Litres Baner
Название книги:

Не оскорбляй босса, опасно!

Автор:
Маргарита Светлова
Не оскорбляй босса, опасно!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Ни звука, – рыкнул я на неё, та замолчала, и я, наконец, смог кончить, не получив от акта никакого удовольствия.

Даже как—то мерзко стало на душе, объект моей страсти находится рядом, а я… Сука, такое ощущение, что весь в грязи измарался! Прогнав почти бывшую сотрудницу, остался с чувством отвращения пустоты в душе. М—да, а вот это мне уже совсем не нравится. Выкидывая в мусорку презерватив, озадачился я своим состоянием. Такое ощущение, словно она меня околдовала.

– Ты ведьма, а не Мышка, – высказал свои мысли вслух, относя её на место, предварительно одев. Сел напротив, смотрю на девочку, которая, кажется, заставляет мой мозг плавиться, и с ужасом осознаю, что это только начало. Затем, отругав себя за малодушие, вновь озвучил свои мысли: – Ну, раз ты ведьма, то я – твой личный инквизитор, который заставит тебя гореть в огне, и начнём с любовного.

Приняв решение, я стал думать, как её влюбить в себя, да побыстрее.

ГЛАВА 9

Лиза

Я не заметила, как уснула, а когда очнулась, осталось полчаса до посадки. Начальник сидел и что—то читал в ноутбуке, не обращая на меня внимания. Я тихо встала и направилась в туалет, чтобы смыть остатки сна. Было такое ощущение, что от меня веяло посторонним запахом, а точнее – начальником. Решив, что просто пропиталась запахом его одеколона, успокоилась и умылась. Затем вытерла мокрое лицо бумажным полотенцем, нажала ногой педаль мусорного ведра и меня от отвращения передёрнуло – внутри лежал использованный презерватив! Ну, это вообще ни в какие ворота не лезет! Мерзость какая! В двух шагах от них человек спит, а они тут оргию устроили! И он мне ещё о морали говорит, упрекает нас с Мишей в непристойном поведении?! Лицемер, да и только! Всегда считала, что чем богаче, тем испорченней человек, и на этот раз не ошиблась. Вернувшись на место, отвернулась к иллюминатору – смотреть на начальника не хотелось, сейчас он вызывал одно чувство: отвращение. А так как мне на него ещё работать, придётся скрыть истинные чувства, испытываемые к нему.

– Что—то произошло? – услышала его вопрос и резко посмотрела на объект моей неприязни.

– Ничего нового, – уклончиво ответила ему.

– А если конкретней? – пристал он ко мне.

– Это личное, – дала намёк ему, чтобы прекратил из себя следователя изображать, так как на вопрос отвечать я не намерена.

– И всё же я настаиваю на ответе, – усилил он давление, добавив строгости в голос.

«Да что вы говорите, настаиваете? А не пошли бы вы…» – хотела послать его в турне с эротическим уклоном, но сдержала сей порыв. Решила ответить не менее строгим голосом, так как деньги не дают ему права заставлять давать ответ, если я этого не желаю.

– Артур Германович, вы, конечно, мой начальник, и на вопрос, касающийся непосредственно работы я всегда готова дать ответ, но что касается моих личных дел, простите, отчитываться перед вами не собираюсь, – решила сразу обозначить границы.

***

Ах ты дрянь! «Личные дела» говоришь? Дерзишь? Смотришь, как на отброс, и отвечать не желаешь, ах ты цаца! Да мне ответ, собственно, и не нужен, уверен, презерватив использованный обнаружила, вот и скривилась от отвращения. Ты посмотри на неё, какие мы святые! Ну ничего, через две недели ты будешь не чище, чем эта шлюха Анжела – я тебе это гарантирую!

***

Наконец, бай отстал с расспросами, напоследок испепелив меня взглядом. Сразу понятно – господин недоволен. А мне, собственно, всё равно, меня не волнует его личная жизнь, а его не должна волновать моя. Только на таких условиях мы сработаемся. А если нет – Москва большая, найду хорошо оплачиваемую работу в другом месте, но терпеть посягательство в мою личную жизнь не стану. Тем более мне он как человек крайне неприятен, и дело не только в чувстве страха перед ним. Подсознание просто вопило, что он опасный и безнравственный тип, а я привыкла прислушиваться к нему, так что буду держать ушки на макушке, да и Люда тоже так думает. А это не просто предчувствие, а знак, к которому только умалишённый не прислушается.

Как только приземлились, я написала sмs Соне, та ответила, что уже на месте, ждёт. Мы пошли на выход, бай пропустил меня вперёд, и когда я стала проходить мимо него, задел рукой мою поясницу. Наверное, решил поторопить меня этим невинным жестом, и у него это получилось. Место, где коснулась его рука, словно огнём обдало, я отскочила от него, как ошпаренная. Увеличила скорость, насколько это возможно при спуске с трапа самолёта. Надеюсь, не слишком комично смотрелось сие, ведь ножками я перебирала живенько так. Хотя – фиолетово.

– Ты всегда такая дёрганная? – подошёл ко мне шеф, как спустился вслед за мной.

– Нет, только когда ко мне прикасаются посторонние люди, – дала намёк, чтобы не смел так больше делать, пусть даже из лучших побуждений.

Минуточку, он со мной что, на «ты» перешёл? Этого мне ещё не хватало! «Да нет, наверное, просто оговорился», – начала успокаивать себя. И оказалось, что паника была преждевременной.

– Странно, ведь Михаил тоже не ваш близкий знакомый, с ваших же слов. – Внимательно посмотрел мне в глаза, словно пытаясь что—то там найти.

– Миша – свой, ему можно, мы с ним на брудершафт пили, – постаралась невозмутимо ответить ему, а у самой от близости с начальником воздуха стало не хватать, он словно в вакуум меня заключил своим биополем.

– Даже так? – хмыкнул он, а вот глаза его цвета мёда совсем не по—доброму блеснули.

Он резко отстранился от меня, и я смогла вздохнуть полной грудью. От что, злится? С чего вдруг? Выяснять не стала, молча села в автомобиль, отодвинулась от него как можно дальше, прижавшись к двери.

– Саш, дверь закрой, а то мой новый сотрудник может ненароком выпасть из машины, – дал указание шофёру, а у самого в глазах черти пляшут.

Ты смотри, веселится ещё, гад! «Так дело не пойдет, Лиза, нечего ему знать о моих страхах, бояться буду дома, пока он не видит. А сейчас я сама смелость России!» – дала себе установку, отлепилась от двери и приняла гордый и независимый вид, надеясь, что получилось. Судя по тому, что шеф давился смехом – не очень. Ну, это ж сущая мелочь, главное – я стараюсь, и чем больше буду тренироваться, тем лучше будет получаться.

Мы покинули взлётную полосу, я такая гордая и «смелая», шеф весёлый. Раз у него настроение как бы хорошее, решила понаглеть, я ведь теперь смелая, решительная. Ну и, стоило только выехать к центральному выходу из аэропорта, решила рискнуть и продемонстрировать смелость:

– А не могли мы остановиться возле центрального входа, меня там подруга встречает.

Бай строго на меня посмотрел, будто я сейчас предложила ему какую—то непристойность. Веселье на его лице пропало, ну а я поняла, вот она – первая проверка на смелость. Смотрю на него в упор, а сама в душе поскуливаю от страха, но внешне – само спокойствие. «А с другой стороны, ну вот что его бояться? – вела сама с собой беседу. – Что в нём страшного?» ВСЁ!!! Это завопило подсознание. Но вступить с ним в спор мне помешал строгий голос моего начальника.

– Не возражаю, передайте ей свои вещи, а затем мы отправимся в офис. Но на будущее: прежде чем назначать кому—то встречу, поставьте меня в известность.

«Да не вопрос! В рабочее время даже о чихе буду предупреждать», – мысленно ответила ему.

Автомобиль остановился, шеф вышел, открыл с моей стороны дверь и протянул мне свою «маленькую» руку. Ну вот что делать? Откажешь – хамкой себя выставишь, ведь он ничего крамольного не делает, наоборот – ведёт себя, как полагается мужчине. Собралась с силами, отругала себя за дикость, подала свою. Стоило нашим рукам соприкоснуться, меня вновь словно огнём обдало. Он, словно почувствовав, моё состояние с усмешкой произнёс:

– Привыкай, Лиза, – притянул он меня к себе вплотную. Я же непроизвольно вздрогнула от его прикосновений, – нам теперь часто придётся ездить на разные мероприятия, и мои прикосновения неизбежны. Так что будем как можно чаще тренироваться, чтобы ты меня не опозорила на людях.

– А без этого никак? – робко спросила, и с затаённой надеждой посмотрела на него.

– Смирись, – убил меня ответом, выпуская меня из своего захвата, и тут же, как ни в чём небывало, направился он к багажнику за моими вещами. Он что, собирается мне помочь? Бай – и таскает сумки секретарши? Не верю!

– Лиза! – обернулась я на голос Сони, которая быстрым шагом устремилась ко мне.

– Привет, подруга, – подбежала я к ней и обняла, что есть силы.

– Так, дорогая, что за мужик тебя сейчас обнимал? – тихо, но строгим голосом она спросила меня.

– Да новый наш шеф, – не обратила я внимания на её воинственный настрой.

– И давно ты с начальником обжиматься начала? – внимательно смотря на приближавшегося к нам шефа, спросила она.

– Да не обнимались мы, – возмутилась я, – он мне помог выйти из машины. Сказала вслух то, вот что хотела сама верить.

– Ага, помог, значит. Верю, – скептически посмотрела она на меня, и мы направились к её машине.

– Сонь, я сейчас к тебе не поеду, мне ещё на работу нужно, – начала я.

– Кто бы сомневался, – со скептицизмом усмехнулась она, а затем присмотрелась к приближающемуся к нам шефу. – Твою ж… – ругнулась подруга, потом с сочувствием посмотрела на меня и выдала: – Лиза, про таких как ты, говорят: везёт как утопленнику.

И только я хотела спросить почему, подошёл шеф. Тут Соня преобразилась, накинула на лицо маску «какое счастье видеть вас», начала щебетать, как птичка, показывая, куда нужно положить мои сумки. Смотрю, а пакетов с дарами коллег нет.

– А где мои котлетки? – чуть ли не плача, спросила я.

– Лиза, ты хочешь сказать, что Мишуня нам передал свой шедевр? – не лукавя, обрадовалась она, так как тоже была ярым поклонником сего блюда.

После её слов шефа словно пробил нервный тик, и он со словами «Сейчас принесу» развернулся и ушёл.

– Слушай, а что он при упоминании котлет так разозлился? – удивилась подруга.

 

– Да кто ж его знает, может, он вегетарианец? – сделала предположение я.

– Он больше на хищника похож, это ж сам Аверин! – не согласилась подруга, смотря, как он возвращается.

– А ты о нём что—то знаешь? – начала я вновь волноваться.

– Разумеется! Всё, тихо, дома расскажу, – после посмотрела на бая и вновь изобразила счастье несусветное.

– Держите ваши… котлетки, – последнее слово процедил он сквозь зубы. – Соня взяла из рук недовольного шефа поклажу, засунула туда свой нос, вдохнула. – Не мужчина, а мечта, – она произнесла эту фразу с придыханием.

– И не говори, таких, как он, единицы, – поддержала я мнение «подруги».

– Лиза, увидишь Мишуню, поцелуй и обними его от меня!

– Я, конечно, это сделаю, но от себя, а ты сможешь сама осуществить своё желание – он скоро в Москву приедет.

– Отличная новость! – обрадовалась она приезду моего коллеги – у них с ним тоже тёплые отношения уже два года.

– Если вы закончили петь дифирамбы моему программисту, то попрошу за мной, Лиза, – процедил сквозь зубы Аверин, и направился в сторону автомобиля.

– Конечно, – тут же ответила и, попрощавшись с Соней, поспешила за ним.

Сев в машину, я уже не стала забиваться, как мышь, в угол, а с независимым видом уставилась в окно. На шефа смотреть было боязно, он был мрачнее тучи – если сделать что—то не так, может и гром с молнией грянуть.

– Смотри на меня, – неожиданно рыкнул он, я от страха подскочила на месте и с удивлением посмотрела в его горящие гневом глаза. – Увижу, что обнимаешься и целуешься с программистом, уволю его к чёртовой матери! – чуть ли не рыча, пригрозил он.

«Так, а это что ещё за заявочки?»

– Не хочу показаться грубой, но вас моя личная жизнь не касается, – выпалила я на одном дыхании.

– Ошибаешься, – испепеляя меня взглядом, ответил он. Казалось, ещё чуть—чуть – и тут молнии начнут сверкать от накала страстей. – Ты – мой сотрудник, и я не позволю позорить меня.

– Не вам говорить о морали! – вспылила я не меньше его. – Не все презервативы в самолёте использовали? Чувствую по вашему состоянию, что нет. Иначе с чего вам быть таким нервным, как женщина в период пмс?

– Любишь в мусоре копаться? – не остался он в долгу.

– Нет, просто у меня со зрением всё хорошо, но, если нужно, прикинусь слепой. – Тут же решила снизить градус, так как сейчас я была не смелая и умная, а дурная. Это ж нужно было до такого додуматься – шефа упрекать и хамить! Он же может потом на мне отыграться.

– Если я прикажу, то да – будешь изображать слепую, – ответил самоуверенный тип.

– Как скажете, могу и немой до офиса прикинуться.

– Лиза, не нарывайся на неприятности, ты уже и так лимит моего терпения исчерпала.

Строго смотря на меня, он словно предупреждал взглядом, что я нахожусь у опасной черты. Дурой я всё—таки не была, намёк поняла и заткнулась.

А сама сидела и думала: «Вот это я отожгла, обалдеть просто! Расскажу Соне – не поверит». Анализируя наш диалог, до меня дошло, что он меня по имени называл. А вот это, кажется, плохо, нужно срочно вечером с подругой посоветоваться, какую линию поведения с этим ненормальным выбрать. А пока я буду вести себя как ангел, со всем соглашаться и больше не буду вступать с ним в спор. «И дёрнул меня чёрт ему про презервативы и пмс сказать, – ела я себя поедом. – Теперь он точно зуб на меня имеет».

ГЛАВА 10

В молчании мы, наконец, подъехали к большому зданию. Бай вышел, открыл с моей стороны дверь и протянул свою лапу. «Чтоб его разорвало с этой галантностью!»

– Руку, – рявкнул зверюга, я вздрогнула, прекратила мысленные ругательства и на автомате сделала то, что он потребовал. «Ну, – думала, – как в тот раз будет». Ан нет – этот орангутанг выдернул меня из машины с такой силой, что я вылетела из неё, как пробка из бутылки, и впечаталась с его мощное тело.

– Ой! – воскликнула я испуганно.

– Ещё раз выкинешь такой фортель – и ты уволена, – рыкнул он.

И всё—таки не стоило про пмс говорить, и про презервативы тоже. Вон как разошёлся, желваки на скулах заиграли. Вот, спрашивается, с чего такой психоз? Нужно у Сони обязательно вечером проконсультироваться.

– Простите, – изобразила я саму кротость, так как терять место работы ну никак нельзя. – Только…– замялась я, подбирая слова – хотелось спросить, по какому поводу наезд, но ведь опять психанёт.

– Ни слова, – отпуская меня, пророкотал он.

Ну а я вспомнила, что обещала быть немой, и спорить не стала. Нет так нет – что рычать—то? Вот же психованный шеф мне достался! Наша гроза по сравнению с ним – само спокойствие.

Я шла за ним, как овца на закланье, перебирала возможные варианты развития событий. Пока ни один меня не устраивает – сразу видно, что работать с ним невероятно тяжело: чуть что – сразу вспыхивает, как спичка. А с другой стороны, если не давать повод, работать на все сто процентов, то и истерик не будет. Решено, сейчас у его секретаря подробно расспрошу о предпочтениях шефа и неустанно буду следовать советам той, что заменю. Ведь она же знает, чего от этого ненормального ожидать.

А вдруг она увольняется из—за его дурного характера? Я тут же испугалась. А что, её понять можно, он ещё тот гнус. Но и я тоже не подарок – это я с виду маленькая и беззащитная, но стоит меня задеть, всё – буду мстить! Хотя, когда я это делала? В мыслях – постоянно, а вот в жизни как—то практиковать не приходилось. Ну, ничего, сдаётся мне, тут я приобрету практический опыт.

Посмотрела на бая. Ну его, этот опыт! Видно же, что не сдюжу, да и жить хочется. Он меня, как комарика, раздавит и не заметит. Я пока размышляла мстить или не мстить, а точнее – рисковать или не расковать, и неважно, что пока опыта нет – приобретём, тут же, главное, заранее обмозговать все варианты развития событий.

Так вот, пока я занималась разработкой плана, мы подошли к лифту. Ну, ё—моё! Мне ещё с ним и подниматься придётся, а лимит смелости у меня уже почти на исходе. Но выбора нет, так что только дверь открылась, я рванула вперёд шефа, а то с него станется начать подгонять, как при выходе самолёта. Тот, увидев мой манёвр, лишь хмыкнул. А мне как—то всё равно – пусть хоть хрюкает, лишь бы от меня подальше.

Так и стояли мы: он – с одной стороны, а я в углу – с другой. Дверь снова открылась, зашел ещё один шкаф, но только белобрысый. Что—то мне нехорошо стало, а когда он на меня посмотрел плотоядным взглядом, к нехорошему состоянию ещё и чувство страха прибавилось. Не заметила, как оказалась рядом с боссом, я бы за спину его ещё спряталась, но он стоял так, что пришлось бы протискиваться туда. Эх, не везёт – такое укрытие, а воспользоваться нельзя! Обидно.

– Артур, здорово! – радостно воскликнул вошедший шкаф. И тут же с нескрываемым интересом стал рассматривать меня зелёными, как весенняя трава, глазами.

Я ещё ближе придвинулась к боссу – я его знаю сутки, а значит, он как бы не чужой.

– Привет, Кирилл, – ответил мой шеф и, тут же схватив меня за талию, резко притянул к себе. Тут я возмущаться не стала – как говорится, выбрала одно из двух зол.

– Как вас зовут, милая? – обратился ко мне незнакомец.

Не знаю почему, я его с первого взгляда невзлюбила. Опасен, как мой шеф, сразу видно – хищник. М—да, сегодня точно не мой день!

– Кирилл, не пугай моего нового секретаря… – Фуф! Я вздохнула с облегчением и мысленно преисполнилась благодарности к своему шефу, что отвёл от меня лихо. Вот какой защитник он у меня, оказывается, а я… на него… Начала себя ругать, но, как оказалось, преждевременно – за последующие слова я готова была его просто убить! – …И любовницу.

Я открыла рот в надежде опровергнуть сказанное, но не могла даже выдавить звука в качестве протеста. Его слова были сравни грому средь ясного неба, который выбил почву из—под ног, и я бы непременно совершила экстренное приземление на попу, но Аверин держал крепко.

– Серьёзно? – не поверил тип, продолжая меня сканировать. – Что—то она после этой новости немного ошарашенный вид имеет.

– Лиза, подтверди, что я сказал правду, – сжал он руку на моей талии сильнее. Я намёк поняла – он специально обманул коллегу.

«Да ты мой защитник! – мысленно поблагодарила его вновь. И тут же промычала то, что смогла, так как на внятную речь я пока была не готова:

– Угу, – и в знак согласия, кивнув головой для верности, а то кто знает, может, у того со слухом проблема.

– Какое содержательное подтверждение, – усмехнулся тип. – Лиза, а почему такой вид напуганный? – не унимался блондинчик.

– Девочка моя, ну что ты, милая, так испугалась? Никто о нашей маленькой тайне не узнает – Кирилл не из тех, кто сплетни распускает.

Я вновь мысленно поблагодарила шефа за помощь. Не знаю, что было бы дальше, но дверь лифта открылась, и назойливый тип, подмигнув мне со словами «Ещё увидимся, куколка» вышел из лифта. Как только дверь за ним закрылась, я дала волю чувствам.

– Не приведи господи! – тут же перекрестилась я, а потом добавила. – Жуткий тип.

– Согласен. И опасный – очень много девушек совратил, – подтвердил мои подозрения Аверин.

– Я о том и говорю – хищник прям,– согласилась с баем, и тут же до меня дошло, что он продолжал меня крепко прижимать к себе. – Спасибо за помощь, но не могли бы вы меня отпустить, – показала глазами на его руку.

– Разумеется.

Я только вздохнула с облегчением, получив свободу, как он вновь меня ошарашил.

– Для вас лучше будет, чтобы другие тоже считали, что мы как бы вместе, – огласив шокирующие мысли, он нажал на стоп.

– Что? – спросила я от волнения севшим голосом.

И тут же стала медленно отходить от него, осознавая, что нахожусь в западне.

***

Витающий аромат её тела, казалось, заполнил всё пространство лифта, он будоражил кровь, чувство острого желания пронзило меня, вызывая судороги в мышцах. Мысленно я уже срывал с неё одежду, впивался годным поцелуем в её губы, а затем врывался в её лоно одним резким движением, заполняя собой до конца. Сука, меня, кажется, надолго не хватит, хочу мелочь, как никогда никого не хотел. Это помешательство какое—то, и суток не прошло, а меня так клинит. Да похрен, пусть, оттого и победа будет слаще. Только я примирился сам с собой, наше уединение нарушил Кирилл, за что был ему благодарен: мало того, что спас меня от дурных мыслей, так и сыграл мне на руку, напугав её.

Как же было приятно, когда она искала защиты у меня— просто не передать словами! Никогда такого кайфа не испытывал. Так и хотелось наброситься на неё вновь, плюнув на планы и стратегию, и на друга, который стал бы свидетелем моей страсти. Впиться в губки, которые манят, как нектар пчёл. Благо, с выдержкой у меня хорошо, не поддался соблазну. Умница моя, не стала строить глазки другу со смазливой рожей, устояла против его обаяния. Обычно меня боятся, потом хотят, затем страдают. А его хотят, и уже потом страдают. Единственное, меня озадачило её поведение, я мог понять робость, но страх… ужас, что я прочёл в глазах малышки, мне не понравился. С этим нужно разобраться, тут что—то нечисто, и уверен – это отголоски её прошлого. Во что ты вляпалась, Мышка? С другой стороны, мне нет никакого дела до её душевных переживаний, но знать её подноготную нужно – мало ли что. Да и от того, что меня испугалась, как—то неприятно царапнуло внутри. М—да, странности продолжаются. Мысленно, усмехнувшись, я приступил к делу.

***

– Ну что ты так испугалась? – остановился он, приподнял руки в жесте, который говорил: не бойся не трону. – Я остановил лифт лишь для того, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.

«Ага, верю всякому зверю! – мысленно ответила ему. – Я что, на дуру похожа?» Возможно, я в отношениях между мужчиной и женщиной не эксперт – опыта нет, но уж точно не настолько наивная. Где это видано, чтобы шеф останавливал лифт с сотрудником, чтобы обсудить с ним рабочие моменты!

– Ага, ситуацию, значит. Это о том, что я якобы ваша полюбовница? – уточнила я. Он слегка кивнул головой в знак подтверждения. После этого у меня в голове произошёл мини—взрыв, предохранители разума и самосохранения перегорели. – Ну, знаете… – начала я рыть себе могилу – шеф не из тех, кто прощает, когда на него голос повышают. Но я была настолько возмущена, что на этот нюанс было как—то наплевать. Да и границы тоже решила обозначить. Поэтому высказала протест на повышенных тонах: – Да как вы вообще посмели меня так унизить?! Замарать моё имя!

***

«Что ты сказала? – мысленно вскипел я. – Ах ты, Мышь мелкая! Значит, быть моей любовницей – это унижение и грязь? Дрянь, ты ещё пожалеешь о своих словах! Ну всё, теперь никакой пощады не будет: я из тебя сделаю похотливую суку, которая будет течь только от моего взгляда. Не хочешь быть любовницей, будешь моей персональной шлюхой, а к ним у меня особое отношение, тебе понравится!»

 

Взял себя в руки, постарался скрыть от неё свою ярость, благо, в этих делах я – ас. «Ну что, мелкая, попрощайся со своими гордостью и самоуважением. Когда я завершу с тобой развлекаться, от тебя, как личности, ничего не останется».

– Это была вынужденная мера – Кирилл мог начать на тебя охоту, и тогда страшно представить последствия. – Оговорил друга: мы с ним встречаемся с женщинами только на договорной основе, и он скорее отбивается от них, чем охотится. Так что придётся пожертвовать добрым имением Кирилла, уверен, тот не сильно расстроится. План был таков: я её, якобы, защитник и опора. По любому влюбится – девочки любят таких.

***

– Мне не нужны такие меры! – не согласилась с его планом спасения.

Да и не верила я ему – уж больно глазами он меня пожирал, а его энергетика так просто придавливала к полу. Да так сильно, что поджилки тряслись от страха, но я понимала – не справлюсь сейчас со своими чувствами, дальше ещё хуже будет.

– Уверена? – усмехнулся он.

– Да, я сама в состоянии справиться, – изобразила уверенность, а сама мысленно:

«С другими – да, а вот с вами – не знаю». Я и правда не знала, все мои нападки были продиктованы желанием выстроить хоть какую—нибудь защиту от этого мужчины, он во мне вызывал чувство панического страха и чего—то ещё, только я не понимала, чего именно. Одно я точно знала – он опасен для меня, и его интерес подобен смертному приговору. А я жить хотела спокойно – хватит с меня потрясений, не могу больше, устала. Иногда хочется, чтобы появился мужчина и защитил от всех бед, согрел любовью. Но такое только в романах бывает, в жизни мужчины проносят только боль.

– Ну—ну, – нажал на кнопку, и мы снова стали пониматься. А он, смерив меня насмешливым взглядом, добавил: – Если что – обращайся, я своих сотрудников в обиду не даю.

Так и хотелось сказать: «Потому что сами предпочитаете обижать!» Но я, разумеется, ответила другое:

– Хорошо, – чуть слышно ответила, изображая саму покладистость.

Начальству мужского пола это нравится. Эту науку мне Люда вбивала годами, а то я поначалу пыталась доказать свою правоту другим способом: ругалась с Петровичем, чуть с работы не вылетела. Соня объяснила это защитной реакцией, с чем, в принципе, я была согласна, ведь вначале был страх, недолгий ступор, а затем взрыв эмоций. Не знаю, чем бы это закончилось, но Люда сумела мне привить некие навыки переговоров с мужчинами.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: