспособность ауры проверил. Теперь хотелось бы как можно быстрее проверить и другие свои силы.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
АЛЬФА-КНИГА
Книги этой серии:
Поделиться: