Название книги:

Не зная отдыха и сна

Автор:
Владимир Сухинин
Не зная отдыха и сна

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Не зная отдыха и сна

Вся жизнь тревогою полна.

Все устремления твои

Как сон несбыточной мечты.

Не убежишь ты от врагов.

Смирись! Ведь твой удел таков.

(Ария слепого провидца. Лигирийский императорский театр)

Пролог

Дрожит, трясется земля, стонет под копытами боевых быков. На севере Великой степи собираются орки для последнего боя между собой. Часть племен, что пошли за Духом мщения Худжгархом, встали у последней черты в ожидании свершения воли Отца всех орков. Нет дороги назад. Они или умрут, или победят.

К ним движется орда кочевых племен, что остались верны учению шаманов, чтобы покарать еретиков, смыть кровью позор отступников и очистить дух орков от заразы Самозванца.

Птицы примолкли. Звери ушли с пути орды. Затихла степь. Даже вольный ветерок испугался, спрятался и не шевелил буйные верхушки степного редколесья.

Восемь племен шло на войну со свидетелями Худжгарха. Пять тысяч крепких бывалых воинов. А за ними, они это знали, двигались оседлые орки. Восемь тысяч бойцов.

Все живое уходило с их пути. Племена спешно снимались с мест кочевий, бросали то, что не могли забрать с собой и расходились в стороны, теряясь в безбрежной степи родами, семьями, распадались рода и семьи, растекаясь и исчезая по оврагам, по лесам вместе с животными. Подальше от пути движения безжалостной орды.

На стоянке основного лагеря орков шел совет походных вождей сторонников Отца. Лица вождей были сумрачными. В воздухе витал дух раздора, несогласия и откровенной вражды. Не так проходил поход как они задумывали. Верховный шаман проявил небывалую жестокость к своим сородичам. Уничтожал всех несогласных и его боялись. Очень боялись, скрывая свой страх за непроницаемыми личинами.

После долгого молчания и скудной трапезы, в тишине раздался голос одного из вождей.

– Что говорят разведчики, мураза? – это задал вопрос старый орк Срынь – вождь племени Куачу. Он был обращен к великому походному вождю Груму. Именно в его стойбище недавно появился облеченный большой силой шаман. Срынь помолчал, ожидая и не дождавшись ответа, потер съеденные временем клыки. – Мы идем уже седмицу, а встречаем лишь потухшие костры и брошенные гнилые шкуры. Где еда для воинов? Где воины оседлых, что должны были прийти с обозом?

Главный походный вождь Грум Бык не скрывая злобы переглянулся с шаманом – Верховным пророком Отца. Оглядел собравшихся. Вопрос был задан, надо отвечать. Вокруг внимательные и хмурые лица других вождей. Он знал их мысли. Они тоже не раз посещали его голову.

– Разведчики сообщили… – начал он говорить тяжело и медленно, словно не языком ворочал, а бревном. Каждое его слово падало камнем на сердца сидящих в шатре вождей. Не все были согласны с политикой тотального уничтожения непокорных. Подспудно страх и недовольство подступали к сердцам бывалых воинов и они его прятали, не давали волю своим чувствам.

– Сообщили… что все племена, которые кочевали здесь, ушли со своих мест. Они или ушли под защиту отступников, или рассеялись по степи. Оседлые наши братья неожиданно повернули обратно, – еще более неохотно продолжил он.

– Почему? – вновь спросил вождь племени Куачу.

– Мы точно не знаем… там, видимо, восстали племена на их пути и продвижение стало невозможным. Их не будет, братья… – взгляд Верховного вождя зло блеснул и словно плеть ударил по лицам сидящих. Те под его взглядом опустили голову, пряча взгляды.

– Справедливый суд будем творить мы сами… Видимо Отцу всех орков было не угодно, чтобы против горстки отступников собралось столько воинов и он повернул их домой. Но я рад этому, – Грум оскалился и подался телом вперед. – Нам больше достанется славы, – он ударил кулаком по колену. – Мы упьемся кровью предателей…

– Хорошо бы не умереть до этого с голоду, – произнес кто-то из сидящих вождей.

– А почему не отправляешь фуражные отряды для сбора провианта? – не унимался Срынь.

Верховный недовольно глянул на вопрошавшего, тот задевал болезненную тему, а отвечать надо.

– Я отправлял отряды на поиски скота… – он помолчал. Не хотелось говорить о неприятном. – … Но их уничтожили. В степи вокруг нас движутся сотни воинов. Если они видят маленький отряд, они его уничтожают. Если я отправляю большой отряд в полтысячи, они рассеиваются. Мы доставляем скот, который можем найти, но я понимаю, что его мало. Поэтому нужно быстро двигаться навстречу врагу. Там есть еда и женщины.

– Еда и женщины! – передразнил Грума Срынь. – Мои воины едят своих лорхов. На чем мы будем сражаться? Зачем нужно было уничтожать племя Чинриз? Зачем нужно было насильно принуждать остальных орков идти с нами?

– Такова воля нашего Отца, – сверкнув исступленно очами, вступил в разговор верховный шаман Шыр Арык. Все видели в его глазах горящий огонь фанатизма, но зная его силу, промолчали. – Мы пришли искоренять ересь и сделаем это, даже если придется ополовинить степь. Вы все это хорошо знаете. Вы хорошо знаете, что лучше вырезать половину стада, чем допустить гибель всех лорхов от чумы. Надо искоренить заразу ереси на корню, прежде чем она захватит всех наших сородичей. Все должны видеть что Отец не прощает отступников… Все! – его взгляд скользил по лицам вождей. Он видел, они прятали глаза. «Трусы!» – с ненавистью подумал шаман. – К чему эти пустые разговоры? – успокоившись произнес он. – Идите и сражайтесь, как велит обычай, а Отец явит вам свою славу. Не ужели вы не видите?.. Он испытывает вашу веру. Не будьте малодушными. – шаман вновь оглядел присутствующих вождей, ища несогласных.

Хоть и не были вожди согласны с такой постановкой вопроса ведения войны, но спорить не стали. Шаман показал себя жестоким и беспощадным не только с чужими, но и со своими орками.

– Значит пойдем быстрее, – вздохнул Срынь. – Скорее бы все это закончилось.

Постепенно вожди один за одним покинули шатер.

Грум почесал объемистый живот. Посмотрел вслед последнему уходящему вождю.

– Шыр, если ты не явишь славу Нашего Отца, то они один за другим разбегутся. Скоро поход на империю… и никто не будет гонятся по степи за отступниками, – Верховный шаман зло зыркнул на вождя.

– Не будет похода на империю, Грум. Отцу это не угодно. Покараем отступников и свергнем Великого… им станешь ты, – Грум удивленно часто, часто заморгал.

Степь лагерь Свидетелей Худжгарха

Грыз повел свои войска следом за вышедшими на войну кочевым племенами. Он проводил оседлых, не нападая, на три дня пути и убедился, что те не повернут обратно. Оседлые спешно, как могли, возвращались к себе на юг.

Его воины обученные и освоившие новую тактику быстрых налетов и отступлений, вылавливали разведчиков, отставших орков и безжалостно истребляли.

Грыз знал, что там, на севере, в трех местах остались лишь старики и женщины с детьми. Но он также знал, что старые бойцы не посрамят, встанут на защиту своих племен и, если надо, полягут, но продержатся до его подхода. Он принял решение возвращаться. Первыми ушли три разведывательные сотни, ведомые его сыном. Остальные воины двинулись с обозом, оставшимся от оседлых. Грыз решил не бросать животных и провиант. Он имел цель с дальним прицелом – раздать это племенам, пострадавшим от последователей Отца. Пусть видят как свидетели Худжгарха отличаются от грабителей, идущих под стягом Отца.

Гонцы ждали повелений, чтобы отправиться в путь и сообщить Свидетелям Худжгарха куда направится орда. Или она разделится, чтобы расправиться с противником по частям, или выберет один маршрут. Но противник медлил, он неторопливо продвигался вперед, с долгими остановками, словно не решался принять решение. Грыз понимал замысел их военачальника – дождаться подмоги со стороны оседлых орков, что было ему на руку.

Верхние плавны бытия. Замок Беоты

А где-то вверху, в небесных планах бытия, возлежала на ложе, пребывая в великом раздражении, Беота. Черные прислужницы обмахивали ее опахалами и буквально тряслись от страха, страшась гнева госпожи.

«Как это у него получается?» – размышляла сестра Рока. – «Сам пропадает неизвестно где, а город его строится и крепнет. Там живут одни сумасшедшие, не знающие законов Вселенной. И им на всех наплевать. Прогнали Рока сами, без Высокого. Сколько благодати они потратили на войну! Всю! Идиоты! Могли договориться с братом на вассалитет и дело с концом. А теперь иди и бери их голыми руками. Так нет, я не могу. Этот чертов договор…»

Додумать она не успела. Гору сотряс удар и скинул ее на пол. Стоя голая на карачках, в неприглядном виде, она удивленно моргала, не в силах что-либо сделать или произнести. Она пораженно хлопала ресницами, не понимая сути происходящего. У нее просто ни с того ни с сего исчезла огромная часть благодати. А гора резко понизилась. Наконец она опомнилась.

– Кто? – заревела она, как раненная медведица. – Кто посмел? – богиня вскочила, полная ярости и негодования. Заметалась, не зная, что предпринять и тут же перед ней появилась статуя.

– Тобой нарушен договор, – проговорила она. Статуя исчезла, а воздухе кружась, стал опускаться листок пергамента.

– Договор? – не понимая еще в чем дело и ухватив его на лету, удивленно вслух прочитала Беота, и тут же хлопнула себя по лбу. – Дура! Как я могла попасться на удочку Рока? – она должна была защитить владения Самозванца, а вместо этого тупо смотрела как он штурмует гору, с уверенностью, что с падением горы, договор потеряет силу.

– Я тебя на куски разорву, мелкая сволочь! – закричала она в порыве безудержной ярости. Беота остервенело разорвала договор на мелкие кусочки, сожгла их в пламени своей ненависти и ища ей выход стала крушить все вокруг. Она ломала мебель, била вазы, убивала прислужниц и кричала. Это был крик отчаяния и бессилия. Она дико, как животное, орала и выла, скрежетала зубами и плакала. Устав бесноваться и выместив свою ненависть и злобу, Беота остановилась, ее руки бессильно повисли, словно плети. Вокруг царил хаос, лежали истерзанные тела прислужниц. Ее разбитое сердце отравляла горечь поражения, во рту чувствовался горький привкус желчи, а в глубине ее гордого сердца зародилось невольное, в котором она не хотела сама себе признаться, восхищение Самозванцем.

 

– Или… – уже тихо произнесла она. – Или замуж выйду…

Верхние плавны бытия. Замок Рока

Рок, вернувшись к себе, был в ярости. Самозванец уже несколько раз ущемлял его гордость. Рок пометался по дворцу, затем выпил пинту вина и успокоился. Он уничтожил вызванных существ и теперь они сто лет не будут ему подчинятся. Он нарушил закон вызова. Ну да ладно, – отмахнулся он от навязчивых неприятных мыслей. – Главное сделано. Враг растратил всю свою благодать. И теперь он возьмет их голыми руками. Сейчас он отдохнет, приведет свои мысли в порядок и примет сдачу горы. Все-таки он самый способный из Хранителей, терпеливый и умный.

Рок починил доспехи, почистил щит и восстановил прожженную булаву. Пред новыми подданными нужно явиться во все своей красе. Он наполнил свою ауру золотым сиянием и через час отправился принимать сдачу горы Самозванца.

Верхние плавны бытия. Замок Худжгарха

Рострум горестно вздыхал – благодати нет, вся истрачена на войну. Все жители кроме двух придурков поют псалмы, а эти дуются в карты.

– Эх! – махнул рукой Рострум, – чему быть, того не миновать. – Я с вами, – бесшабашно сказал он и уселся на пол башни, где резались в дурака два непоседливых дурня.

– На что играем? – тасуя карты, спросил Мастер.

– Если Магистр проиграет, он отдает мне свой жезл, я кукарекаю или мяукаю, если выиграете вы. Если проиграет Мастер, он должен будет мне одно желание.

– Идет, – согласились оба. Мастер раздал карты и они стали играть. Как повелось, сначала проиграл Мастер. Довольный Рострум насмешливо посмотрел на подчиненного и произнес:

– Ну что, придурок, наполняй гору эртаной.

И тут же гром грянул с неба. Гора дернулась и значительно подросла. Трое оторопело смотрели на происходящее. Рядом неожиданно раздался душераздирающий вопль сирены:

– Славься… – змеи в панике выскочили из глазниц Рострума и понеслись прочь. Вместе с собой они утащили его глаза. Тот только обреченно махнул рукой.

– Что поделаешь с этой ненормальной. Тут вообще нет нормальных жителей.

Первым опомнился Мастер. Прочистил уши, глянул довольно на русалку и ответил:

– Выполнено.

– Тревога! … – вновь завыла сирена и трое вскочили, Змеи вернулись, вставили Роструму глаза и словно трубы бинокля уставились вдаль. Трое, замирая, смотрели как быстро к замку приближается золотая звезда.

– Ты смотри! А ему понравилось! – радостно крикнул магистр, достал жезл и махнул им. Золотая звезда налетела на невидимую стену, врезалась и, размазавшись красным пятном, стала стекать вниз как по стеклу.

Рок летел полный достоинства и великолепия. Он увидел гору и прибавил скорость. Что-то ему показалась странным. Неужели гора так значительно подросла… но додумать свою мысль он не успел. Рок налетел на невидимую преграду и мгновенно превратился в лепешку. Не ожидавший такой встречи, он не озаботился защитой.

Пришел в себя Хранитель Сивиллы только когда смог собраться в единое целое. Стоя у подножья многократно выросшей горы и сгорая от стыда, он с ненавистью подумал: «Сестричка-лисичка. Сука! Провела меня. Поставила защиту». Против этих двоих он не выстоит. Растратит свою благодать, которую и так жрут ненасытные пожиратели эртаны из другой Вселенной. Он пригнулся, чтобы его не увидели с горы, и поспешил к себе домой. Он еще вернется сюда и тогда эти безумцы не получат пощады.

Инферно. Нижний слой

На нижнем слое инферно вокруг замка Курамы клубилась радиоактивная пыль. Сам замок устоял, хотя столица княжества погибла. Курама, выросший от сожранных им тысяч жертв, погибших после атомной бомбардировки, был доволен. Он полетит к столице неудачника, который в своей самонадеянности пытался захватить его владения и будет править оттуда. А временному союзнику оставит в управление этот разрушенный надел. Он пролетел гигантской тенью над разрушенным городом, у которого толпились тысячи его подданных и исчез высоко в небе.

Алеш, собрав свои немногочисленные войска, вернулся в разрушенный город. У стен стояли и просили их пустить выжившие жители столицы. Они просились под его покровительство.

– Пустите их, – распорядился он, – и пусть отстраивают этот город. Все что наверху пусть принадлежит демонам, все что внизу пусть принадлежит крысанам, – он смотрел с высоты башни как сотни и тысячи демонов через двое ворот вливались в город. «Зачем мне открытый мир?» – подумал он. – «Может я нашел здесь свою судьбу?»

Жизнь в закрытом секторе продолжалась.

Глава 1

Инферно верхний слой

В зале, откуда я начал свое путешествие, все так же у окна, задумчиво глядя на унылый «марсианский» пейзаж, стоял демон. Словно он и не уходил от него. Демон оглянулся и задал только один вопрос:

– Сундук?

Я ответил одним словом:

– Генри?

Он щелкнул пальцами и в комнате появился мой товарищ. Генри удивленно хлопал глазами и осматривался.

– Ой! Я снова с вами! – обрадованно воскликнул он. – Вы не представляете как страшно было висеть в пустоте.

Я вытащил из сумки сундук и поставил на пол, сверху положил ключ.

– Забирай, – сказал я, готовый ко всему. Мне пока непонятно было как будут развиваться события дальше.

Демон изумленно перевел взгляд с меня на сундук. Некоторое время недоверчиво смотрел и это хорошо отражалось на его красном со впалыми щеками лице.

– Надо же! – воскликнул он. – Ты отсутствовал всего один день и вернулся не один, а с моим сундуком, который я не мог достать столетиями. Поразительно! Ты невероятно удачлив, люд.

– Один день?! – от изумления и неготовый услышать подобное, я открыл рот. – Ты шутишь?

– С чего бы мне шутить человек? Я давно забыл, что такое радость, шутки и смех. Одинокому демону не бывает смешно. Но сейчас ты меня порадовал. За это я тебя отблагодарю. Вы идете в сторону портала, чтобы отбыть в Брисвиль, – утвердительно сказал он. – Ведь так?

– Так. И что?

– А то, что я могу Вам помочь добраться туда быстро. Здесь у меня есть один рабочий местный портал. Но его надо зарядить энергией, тогда вы сможете сразу попасть на межмировой портал.

Я сразу ухватил суть – демон, скряга, не хочет тратить свою энергию и хочет сразу решить два дела. Зарядить свой портал за наш счет и избавиться от странных чужаков. Я чувствовал его опасения. Но я тоже был не против сразу оказаться у нужного места. Ползти несколько дней до портала по пустыне Инферно, подвергая риску людей, я не хотел.

– Хорошо, демон, я заряжу портал и тоже сделаю тебе подарок. Мысль одарить в ответ демона пришла ко мне неожиданно. После того как Брык приказал долго жить, я не хотел тащить с собой андроида. Кроме того, это была моя маленькая месть хитрому демону. Я потратил столько сил и времени, бегая за его сундуком, что не мог отказать себе в удовольствии подшутить над ним. Я был уверен, что он клюнет сразу.

– Но… чем ты, человек, хочешь меня отблагодарить? – с видимым сомнением спросил он.

– Я оставлю тебе своего голема. Он будет тебе помогать, а ты сможешь его изучить. Что остается делать одинокому демону, как не предаваться научным изысканиям?

– Правда? – пораженно воскликнул демон. – Это… – он пораженно закачал головой. – Это очень широкий жест с твоей стороны, люд. Я польщен. И знаешь, я дам тебе выбрать один магический предмет из своей коллекции. Иди сюда. – он щелкнул пальцами и в стене образовалось отверстие в рост человека. Я подошел ближе к демону.

– Это моя сокровищница, – произнес он, очень довольный тем что может похвастаться. В комнате стояли сундуки, невысокие столы, покрытые стеклянными крышками, а под ними лежали предметы. Среди них был камень скрава. Демонические вещи мне были не нужны, они не работали в мире Сивиллы и быстро разрушались, а вот от камня телепорта я бы не отказался.

– Я могу взять вон тот камень? – я показал пальцем на серый в фиолетовых прожилках булыжник.

– Конечно! – радостно воскликнул демон и я понял, что этот камень для него ничего не значил. Он подошел к столу, открыл крышку и достал камень. – Он будет твой как только я получу голема.

Я согласно кивнул.

– Ее зовут Мурана. Я покажу тебе как ее включать. Но ты включишь ее только когда мы уйдем, – увидев его недоверчивый взгляд, я усмехнулся. – Она к нам очень привязалась и если увидит, что мы уходим, с тобой не останется.

– Она что способна на самостоятельные действия?

– Да. – Кивнул я. – Это ее и сила, и слабость.

– Замечательно! Просто замечательно! – всплеснул руками демон. – Показывай как ее включать.

– Не спеши, – отмахнулся я, увидев его горячий интерес к андроиду. Он даже стал подпрыгивать от нетерпения на месте. – Я все покажу. Ничего сложного нет. Пошли заряжать портал.

Портал находился в подвале крепости. Обычный круг из белого камня. Я посмотрел магическим взором его свойства и понял, что на полную зарядку нужно шесть сотен энеронов. А на то, чтобы отправить нас в путь, нужно не больше сотни.

– Я попробую зарядить, – сказал я демону и отправил порталу сотню энеронов. Каменную плиту покрыло мгновенное сияние и сразу пропало. – Готово.

Демон сморщился и, глядя на меня, нахально произнес:

– Мало.

– Сколько могу, – ответил я и честными глазами посмотрел в его красные без зрачков бесстыжие глаза. Он не выдержал моего взгляда, сдался и проворчал:

– Если не получится вам отбыть, я не виноват.

– Понятное дело, – согласился я. – Идемте, я покажу как запустить голема. А вы, – я обернулся к сопровождающим людям и собакам, – заходите на портал и ждите меня.

Мы ушли. Прошли в зал, где лежала андроид, подошел, перевернул ее на живот, задрал рубашку и нажал на небольшую выпуклость на спине. Открылась крышка и мы увидели маленькую управляющую панель.

– Вот кнопка. – сказал я показывая на зеленую кнопку. – Нажмете и голем оживет. Зовут ее Мурана.

– Имя-то какое некрасивое, – проворчал демон, поедая жадными глазами кнопку, – словно у собаки. – Он поднял на меня взгляд, в котором читалось – «Вали уже отсюда человек, надоел», но вежливо произнес: – Хорошо, я понял люд. Я вижу, что ты не врешь. Можешь идти. Дальше я справлюсь сам.

Я кивнул.

– Выключается также этой кнопкой. И подождите пока мы уйдем.

Встав, я помахал рукой андроиду и поспешил вниз в подвал. Я не был уверен, что демон выполнит свое обещание и не разбудит Мурану до того как мы уйдем, поэтому спешил. Внизу все мои товарищи и шверды тесной группой уже стояли на плите портала. Я встал рядом и стал искать как его запустить.

– Выберите пункт назначения. – возникла мысль у меня в голове. Я мысленно представил портал на краю пустыни, на холме, возле речки.

– Настраиваю маршрут, – вновь промелькнула мысль.

Мы простояли около трех минут и тут вдали раздался вопль Демона. – Подождите меня-я!

– Нет уж! – испугался Генри и схватил меня за рукав. – Давайте быстрей, хозяин. – Его лицо стало жалобным, как у маленького ребенка и он затряс мою руку подгоняя меня.

– Да я что! Я жду как и вы. – Ответил я и приготовился прибить андроида если он до нас доберется. Я чувствовал напряжение всех, даже собак и подумал, – надо же как она всех достала.

Андроид существо лишенное души, имеющее псевдоинтелект, быстрее и сильнее любого человека, эталон женской красоты, стал проклятием для человечества. Но никогда робот не сможет по-настоящему заменить человека. Он не сможет тонко чувствовать струны души, быть внимательным и чутким. Обижаться и прощать, как это делает человек. Он может только дать грубый суррогат псевдожизни. Такие философские мысли посетили меня, пока мы ждали настройки портала.

Шум нарастал, а вопли демона становились все громче. Я даже удивился – как Мурана могла так быстро достать демона. Настройка портала продолжалась и мы топтались на месте в большом нетерпении. Буквально через полминуты мы увидели как в зал с большим трудом вбежал демон, он тащил за собой андроида. Мурана вцепилась одной рукой за полы халата, а другой рукой, не давая демону сбежать, хваталась за все что видела на пути. Косяки дверей, мебель. Он изо всех сил упирался, пытаясь удрать. А она в истерике орала:

– Стой, мой любимый! Куда ты?

Увидев нас он прохрипел:

– Помогите!

Собаки зарычали, шерсть поднялась на загривках. Генри охнул. Жуль обреченно проговорил:

 

– Опять она.

– Твою дивизию! – вскричал я. – Как же ты достала – сумасшедшее изделие. – и в тот же момент мы исчезли.

Очутились мы на плите портала в оазисе на вершине холма. Внизу текла река, а за ней простиралась красная пустыня. Я не мог передать той радости, которая охватила всех. Не только я и Генри обрадовались избавлению от Мураны, но и собаки, которые стали радостно повизгивать.

Радость радостью, но я понимал, что это только начало новой жизни для моих боевых товарищей. Жизни полной тревог и опасностей. Я жил в окружении сонма врагов и им тоже предстояло окунуться в эту жизнь.

– Послушайте меня, – начал я свой инструктаж. – Мы сейчас прибудем в нейтральный мир этого сектора. Ничего сами не предпринимаете, молчите и выполняете мои команды. Все подробные объяснения дам потом. Уяснили? – и дожавших их согласных кивков, с улыбкой радостного облегчения пожелал очутится в Брисвиле.

Ну наконец-то я дома… Почти.

Нейтральный мир город Брисвиль

– Проходите, не задерживайте портал! – громко крикнул распорядитель и мы поспешно сошли с каменной плиты. Выстояв очередь у будки регистрации, я улыбнулся знакомой демонице. Положил пять золотых на полку перед ней и, получив в ответ благосклонную улыбку, услышал нужное слово: – Следующий.

Она уже поняла, что меня и моих спутников регистрировать не нужно. Выйдя за ограду портальной площади, я увидел встречающих нас собак. Они насторожено смотрели на вновь прибывших. Затем обменялись мыслями и, радостно завиляв хвостами, с немым вопросом уставились на меня.

– Все! – мысленно произнес я. – Вы прибыли. Теперь сами. Вон вас встречают ваши друзья, идите к ним. – прибывшие со мной шверды взвизгнули от восторга и помчались к местным. Запрыгали, поскуливая, а ко мне подошел вожак и нагло показал образ жаренного поросенка.

Я усмехнулся:

– Пошли. Угощу вас, – это относилось к собакам, но меня услышали и люди.

– Хорошо было бы, – басом проговорил Адвокат. Здоровенный мужик на три головы выше меня и всех кто стоял рядом. Все прохожие озирались на него как на неведомое чудо. Он был огромен как троль. Адвокат, привыкший у себя дома к пристальным взглядам, шел спокойно, глазея по сторонам и не обращал на это внимания. Мы привлекали внимание еще и одеждой. На Жуле и Адвокате был военный камуфляж. На мне – генеральская форма эра.

Мы направились в единственно известный мне постоялый двор «Большой кулак». Там, насколько я знал, раньше располагалось «Братство наемников». Организация вроде гильдии или профсоюза. Чем она занималась я точно не знал, но догадывался, что поддерживала наемников и отстаивала их интересы. На постоялом дворе всегда можно было найти комнату и хорошую еду. Но также можно было нарваться на драку, чего я хотел избежать. Перед убытием на Сивиллу я хотел остановиться там, обдумать дальнейшие шаги и подготовить встречу с моей горячей и скорой на расправу невестой. Купив собакам двух поросят, я вернулся в трактир при постоялом дворе и сел.

Пока нам приносили наш заказ, настроился на нить, связывающую меня и орчанку. Ганга отозвалась сразу. Это было сравнимо с тем как будто бомба взорвалась в моей голове. Буря эмоций от любви до гнева накрыла меня с головой. От неожиданности я дернулся и потрогал голову руками, может и в самом деле я ее лишился. Но нет, голова была цела, только переполнена бурей мыслей и чувств, бушевавшей в душе моей невесты.

– Любовь моя, я думала что ты снова пропал! Погиб! Я не могу жить без тебя! Где ты был? Опять спасал баб? Я тебе твое бессмертное яйцо своими руками вырву. Если не смогу сама, попрошу сестру. Почему ты со мной такой жестокий? Я тебя загрызу! Не появляйся даже! Когда ты будешь с нами? Если приведешь еще одну сучку я ее зарежу.

Я, не в силах справиться с цунами ее эмоций, сидел и остолбенело хлопал глазами. Потом Шиза по-видимому поставила фильтр и мои чувства пришли в порядок.

– Ганга! – я остановил ее бурный поток проявления любви, опасений и скорби, который накрыл меня как снежный лавина. Я понимал что связав ее с собой кровной связью, доставил невесте дополнительные проблемы. Выход за сектор она воспринимает как потерю любимого человека, и с этим что-то нужно было делать. Я сморщился: делать, делать и делать у меня столько дел, что я не знал за что хвататься. Выполняя поручение демона, я не дошел до снежных эльфаров. У меня строится город на горе и я стал хранителем непонятно чего. И что делать с этой горой, ума не приложу В степи растет число поклонников Худжгарха и там назревает война. Скоро поход орков на лес и война Империи против Вангора. А что происходит в Новороссийском княжестве? Меня на все не хватит. Поэтому я перестал слушать, что говорит Ганга и просто сказал: – Помолчи.

Она споткнулась на полуслове и не договорив замолчала.

– Ты забыла обычаи степи, Ганга. Я не ребенок, чтобы сидеть у твоей юбки. Ни каких баб я не спасал и не привез. Я делал мужскую работу. Скоро я буду с вами. Ждите, – и отключил связь.

Видимо я говорил вслух, потому что на меня удивленно смотрели трое моих товарищей.

– Ты с кем сейчас, Изя, разговаривал? – спросил молчун Адвокат. Я посмотрел на здоровяка и понял что даже не знаю как его имя. Мы столько времени провели вместе. Столько пережили, а я даже не спросил как его зовут.

– Тебя как зовут? – хмуро спросил я. Тот вытаращился на меня как на ненормального.

– Изя, ты чего, я Адвокат.

– Я это знаю, но я хочу знать твое настоящее имя.

– Морган, – удивленно произнес громила. – А зачем? Я привык к Адвокату.

– Послушайте меня. Вы в новом мире. Здесь нет эров и дэров. Но есть сословное деление. В этом мире я граф. Мое имя Ирридар тан Аббаи Тох Рангор.

– Ого! – изумился Жуль. – Так Вы, милорд, представляете несколько родов!

Я посмотрел на Жуля – вот что значит аристократ, сразу уловил самое главное.

– Да, Жуль. Я предоставляю два благородных рода разных народов. Человеческий, орский и почти эльфарский. Моя невеста принцесса орского народа.

Адвокат глянул на сидевшего напротив орка и промямлил:

– Сочувствую, Изя… то есть господин… ээээ…. – он посмотрел на Жуля, ища помощи и тот подсказал:

– Милорд.

– Эээ… сочувствую, милорд.

Я недоуменно проследил за его взглядом и понял, о чем он подумал, и не смог сдержаться, расхохотался.

– Ты думаешь, Морган, что она такая же страшная и клыкастая как эти орки?

Морган покраснел и опустил глаза.

– Ну… – промычал он, и я не стал ждать его оправданий.

– Нет, Морган. Она красавица, сам увидишь. Хотя очень дикая. Она может запросто зарезать или пристрелить из лука. Когда мы только познакомились, она хотела меня убить. Но это другая история и, как будет время, может быть я ее расскажу. Сейчас запомните. Я аристократ. Граф. То есть особа высокого звания. У меня есть свой надел и подданные. За непочтительное отношение к дворянскому сословию тут рубят голову. Поэтому запоминайте. Ты, Жуль, как человек-аристократ, будешь таном – благородным человеком и войдешь в мой род. Моим компаньоном. Объяснять надо, что это значит?

– Нет, милорд, – склонил голову Жуль Бергат. – Спасибо за доверие.

– Ты, Морган, будешь реном – человеком простого звания. Ты станешь телохранителем и оруженосцем тана. И будешь ему служить верой и правдой. Морган поглазел на Жуля и ответил:

– Да милорд.

– Ты, Генри, будешь подданным княжества новороссийского и вернешься в свой мир. Это пока все. А теперь ешьте.

Они ели и молчали. Я обдумывал первоочередные дела. В голове царил сумбур, я не знал за что хвататься. Куча дел и все первоочередные. Сначала надо отправить на базу Генри, пусть побудет в своей знакомой среде. Потом надо поменять ему нейросеть и придумать легенду. Мне очень нужен был независимый источник информации о делах в княжестве и, кроме того, я хотел наделить его чрезвычайными полномочиями. Генри был единственным человеком в свободном мире, который меня никогда не предаст.

Потом надо связаться с Демоном и сообщить ему, что я жив, хотя побывал в плену на корабле. Демон очень осторожен и может мне не поверить. Я бы тоже так сделал. Но это уже не мои проблемы, пусть думает что хочет. Значит на время он будет меня сторониться. Хорошо, одной проблемой меньше.

Затем нужно Жуля и Моргана перевезти в замок. Нет, сначала надо на корабль и дать им поведенческую установку. Так и сделаю. Пока их троих отправлю на базу. И сразу к своим. Нужно заканчивать дела у снежных эльфаров. Заканчивать. Я скривился. Я даже не приступал к ним. Что еще? Вот. Надо наведаться на гору. Посмотреть что там делают эти бездельники. Потом, скоро война моих последователей и последователей Рока. Статуя почему-то отделила орков от Рока и отдала степь мне, вместе «с ярлыком на княжение». Теперь я типа хранитель первородных. Ну зачем мне в голову пришла бредовая мысль оживить орочий фольклор? Я всегда знал по опыту службы в армии, что инициатива наказуема. Ох-хо-хо! Как там было? Грехи мои тяжкие? Я уловил на себе косые взгляды моих товарищей и, ободряя их, улыбнулся. Хотя мысли мои были далеки от радости.