Название книги:

Письма домового Петрушки

Автор:
Дмитрий Т
Письма домового Петрушки

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Третье письмо

Человек – вот главный источник псичи. Когда он испытывает эмоции, то они от него как бы во все стороны распространяются, и задача каждого природного домового эту энергию улавливать.

При этом эмоции нужны настоящие, как положительные, так и отрицательные, последние тоже подойдут, только положительные гораздо лучше нас заряжают, хотя как говорят бывалые домовые: “эмоция есть эмоция- радуйся”.

Таким образом, главная задача зарегистрированного вольного домового проживать рядом с человеком, собирать с него эмоции, превращать их в псичу, а потом сдавать в сказочную лесную сеть через ближайшее дерево, растущее поглубже в земле.

Для этого у нас нет каких-то специальных устройств, мы сами можно сказать эти устройства. Также для ее накопления служат обычные растения, и тут уже все зависит от их размеров.

Недостатком комнатных растений является то, что они между собой и тем более с лесными деревьями не связаны. Временно хранить в домашних горшках псичу можно, а вот сдать её во всеобщее сказочное хранилище уже не получится. Надо выйти на улицу и найти дерево побольше, которое уже точно подсоединено к всеобщей сказочной лесной сети через матушку землю.

Также накопление псичи происходит напрямую от человека в растениях, если рядом с ними человек излучает положительные эмоции. В наше время человек живет в каменных городах, где растений почти нет, а в лесу бывают только некоторые люди, да и то редко. Кроме того, растения могут накапливать только псичу от положительных эмоций. От отрицательных – они просто гибнут, не то, что мы домовые, нашему брату все подойдет.

Этот день полностью ушел у меня на то, чтобы найти нужный адрес в большом городе. Точнее первые полдня ушли у меня на то, чтобы не боятся больших, вонючих, рычащих человеческих машин, которые везде снуют по городу. Кстати, городами называют большие человеческие муравейники или ульи, где они живут и работают.

Когда преодолел страх и смог шагать, я уже уверенно двигался по карте, которую предусмотрительно в составе всех документов мне выдали ещё в школе позавчера на выпускной церемонии.

Нам сказали, что самое главное, это прийти на адрес в светлое время суток, напугав нас злыми упырями и вурдалаками, которые бродят по ночам в городах.

Когда жил и шел в лесу, всегда можно было подкрепиться кореньями, ягодками, корой, а тут в городе пока к человеку в жилье не попадешь, бетоном и асфальтом сыт не будешь.

Тоненькие городские деревца и пропахшие бензином могучие деревья обгладывать правила домовых запрещали. О заимствовании еды у людей, в доме которых ты не живешь не могло идти и речи.

Учителя нам говорили, что люди нас не видят, абсолютно не замечают, но вот случайно задеть нас ногой или рукой, если быть неосторожным могут легко. Меня так пару раз по голове на их пешеходном переходе задели. В такие моменты понимаешь, что оказывается действительно роста мы невысокого по сравнению с людьми. В общем впечатлений и главное болевых ощущений я за день получил достаточно.

На одном пешеходном переходе я впервые повстречался со своим коллегой, общественным домовым. Увидев меня, страдающего под ударами спешащих людей, он ловко подхватил меня и усадил на верхушку одного из светофоров. Его звали Стёпа, он третий год успешно трудится на данном перекрестке.

Работы у него хватало, Степан быстро проносился, то по одному пешеходному переходу, то по-другому, мчался по перекрестку. Человеческие массы сначала скапливались на одной стороне перекрестка. Стоя там, они в большинстве нервничали и в досаде переживали, что опаздывают. Потом люди в спешке и в чувствах тревоги перебегали на другую сторону. Мой новый знакомый успевал всех обойти, от всех собрать эмоции, сразу видно профессионал.

Он использовал всякие сказочные приемы быстрого передвижения, призывал сильный ветер. Иногда даже приходилось лужу организовать, чтобы проезжающий автомобиль немного напугал столпившихся пешеходов.

Степан угостил меня частью своего обеда, ведь у общественных домовых менее строгие правила на заимствование. Всё, что находится на перекрестке, в том числе и брошенные людьми продукты питания, могут быть использованы.

В школе нас предостерегали, что не все места одинаковые. Сказочное министерство может в качестве наказания за проступки назначить не в очень уютное местечко. К примеру, как со Степой, прямо на улице, под открытым небом. Ладно хоть у него на одном из столбов был распределительный ящик, вот он в нем и жил.

Я больше наблюдал, отдыхал и жевал. Толком поговорить не удалось. Однако, я хорошо понял, что уличным общественным домовым быть трудно. Ещё бы, жить на улице в городе, не тоже самое, что жить в лесу.

Один из вариантов пути до места службы пролегал под автомобильной дорогой. В продолговатой подземной сквозной пещере. Люди её называют подземным переходом.

На карте было однозначно указано, что пользоваться данным переходом опасно днем и запрещено ночью. В памятке сказано, что вероятность встречи с упырями и вурдалаками, обитающими в этих сооружениях, очень высока.

К подобной ситуации в школе нас готовили. Для данного случая надлежало воспользоваться натянутыми через дорогу проводами или рекламными плакатами. Мне пришлось забраться по рекламной опоре. Далее пройтись по тонкому натянутому тросу. Затем спуститься на противоположной стороне оживленной автомобильной дороге.

Реклама в человеческом мире, это вроде бесплатного назойливого справочника, который говорит, что и где лучше купить. Люди размещают её везде, где только есть свободное место, даже вот над дорогами. Они очень любят её читать, даже за рулем своих автомобилей.

Мама, будь уверена, что весь этот переход по канату совершенно безопасен. Такая прогулка проще, чем карабкаться за шишками по тонкой раскачивающейся на ветру сосновой ветке в лесу.

И вот наконец-то я добрался до нужного дома. Это была многоквартирная, многоэтажная бетонная вытянутая коробка, всё как рассказывали учителя. Дом стоял в нескольких десятках метров от преодоленной большой автомобильной дороги, а с другой стороны располагался детский сад. С остальных двух сторон стояли такие же как мой два дома.

Теперь надо было найти нужную квартиру. Дом был с тремя подъездами, по девять этажей в каждом, и по четыре квартиры на каждом этаже, итого 108 квартир, ведь нас даже научили считать в школе.

В каждой жилой квартире предусматривалось по одному домовому, в этом доме без меня по документам значилось 99, видимо в части квартир не было жильцов.

Когда я подходил к своему второму подъезду почему-то, у меня было ощущение, что все 108 квартир смотрят на меня. Позже я понял, что это был просто страх, ведь не все квартиры смотрят в одну сторону.

Моя квартира была с таинственным номером 33, прямо как те богатыри из моря, ну а я – их дядька морской. Квартира была закрыта, хотя время было уже вечерние и хозяин должен был уже вернутся с работы.

В моих документах значилось, что проживает по данному адресу Федор Петрович Кошкин. Ему было тридцать три года, не женат, детей не имеет, домашних животных не держит, по профессии программист, особых увлечений, кроме работы не имеет. Он трудился в крупной информационной компании. Видимо хозяин задерживается.

Пробрался я в квартиру как учили, через замочную скважину. На этот случай каждому домовому в школе выдали ключ-проникайку. Сожмешь ключ одной рукой, а другой до замка дотронешься и вот ты уже с другой стороны замка, то есть двери.

Одна с этим ключом беда, данная модель одноразовая. Поэтому дальше предписывалось раздобыть псичи для волшебства или ходить через двери как люди. Права на ошибку при определении квартиры у меня не было.

Ну вот и мое место службы. Обустроился, нашел на высоком шкафу под потолком пустую коробку, там оказалось немного пыльно. Я прибрался, зато теперь спать можно в тепле, да и как говорил седой леший: “лучше в коробке с крышкой над головой, чем с троллем под мостом.” – где он только этих троллей в наших краях видел.

К моей радости в доме около персонального компьютера, на окне были комнатные растения. Там стояли два кактуса и на них была псича от положительных эмоций.

Цветы нуждались в срочном поливе, что я незамедлительно сделал, совершив свой первый добрый поступок домового.

Немного осмотрелся в доме, на кухне нашел на столе недоеденную пиццу и быстро с ней справился. Хотелось ещё порядок в комнатах навести, но одно из правил домовых гласило, что делать работу за людей нельзя.


Издательство:
Автор
Поделиться: