Название книги:

Иначе

Автор:
Саша Талант
Иначе

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Понятно. Здесь, я тебе хочу сказать, раньше тоже с зимой все нормально было. Лет десять назад

– Да, я успела застать то время

– Так ты не ответила

– Тут я вышла, потому что Владимирская на выход закрыта

– Какой-то коллапс сегодня в метро. Меня тоже застиг врасплох днем, – вспоминаю историю, произошедшую днем, – кстати, дни, в которые мы с тобой встречаемся, проходят для меня крайне удачно с финансовой точки зрения

– Рада, что ты связываешь обогащения своего счета со мной. Это приятно

– Если бы эта история продолжилась, я был бы в восторге

– Звучит не очень, признаюсь. Не особо понятно, чему ты больше рад

– Не подумал, что мои слова прозвучат настолько двояко, – в очередной раз ловлю себя на мысли, что сказанное мною не совсем точно, что я хочу произнести, – во сколько ты должна быть на работе?

– У меня нет такого, как должна быть

– Так бывает?

– Бывает, когда работа – твой проект. Точнее, мой, с братом

– То есть ты управляешь баром?

– Можно и так сказать. Хотя это больше относится к Матвею. Управление, имею ввиду

– Круто. Всегда хотел управлять чем-нибудь

– А ты разве не водитель?

– Был до недавнего времени

– Значит, ты, сам того не осознавая, занимался, чем хотел

– Хах! И правда. Но, как бы там ни было, это уже в прошлом. На какой-то срок

– Чем же ты сейчас занимаешься?

– Перешел во фриланс. Зарабатываю в сети

– И как, успешно?

– Не могу сказать, что мой нынешний доход – предел мечтаний

– Это же не главное.

Смотрю на Кэйти с искренним удивлением.

– Ты серьезно? Ине казалось, в работе нет ничего важнее, чем доход

– Я максимально серьезно

– То есть, если бы бар приносил тебе копейки, и у тебя был бы вариант более высокооплачиваемой деятельности, ты бы не свалила все на брата, уйдя?

– Можно сказать, что слишком много «бы», но у меня все так и произошло. Правда, в обратной последовательности. Я ушла с денежной должности в банке именно в бар. И на данный момент, по сравнению с прежней работой, я получаю, как ты выразился, копейки

– Но ведь это на первых порах, полагаю? Свое дело, как ни крути, прибыльнее наемной работы

– Деньги, естественно, не последнее. Надеюсь, так и произойдет. Но скажу тебе честно, если даже я буду получать в два раза меньше в баре, ни за что не променяю его обратно. Твое удивление понимаю. У вас, мужчин, все по-другому. В приоритете – доход. Самореализация через деньги

– Интересно

– Да. Хотя я и искренне считаю, что, если заниматься любимым делом, тем, что нравится, это в ста процентах случаев принесет материальные блага. Когда человек что-то любит, он ни при каких обстоятельствах не может делать это плохо. А то, что делается хорошо, с любовью, не может не оплачиваться. Но, повторюсь, у вас все же «здесь и сейчас» на первом месте

– Конечно. Завтра ведь может и не быть

– И тут согласна. Как раз этот момент и послужил катализатором к шагу с баром

– Давно вы стартовали?

– Чуть больше года назад

– Катя, давай с тобой где-нибудь посидим? Продолжим за чашкой кофе.

Кроссы впитали в себя достаточно снега, и ноги, промокнув, серьезно подмерзли

– Ты меня не услышал, я же не пью кофе. И тебе не советую. Если ты после одной кружки настолько странный, что же после добавки будет?

– Точно. Но вариация напитка не принципиальна. Чай, наверное, пьешь?

– Чай пью, – Кэйти улыбается, качая головой, – но вынуждена тебе отказать

– Есть весомая причина? – спрашиваю, думая, какого хуя трачу тут время?

– Я дала обещание

– Обещание себе не ходить пить чай с фрилансерами?

– Нет, – смеется, – у меня нет фильтрации по профессиональной деятельности для молодых людей, которые зовут меня куда-либо

– Это похвально. Достаточно редкое явление в современном мире

– Я обещала нашей сотруднице отпустить ее сегодня, чтобы она могла спокойно сделать костюм для утренника своей малышке

– Весомая причина, – мне кажется, я сказал без намека на сарказм, но Кэйти, судя по реакции, другого мнения

– Ты же не станешь спорить с тем, что это действительно важно? – улыбка не сходит с ее лица, но видно, что этот момент для нее принципиален, – у меня сложилось странное впечатление от твоих слов сейчас и тогда в магазине

– Ты имеешь ввиду тех пацанов, что мать разозлили?

– Именно

– А что я там сказал, напомни, пожалуйста

– Не вспомню дословно, но это была твоя реакция на мои слова о том, что мальчики забавные. Мне она была непонятна

– Ты хочешь узнать мое мнение о детях? Мне кажется, достаточно рано. Мы ведь даже в кино не ходили с тобой

– Кончено, кино и чай не добавляют тебе рейтинга в меру своей банальности. Но все же. Такие вещи лучше обсуждать на берегу.

В моей голове тут же возникает вопрос. Какого хера я не разворачиваюсь в ту же секунду, как она произносит слова о некоем моем блядском рейтинге. Хорошо, вторая часть про вопросы, решаемые до посадки на лодку, смягчают мою возможную реакцию, заставляя меня припариться по другому поводу. Видя мое плавающее состояние, Кэйти начинает заливаться смехом

– Даня, расслабься, я не собиралась примерять на тебе свадебный костюм. Все в порядке, выдохни!

Слова телочек всегда нужно делить, если не на четыре, то на два. Я слегка отпускаю напряжение. Но вопрос о происхождении такого количества внутренних, эмоционально окрашенных реакций на ее слова, остается открытым

– Спасибо! А то я уже мысленно стал прикидывать, какой из банков сможет кредитнуть официально безработного, чтобы я смог смутить кольца и оплатить наш свадебный трип

– Какой ты молодец!

– Чтобы до конца соответствовать твоей оценке, не стану вешать тебе лапшу на уши. Дети в мои ближайшие планы ни разу не входят

– Дети – такое дело. Они частенько в планы не входят, но это не мешает им появляться.

Мои внутренние ответы, которые первыми приходят на ум, как реакция на реплики Кати давно бы уже привели к тому, что она бы пиздовала на работу одна, а я летел сливать золото и веселиться дальше

– Ты не ответила насчет нашей следующей встречи. Ее возможности

– Насчет возможности нашей следующей встречи.

Катя делает паузу.

– Да, хотелось бы

– Понять, в какой из дней тебе стоит рассчитывать на материальную прибавку?

– Катя! Ну, нет же!

– Ты, вроде, умненький, а мои шутки не всегда отличаешь от правды

– Два – два?

– Да, остановимся на ничьей. В общем. Послезавтра я улетаю на две недели к океану

– Ого! Завидую тебе

– Надеюсь, белой завистью

– Как же иначе?

– Так что, если ты все еще будешь заинтересован в нашей встрече, пожалуй, можно будет

– Круто

– Единственное. У нас с тобой она будет необычная. Мы организуем поездку с ребятами в детский дом. Будем делать для детишек сценку небольшую. Мне нужен доброволец на роль карабаса. Вот ты им и будешь

– Детский дом? Карабас?

– Да. Я часто участвую в организации подобных мероприятий

– Со школы не любил всякие утренники. А уж участвовать в них в роли актера…

– Желающих у нас хватает. Ты можешь с легкостью отказаться.

Думаю, что так бы и сделал, если б на месте Кэйти была другая девка, но, раз уж и так все не совсем обычно в моем с ней общении, делаю всего лишь аккуратный заход на смену вектора

– Может, мы все-таки более стандартную для первого свидания атмосферу выберем? По-моему, предложенные мною варианты вполне подходят. Банальные кино или чайная. Можно что-нибудь оригинальней, но не столь кардинально

– В стандартности во многих случаях нет ничего плохого. Возможно, даже твой вариант для первого свидания неплохой. Но я не хочу, чтоб так было. Да и считать это дейтингом не хотелось бы. Предлагаю и тебе сделать так, а дальше видно будет. Договорились? – она протягивает мне свою изящную ручку.

С удовольствием, несмотря на ее выебоны, аккуратненько сжимаю ее

– Договорились. Только как мы с тобой свяжемся?

– Дай мне свой телефон

– Достаю айфон и протягиваю его Кате

– Классный цвет, – оценивает она чехол – аккумулятор и набирает на экранной клавиатуре цифры своего номера, – сохрани и напиши что-нибудь мне в вацапе, чтобы я не отправила тебя в черный список к спамерам

– Так и сделаю. Удачного тебе вечера

– И тебе!

Мы расходимся, и я вношу номер Кэйти в адресную книгу, предвкушая то, как буду чуть позже трахать деваху, названную своей одноклассницей.

Информационное табло на вокзале показывает минус десять. Хах! С учетом нашей влажности и восприятия температуры, уже давно нужно вводить отдельную региональную шкалу на термометре. Поезд уже давно в зоне видимости, да и объявили об его прибытии, но, по каким-то странным причинам, стоит метрах в ста от перрона и никак не хочет к нему подъезжать. Только пять минут вышел из зала ожидания, а уже продрог. Долбаная привычка не пользоваться зимней обувью. Кроссовки круглый год, блять. Ну не нравится мне, как выглядят зимние боты. Лучше уж шерстяные носки напялить, тем более что на улицу в зимнее время года я суюсь исключительно редко. Точнее, только лишь стараюсь перемещаться из пункта А в пункт В, ограничивая время зависания вне помещений. Не, нахер! Пойду обратно, потрачусь на горячий чай с сосиской в тесте. Днем проебался, толком не поел.

Захожу внутрь вокзального комплекса и вижу что-то типа павильона с надписью хычины. Да, ценник, конечно, пиздец убийственный. Чай за сто, и самый простой, пропитанный холестерином кусок теста с подобием сыра внутри, сто восемьдесят. Трешка, будь добр! Да хер с ним, лучше уж тогда с мясом взять. Делаю заказ и жду, пока повариха замутит свои кулинарные махинации. Никогда не понимал вот этого дерьма. С какого хуя такой ценник в подобных местах? Тут что, вода для чая прямиком из предгорья Альп, или сама заварка не ебучий нури, а доставленный из провинции Фуцзянь, большой красный халат? Ну, пиздец. Или заправки. Постоянно напрягали цифры, написанные на прилавке с водой, которая в пятерчоке стоит 30 рябчиков за полтора литра. Зато на каком-нибудь газпроме та же бутыль вставлена в два, а то и три раза дороже. Суки, будто на топливе мало бабок поднимают!

 

– Приятного аппетита, – говорит продавщица и протягивает мне хычин, от которого исходит приятный аромат и пар. По громкой связи объявляют, что по техническим причинам поезд из Воронежа будет подан к платформе через десять минут. Заебись, терпеть не могу второпях хавать, да еще и на холоде. Кидаю зад на скамейку в центре зала ожидания и откусываю сочный кусок масляного пирога. Вокруг снует в разные стороны народ. Интересно, сколько здесь в день проходит человек, не считая встречающих и провожающих? Уж не меньше нескольких десятков тысяч, наверное. Все куда-то едут, спешат. У каждого свой мир внутри, и каждому плевать на мир другого. Лена тогда у стадиона впаривала мне обратное, что не стоит всех под одну гребенку стричь. Но, блять, вот стоит тетка, вся заплаканная. Что у нее случилось? Может на поезд опоздала, может сумку дернули, а может мать хоронить едет. А что остальным до нее? Конечно, не факт, что ей даже теоретически можно помочь. Само собой, все зависит от ситуации, которая привела к ее такому вот состоянию. Но сколько она уже тут стоит, и не один не подошел, не предложил ей помощь, не поинтересовался, что случилось. Ее просто не замечают. А если и замечают, то тут же отводят глаза и через тридцать секунд забывают.

Вроде пальцы ног отогрелись. Я не общался с Ленкой с того самого футбола. Она не звонила, да и я особо не припаривался по этому поводу, не думал набрать ее да извиниться. Ничего плохого лично ей я не сделал, а свое мнение насчет мироустройства, доброты и прочих светлых дел пусть оставит при себе. А раз уж на то пошло, что держать в себе его не может, то пусть хотя бы удосужится не навязывать его.

Смотрю вниз и вижу, как на джинсах образуется жирное пятно от протекшей хычины. Ебаный в рот! Сжимаю зубы, комкаю остатки рукой и кидаю со злостью в сторону урны. Никогда не умел попадать в кольцо. Сверток падает в сантиметрах от мусорки. Встаю, залпом допиваю чай. На меня неодобрительно смотрит какой-то хер в пальто.

– Проблемы? – спрашиваю его

Тот отворачивается. Дерьмо собачье. Ему даже не хватило смелости сказать мне, что он не доволен тем, что я веду себя, как свинья. Да таким уродам, если при нем же его жену будут лапать за задницу, их ссыкливость не позволит рту открыться, а языку повернуться, чтобы высказать что-либо оппоненту, не говоря уже о том, чтобы перемкнуть тому.

Иду на перрон, тем более, что объявляют о прибытии поезда. Бабушка, как всегда с полной загрузкой. Помимо сумки на колесах еще хуева туча разных авосек. Как она затащила это все добро в поезд одним звездам известно, потому что даже мне напряжно все это тащить.

– Ой, хорошо, что ты приехал, Данечка! – причитает она.

Да куда ж я, блять, денусь?!

– А чего, ба, деньги то есть какие?

– Много надо, сынок?

– Сейчас узнаю, постой пока что здесь.

Оставляю бабулю с пожитками, а сам бегу добазариваться с местными водилами о бюджетном ценнике на их услуги. Выцепляю какого-то дедка на старом опельке, тот соглашается за пятихатку, и через десять минут мы уже движемся в сторону дома.

Хорошо, что сегодня выходной, так бы сейчас залипли здесь надолго. Улицы вроде как разгребли от невероятного количества выпавшего снега. Зима как обычно застала врасплох работников жкх и дорожников. Внезапно, блять, пришла. В середине декабря то. Это же ахуеть можно, когда какой-то хер с ебальником, который чтоб в кадр попал, нужно было метров с тридцати снимать, заявляет подобное на весь город с экрана ящика. «Мы не ожидали, так вышло». Это пиздец.

– Тетя Ира спрашивала, когда уже ты заедешь, говорит, изменился, наверное, не узнать

Смотрю на бабушку и киваю головой. Помню времена, когда пацаном ездил в деревню, обычно на месяцок летом, на большее меня не хватало. Как ни крути, я городской. Тетушка Ира всегда относилась ко мне, как к своему сыну. Тогда это воспринималось мной, как должное. Все радовались моему приезду. И она, и дядя Толя, ее муж, и дядька Антон, их сын. В редких воспоминаниях деревня всегда ассоциируется у меня с солнцем, летом, с добром что ли. Интересно, там сейчас так же все? Если взять и приехать туда в следующем году хотя бы на недельку, получится ли ощутить себя мелким опездолом хоть на мгновение? Что-то было в детстве помимо свалок, заводов, подвалов и прочего. Блять, бред какой-то, в деревню на неделю. Ловлю себя на этой дебильной мысли и хмыкаю.

– Чего она там?

– Кто, Ира то? Да чего-чего, потихоньку. Дядька Толя вот, не особо, уже с трудом встает. Бог даст, до футбола доживет

– До футбола? – переспрашиваю я

– Ну да. Что там у нас будет в следующем году проходить? Он все говорит, хоть посмотреть, хоть по телевизору. Болельщик.

Вспоминаю, что дядька действительно всегда любил мяч. Даже в памяти всплывает момент. Лето, чемпионат мира в Японии, вроде. В доме полно народу. Матч, когда мы проиграли 0-1 пиздоглазым. Все переживали за наших. Как же давно это было. Или совсем недавно. С одной стороны, уже почти шестнадцать лет прошло, а с другой я так четко увидел этот момент перед глазами, без всякой мутности, в полном ощущении, что прямо потерялся во временном колесе. Сраная мельница, перемалывает всех без разбора, не жалея никого, не замечая различий между социальными статусами, заслугами перед обществом, хорошими или плохими делами, материальным благосостоянием. И хрен его остановишь. Ведь что, по сути, прошло за эти полтора десятка лет в моей жизни? Ха. Палка о двух концах. Сказать, что ничего – правда лишь отчасти, ведь можно вспомнить кучу каких-то моментов, но более глобально – бах, это же, мать его, половина, моего гребанного существования. На данный момент. Не буду распыляться и придумывать феерические события, якобы произошедшие в моей жизни, скудной на таковые. Но бля, я готов биться об заклад, что вот так же, по щелчку пальцев какой-нибудь сынишка председателя совета директоров крупной фармацевтической корпорации, который за те же пятнадцать лет успел побывать в тридцати странах, сменил десяток люксовых авто, покорял горные вершины и нырял с аквалангом на дно Марианской впадины, сможет перенести себя назад на полтора десятка лет так, как будто это было вчера, и все его достижения поблекнут перед беспощадностью бытия, колеса времени. В этом плане жизнь уравнивает всех.

По старику-водиле видно, что он знает город, как свои пять пальцев. Никаких навигаторов. Единственный его минус, что он тащится так, будто у него вся жизнь впереди. Хотя я и хочу быстрее уже разобраться с делами и пуститься в халявный кураж, хотя с учетом той суммы, которую мне не доплатил ебучий пидрила Зиненко, слово халявный здесь вряд ли уместно, гнать на отца за его приверженность к соблюдению скоростного режима, язык, что ли, не поворачивается. Хули он там себе заработает с этого пятикрылого? Уж минимум сотню с лишкой рубасов на бенз уйдет туда-обратно то. Хотя, может он и останется на районе стоять и ждать попутного ветра, чтобы порожняком не мотаться. Да даже при этих раскладах его моржа с этой поездки минимальна.

Оглядываюсь назад и смотрю на бабулю. Она, отвернувшись, палит в окно и что-то приговаривает. Это заметно по движению губ. Ее лицо в свете желтых фонарей, заглядывающих своим мертвым светом в салон, выглядит еще более усталым и старым, нежели обычно. Да, хули, куда уж, девятый десяток пошел. Для своих лет она еще ничего, вот даже в деревню гоняет, бегает постоянно везде, по паркам там всяким. Понятное дело, как ни крути, вечных не бывает. Вот бы она подольше пожила.

Бабушка чувствует, что я смотрю на нее, поворачивает голову в мою сторону и улыбается. Я опускаю взгляд в дисплей мобилы.

Настенные советские часы на кухне показывают начало седьмого, когда я заношу туда последнюю партию котомок. Думаю, что надо схавать немного пищи перед куражом, мало ли там с едой не особо. Далеко не факт, что сраный Зиненко раскошелился по полной, не даром ведь он больше чем за неделю до нового года свалил на Гоа, или куда там Андрюха говорил. Тем более тут у бабушки в газету завернут невъебенный шматок деревенского сала, да овощные закрутки на любой вкус. Магазинное дерьмище рядом не стояло. Бабуля предлагает отварить картофеля для полноценного ужина, но ждать этого не представляется возможным, хочется побыстрее залить лейку. Сало – просто гастрономический оргазм, по-другому не скажешь. Накидываю с собой на хлеб еще пару кусков и выдвигаюсь в сторону центра.

Уже на подходе к рестику замечаю стоящих около дверей Толика с Кириллом с команды в обществе каких-то телочек

– Ооо, Данек, – Толян в своем репертуаре, – поприветствуем лучшего игрока города в футбол на позиции защитника

– Ага, среди строительных команд только если. Всем привет!

Тяну парням руку. Кирилл хочет пожать мне ее, но Толян останавливает его характерным стоп-жестом своей клешни

– Так, секундочку, многоуважаемый, вы что же это считаете уровень городской, мать ее, простите за мой французский, дамы, – Толик делает нечто, отдаленно напоминающее реверанс в их сторону, те смеются, – лиги строительных команд, не совсем, так сказать, топовым? – начинает он свои театральные подъебы, – да по последним данным, предоставленным центром исследования общественного мнения Города-Героя, каждый семидесятитысячный, – поднимает гордо указательный палец вверх и кривит явно залитым лицом, – в этом сезоне следил, так сказать, за перепетиями в кубке лиги!

Все смеются. Я редко понимаю его юмор, и в этот раз тоже делаю лишь вид, что оценил шутку. Видя реакцию, он продолжает

– А по рейтингу возможных телетрансляций, она бы занимала почетное второе место после сетки профилактики.

Вот это уже достойный ход.

– Все, завязывай, юморист! Ты уже сам небось второе место занимаешь, только по количеству опрокинутых кружек пива, из числа всех присутствующих здесь.

Толян лезет обниматься.

– Пойдем к остальным, – тащит меня внутрь, а я все-таки умудряюсь поздороваться с Кирей.

Народа с конторы человек тридцать, не меньше. С футбола из наших – воротчик Серега, да парень из отряда офисников, Денис, вроде. Остальных я от силы один-два раз в глаза видел. Саныча по ходу нет, уже свалил, наверное, в деревню. А нет, вон он сидит. Подхожу к нему

– Саныч, я думал ты уже в Тверской

– Даня, привет. Да кто ж меня отпустит, они до сих пор тебе замену не нашли, как Папа Карло вкалываю. Начальник сказал, раньше тридцатого не разрешит никуда. Да и Бог с ним, все равно выходных десять дней

– Ясно, пойду к ребятам.

Саныч кивает.

– Ну чего, здорова, футболисты! – подхожу и жму руки Сереге и молодому офиснику, – а чего это наш состав такой немногочисленный?

– Так у нас же половина команды либо спортсмены, либо приличные семейные люди. Такие мероприятия не посещают, – говорит Серега, – здорова

– А ты себя к приличным семьянинам не относишь?

Ему самому скоро пятый десяток пойдет.

– То есть, что я не спортсмен, ты сразу отсек? – говорит он, и все начинают угорать, – да, конечно, семьянин, подчеркиваю, приличный, но у нас с любимой в этом плане идиллия, я бы даже сказал полный фэн шуй

– Ого, это как, Сережа? – спрашивает его одна из телочек

– Очень просто, Любаша, никаких ограничений на алкогольные вечера с друзьями, или подобные праздники с ее стороны относительно меня. Ну и, соответственно, мой амплуа в роли няньки, когда она со своими подружками хочет потанцевать

– Прямо идеальные отношения у вас! – удивляется та самая Любаша, как назвал ее Серега

– Ну а чего, лучше друг другу мозги компостировать? Да нафиг мне такое счастье?!

Замечаю, что Толяна нет.

– Кир, а куда форвард делся?

– Да, видимо, с женой куда-то отошел. Она у него не такая, как у Сереги, – кивает он в сторону воротчика, – с самого начала треплет его по поводу выпивки

– Так это та светленькая, его жена? – с удивлением спрашиваю я.

Телочка, которая с ним стояла у входа, выглядела младше его лет на шесть, и больше смахивала на ровесницу Аннет из бухгалтерии. Вот, кстати, она, в черном платье и на каблуках, движется в нашу сторону.

– Она, – отвечает Кирилл.

Аня подходит, здоровается со мной, отвечаю ей взаимным «привет». Выглядит она очень по-взрослому в своем наряде. Подсаживается близко к Денису, если его так зовут. Тот приобнимает брюнетку. Забавный расклад. По всей видимости, они – парочка. Этот момент несколько расстраивает меня. Но, откуда не возьмись появившийся Толя, с двумя стопками пойла, выравнивает мой эмоциональный фон.

– Давай, почетный участник турнира! Двойную порцию тебе, в счет опоздания.

 

Меня в таких вопросах уговаривать не нужно, поэтому уже через пятнадцать секунд вискарь из стопок перемещается ко мне в желудок. В связи с таким положением дел, я даже забываю глянуть, есть ли кола. Окидываю столы взором. Да, зря я недооценивал босса. Вечеринку он, конечно, не бюджетную замутил. Кто бы сомневался, что дела хорошо в строительстве идут. На столах салаты, далеко не уровня оливье, закуски из всяческих фруктов, сыров и даже из морепродуктов присутствуют. И виски отнюдь не лошадь. Приглядываюсь. Ебать, Джек, не дурно. Первая волна тепла от сотки алкоголя распространяется по телу.

– А это кто такой? – спрашиваю у Толика, когда начинает звучать «Летящей походкой» Юрия Антонова и его музыкальной банды

– Ведущий. Кстати, совсем забыл тебе представить, это Алена – моя супруга, – говорит он и пытается обнять подошедшую светловолосую девушку. Та явно не в лучшем настроении, но более-менее умело это маскирует

– Очень приятно, Даня

– Взаимно, – отвечает она, улыбаясь

– Ну что, пойдем танцевать! – продолжает Толян

– Если ты мне предлагаешь, то я пас, набегался сегодня, – разговаривать приходится уже чуть ли не криком, потому что в полную силу лупит мьюзик

– Зря, – Толик берет за руку свою Алену и тащит ее к таким же разогретым ребятам и представительницам слабого пола, кстати, в основном, далеко не молодым теткам, которые уже во всю отплясывают в середине зала.

Я же сажусь за столик, беру парочку канапе и наливаю еще вискаря в стопку. Ооо, а вот и кола. Замечаю на соседнем столе бутыль 0.33. Точнее, это пепси, но это абсолютно не важно. Алкоголь переливается из рюмки в стакан и разбавляется газировкой.

Вечер в самом разгаре, и мне уже довольно-таки хорошо. Местные официанты все подносят порции закуски и открывают целые бутылки со спиртным.

– Присмотрел чего? – это Серега спрашивает у меня, видать, по поводу работы

– Ты про работу что ли?

– Ну да. Какую сферу хочешь попробовать?

Он явно парень «на опыте» в плане контроля алкоголя, поступающего в его организм. То ли растягивает удовольствие, одновременно с этим пропуская непрекращающиеся подобия новогодних призывов поднять бокалы, то ли синий демон просто-напросто его не берет

– Выбора особо нет. Казалось бы, нам тут чего жаловаться? Не на периферии живем, а хер там! Не, конечно, хочешь – пиздуй за тридцатку пятидневку труби, или два через два, да к тому же с ночными куда-нибудь на склад. Такого дерьма полно!

– У тебя образование есть какое?

– Хуйня у меня, а не образование. Диплом технаря пылится где-то дома. Я специальности то, указанной в нем дословно не помню. Чего-то там, специалист по автосервису, или автосервиса, по обслуживанию машин. Короче, блевань

– Блевань? Достойная специальность

– Так ты слушаешь? Я с этим и не спорю. К чему и говорю, как специальность правильно звучит, не помню, а что уж там до каких-нибудь знаний, касаемо ремонта тачек – совсем темный лес

– Хах! Как же ты на газели то ездил?

– Да вот так и ездил! Одно дело за рулем сидеть, другое движок капиталить. Не согласен?

– Так начал бы с простой слесарки, колодки там всякие, замена масла на тех обслуживании. Да та же самая шинка, на худой конец. Все по этой теме. Ты же не глупый парень, втянулся бы

– Да, блять, Серег, кому ты нахуй сейчас без опыта нужен?! А учеником за десятку идти – это провал

– А как ты хотел? Сразу пятьдесят получать? – говорит он, отпивая из стопки.

Пьет он водку не до дна за один раз, а в какой-то своей странной манере, разбивая этот полтинник на два – три раза, будто это лимонад какой-нибудь, ну или хотя бы ликер. Может, в этом и кроется его секрет удивительной трезвости, несмотря на количество выпитого?

– Хотя да, – продолжает он после очередного глотка, – пойди, сунься, когда ничего не знаешь, а за гроши – это ж какое желание должно быть научиться. Я сам по молодости тыкался по отделке за копье, быстро надоело, потом друган позвал на окна, так я там подсобником, пока учился, в день получал больше, чем за неделю на ремонтах в учениках ходивши. Как в первый день три тысячи получил, а это в начале двух тысячных было, все желание учиться отделке пропало! Какая отделка, когда вот они, деньги живые. Да еще и ежедневно

– Серег, слушай, а как этого зовут, который молодой с офисников, еще с девочкой с бухгалтерии трет? Денис же?

– Да, Денис

– Спасибо за информацию, кипер, – встаю, и уже слегка пошатываясь, двигаю к толпе танцующих, количество которых сильно увеличилось. Алкоголь раскрепостил многих. У самого эпицентра всего действа, неподалеку от колонки, микрофона и диджейского пульта, вытанцовывает Аня. Репертуар звучащей музыки сменился на более попсово-молодежный. Терпеть не могу подобную музыку, но ждать, пока парень за пультом включит какой-нибудь джангл, смысла нет. Не думаю, что подобное входит в плейлисты здесь присутствующих. Тем более, я и под него не танцую. Не танцую, вообще, не подо что. Подхожу к Ане и улыбаюсь ей. Принцесса в черном отвечает мне улыбкой, и я начинаю делать движения, наподобие тех, что исполняет она. Выглядит девочка вполне раскованно, абсолютная противоположность той студенточке в очках, которую мне доводилось видеть каждый раз, когда я приходил за своими кровными в бухгалтерию.

– Аня, ты чертовски мила.

Улыбка не сходит с ее лица, она приближает губ к моему уху и произносит

– Чертовски приятно.

Интересно. Я даже несколько секунд прибываю в замешательстве. Может, все будет даже проще, чем мне казалось?

Трек про рваные джинсы сменяет какой-то зарубежный пиздец из серии Мадонны, только в более танцевальной обработке.

– Слушай, а можно тебе вопрос задать?

– Попробуй, отвечает она мне

– Вы с Денисом давно вместе?

На ее лице проскакивает легкое недопонимание, наверное, смысла моего вопроса. Это хорошо заметно по движению ее бровей. Она относится к тому типу людей, у которых, как говорится, все на лице написано. Но, вроде, все нормально, и она отвечает

– Если тебе уж так хочется знать, мы с ним вроде как, просто друзья.

Вроде как просто. Забавно. Всегда поражали девочки с подобным представлением вещей в голове касаемо взаимоотношений между полами. Парень, блять, ни разу не по-дружески обнимает девушку. Да он по любому ей вставить хочет, если это и так не входит в ее «вроде как просто друзья».

– Интересно. А можешь мне поведать, ты действительно веришь в дружбу между мужчиной и женщиной?

– Да, конечно, верю. У меня много мальчиков-друзей.

Такая она наивная, просто пиздец. Мальчики, блять, друзья в восемнадцать, или сколько там ей. Лет с четырнадцати рассматриваю девочек только через призму возможного перепихона. Отношения, в теории, хорошая штука, и всякие сопутствующие им ништяки типа постоянного бесплатного секса – это круто, но на практике эти бонусы нивелируются постоянным мозгоебством, упреками и разной формы запросами с претензиями. С тех пор, как закончились мои единственные, так называемые серьезные отношения, длившиеся почти год, прошло уже почти десять лет. Маша съебала к более перспективному персонажу. Как сейчас помню ее статус в вконтакте про то, что настоящий потенциал мужчины определяется истинными запросами женщины, которая его выбрала. Сука! Как же мне хотелось разъебать ее со своим новым кавалером по первости. Потенциал, бля! Наверное, даже хорошо, что с момента нашей последней встречи, мы с ней не пересекались. С тех пор общение с девками у меня ограничивалось однотипными знакомствами, по заученным скриптам, в увеселительных заведениях. А максимальная длительность взаимодействия с одной и той же телкой не превышал пары недель в совокупности. Аня, судя по всему, видит мою реакцию.

– Чего, у тебя нет подруг?

– Есть одна, – отвечаю я.

Да, Ленку я могу назвать подругой, точнее даже не так. Правильнее будет, другом без члена. Но она – совсем другое. Я ее с восьми лет знаю, с тех времен, когда она к нам во второй класс пришла, а нас с Лехой ее охранять заставили от всякого рода школьных нападок. Да, бля, я даже не дрочил ни разу на нее!

– Я где-то слышал, что дружба между мужчиной и женщиной невозможна, рано или поздно она перерастает во что-то другое

– А сколько ты уже знаешь эту свою подружку?

– Ань, это совсем другое, исключение из правил, единичный случай. Мы с ней уже больше двадцати лет знакомы


Издательство:
Автор
Поделиться: