Название книги:

Не отвергай босса, опасно!

Автор:
Маргарита Светлова
Не отвергай босса, опасно!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– .Прости, Марат, если этим сделал тебе больно, – закончил рассказ Аверин.

– Это прошлое. Что было дальше?

– Ну а дальше она суд выиграла, потом ушла в декрет, а когда вернулась из него, изменилась. Стала жёсткая – из-за людей ожесточилась, вероятнее всего, ведь потом слухи пошли, что ребёнок мой. Я смеялся долго, но отрицать не стал, считал, что это своего рода для неё защита, поговорят немного и сплетни утихнут. Так в принципе и случилось. Но ты, Марат, зря тогда не сказал, что у тебя к ней серьёзно. Я бы в жизни не встал на твоём пути. А так мне стало за неё страшно. Я же тебя знаю, покувыркаешься и бросишь, мало того я потеряю хорошего сотрудника, так ещё и ей повторно жизнь поломаешь. Ведь как бы она ни строила из себя стойкую женщину, а проблем у неё достаточно: дочь родилась, а потом выяснилось, что у неё астма, говорят, результат нервозного состояния при беременности.

– И ты её с таким диагнозом на север отправил? – не выдержал я.

– Ты за кого меня считаешь? Нет конечно. Заставил бы её понервничать немного в воспитательных целях, а потом незаметно для всех устроил на другое место. Извини, но у себя не мог оставить – принцип.

– Ну ты и жук, – не сдержался я.

– Можно подумать, для тебя это новость, – не остался он в долгу.

– Я как понял, Марат как раз в это время с ней и кружанул, а если он что-то делает, то явно интим был. Так какого чёрта я подтасовкой занимаюсь, если есть вероятность, что ребёнок Марата? – влез неугомонный Кирилл, и после его слов вся компания испытующе посмотрела на меня.

– Это не факт, – поделился своими сомнениями.

– А может настоящий тест ДНК сделаем? Чем чёрт не шутит! Глядишь, а это твой ребёнок. Тогда уже с полной уверенностью сможешь её прижать.

– Кирилл, я прижму её этим только в крайнем случае. Если окажется, что реально ребёнок от меня, и я вынуждаю её жить с собой, что она подумает?

– Что ты это делаешь из-за ребёнка, разумеется, – понял он, куда я клоню.

– Вот именно, а мне это не нужно, мне нужна она, и мне абсолютно всё равно, являюсь я биологическим отцом или нет.

– Да ладно, так уж и безразлично? Неужели не хотел, чтобы это была твоя кровь и плоть? – не поверил Кирилл.

– Ты прав, если бы этот ребёнок был мой, счастью моему не было бы границ, а с другой стороны, если она не моя биологическая дочь, это не делает её хуже. Она же частичка жены, которую я л… ну, вы поняли.

– Ладно, диагноз понятен, – подал голос Глеб, – но вы не знаете главного: её «подруга» – крот, которого мы уже полгода снабжаем дезинформацией. Как вам это новость?

– Нормальная. Я, конечно, ей благодарен, что она увела мужа у Юли, тем самым расчистила мне путь, но в то же время она ей насолила, так что лишний стимул наказать её не помешает. И ещё, Глеб, я бы хотел посмотреть видео-материалы, которые мы с тобой отсняли тогда – меня смущает, что Юля дважды в тот день чуть не погибла.

– Ты хочешь сказать, любовники решили от неё избавиться из-за квартиры? – поймал суть моей мысли Кирилл.

– Всё возможно. Кто её муж? Как выглядит, знаю.

– А вот с ним тоже интересная история: он работает, как и его зазноба, на нашего врага – Тимура…

Меня отвлёк телефонный звонок, пришлось ответить. Оторвал меня от разговора двоюродный брат, предупредил, что приедет Аля – его сводная сестра. Эта девушка нас всех в своё время достала, у неё просто мания. Ей нужно выйти замуж обязательно за обеспеченного мужчину. И она не гнушается никакими методами в достижении цели. Друзей моих пыталась охомутать и даже меня не обделила вниманием: прихожу с работы, а она в неглиже. После этого случая она у меня пулей вылетела из дома. И попытки совращения прекратила. Да и о друзей зубки пообломала, но то и дело мы ловили её заинтересованные взгляды, что невероятно злило.

Сейчас у неё новое увлечение – наш общий враг Тимур, и она решила пристроить его сестру, Марьяну, выдав замуж за кого-то из нас. Тот не возражал, разумеется, из корыстных целей встречался с дурой Алей, которая думала, что у него к ней серьёзно. Я брату говорил, чтобы он её приструнил, но, видать, она ему мозг выела, раз он сдался.

– Этого мне для полного счастья не хватает, – обречённо выдал я.

– Что стряслось? – всполошился Кирилл.

– Аля приезжает, – услышав новость, первый среагировал Аверин.

– Я скоро женюсь, – тут же нашёлся он.

– А у меня Юля и дочь, – не отстал я от друга.

С другой стороны, нужно немного узнать, что в тылу врага творится. Марьяна умом не блещет, значит, её разговорить можно. И если бы я раньше на это пошёл, то в нынешней ситуации рисковать не стану. Мне лишних проблем с русалкой не нужно.

– А у меня работы много, – выпалил Глеб на одном дыхании.

Мы дружно посмотрели на Кирилла.

– Да вы что, издеваетесь? От неё же потом отделаться практически нереально!

– А ты маму попроси, она быстро отвадит, – напомнил ему о грозном оружии.

Мама Кирилла нас постоянно выручала, она наша защита и опора в тех случаях, когда мы уже потеряли всякое терпение и красноречие, чтобы отвадить очередную светскую львицу. Но не бить же женщину, если она не понимает? Приходилось иногда вызывать тяжёлую артиллерию. Уж не знаю, что она им говорила, но после разговора с ней преследования прекращались. Правда, мне приходилось это делать однажды – меня злить боятся.

– Я-то, конечно, её могу позвать, но потом она мне весь мозг выест со своим «когда женишься?», «где внуки?». Это вы, ненормальные, детей хотите, а я ещё не созрел. Чёрт! – взвыл он. – Марат, ты меня под монастырь подводишь! Как только она узнает, что у тебя есть дочь, хана мне!

– Не драматизируй, ты ж не маменькин сынок, да и Марьяна ей явно не понравится, – рассмеялся я, смотря на его лицо, полное страданий.

Да и заставить Кирилла что-то сделать, если тот не желает, невозможно, даже маме. Единственное, что она может – изводить его своим «когда женишься?».

– Я не спорю. Просто она мне вчера звонила, целый час распиналась, какой Артур молодец, остепенился… Вы хоть представляете, что начнётся, когда она про Марата узнает? Иногда кажется, если она найдёт девушку, которая, по ее мнению, мне подходит, она вырубит меня, утащит в церковь, и очнусь я глубоко женатым.

– Ну, церковь – не ЗАГС, штампа в паспорте нет, да и службу отстоять нужно, – развеселился я.

– Да ну тебя. Это я образно. Ладно, встречусь я с ними, но ты, Марат, пойдёшь со мной как родственник Али.

– Кирилл, да какой я её родственник? Она сводная сестра моего двоюродного брата! – попытался я откреститься.

– Ничего не знаю, охмурять дуру в одиночку не буду, – упёрся он.

Пришлось согласиться сходить один раз, а дальше пусть действует на своё усмотрение. В последствии я об этом пожалел. Как выяснилось, Марьяна была влюблена в меня и решила во что бы то ни стало выйти за меня замуж.

ГЛАВА 7

Пока ехали до больницы, Миша напряжённо о чём-то думал, да и я молчала – обдумывала план побега. Взгляд Калагова о многом сказал, и то, что для этого человека нет ничего святого, мне ясно. Единственное я не могу понять: почему он ко мне прицепился? Я же не красавица писанная!

В травмпункте нам повезло, народу практически не было, так что я быстро прошла осмотр. Сотрясения не было, только немного нарушен кожный покров на голове, и то незначительная рана, даже зашивать не нужно. Вышли оттуда, и Миша повёз меня на квартиру, где проживают он и Люда.

– Миша, зачем мне туда ехать? – начала я.

– У тебя проблемы, и мы попытаемся придумать, как их решить, одной тебе не справиться, – с невозмутимым видом ответил он, смотря на дорогу.

– А может мне не нужна ничья помощь?

– Юль, когда-то тебе нужно начинать вновь верить людям…

– С чего ты взял, что я не верю? – перебила его.

– Видно. И прекращай из себя дикобраза строить, а то тебе это не к лицу. Тем более кнопка вся извилась, переживает за тебя из-за Калагова. Кстати, что у тебя с ним? Она так ничего толком и не объяснила. Сказала, что беда, но, в чём она заключается, не озвучила.

– У меня с ним ничего, а вот у него какие-то претензии, – тяжело вздыхая, пожаловалась я.

– В смысле? – Он оторвал взгляд от дороги.

– Да в прямом! Я с ним точно не пересекалась, а он злится на меня, будто я его ограбила!

– Уверена, что не встречалась? Кнопка тоже первое время так утверждала насчёт Аверина.

– И?

– Что «и»? Встречались в одном особом месте – мелкая фобию, блин, побороть решила… Поборола, вон, теперь замуж выходит в приказном порядке.

– А почему она не помнила его? – стало жутко любопытно.

– Он в маске был и не очень хорошо с ней пообщался. Она его вазой по голове в воспитательных целях, видать, удар его так впечатлил, что тот проникся к ней глубокими чувствами.

– Что, в любви признался? – в предвкушении романтической истории затаила я дыхание.

– Нет, вначале напугал, шантажировал. До этого рабский договор она подписала. Аверин – хитрый лис – её обманул, она-то в банке думала, что кредитный договор подписывает, а получилось кабальный, с услугами, которые озвучивать не буду, не маленькая – догадаешься. И, проведя её через все круги ада, признался в любви. Так что ты покопайся в задворках памяти, может, и ты Калагова приласкала чем-нибудь по голове.

– Нет, такого экстрима у меня точно не было. А Лиза, оказывается, не из робкого десятка.

– Это точно, маленькая, а тяпнет так, что мама не горюй, – рассмеялся Миша.

– Вы с Людой родственники? – решила уточнить.

Их забота друг о друге меня тронула.

– Нет, мы с ней друзья, наши мамы дружили, она мне как сестра.

– Это хорошо, когда такие отношения, я даже вам завидую. Не каждому дано найти настоящего друга, который понимает тебя.

– Юля, дружба – не гладкая дорога, а извилистый путь с выбоинами. Всякое бывает: ссоры, недомолвки… Так что не идеализируй. И у нас был момент, когда мы друг от друга отдалились и не делились тревогами. Итог: несколько лет испорченных отношений. И моих, и Людиных. Вот только недавно выяснили всё, вспылили, подулись полчаса, а затем помирились.

 

Мы ехали, и я всю дорогу думала над его словами. Выходит, я действительно сама себе напридумывала то, чего нет. Теперь я ясно осознала, что к Катерине относилась потребительски, она мне была нужна, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту, помогала ей, а сама себя за это хвалила. Мол, вон я какая хорошая, дарю любовь, а была ли она? Скорее, принимала желаемое за действительное. За это и поплатилась. Когда делаешь что-то хорошее, не нужно ожидать, что тебе ответят тем же. Это получается не бескорыстный поступок от чистого сердца, а торгово-рыночные отношения: ты – мне, я – тебе.

Стоило нам зайти в квартиру, как буквально через минуты две влетели две разъярённые фурии.

– Соня. – Сходу протянула мне руку блондиночка.

– Юля. – Пожала в ответ.

– Вот и познакомились. Извини, что мы немного во взбудораженном состоянии, пришлось рвать когти от самцов, возомнивших себя охотниками, – пробегая мимо меня, затараторила она.

– Псы смердящие, – процедила Люда и последовала за Соней.

– Быстро они, видать, на такси примчались, – посмеиваясь, поделился со мной Миша.

– Нет, Аверин по «доброте» душевной решил «помочь», – выходя из ванны, чуть ли не сплёвывая, ответила блондиночка.

– Да что стряслось-то? – недоумевал парень. – Примчались злые, яд с зубов капает.

– Пойдёмте в зал, всё обсудим, – предложила она.

Собравшись, мы перешли к обсуждению насущных проблем. Как выяснилось, они были у всех нас, кроме Миши.

– Люд, начнём с тебя. Что тебе этот дикарь в кабинете Аверина сделал? – начала опрос проблем Соня.

– Ну, если в нескольких словах, «барышня, ваша грудь меня сразила, позвольте вас поматросить и бросить. Не согласны? Это неважно – шерифа проблемы туземцев не волнуют».

– Вот гад! – всплеснула руками блондинка.

– Так… – вставая с дивана, начал Миша, – это тот хмырь, что, грудь твою сканировал?

– Он самый, но ты, Миша, не лезь на рожон, он чертовски натренирован – я пикнуть не успела, как оказалась у него на плече.

– Чего? – Он сел обратно. – Да я ему…

– Чего, морду набьёшь? Не получится. А если рыпнешься, он тебя мигом пристроит в места не столь отдалённые, а потом я тебе передачки носить буду. Не смей лезть, я сама с ним справлюсь! – остудила его пыл подруга.

Мишка прищурил глаза, наклонил голову, всматриваясь в лицо Люды.

– Сама, говоришь? Справишься? Ну-ну, удачи! – Он встал и перед тем, как уйти, произнёс: – В общем так, я пропускаю часть собрания, где вы дружно будете говорить, какие мужики козлы, и присоединюсь к вам, когда уже к решению проблем перейдёте.

– Ты куда собрался? – всполошилась его подруга.

– Котлеты вам жарить, а то слишком стройные, привлекательные, вот мужчины на вас и клюнули. А так потолстеете, страшные станете, я и спать спокойно начну. Докрутились попами до проблем, мать вашу!

– Котлетки, говоришь? Иди, – тут же оживилась блондиночка, – готовь, они нашей красоты стоят. – Стоило парню уйти, она подмигнула мне. – Котлеты готовит – закачаешься. Одним словом – релакс.

– Мы ушли, и они переключились на вас?

– Если честно, я сама виновата, – начала Соня, – когда Кирилла увидела, меня как током ударило, ну и немного спровоцировала в нём инстинкт охотника. Кто ж знал, что он в атаку сразу пойдёт.

– Но если он тебе понравился, может, зря отталкиваешь? – Я не поняла её, ведь сама сказала, что аж как током ударило.

– Нет, от таких, как он, держаться нужно как можно дальше, мне он для моей цели не подходит. Опасный мужик и своенравный, с виду мягкий и пушистый, а на самом деле дикий беспощадный хищник. Как они все, между прочим. Что-то общее у них есть.

– Согласна с определением «дикий». Я тоже неправа, не нужно было с ним так разговаривать. Надеюсь, они о нас уже забыли. Так что переходим к проблеме Юли. Давай, колись, чем мужика разозлила? Раз у нас вечер покаяний получается, – обратилась ко мне Люда.

Не знаю, как у девчонок вышло меня расположить к себе, но я им всё-таки рассказала вкратце суть проблемы с Калаговым.

– Значит, говоришь, не встречалась ранее? Странно. Его взгляд, мимика, собственническое поведение говорят, что он считает тебя своей. И он твой выпад просто так не оставит. Его разговоры о дочери говорят, что настрой у мужика серьёзный. Так что у тебя два выхода: приручить зверя или залечь на дно и переждать бурю. Возможно, ждать придётся долго, – высказала свою точку зрения Соня.

– Я выбрала второй – бежать, но проблема в том, что он меня обложил. Как в такой ситуации поступить, не знаю.

– А дочку маме отдать на время, пусть она с ней в санаторий съездит, пока ты улаживаешь дела.

– К маме не вариант, мы с ней не общаемся, я её надежд не оправдала, – отмела это предложение.

– Ха, – воскликнула блондинка, протягивая мне ладонь, – добро пожаловать в клуб не оправдавших надежд родителей, у меня такая же ерунда. Ты замуж не за того вышла или чем-то ещё не угодила?

– Я родила дочку, на аборт не пошла.

– Нет слов, – только и смогла сказать блондинка. – Ладно, потом как-нибудь устроим вечер грустных историй. Некоторые кровью братаются, а мы проблемами своими.

– Сонь, твоя идея увезти девочку в санаторий хорошая, нужно решить, как это провернуть. Например, отвести её могу я, всё равно уволиться решила – не хочу работать на человека, который позволяет так со своими сотрудниками обращаться. Кому как, а мне неприятно, что со мной так варварски поступил его друг, у нас на дворе двадцать первый век. Я могу Юлины документы подменить, ей же на работу устроиться в другом месте придётся. А поедешь ты к нам, я главбуху утром позвоню, она женщина хорошая, поможет пристроиться. И это нужно провернуть в течение двух дней. Завтра я займусь подготовкой документов, ты на работу принеси мне всё необходимое, чтобы мы могли путёвки купить. И ещё…

Её перебил звук мелодии смартфона Сони.

– Номер незнакомый, – смотря на дисплей в задумчивости, произнесла она.

– Ответишь? – настороженно спросила Люда.

– Наверное, кто-то из клиентов, – ответила Соня, вздохнула тяжело и приняла вызов.

– Да? – начала она, а затем поменялась в лице. Было видно, что девушка злится, но когда она стала отвечать, мы поняли, кто звонил. – Послушайте, я всё понимаю: лето, гормоны разбушевались… Так направьте их на другую девушку, не тратьте время и красноречье даром, вам со мной ничего не светит… – Пауза, потом Соня срывается: – У меня есть мужчина, так что… – Собеседник что-то ей ответил и, видимо, положил трубку. – Каналья! – всплеснула она руками.

– Сонь, что случилось? – не сговариваясь спросили мы.

– В общем так, я тоже отдохнуть захотела, санаторий и другие прелести курорта посмотреть, да и в отпуске давно не была, так что, Люда, едем вместе.

– Соня, – с нажимом обратилась к ней Люда.

– Что Соня?! Мужик в раж вошёл, нужно ненадолго скрыться из его зоны видимости, пусть остынет. Такие долго не горюют, их чувства вспыхивают, как искра, и быстро гаснут. Так что пока я буду нежиться на волнах лазурного моря, он к другой переметнётся.

Только закончила свой монолог блондиночка, раздалась мелодия уже на смартфоне Люды. Та посмотрела на дисплей…

– Тоже номер незнакомый, и что-то мне подсказывает, это звонит любитель больших форм, – усмехнулась Люда.

– Ответишь? – поинтересовалась я.

– Разумеется. Такому не ответишь – сюда припрётся…

– Да? – ответила Люда сухо, скривившись, слушая оппонента, что подтвердило нашу версию – звонит Глеб. – Мужчина, – процедила она сквозь зубы и сделала паузу, видно, подбирала приличные слова, – я, конечно, всё понимаю – вы сражены моими формами, но проблема в том, что мне не понравились ни вы, ни ваша манера поведения, – культурненько пыталась отшить, видимо, учла свою ошибку в прошлом при общении с ним. – Да не собираюсь я привыкать! – взрывается она, собеседник что-то отвечает. – В общем так, маньяк с замашками варвара, не беспокойте меня более, в противном случае я обращусь в полицию, она-то остудит ваш пыл!

На это он ей что-то отвечал, причём долго так, Люда еле сдерживалась, чтобы не послать его уже определённо не в культурной форме. Наконец тот закончил ей выносить мозг и отключился.

– Люд, отшила? – взволнованно спросила Соня.

– Кажется, наоборот, намертво пришила, – тяжело вздохнула, – ну, или почти намертво.

– Так чем разговор-то закончился? – не сдавалась её подруга.

– Если вкратце: угроза его не впечатлила, своим отказом я, кажется, его ещё больше распалила. Пообещал укротить мой буйный нрав, а когда закончит, я буду у него из рук есть и чуть ли не песок под ногами целовать – влюблюсь до потери мозгов.

– Самоуверенный тип, ничего не скажешь, – высказала уже я своё мнение.

– Да пошёл он. Это пустой трёп. Не будет же он в самом деле меня преследовать, – отмахнулась она. И тут же добавила: – Но бережёного бог бережёт! Юля, жду завтра документы, и через три дня мы с Соней летим на юг.

Она что-то начала искать глазами на столе.

– Девочки, через десять минут прошу к столу, будем портить ваши фигуры.

Миша зашёл в комнату с полотенцем в руках. Увидев, что его подруга что-то ищет, молча засунул руку в карман, вытащил пилку для ногтей и протянул ей.

– Миш, у тебя, что, в кармане склад пилок? – поразилась я, вспомнив, что он уже такое проделывал раньше.

– Нет, ещё три штуки есть, дать? – Вытащив из кармана пилки, посмотрел на нас, покачал головой и положил их на стол.

– Зачем? – растерялась я.

– Ну, например, для Люды она действует успокаивающе, как для младенца соска. Это ещё с детства завелось, она тогда ногти грызла, ей мама дала пилку со словами «когда захочешь погрызть, возьми пилочку». Теперь, стоит ей занервничать, она берёт её в руки и успокаивается. Поэтому я всегда имею при себе несколько – мне свои нервные клетки дороги, а она у меня дама взрывная.

– Ты что, всегда, когда нервничаешь, ногти подпиливаешь? – Смотрела на её немаленький маникюр и не могла понять, как при такой привычке у неё ногти длинные остались. Или она не нервничает?

– Да нет, мне главное руки занять. Первое время подпиливала, а потом просто в руках крутила – это меня успокаивает, – усмехнулась она.

– А куда дела, что я тебе в офисе дал?

– Этот абориген конфисковал, – нажаловалась она на друга Аверина.

– Какой плохой дядя, у ребёнка соску отобрал, – покачал головой парень, посмеиваясь.

– Издеваешься? – зло посмотрела она на друга.

– Нет, подтруниваю, – хохотнул он. – Девочки, вы уже прошли часть собрания, в которой весь мужской пол в козлов записали, или ещё нет?

– Эту часть собрания мы завершили, выяснив, что у нас проблемы практически идентичны. Выношу предложение: объединиться в борьбе против них, – начала Люда.

– Правильно, вместе мы сможем против них выстоять! – поддержала её Соня. А после выдала: – Одна за всех.– И протянула руку на середину стола.

– И все за одного! – Подала свою в ответ, и так же поступила Люда.

– Вы ещё пилочки скрестите, как шпаги, мушкетёры в юбках, блин! – заржал Мишка. – Кстати, а где Д’Артаньян?

– Надеюсь, своего кардинала насилует со страшной силой. Виагра ей в помощь, – рассмеялась Соня.

– Тьфу на тебя, охальница! – сплюнул Мишка и быстро ретировался на кухню.

– Фи, какие мы нежные, прям как воспитанница пансионата благородных девиц, – хохотнула Соня.

– Есть такое, – поддержала её Люда.

– Он же твой друг? – удивилась я, что она за него не заступилась.

– Не спорю, друг, но это не отменяет того, что он бывает до тошноты правильным.

– А это плохо? – поинтересовалась я.

– Ещё как, особенно если апельсины воруешь, а он выполняет функцию совести, – пожаловалась она на друга.

– А зачем воровать-то?

– Как зачем? Мне их давали строго дозировано, аллергия якобы у меня на них, один раз высыпала, и всё, лавочку прикрыли. Знаешь, как хотелось, поэтому и воровала.

– А как же аллергия?

– Да никак, больше не проявлялась, поэтому я и воровала смело, раз на моем лице ничего не высыпало, на меня подозрение не падало, а вот на Мишу…

– Понятно, – рассмеялись мы всё. Поняли, что Люда наглым образом подставляла друга, а тот, как истинный джентльмен, брал вину на себя.

– Так, потом предадимся воспоминаниям детства, сейчас у нас есть дела поважнее. Юль, у тебя есть родственники, кто бы смог нас подменить на море? Ведь отпуск продолжаться вечно не может, и есть вероятность, что тебе понадобится больше времени, чем мы думаем, – перешла Соня к делу.

– Есть мама отчима, только она на меня зла из-за того, что я квартиру продала и отдала деньги бывшему.

 

– Её негодование можно понять, но она же не может злиться вечно. Кстати, надеюсь, ты отжала свои деньги при разводе? – напряжённо смотря на меня, поинтересовалась Соня.

– С помощью Аверина удалось вернуть. – После этих слов у девушки взгляд смягчился.

– Вот и ладненько, завтра звонишь родственнице, посыпаешь голову пеплом и якобы в честь примирения даришь ей путёвку в санаторий. Там мы её дождёмся и побудем некоторое время, чтобы ребёнок к ней привык. А я завтра перебираюсь к тебе, чтобы расположить к себе твою дочь. Она у тебя с посторонними на контакт идёт?

– Нормально, её ещё пока никто не обижал, так что, думаю, всё будет нормально.

– Отлично, скажем ей, что я её крёстная. Кстати, она у тебя крещёная?

– Нет, – немого растерялась от напора Сони.

– Непорядок. Ладно, если я с ней найду общий язык, и она потянется ко мне, буду её крёстной.

Я даже как-то растерялась.

– Соня, а не слишком ты форсируешь события? Может, вы вообще с Юлей больше не увидитесь, – высказала своё мнение Люда.

Я была того же мнения.

– Ну это вряд ли. А вот насчёт крёстной – я же сказала «если». Так что время покажет.

Она ещё хотела что-то сказать, но нас прервал Миша:

– Мушкетёры, на кухню марш портить фигуры.

Мы спорить не стали, отправились ужинать. Как оказалось, Соня была абсолютно права насчёт котлет Миши – это просто шедевр кулинарного искусства. Пока я поглощала пищу, даже забыла о своих проблемах. Но только мы перешли к чаепитию, Миша попросил посвятить его в наш план, а выслушав его, поинтересовался у меня:

– Говоришь, что и за дочерью следят? – нахмурил он брови.

– Да.

– Серьёзно за тебя мужик взялся. Ты уверена, что по голове ему ничем не била?

– На всё сто.

– Странно, – задумался он, – хотя это и не важно, раз ты решила сбежать. Но что-то мне подсказывает – зря.

– Почему?

– У меня есть предположение, что он тебя всё равно найдёт, а вот когда это произойдёт, готовься к бурной встрече. Ты в свободное время на всякий случай пошарь на просторах интернета в поисках статьи на тему «как задобрить злого мужчину».

– А что читать-то? – влезла Соня. – Секс и лесть вкупе с покаянием любого успокоят.

– Как у тебя всё легко, – покачал головой Миша, – по-твоему, сексом можно все проблемы решить?

– Почему же только сексом? Ты забыл про покаяние и лесть. Кстати, можно ещё мужика вкусно накормить, – не сдавалась она.

– Всё, закрыли тему, с вами спорить себе дороже, – прекратил бесполезный разговор Миша. – В общем так, – обратился он уже ко мне, – я поговорю с другом, он поможет незаметно вывести ребёнка из твоего дома.

– А зачем нам твой друг? – не поняла я.

– Юль, как зачем? Нас же всех знают и сразу могут заподозрить неладное. А вот если выйдет какой-то мужчина, скажем, с мальчиком, на него не обратят внимания, – внесла ясность Люда.

– Логично, – поддержала её Соня, – а ещё я к тебе буду приходить немного в изменённом виде. Они же не всех жильцов дома знают, зашла какая-то тётка в подъезд, и не факт, что к тебе.

Только мы обсудили план действий и перешли к уточнению деталей, нас перебил звонок уже моего телефона. На кухне наступила гнетущая тишина, все напряжённо смотрят на мой смартфон.

– Юлька, ответь, явно твой абрек звонит, – решила вывести меня из ступора Соня. Я только собралась ответить, она добавила: – Про покаяние не забудь, ты как бы сегодня провинившаяся сторона.

Я коротко мотнула головой в знак согласия и приняла вызов.

– Да? – пролепетала, надеясь, что не переборщила с интонацией, и посмотрела на Соню – та показала палец кверху, значит, всё отлично.

– Время для общения закончилось, – с места в карьер начал джигит не терпящим возражения тоном. Так и хотелось его послать, но сдержалась, а он продолжал давать указания: – Даю тебе пять минут на прощание, и ни минутой больше. По истечении этого срока чтобы была у меня в машине. Не спустишься вовремя – я поднимусь.

– Хорошо, – стоило ответить, он тут же отключился.

– Это был Калагов.

– Ясно, что он, а не фея крёстная, – хохотнула Соня.

– Злой? – взволнованно поинтересовалась Люда.

– Не особо, кажется, – пожала я неуверенно плечами.

– Эй, ты чего нос повесила? А ну-ка поменяй выражение лица!

– А какое у меня должно быть выражение лица? – разозлилась я.

– Ты забыла про покаяние, так что как хочешь, но постарайся изобразить раскаянье. Не сразу, конечно, немного побудь в прошлом амплуа, а как он приструнит, сделай вид, что осознала свою ошибку. В общем, не маленькая, как пускать пыль в глаза мужикам, знаешь.

– То-то и оно, что ни черта не знаю.

– Пусть считает, что победил! Поняла?

– Допустим, я прикинусь паинькой и он в качестве подтверждения захочет, скажем… обнимашек с поцелуями?

– Дай мужику, что он хочет, пусть порадуется напоследок, – невозмутимо ответила Соня.

– Но… – начала я было возмущаться.

– Никаких «но»! От тебя не убудет от каких-то поцелуев. И вообще, ради цели можно немного и потерпеть!

– А если он захочет большего? – не унималась я.

– Эй, – пригрозила она мне пальцем, – я сказала покаяние, а не интим! Улавливаешь разницу?

– Я-то улавливаю, а вдруг он нет?

– Юль, ты прям как маленькая. Не знаешь, какие в этом случае отмазки говорят женщины?

– Какие? – влез Миша.

– Волосы и ногти болят! – процедила Люда, сверля друга осуждающим взглядом.

Тот понял, что вопрос действительно бестактный, молча стал рассматривать свою чашку. Мы быстро обменялись номерами телефонов, и я направилась к двери.

– Юль, смотри не перепутай покаяние с интимом! – подколола-таки меня напоследок Соня.

Видно, хотела мне этим поднять немного настроение. А вот Люда меня перед уходом перекрестила. Миша подмигнул и пожелал удачи.


Издательство:
Автор
Поделиться: