Название книги:

Перри Мейсон. Дело об изъеденной молью норке. Дело об одинокой наследнице

Автор:
Эрл Стенли Гарднер
Перри Мейсон. Дело об изъеденной молью норке. Дело об одинокой наследнице

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Хорошо, что вы от меня хотите?

– Мне довольно сложно ответить на этот вопрос. Вы, в общем-то, не особо рветесь к сотрудничеству. Вы до сих пор относитесь ко мне с подозрением.

– Вы меня обвиняете в этом?

– Да.

Мейсон расхохотался.

– Моррис написал вам записку, не так ли? – спросила она.

– Нет.

– Что вы хотите сказать?

– Подпись внизу – какие-то неразборчивые каракули. Я не уверен, что она сделана его рукой. Я не знаю, как он подписывается.

– Это его подпись. Он при мне расписывался.

– Но тем не менее это непонятная загогулина.

– Он очень торопился. Его голова была занята другим.

– Письмо напечатано. Легче было написать его от руки, чем отстукивать на машинке. К тому же от руки получилось бы быстрее.

– Откуда вы знаете? Может, он быстрее печатает, чем пишет.

– Не дурите. Это письмо напечатано не профессионально, а двумя пальцами.

– Не исключено, что мистер Албург находился в таком месте, где не мог писать. Предположим, он скрывается. Он сказал кому-то, что именно хочет написать, этот кто-то отпечатал нужный текст на машинке, а потом отнес мистеру Албургу на подпись.

– Или нацарапал свой собственный вариант подписи мистера Албурга, – добавил Мейсон.

– О, вы, адвокаты, всегда подозреваете всех и вся! – воскликнула молодая женщина. – Мне тошно от вас.

– Простите, но я не могу представлять Морриса Албурга до тех пор, пока не узнаю о вас значительно больше, чем в настоящий момент. У вас есть с собой водительское удостоверение?

– Нет. Но ведь мистер Албург объяснил вам в этом письме, кто я.

– Но подлинность самого письма подтвердить некому, – заметил Мейсон.

– О, черт побери! Я предупреждала Морриса, что вы окажетесь именно таким. Наверное, вам придется лично встретиться с Моррисом, чтобы он сказал вам, что я – Дикси Дайтон, что вы меня представляете, что я должна показать родинку на левом бедре, а затем принести банковскую гарантию… Хорошо, я постараюсь доставить сюда мистера Албурга, но это окажется очень опасным. Если он первым не доберется до Файетта, тот убьет Морриса! Но вам-то наплевать! Это все ваш адвокатский скептицизм! Если вашего клиента прикончат, пока он пытается сюда добраться, чтобы подтвердить, кто я, вы будете знать, кого винить в его смерти. Ладно, ждите здесь.

– Если вам удастся встретиться с Моррисом Албургом, передайте ему, чтобы он немедленно связался со мной, до того, как начнет разбираться с Файеттом или кем-то еще. Скажите ему, что я жду его здесь и объясню ему, как выпутаться из сложившейся ситуации.

Она стояла у двери, держась за ручку, и горящими глазами смотрела на Мейсона через плечо.

– Значит, вот чего вы хотите, – с упреком в голосе заявила женщина. – Мне очень жаль, что я открылась вам и столько всего рассказала. Я считала, что вы – практичный и расчетливый адвокат по уголовным делам, который знает, что почем. Мне, наверное, следовало, как маленькой девочке, написать Благоразумной Пенни и спросить: «Дорогая мисс Пенни, что мне делать? За мной охотится человек с револьвером и хочет меня убить. За последние сутки две его попытки чуть не увенчались успехом, а теперь я выяснила, где его найти. Что мне предпринять?» И вместо того чтобы сказать: «Да прикончи его к чертовой матери!», Благоразумная Пенни ответит: «Дорогая мисс Как Вас Там Звать-величать! Вы должны помнить, что у нас существуют законы, которые в таких случаях помогают людям. Вам следует немедленно посоветоваться с властями и сообщить им об опасности, которая вам угрожает. Они знают, что делать». Великий адвокат Перри Мейсон – Благоразумная Пенни. Почему бы вам не приобрести энциклопедию по этикету и Библию и не выкинуть из окна все ваши книги по праву?

Она хлопнула дверью с такой силой, что зеркало над умывальником задрожало и чуть не упало.

Мейсон сидел неподвижно, уставившись на стрелки часов, размышляя о том, успел ли Пол Дрейк прислать сыщиков и удастся ли им проследить за брюнеткой.

Глава 7

Мейсон снова принялся ходить из угла в угол. Во всем его облике явно читалось раздражение.

Ему пришлось ждать всего несколько минут.

Ровно через семь минут и пять секунд после того, как закрылась дверь за девушкой, в нее почти неслышно постучали кончиками пальцев.

Мейсон изменил направление своего движения по комнате, дернул ручку и распахнул дверь.

На пороге стоял Пол Дрейк в несколько растрепанном виде и с отросшей за ночь щетиной. Он улыбнулся Мейсону и сообщил тихим голосом:

– Все в порядке, Перри.

– Ты успел… – начал Мейсон.

Адвокат замолчал, увидев, как Дрейк приложил палец к губам, призывая принять меры предосторожности. Детектив вошел в комнату.

– Как дела? – прошептал Мейсон.

– Она все еще в гостинице, – сообщил Дрейк.

– Ты сам решил выполнить это задание?

– Мне пришлось, Перри. Мне не удалось вовремя направить сюда людей, поэтому я натянул одежду и примчался на полной скорости. Но пока пользы от меня никакой.

– Почему?

– Моя сотрудница, работающая на коммутаторе, заняла наблюдательный пост в коридоре. Ей пришлось снять номер в гостинице, чтобы выполнить твое задание. Она надела передник и наколку горничной на голову и стояла в коридоре, когда из номера вышла интересующая тебя особа. Однако вместо того, чтобы сесть в лифт и поехать вниз, как мы предполагали, она отправилась наверх.

– Ого! – воскликнул Мейсон.

– Мы сейчас находимся на предпоследнем этаже, – продолжал Дрейк. – Поэтому моя сотрудница решила, что может воспользоваться лестницей и не отстанет от объекта очень далеко. Она, естественно, сразу же осмотрелась, заступив на задание, поэтому знала, что где находится.

Мейсон кивнул.

– Моя сотрудница бросилась вверх по ступенькам, открыла дверь на последний этаж и появилась там лишь спустя секунду или две после остановки лифта. Интересующая тебя особа шла по коридору. Она остановилась перед восемьсот пятнадцатым номером, достала из сумочки ключ, открыла дверь и вошла в комнату. Моя сотрудница на цыпочках побежала по коридору и вовремя подоспела к тому номеру, чтобы услышать, как дверь запирают изнутри.

– А дальше?

– Она оставалась перед дверью какое-то время, услышала за ней приглушенные голоса, причем один из них – мужской. Скорее всего интересующая тебя особа зарегистрирована в этой гостинице в восемьсот пятнадцатом номере. Мы с моей сотрудницей не договаривались о сигналах на подобный случай, поэтому ей пришлось выйти на улицу к моей машине, рассказать, что произошло, и ждать дальнейших указаний. Я решил, что номер в гостинице – это как раз тот адрес, который тебе нужен, а мой коммутатор нельзя дольше держать отключенным, поэтому я послал свою сотрудницу обратно в агентство, а сам поднялся сюда, чтобы отчитаться перед тобой. По пути я выяснил у портье, что восемьсот пятнадцатый номер снимает миссис Мэдисон Керби.

– У портье возникли какие-нибудь подозрения насчет тебя?

– Да пошел он ко всем чертям, – выругался Дрейк. – Еще церемониться в этой дыре. Это же притон, Перри. Если бы портье и тявкнул что-нибудь, я бы быстро поставил его на место. Как я предполагаю, они тут частенько видят частных детективов.

– Ты хочешь сказать, что он догадался, кто ты?

– Боже, нет. Я дал ему понять, что интересуюсь с какой-то корыстной целью. Сунул ему пару долларов. Если честно, Перри, я думаю, что ему абсолютно все равно.

– Значит, она здесь, в гостинице, – задумчиво произнес Мейсон.

Дрейк кивнул.

– Это одновременно и усложняет, и облегчает ситуацию, Перри. Как я тебе уже говорил, у меня не хватает людей. Я дал указание своей сотруднице показать пальцем на женщину, которая выйдет из этого номера, и сигнализировать мне, а я…

– А как она планировала это сделать?

– Очень просто. Моя сотрудница зарегистрировалась в гостинице и попросила дать ей номер с окнами, выходящими на улицу. Как только объект сядет в лифт, она должна была пойти в свой номер, открыть окно и направить луч фонарика на мою машину. Я настроил зеркало заднего вида таким образом, чтоб, как только на него попадет луч света, он сразу же отразился бы у меня в глазах.

– Неплохо придумано, – похвалил Мейсон.

– Рутинная техника, – ответил Дрейк и зевнул.

– Да, дичь мы загнали…

– Она – Дикси Дайтон?

Мейсон улыбнулся и ответил:

– Она сказала, что она – Дикси Дайтон.

– И? – не понял Дрейк.

Мейсон покачал головой.

– К чему ты клонишь?

Мейсон достал из кармана носовой платок и протянул Дрейку.

– Видишь, здесь три пятна, сделанных помадой, рядом с которыми авторучкой написаны цифры один, два и три? Что ты можешь сказать по этому поводу, Пол?

– Ты провел бурную ночь.

– Хватит шутить. Что ты думаешь о помаде? Одна и та же во всех случаях?

– Два пятна оставлены одной и той же. Третья чуть-чуть светлее. Я бы… нет, минутку… все из одного тюбика. Оттенок один и тот же.

– Я тоже так считаю, – согласился Мейсон.

– Ты что, развлекался с тремя разными девушками? – спросил Дрейк.

Мейсон достал из кармана тюбик и объяснил:

– Пятно номер один оставлено помадой с губ девушки, представившейся Дикси Дайтон; пятно номер два – помадой, которой снизу на столешнице вот этого столика сделана надпись, а пятно номер три – помадой из тюбика, который я сейчас держу в руке.

– Что-то написано на нижней стороне столешницы? – спросил Дрейк.

– Да.

Мейсон перевернул столик, чтобы Пол Дрейк прочитал текст. Детектив присвистнул, а потом поинтересовался:

– Как, черт побери, тебе удалось это обнаружить, Перри?

– Элементарно, дорогой Ватсон, – улыбнулся адвокат. – Тюбик с помадой валялся на полу. Обрати внимание – он покрыт золотистой фольгой, от которой отражается свет. Его не заметил бы только слепой.

– Но я все равно не понимаю, как так получилось, что ты решил перевернуть столик, – признался Дрейк.

 

– Взгляни на эту помаду, – предложил Мейсон. – Женские губы очень ровные. А этой помадой явно проводили по какой-то шероховатой поверхности, в результате чего остались линии, причем довольно глубокие. Естественно, я стал осматривать все вокруг, чтобы выяснить, где ее еще могли использовать, за исключением женских губ.

– И обнаружил столик?

Мейсон кивнул.

– Минутку, Перри. Не исключено, что тут все правда. Предполагалось, что ты встретишься здесь с Моррисом Албургом?

– Да.

– И… Черт побери, Албург и какая-то женщина, возможно Дикси Дайтон, находились в этой комнате. Кто-то вошел, направил на них револьвер и…

– Взгляни на кровать, – предложил Мейсон. – На покрывале остался отпечаток револьвера. Он очень четкий.

Дрейк посмотрел туда, куда указывал пальцем Мейсон, и воскликнул:

– Черт побери, так оно и есть, Перри… Да, это все решает! Все становится ясно. Они были здесь. Они знали, что их собираются прикончить, и решили оставить тебе какое-то послание. Они ведь не могли написать записку, поэтому девушка притворилась, что хочет получше выглядеть, открыла сумочку, достала помаду и стала вертеть ее в руках. Все происходило естественно, и никто не заметил, как она украдкой нацарапала для тебя информацию. Она боялась, что ты обнаружишь запись слишком поздно, чтобы помочь им, поэтому бросила тюбик на пол, надеясь, что его-то ты заметишь. Затем они приставили к ее боку револьвер и заявили, что пора идти.

– Звучит логично, – без всякого энтузиазма в голосе сказал Мейсон.

– Боже! – воскликнул Дрейк. – Не могу понять, почему ты так спокоен, Перри. Надо немедленно приниматься за работу. Давай попытаемся расшифровать, что здесь написано. Давай… Что ты думаешь? Может, лучше вызвать полицию?

– Да.

Дрейк посмотрел на адвоката и заметил:

– Ты самый ужасный человек, которого я когда-либо знал, Перри. Иногда ты так увлекаешься чем-то, что в три часа ночи поднимаешь меня с кровати, затем теряешь зря время, считаешь, что подобное послание – это что-то в порядке вещей, и совсем никуда не торопишься. Твои клиенты в опасности. Найдем мы их живыми или мертвыми, зависит от того, как много времени у нас займет расшифровка этого послания и их розыск, чтобы помочь им.

– Возможно.

– Что, черт побери, не так? – взорвался Дрейк.

– Предполагается, что эти буквы и цифры писались украдкой на нижней стороне столешницы женщиной, притворявшейся, что она играет с помадой. Когда ей удавалось каким-то образом отвлечь внимание тех, кто захватил их в плен, она что-то царапала – сколько удавалось. Ты пришел к такому выводу, Пол?

– Да, мне кажется, что все происходило именно так, – кивнул детектив.

Мейсон достал из кармана блокнот, положил на колено и объяснил:

– Предположим, это верх стола. Возьми карандаш и напиши слово «помоги».

– Но что это докажет?

– Пиши.

Дрейк сделал то, что велел Мейсон.

– А теперь переверни блокнот. Представь, что это низ стола. Ты сидишь за столом. Если тебе это поможет, приставь блокнот к нижней стороне стола. Снова пиши слово «помоги».

– Готов на все, только бы оказать вам услугу, господин адвокат, – с сарказмом в голосе сказал Дрейк. – Но мне кажется, что мы просто зря теряем время.

Детектив сел на стул. Мейсон приложил блокнот к нижней поверхности стола и прочно удерживал его. Дрейк написал слово «помоги».

Мейсон положил блокнот на стол.

– Да будь я проклят! – воскликнул Дрейк. – Давай еще раз попробуем, Перри.

Мейсон снова приложил блокнот к столешнице снизу, и Дрейк еще раз написал слово «помоги». Сыщик покрутил блокнот в руках и с сомнением покачал головой.

– Да, для меня это новость, – признался Дрейк. – Естественно, все логично, когда поразмыслишь, но мне это просто не приходило в голову.

– Если ты пишешь что-нибудь на нижней стороне, все выглядит совсем не так, как если пишешь наверху, – заметил Мейсон. – Теперь приставь блокнот к зеркалу. Видишь, слово «помоги» смотрится так, как и должно. Дети часто играют в «зеркальное письмо». Это его пример.

– Поэтому ты пришел к выводу, что это послание не писалось человеком, сидящим за столиком?

– Оно писалось тем, кому совершенно не обязательно было делать это украдкой, – уверенно заявил Мейсон. – Она просто перевернула столик и написала послание.

Дрейк кивнул.

– Это послание может оказаться ловушкой, – сказал Мейсон.

– Каким образом?

Мейсон проигнорировал вопрос и продолжал размышлять вслух:

– Можно вполне определенно утверждать, что это фальшивка, поскольку эти буквы и цифры невозможно было написать таким образом, как хотели представить. Следовательно, у писавшего имелась какая-то причина, чтобы оставить это послание.

Дрейк молча наблюдал за адвокатом.

Мейсон поднял два пальца.

– Во-первых, – начал он, загибая первый палец, – послание – ловушка. Во-вторых, попытка отвлечь внимание.

– Что ты имеешь в виду?

– Мы знаем, что Моррис Албург звонил из этого номера. По крайней мере, он так сказал мне.

– Ты узнал его голос?

– Да. Он находился в страшном возбуждении. Он был в этой комнате или заявил, что он здесь, однако я не вижу причины, заставившей бы его мне лгать.

– И что произошло с ним потом?

– Кто-то направил на него револьвер, и Моррис оставил послание. Возможно, с ним вместе находилась девушка и она писала помадой.

– Но, по-моему, ты только что утверждал, что она была не в состоянии этого сделать…

Мейсон жестом велел Дрейку замолчать.

– Те люди, которые вывели Морриса Албурга из этого номера, поняли, что где-то здесь скрыто послание. Не исключено, что у них не оставалось времени на его поиски, поэтому они задумали попробовать обмануть меня, сбить с правильного пути… Давай-ка еще раз взглянем на столик, Пол.

Двое мужчин принялись снова изучать надпись.

– Маловероятно, что здесь было другое послание, – решил Дрейк.

– Очевидно, ты прав. Давай оглядимся. Возможно, оно где-то в другом месте и врагам Албурга не удалось его найти. И они не хотели, чтобы я искал. Наверное, те, кто вывел Морриса из номера, очень торопились.

– Тебе не кажется, что ты сильно отклоняешься от основной темы, разрабатывая подобную теорию? – спросил Дрейк.

– Для всего есть причина, – нетерпеливо ответил Мейсон. – Это закон. На нижней части столешницы оставлено послание. Значит, это сделано с какой-то целью. Я хочу докопаться до сути.

– Но зачем кому-то оставлять послание, чтобы скрыть другое послание, если он не уверен насчет этого другого послания?

– У них, наверное, возникло подозрение, но им не удалось ничего разыскать. Поэтому они решили нацарапать просто какое-то послание, найдя которое я прекращу поиски… Давай приниматься за дело, Пол. Может, у нас что-то получится.

Мейсон открыл шкаф и осмотрел все внутри, потом отправился в ванную комнату.

– Есть что-нибудь? – спросил Дрейк.

Мейсон встал у двери в ванную комнату и покачал головой.

Дрейк бесцельно ходил из угла в угол, а потом обратился к адвокату:

– А если мы попробуем отработать идею о том, что это ловушка, Перри? Что она собой представляет?

– Приготовлена специально для нас с целью заставить потратить уйму времени. Так как я абсолютно уверен, что все это фальшивка, я не намерен его терять.

– Но ведь что-то это послание означает?

– Конечно. Скорее всего, книгу. Например, «262 Т 3» – это наверняка страница двести шестьдесят вторая тома третьего.

– Верно! – воскликнул Дрейк. – Тогда «С 15 Л» – это пятнадцатая строка в левом столбце.

– Очевидно, это что-то, состоящее из трех томов, где текст напечатан в два столбца. Что это может быть, Пол?

Дрейк в задумчивости нахмурился.

– Что-нибудь по праву? – наконец предположил он.

– Более вероятно, что это те тома, на которые ты смотришь сейчас, – заметил Мейсон.

– Не понял… О, телефонный справочник. Но в них тома не нумеруются.

– Эти пронумерованы. Взгляни на бумажку, приклеенную сзади к каждому тому.

Пол Дрейк взял в руки один из томов и перевернул.

– «Телефонный справочник гостиницы “Кеймонт”, том 1, номер 721», – прочитал сыщик. – Очевидно, постояльцы здесь воруют все, что не прибито гвоздями… Давай посмотрим, Перри!

Дрейк схватил третий том телефонного справочника, пролистал, нашел нужную страницу, отсчитал строки, а потом прочитал:

– «Герберт Сидней Грантон, Колинда-авеню, дом 1024».

– Что это означает?

– Где-то я слышал это имя. Оно… Минутку, Перри.

Дрейк достал из кармана блокнот, пролистал страницы и сообщил:

– Вот. Один из псевдонимов Джорджа Файетта, того, который был арестован за тотализатор. Его дело растворилось в воздухе… Боже, Перри, поехали и…

Мейсон покачал головой.

– Ты не хочешь воспользоваться этой информацией?

– Пока нет. Мы еще не закончили поиск.

Мейсон осмотрел нижние стороны сидений стульев, залез под кровать, а потом обратился к детективу:

– Пол, над умывальником – съемное зеркало. Загляни за него, пожалуйста.

Мейсон все еще лежал под кроватью, когда Дрейк в возбуждении крикнул:

– Здесь что-то есть, Перри!

Мейсон быстро выбрался, стряхнул пыль с одежды и подошел к Дрейку.

На обратной стороне зеркала было выведено: «5N2862».

– Похоже на номер автомашины, – заметил Мейсон.

Двое мужчин долго изучали цифры.

– Не понимаю, – наконец сказал Дрейк.

– Моррис Албург и какая-то женщина находились в этом номере. Кто-то сюда за ними пришел или им самим почему-то пришлось покинуть номер. Они хотели оставить мне сообщение. Девушка помадой написала эти цифры на обратной стороне зеркала, очевидно стоя перед ним и наводя макияж. Никто ее за этим не поймал. Однако, после того как она покинула комнату, враги Албурга почему-то решили, что мне оставлено послание помадой. Они боялись, что я его найду. Поэтому постарались подстроить ловушку, оставив подсказку таким образом, что только слепой не заметил бы ее.

– Значит, ты считаешь, что эти цифры на зеркале – истинное послание, предназначенное для тебя? – спросил Дрейк.

Мейсон кивнул.

– Да. А то, что на нижней части столешницы, – фальшивка.

– Очень похоже на номер автомашины, ты здесь прав, Перри, – согласился Дрейк.

– Сколько времени тебе потребуется, чтобы определить, кому принадлежит эта машина?

– После того как доберусь до телефона, несколько минут.

– Секундочку, – остановил сыщика Мейсон, когда тот направился к аппарату. – Не отсюда, Пол.

– Нет?

– Нет. Сейчас в здании на дежурстве только один человек – ночной портье внизу. У меня сложилось впечатление, что его очень интересует все происходящее. Если он подслушает разговор, то сможет понять, куда мы направимся из гостиницы. И, кстати, никто не следит за девицей, которая сюда заходила… Когда ты сможешь обеспечить людей, чтобы наблюдать за восемьсот пятнадцатым номером, Пол?

– Это не отнимет слишком много времени.

– Вообще-то, Пол, мне кажется, что это случай для полиции. Мы забрались очень глубоко, что небезвредно для нашего здоровья.

– Планируешь вызвать полицию?

– Не прямо сейчас, но мне хотелось бы, чтобы они немного поучаствовали в деле, если мы придумаем, как их привлечь и контролировать после того, как они тоже окажутся замешанными… Что-то здесь мне все равно кажется фальшивым.

– Что?

– Номер машины на обратной стороне зеркала.

– И что с ним?

– Во-первых, кто оставил это послание? – ответил Мейсон вопросом на вопрос.

– Не исключено, что настоящая Дикси Дайтон, – предположил Пол Дрейк. – Они вместе с Моррисом Албургом сидели здесь и ждали тебя. Кто-то их обнаружил. Они не заперли дверь, чтобы ты не создавал лишнего шума.

– Такое объяснение подходит, – согласился Мейсон. – Продолжай, Пол. Что произошло потом?

– Кто-то, кто знал, что они находятся здесь, и кто не хотел, чтобы они с тобой виделись, открыл дверь и зашел. Он держал в руке револьвер.

– А дальше?

– Он, возможно, заявил, что сейчас они вместе съездят в одно место, а Дикси Дайтон сказала: «Хорошо, но мне вначале требуется привести лицо в порядок». Она подошла к зеркалу, достала помаду и принялась накладывать ее, размазывая кончиком мизинца. Занимаясь этим, она одновременно следила за происходящим в комнате – глядя в зеркало. Албург заупрямился, или они решили, что он заупрямился, и они переключили все внимание на него. Дикси воспользовалась этим, отодвинула на дюйм зеркало от стены и написала номер автомашины.

– Какой машины?

– Это ключ для нас – насчет того, куда их отвезли.

– Ты хочешь сказать, Пол, что она знала номер машины, которая поджидала внизу?

 

Дрейк нахмурился.

– Нет, такое объяснение не подходит.

– А затем их заставили покинуть помещение вместе с теми, кто сюда зашел? – спросил Мейсон.

– Конечно.

– Сесть в лифт, пересечь холл и выйти на улицу?

Дрейк внезапно глубоко задумался.

– Так происходит только в кино, – заметил Мейсон.

– Но такое тем не менее возможно, Перри. Черт побери, все именно так и произошло!

– А номер машины?

– Вот он ставит меня в тупик.

Внезапно Мейсон щелкнул пальцами.

– Что? – спросил Дрейк.

– Мы разыскиваем машину. Скорее всего это номер автомобиля с дыркой от пули в правой передней дверце, того, который ждал Дикси Дайтон в переулке.

– Не исключено, – кивнул Дрейк.

– Таким образом, Пол, мы получили два послания, – сделал вывод Мейсон. – Одно из них скорее всего истинное сообщение, оставленное женщиной, сопровождавшей Морриса Албурга, кто бы она ни была, а второе – фальшивое, написанное другими людьми. Фальшивое прямо указывает на Джорджа Файетта. Что это означает?

– Я думаю, что нужно встретиться с Гербертом Сиднеем Грантоном из телефонного справочника. Наверное, стоит задать ему пару вопросов.

– Боюсь, что это исключено, Пол.

– Почему?

– У нас очень мало времени. Кто-то хочет заставить нас бегать кругами. Я одного не понимаю, Пол, почему эта погоня должна привести нас к Файетту – одному из конспираторов, если только, по какой-то причине, его сообщники не решили от него избавиться. Не исключено, что они намерены пожертвовать Файеттом, но если так… А смысл? Что-то тут не так, Пол.

– Если они пожертвуют им, он откроет рот, – заметил Дрейк.

– Только если он уже не находится в состоянии, в котором говорить невозможно… Пол, давай выясним побольше о восемьсот пятнадцатом номере. Давай…

Дверь в комнату внезапно распахнулась. На пороге стояли лейтенант Трэгг из отдела по расследованию убийств и еще один полицейский, которого Мейсону встречать не доводилось.

– А вам что известно о восемьсот пятнадцатом номере, черт побери? – спросил Трэгг.

– Нежданные гости оказали нам честь, Пол, – сказал Мейсон. – Что привело вас сюда в столь ранний час, лейтенант?

– Служебный долг. Так что с восемьсот пятнадцатым номером?

– Лейтенант, мы говорили о том, что надо бы немного поспать и попросить разбудить нас в восемь пятнадцать.

Трэгг побагровел.

– Мейсон, если вы будете продолжать в том же духе, вам не придется просить кого-нибудь будить вас. Вы сами будете подниматься в шесть тридцать, сквозь решетку вам будут просовывать маисовую кашу и кружку с питьем. Вы встречались раньше с сержантом Джаффреем?

Мейсон кивнул в знак приветствия и сказал:

– Нет. Мне казалось, что мои пути пересекались со всеми сотрудниками вашего отдела, Трэгг.

– Он не из отдела по расследованию убийств, – тихим голосом сказал Дрейк. – Я его знаю, Перри. Он из полиции нравов.

Джаффрей резко кивнул Дрейку.

– Сержант Джаффрей возглавляет специальную группу, занимающуюся подпольными тотализаторами, наркотиками, проститутками, – объяснил лейтенант Трэгг. – Боб Кларемонт работал вместе с ним, когда его застрелили, а все это дело связано с убийством Кларемонта. Мейсон, вы глубоко завязли. Как, черт побери, вы оказались связанным с восемьсот пятнадцатым номером? Отвечайте прямо и не забывайте, что на этот раз фишки на нашей стороне.

– Если честно, я хотел, чтобы Пол Дрейк проследил за постоялицей из восемьсот пятнадцатого номера, потому что мне требовалось побольше информации о ней.

– О ней?

Мейсон кивнул.

– Что вы здесь делаете? – спросил Трэгг.

– Приехал встретиться с клиентом.

– Послушайте, Мейсон, я не стану от вас ничего скрывать. Нам все известно…

– Не надо, лейтенант, – остановил Трэгга сержант Джаффрей. – Пусть он отвечает на вопросы.

Трэгг отмахнулся от слов сержанта.

– Я буду честен с вами, Мейсон, я выложу карты на стол и не стану пытаться поймать вас в ловушку. Эта гостиница – притон, дыра, болото. Обычно все происходящее здесь не привлекает ничьего внимания, но человек, проживающий в восемьсот тринадцатом номере, слышал, как в соседней с ним комнате ругаются, а потом, как ему показалось, прозвучал приглушенный выстрел. Сосед вызвал полицию.

– Давно? – уточнил Мейсон.

– Нет. Мы только что приехали. Патрульная машина оказалась на месте через две минуты после телефонного звонка. Они обнаружили, что дверь восемьсот пятнадцатого номера не заперта, на кровати лежит труп, и сообщили в наш отдел. Мы с сержантом Джаффреем занимались в этот момент другими делами, но бросились сюда. Труп в восемьсот пятнадцатом номере – это темноволосый коренастый мужчина с чрезвычайно густыми бровями, чуть ли не сходящимися на переносице. Судя по водительскому удостоверению, найденному у него в кармане, это Герберт Сидней Грантон, проживающий на Колинда-авеню, в доме 1024. Я оставил в номере своих людей, а сам занялся ночным портье. У него просто фотографическая память на лица. Я поинтересовался у него, происходило ли сегодня ночью что-нибудь необычное. Он сообщил, что здесь находится Перри Мейсон, ему показалось, что Мейсон поднялся в семьсот двадцать первый номер, к нему присоединился частный детектив, а потом номер сняла какая-то сыщица, по крайней мере, он считает, что она работает в частном детективном агентстве. Так что, черт побери, здесь происходит?

Мейсон и Пол Дрейк переглянулись.

– В результате наших расследований, – сказал адвокат, – я пришел к выводу, что Герберт Сидней Грантон – это псевдоним Джорджа Файетта, а Джордж Файетт скорее всего имеет непосредственное отношение к попытке похитить и убить Дикси Дайтон. Кроме этого, я ничего больше не могу вам сказать.

– Вам и не требуется, – мрачно заметил Трэгг. – Не хотите с нами сотрудничать – не надо. Вам не разрешается покидать гостиницу. Спускайтесь в холл и ждите, пока я не вызову вас для допроса.

– Вы оставляете нас как важных свидетелей? – уточнил Мейсон.

Широкоплечий сержант Джаффрей воинственно сделал шаг вперед.

– Не как свидетелей, а как подозреваемых в убийстве Герберта Сиднея Грантона, – заявил он. – А теперь убирайтесь отсюда.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: